Кто просто так даст деньги: Сайт предлагает деньги просто так — в чем подвох?

Содержание

разрушаем мифы и отвечаем на главные вопросы — Жизнь на DTF

Сможет ли блокчейн-инновация изменить мир и что на самом деле покупают на онлайн-аукционах за миллионы долларов.

{«id»:1001912,»type»:1,»typeStr»:»content»,»showTitle»:false,»initialState»:{«isActive»:false},»gtm»:»»}

{«id»:1001912,»gtm»:null}

165 003 просмотров

В начале 2021 года человечество нашло новую причину сойти с ума. Самая первая публикация в истории Твиттера, сделанная основателем платформы Джеком Дорси, якобы ушла с молотка почти за три миллиарда евро. Короткий хайлайт с матча NBA был «продан» за 208 тысяч долларов, а радужная гифка с Nyan Cat вдруг стала кому-то принадлежать. И не просто принадлежать, а стоить баснословные 600 тысяч долларов.

За этими без преувеличения странными и даже абсурдными новостями кроется одна и та же аббревиатура — NFT. Гифки с котами, видео с Леброном Джеймсом, мемы, мэшапы, твиты, посты на реддите — всё в одночасье может быть привязано к онлайн-жетону, который безапелляционно будет подтверждать ваше право на этот конкретный файл, картинку, интернет-страницу или даже реальный физический объект. Или нет?

В этом материале мы проанализируем феноменальный успех NFT, объясним основные принципы работы нашумевших токенов и выясним, как отличить честный NFT-проект в мире видеоигр от пиара и надувательства.

Начало. Что такое NFT и как токены играют с нашими инстинктами

Чтобы понять, как это работает, следует буквально по буквам разобрать аббревиатуру NFT. NF означает «non-fungible» или «невзаимозаменяемый». Слово Fungible в английском языке используется как специфический экономический термин, обозначающий товары, которые абсолютно не отличимы друг от друга, а значит, они или их детали могут быть безболезненно заменены.

Парадокс взаимозаменяемости — работа американского художника Энди Уорхола «Банки с супом Campbells». Сами банки с супом, очевидно, взаимозаменяемы А вот картина с банками супа Campbells уникальна и стоит 24 миллиона долларов

К примеру, когда мы хотим купить смартфон, мы находим его на сайте онлайн-магазина или на реальной полке и оформляем заказ. Мы можем выбрать бренд, цвет, конкретную модель, но в итоге нам всё равно, какую именно коробочку с гаджетом из сотни таких же возьмут на складе, чтобы впоследствии отдать её на кассе. Новенький смартфон из магазина абсолютно взаимозаменяем.

Однако уже после года активного использования тот же гаджет изменит свой статус. Теперь с ним связаны наши личные воспоминания, здесь хранятся наши фото и видео, к нему привязаны наши контакты, банковские реквизиты, деловые переписки и нюдсы. Мы можем нанести на него рисунок под свой вкус, кастомизировать, заменив отдельные детали и добавив новые. И он станет уникальным, только нашим и ничьим другим. Он станет Non-fungible.

Пример превращения серийного предмета в уникальный и невзаимозаменяемый — смартфон Ирен Адлер из сериала «Шерлок» от BBC. Мошенница начинила его компроматом и взрывчаткой. «В этом телефоне моя жизнь, я его ни с чем не спутаю»

Из феномена невзаимозаменяемости вытекает и понятие уникальности того или иного товара. А если товар не имеет аналогов — он стоит намного дороже. Поэтому оригинальные мемы и рукотворные хайлайты с баскетбольных матчей стоят так дорого — покупатель сам определяет степень их значимости и платит за него в соответствии с собственными представлениями о художественной ценности.

Здесь выходит на сцену последняя буква в аббревиатуре — T (token). Чтобы понять, что это такое, следует чётко осознавать, как работает технология блокчейна. В большинстве сделок процесс верификации купли-продажи и денежных переводов централизован — мы доверяем это банкам. Служащие и алгоритмы сверяются с данными нашего счёта и принимают решение о том, позволяет ли наш текущий баланс совершить ту или иную транзакцию.

Решение о транзакции принимает юридическое лицо — банк, который уже от нашего лица непосредственно осуществляет сделку. Блокчейн-технология исключает банковские структуры из этой цепочки — нагрузка по подсчётам денежных переводов передается на сотни тысяч вычислительных систем, разбросанных по всему миру, но включённых в единую сеть.

Каждый из этих компьютеров регистрирует сделки и публикует данные о транзакциях в открытый доступ. Абсолютно каждый человек может войти в сеть и, зная данные покупателя, проследить всю историю его сделок с момента регистрации в сети.

Пример блокчейн-творчества. Художник Melvin Hoyk Оригинал

Тотальная прозрачность и публикация данных обо всех без исключения сделках обеспечивает повышенную ценность NFT. Вы заявляете о своем «приобретении» той самой гифки с котом на весь мир и, однажды опубликованная, эта информация уже никаким образом не может быть изменена.

Покупая смешную анимацию с помощью блокчейн-технологии, вы навсегда оставляете в цифровом пространстве свидетельство о своем уникальном на неё праве — по итогу каждой успешной операции вы получаете тот самый токен, который и содержит данные о сделке, продавце, покупателе и сумме, которая была на товар затрачена. Самое важное в сделках с использованием NFT — это возможность заявить о своём неоспоримом праве пользования. По крайней мере, мы уже привыкли так думать, но об этом немного ниже.

Ажиотаж вокруг NFT — это чистая психология. Человечество получило инструмент, с помощью которого может заявлять свои права на тот или иной актив в открытом доступе, буквально возвещать о покупках на весь мир. Спекуляции на невзаимозаменяемых токенах с лёгкостью могут быть истрактованы как манипуляция нашим тщеславием.

Таким образом, NFT могут выполнять сразу несколько функций: средства для заявления прав на цифровой объект или произведение, предмета обменной и спекулятивной торговли, а также своеобразного виртуального экспоната — цифровой жетон в силу своих свойств может бесконечно долго хранить данные о произведении искусства и приобретать дополнительную ценность с течением времени.

Как работает NFT и как создать собственный токен

Большинство невзаимозаменяемых токенов работает на стандартах ERC-1155, ERC-20 и ERC-721 блокчейна Ethereum. ERC-721 изначально создавался именно для NFT и содержал в себе уникальные идентификаторы, позволявшие отследить все сделки с участием токена, всех его владельцев с момента создания и объекты, которые к нему привязаны. После оглушительного успеха таких NFT, как CryptoPunks и CryptoKitties, именно он стал стал самым популярным форматом регистрации новых жетонов.

Те самые КриптоКотята. Авторы уникальных цифровых котиков регулярно публикуют апдейты по проекту в своём Twitter.

Однако сейчас всё большую популярность набирает стандарт ERC-1155. Он позволяет создавать смарт-контракты (алгоритмы, отвечающие за осуществление сделки), содержащие сразу несколько токенов разных типов: как NFT, так и взаимозаменяемых. ERC-1155 стал прорывом в сфере блокчейн-технологий: благодаря новому стандарту так называемая gas fee — аналог комиссии за осуществление транзакции — существенно снизилась.

Те самые CryptoPunks

Для создания и последующей продажи собственного токена необходимо минимум три вещи: непосредственно «объект сделки», онлайн-кошелек в необходимой криптовалюте и сервис-посредник. В качестве эксперимента вы можете взять любую свою фотографию, загрузить её в сервис Mintable, позволяющий создавать NFT без комиссии, а затем добавить получившийся цифровой жетон в собственный кошелёк.

Уникальность NFT обеспечивается за счёт файла, к которому привязан жетон, и непосредственно кошелька. Создавая собственный аккаунт в системе, пользователь автоматически генерирует индивидуальный ключ, который впоследствии будет ставиться как подпись на все токены, которые будут сюда помещаться или проходить через него. Именно благодаря этим ключам-подписям система позволяет отследить всех без исключения владельцев NFT с момента их появления.

Сам по себе токен не приравнивается к объекту, который вы желаете продать. Это лишь сертификат, подтверждающий уникальные права владельца, связанные с конкретным товаром. Здесь следует обратить внимание на три ключевых параметра: tokenID, адрес смарт-контракта и copyright status. Первые два параметра отсылают непосредственно к объекту, его продавцу и текущему «владельцу», а вот copyright status непосредственно отвечает за использование привязанного к токену актива.

По своей сути, NFT — это сборник метаданных о неком цифровом объекте. На скриншоте — цифровой жетон, сгенерированный автором статьи для журнала Journal of Intellectual Property Law & Practice Андресом Гуадамузом Ссылка на оригинал

NFT позволяет заявить неоспоримые права на конкретный цифровой объект и отследить всю историю владения тем или иным активом. Но каковы эти права в точности? Обладение NFT не обязательно означает владение привязанным к нему конкретным объектом. И вот здесь становится по-настоящему интересно

NFT и вопросы права. Как создатели цифрового контента защищают NFT-произведения от мошенников и что мы на самом деле покупаем и продаём

Мы до сих пор не затрагивали одну из ключевых проблем всего онлайн-контента — банальный копипаст. Именно вопрос защиты прав в цифровом пространстве и регулирования всего рынка NFT и создаёт в глазах общественности представление о невзаимозаменямых жетонах как об очередном пузыре, который вот-вот лопнет. Однако сами же СМИ, раз за разом допуская одну и ту же ошибку, создают этот ажиотаж.

Возьмём в качестве примера историю с «покупкой» твита Джека Дорси. Дорси, как большой энтузиаст криптовалют и криптотематики, сделал NFT, привязав его к первой публикации в истории платформы. И продал именно токен, привязанный к твиту. Однако маховик СМИ было уже не остановить — печатные издания по всему миру в один голос провозгласили: Джек Дорси продал свой первый твит. И это было неправдой от первого до последнего слова.

Угля в разгоняющийся «хайптрейн» подкидывали всё новые и новые известия: NFT по мобильной гриндилке Axie Infinity ушёл с молотка за 1,5 миллиона долларов, Visa приобрела NFT по пиксельным CryptoPunks за 150 тысяч, а серый пиксельный квадрат был продан за 1,3 миллиона.

Джек Дорси не продал авторские права на свой первый твит! Победители NFT-аукционов зачастую лишь приобретают право создать собственную копию оригинального цифрового объекта. В худшем — лишь онлайн-документ с уникальным бэкграундом.

В действительности, как уже было сказано ранее, NFT — это лишь сертификат, подтверждающий некие права, связанные с объектом. В цепочке перепродаж цифрового произведения оригинал в абсолютном большинстве случаев задействован лишь один раз — когда токен непосредственно создаётся. Затем с каждой новой продажей создаётся локальная копия выставленного на торги объекта, и с каждым повторением его ценность неуклонно падает.

Защитить ценность и уникальность токена можно, настроив два параметра: resellable и copyright_transfer. Первый отвечает за возможность перепродажи NFT, второй — непосредственно за передачу авторских прав в результате сделки на файл, который к нему привязан. Если присвоить второму параметру значение false, ни о какой возможности скопировать привязанный файл с целью перепродажи речи уже быть не может — это будет прямым нарушением авторского права.

Расценки на криптопанков. Вы можете их купить, но авторское право остаётся за их создателем

Как отмечает уже приведённый выше Андрес Гуадамуз, право трансфера интеллектуальной собственности всё же может быть привязано к продаже того или иного токена — этот параметр задаётся при его формировании. И в этом случае, приобретая цифровой жетон, вы действительно становитесь правообладателем того или иного контента.

Несмотря на то, что сам NFT как сборник метаданных о произведении выглядит достаточно примитивно, факт сделки между двумя верифицированными лицами с его помощью действительно может быть доказан в суде. Вот что по этому поводу говорит Бернская конвенция об охране литературных и художественных произведений 1886 года — основной документ в сфере интеллектуального права.

Пользование авторскими правами и их осуществление не связаны с выполнением, каких бы то ни было формальностей; такое пользование и осуществление не зависят от существования охраны в стране происхождения произведения. Следовательно, помимо установленных настоящей Конвенцией положений, объём охраны, равно как и средства защиты, представляемые автору для охраны его прав, регулируются исключительно законодательством страны, в которой истребуется охрана

Конвенция об охране литературных и художественных произведений

пункт 2, статья 5.

Еще один пример снискавших популярность коллекционных NFT — Bored Apes

Поэтому вопрос встаёт только за легитимностью самой сделки. Как уже было сказано выше, факт транзакции и передачи токена одного лица другому фиксируется в смарт-контрактах, и подробнее вопрос об их правовом статусе в России и мире раскрыт здесь. В ряде стран смарт-контракты уже официально признаны и инкорпорированы в национальное законодательство.

Однако сам по себе NFT никак не защищает создателей контента от воровства и потерь дохода. Физически украсть оригинальный жетон невозможно, но ничто не мешает скопировать файл, к которому привязан выставленный на торги NFT, и создать собственный токен. К сожалению, приходится констатировать, что вопрос плагиата NFT регулируется исключительно децентрализованным интернет-сообществом, алгоритмами наподобие тех, что мы наблюдаем в Instagram и Youtube, и администрациями конкретных платформ. Поэтому каждый отдельно взятый эпизод онлайн-воровства интеллектуальной собственности может закончиться по-разному.

Как правило жетоны с привязанными к ним цифровыми копиями произведений торгуются на специально созданных площадках-маркетплейсах. Подобные сообщества самостоятельно берут на себя защиту прав творцов. В качестве примера можно привести онлайн-платформу Foundation, которая осветила проблему защиты авторских прав своих пользователей во внутренних правилах.

Foundation уважает интеллектуальную собственность других лиц, и мы призываем наших пользователей поступать так же. Если вы уверены, что ваша работа была скопирована, или ваши интеллектуальные права были нарушены другим образом, вам следует обратиться к руководству в Foundation в соответствующем порядке. Foundation проанализирует и расследует эпизод предполагаемого нарушения интеллектуальных прав в соответствии с Законом об авторском праве в цифровую эпоху (DMCA) и другими релевантными нормативно-правовыми актами.

Из правил онлайн-платформы Foundation

Также в рамках отдельных платформ нередко используются автоматизированные алгоритмы определения нарушений авторских прав, что упрощает процесс вычисления преступников.

Помните: приобретая NFT, вы не покупаете цифровое произведение искусства, вы приобретаете токен-сертификат, который может гарантировать ваши исключительные права собственности, а может не гарантировать ничего, кроме возможности обладать уникальным цифровым жетоном. Читайте текст, а не смотрите на картинку. Благо, текста немного.

Видеоигры — как отличить инновацию от микротранзакций в новой обёртке

Новости о видеоиграх с привязанными к ним NFT вызывает у геймеров как праведный гнев, так и неподдельный интерес. Под давлением общественности на попятную пошли создатели S.T.A.L.K.E.R. 2, а выручка онлайн-магазина Ubisoft со скинами с новомодной технологией и вовсе исчисляется в трехзначных суммах.

С другой стороны, мобильная Axie Infinity регулярно становится источником сенсаций, а неисправимый романтик Питер Молинье уже заявил о рекордных доходах пока только анонсированной NFT-игры Legacy. Почему одни инициативы с блокчейн-технологией «выстреливают», а другие обречены на позор и осмеяние?

Пример видеоигры, наиболее ярко засиявшей на рынке NFT — это мобильная Axie Infinity. В ней игроки выращивают милых монстров, похожих на покемонов, скрещивают их, прокачивают и сталкивают в онлайн-схватках в стиле гача-игр. Однако из-за системы генетики и прокачки каждого питомца геймеры создают уникальных существ, каждое из которых может быть продано на внутреннем игровом рынке за криптовалюту.

За каждым из питомцев сразу после его создания закрепляется NFT, который впоследствии и может быть продан вместе с монстром — в игре продажа токена напрямую соответствует продаже актива. Axie Infinity настолько успешно развила идею play-to-earn, что тысячи людей бросают свои работы и с головой уходят в новое увлечение, обеспечивая себя и семьи пропитанием.

Скриншот Axie Infinity

Принципиально другой пример со своей Legacy представил Питер Молинье. Он привязал в своей будущей игре криптотокены к различным участкам земли, и это сработало — по состоянию на 16 декабря, ещё не вышедший проект уже заработал 53 миллиона долларов. Сам геймдизайнер намерен создать полноценный бизнес-симулятор с элементами ММО, основанный на технологии блокчейна.

Земля в Legacy — это не просто актив за донатную валюту, подчеркивает создатель: на территориях, приобретенных игроками, другие геймеры будут развивать свой онлайн-бизнес, выплачивая виртуальным лендлордам ренту в местной валюте — LegacyCoin.

В обоих этих случаях работает ключевая особенность NFT — привязанный к ним актив должен быть уникальным, а количество жетонов может быть огромным, но не безграничным. Земли в Legacy Питера Молинье рано или поздно закончатся, точно так же как и новые вариации монстров в Axie Infinity. И игроки, подгоняемые осознанием этого, продолжают усиленно гриндить и инвестировать в проект, чтобы впоследствии извлекать увеличенную прибыль за счет спекуляций, когда рынок начнет испытывать естественный дефицит.

Успех всех видеоигровых проектов, основанных на технологиях блокчейна и NFT, зависит от трёх ключевых параметров.

  • Прозрачность и стабильность. Игрокам внутри системы должны быть полностью доступны правила, в соответствии с которыми они могут производить NFT и выставлять их на торги во внутренней системе. Геймер должен понимать, что он покупает и продает и что именно обеспечивает индивидуальность объекта сделки. Токен должен гарантировать неотделимое право собственности на тот или иной внутриигровой предмет.
  • Уникальность игровых активов. Будь то монстры, пушки, земля, домики или доспехи — все эти предметы должны обладать различимой и объяснимой индивидуальностью. Это оживляет потенциальную внутриигровую экономику стимулируя геймеров как прокачиваться самим, так и взаимодействовать друг с другом.
  • Ограниченность внутриигровых ресурсов. Число уникальных токенов должно быть ограничено. По мере приближения к лимиту возможностей произвести нечто новое, ценность произведений игроков будет естественным образом возрастать.

Как вы могли заметить, все три правила прямо связаны с самой сутью криптовалют и невзаимозаменяемых токенов: они существуют в ограниченном количестве, их уникальность объясняется привязкой к конкретному уникальному реальному или виртуальному объекту, а правила их производства и порядок реализации понятны и доступны каждому геймеру.

Можно предположить, что недавние громкие провалы крупных разработчиков и издателей связаны именно со стремлением сжульничать — подсунуть геймерам тот же донат, только дороже. Честное создание рынка NFT внутри игры предусматривает проявление определенной силы воли со стороны разработчика: полный контроль над игровой экономикой заменится на своеобразный арбитраж, где модераторы должны будут пресекать действия недобросовестных геймеров, но не вмешиваться в сами экономические процессы.

В качестве заключения предлагаем пофантазировать, в каких уже существующих крупных играх при озвученных выше правилах система NFT и привязанная к ней внутриигровая экономика смотрелись бы органично и вывели концепцию play-to-earn на новый уровень.

Escape from Tarkov

Проект студии Battlestate Games вполне может стать площадкой для реализации блокчейн-инновации в отечественном гейминге. Широкий спектр инструментов кастомизации оружия может сподвигнуть игроков делиться на коммерческой основе шедеврами конструкторской мысли со своими товарищами. От стреляющей очередями снайперской винтовки до дробовика с лазерным прицелом и уникальными обвесами — в EFT собрать можно всё, и на каждый товар может найтись свой купец. Еще и аббревиатуры похожи.

Скриншот Escape from

Fallout 76

Ролевому кадавру от Bethesda не страшны никакие эксперименты, во многом благодаря коммьюнити, которое за годы после релиза изобрело бессчетное множество способов развлекать в игре само себя. И хотя возможностей настройки оружия здесь меньше, чем в EFT, игроки могут выставить на торги другие результаты своего творчества: лабиринты с Когтями смерти, собственноручно сделанные данжи и даже коллекции рулонов туалетной бумаги.

Minecraft

Бесконечный простор для созидания. На базе Minecraft строятся целые города и разбиваются парки, создаются новые монументы и реконструируются события из истории и произведений искусства. Игроки уже продавали результаты своих трудов в воксельной песочнице за реальные деньги, поэтому здесь привязка игры к блокчейн-технологии не произведёт революцию, но поможет даже начинающим игрокам зарабатывать.

Возведенная в Minecraft копия города Краснодара

Dreams

Игра Molecule Studios, вышедшая эксклюзивно для PS4, идеально подходит для внедрения блокчейн-технологий. В ней есть как безграничный потенциал для творчества, так и уже готовая площадка, на которой игроки могут хвастаться своими достижениями и выставлять на продажу игровые прототипы.

Кейс NFT в 2021 году обнажил целую пропасть проблем как видеоигрового , так и мирового сообщества. Это и некомпетентность СМИ, раздувающих маховик нездорового ажиотажа из-за стремления всё упростить и заработать больше кликов. Это и стремление нечистоплотных издателей и разработчиков запрыгнуть на «хайптрейн» и заработать лишний миллион на, давайте быть честными, обмане игроков.

Это и вопросы права — несмотря на все очевидные преимущества как неоспоримого документа об обладании цифровым автивом, NFT в текущем своем виде ничего не могут сделать с проблемой плагиата в онлайн-пространстве. А многие национальные правовые системы до сих пор отказываются признавать легитимность смарт-контрактов.

Поставленный в начале вопрос «как отличить инновацию от нездорового ажиотажа?» гораздо труднее, чем кажется, и окончательный вердикт вынесет только время. Благо, его будет в достатке: NFT уже здесь, и они с нами надолго.

Первичные половые дензнаки – Деньги – Коммерсантъ

И равенство фальшивое, и патриархат — ненастоящий. Россияне так прочно усвоили, что мужчина женщине нужен для денег, что смысл отношений от них уже ускользает. Сделать из совместной жизни совместный проект удается меньшинству.

НАДЕЖДА ПЕТРОВА

Бремя бедности и власти

«Деньги или власть» — в российской реальности эта альтернатива кажется странной, но, если речь идет об отношениях женщины и мужчины, для женщины выбор часто выглядит именно так. Анализ данных обследования потребительских финансов (проводилось центром «Демоскоп» по заказу Минфина в 2015 году) показывает, что «действительно эгалитарными можно назвать только 38% пар», говорит доцент ВШЭ Диляра Ибрагимова. В этих союзах, поясняет она, «супруги пытаются делегировать право решающего голоса другому, стремятся достичь компромисса».

В остальных семьях явное преимущество имеет кто-то один: в 32% пар — женщина, в 30% — мужчина, причем вероятность, что финансовая власть вместе с ответственностью достанется женщине, выше, если среднедушевой доход в семье низкий. В принципе это и понятно: когда в списке самых ценных качеств мужчин на втором месте после ума (59%, «Левада-центр», 2015 год) стоит умение заработать (50%), любой мужчина, который рискнет выдвинуть тезис, что денег нет, будет выглядеть неважно. А женщина как-нибудь выкрутится.

«В условиях ограниченности ресурсов принятие решений по основным вопросам чаще оказывается на женщине, но в данной ситуации это скорее бремя, чем привилегия, потому что ей надо свести концы с концами,— подчеркивает Ибрагимова.— И женщина сокращает расходы на собственные нужды, тратя деньги прежде всего на детей и домашнее хозяйство». И ведь нельзя сказать, что она на эти свои нужды совсем не зарабатывает: в семьях, где финансовая власть находится у женщин, они обычно работают (а иногда являются единственным кормильцем). И желание жить как-то иначе возникает просто само собой.

В разводе с государством

Это желание преследует женщин не первое десятилетие, хотя в советские годы устройство семьи, при котором женщина и работает, и ведет хозяйство, было типичным. «Гендерный контракт «работающая мать» означал, что в жизни женщины примерно в равных долях присутствует и работа, и семья, и каждая женщина считала себя обязанной иметь и то, и другое. Были исключения, но в основном женщины и хотели работать, и это от них ожидалось»,— отмечает доцент Института демографии ВШЭ Ольга Исупова.

Этот контракт был основой «советского патриархата» — системы, в которой сохранялись традиционные представления о «естественных» ролях мужчины и женщины, но мужчина был в ней слабым звеном. «Роль добытчика и единственного кормильца в семье ему трудно было исполнить,— говорит исполнительный директор Горбачев-фонда Ольга Здравомыслова.— И мужчина, конечно, не возражал, чтобы женщина работала, однако при условии, что дома будет уют и порядок». Женщину этот «контракт изматывал: она не могла совмещать все, что от нее требовалось, и оставаться довольной жизнью». Но особого выбора у нее и не было, а как-то балансировать между семьей и работой (не делая настоящей карьеры) она все же могла: вся конструкция «опиралась на систему социальных поддержек и гарантий».

По сути, это был контракт не между мужчиной и женщиной, а между женщиной и государством, но, продолжает Здравомыслова, «в 1990-е годы этот контракт был государством разорван: из него последовательно изымалось то, что обеспечивало женщине в семьях разного достатка возможность совмещать семью и работу, и жить «правильно», в соответствии с нормой». Норма изменилась. С ростом неравенства появились иные образцы женской и мужской ролей, и «главное, что большинство женщин могли понять из всего этого, что правильно и «естественно» быть неработающей домохозяйкой: муж должен зарабатывать, чтобы содержать жену и детей». Раз уж государство их бросило.

Денежный мешок мечты

Вопрос о деньгах, таким образом, стал ключевым, и новые нормы позволили женщинам выбирать деньги. «Женщина может напрямую сказать: «Содержи меня, а я буду просто женщиной, буду украшением для тебя». Она может манипулировать мужчиной, но при этом соглашаться с тем, что главенство всегда принадлежит ему,— своего рода плата за ресурс, на который она может опереться, и это дает ей чувство защищенности. В конце концов, это удобно: вас содержат, вы живете как хотите и не думаете, что надо решать какие-то проблемы, за вас все решено. Можно сказать, мечта советского человека»,— говорит Здравомыслова.

Женщина на содержании для мужчины — предмет демонстративного потребления, признак статуса

Реально так живут очень немногие. «Либо это девочки из неблагополучных семей, которые мало что собой представляют, у них мало навыков, и им тяжело на рынке труда. Либо, на другом уровне, это женщины, которые совершили огромные инвестиции в себя: фитнес, пластические операции, «тренинги истинной женственности». Женщина может даже работать где-то в офисе, но, когда она столько вложила в свою красоту и денег, и души, как же она кому попало — соседу по офису — может это все вручить?» — объясняет Исупова. Инвестиции-то надо отбить.

Однако «спонсорский» контракт может оказаться не таким уж выгодным и вряд ли долгим. Женщина на содержании для мужчины — предмет демонстративного потребления, признак статуса, и, «если человек действительно богат, он будет менять женщин, потреблять все более молодых и красивых, и не факт, что они получат от него какое-то отступное — такая традиция была в 1990-е, сейчас таких уже мало осталось», замечает Исупова.

Мама, папа и господь бог

Образ домохозяйки, заботливой матери, хранительницы очага, конечно, представлениям о благополучии отвечает больше. В принципе, отмечает Исупова, в «контракте домохозяйки» «денег может быть очень мало», как, например, в глубоко религиозных семьях, где «для мужчины важна идеология и патриархатности, и патриархальности — жить как в старое доброе время, выполнять естественные мужские и женские роли. Если разделять эти его ценности, рожать детей сколько получится и говорить ему, какой он крутой, можно жить долго и счастливо».

Но куда чаще высокие заработки мужа в «контракте домохозяйки» все же присутствуют: он больше характерен для семей с доходами выше среднего и не всегда предполагает, что женщина находится в подчинении: «Надо различать тактику управления бюджетом и вопросы власти. Муж может отдавать зарплату жене, и она будет распоряжаться деньгами, нести ответственность, а может отдавать какую-то сумму на текущие расходы, а решение по основным вопросам, ответственность оставлять за собой»,— объясняет Ибрагимова.

Однако ситуация, когда у мужа высокие заработки, а у жены их нет или они сильно ниже, увеличивает вероятность, что семья окажется среди тех 30%, где власть принадлежит мужчине, а это может разрушить всю идиллию. В текущее управление бюджетом мужчина вряд ли будет вмешиваться (мужское доминирование в этом вопросе признает только 4% пар), но в спорных ситуациях решение будет за ним. И степень неудовлетворенности женщин в подобных парах максимальна, отмечает Ибрагимова.

«В Советском Союзе, когда было меньше неравенства и больше поддержки государства, в любой момент женщина могла уйти, понимая, что не пропадет… Сейчас так не получится»

История может надоесть обоим. Как рассказывает Исупова, женщины, особенно в провинции, жалуются, что в доме «она все должна, а он ничего не должен», и пусть он дает деньги и покупает бриллианты, но это утомительно — «быть мужу одновременно как родная мама, как родной папа и как господь бог». А мужчины и не понимают до конца, что женщины многое вкладывают в семью, в воспитание детей, и это имеет свою цену. Женщина может оказаться у разбитого корыта, когда союз распадется.

Никто ничего не должен

«В Советском Союзе, когда было меньше неравенства и больше поддержки государства, в любой момент женщина могла уйти, понимая, что не пропадет: есть детские сады, есть пособия, есть жилье… Сейчас так не получится»,— констатирует Исупова. Поэтому, если женщина не позаботилась о страховке на будущее в виде денег или собственности, патриархатные отношения для нее — рискованная стратегия. Однако и «контракт профессионально ориентированной женщины» «был обозначен, но не поддержан ни идеологически, ни мерами социальной политики. Есть у тебя собственный ресурс — попробуй. Нет ресурса — как хочешь, так и выкручивайся»,— говорит Здравомыслова.

«Большинство женщин,— продолжает она,— хочет работать, зарабатывать деньги, иметь независимый доход, это основной тренд. Но он наталкивается на жесткие представления о том, что «мужчина должен это, женщина то», и, конечно, на взаимные претензии». Женщины, полагая, что «мужчина должен», как правило, совсем не стремятся просто подчиняться. А мужчины, хотя и хотят чувствовать себя добытчиками, редко готовы обеспечивать семью с момента ее образования и до конца: «У них нет таких доходов и нет по-настоящему такого желания».

Консервативная идеология, которая продвигается сейчас, отрицает реальность, в которую погружена семья, и увеличивает конфликтность

«Надо менять изначальные «естественные» представления,— считает Здравомыслова.— Понять, что семья — общий проект, что часто приходится пересматривать жестко определенные границы мужской и женской ролей. Они переосмысливаются, переоформляются в течение всей жизни. Когда дети маленькие. Когда он работает, а она не работает. Когда она делает карьеру, а он — нет, и наоборот. Когда дети подрастают. Когда супруги стареют. Постоянно, когда что-то меняется в семейной ситуации, происходит перестройка этой системы. Консервативная идеология, которая продвигается сейчас, отрицает реальность, в которую погружена семья, и увеличивает конфликтность. Она не столько помогает людям решать их реальные проблемы, сколько создает трудности даже там, где их, возможно, нет».

Кому мы должны — всем прощаем. ЦБ разъяснил применение закона о новых правилах валютного контроля

Что означают пояснения Центробанка и к каким последствиям может привести решение не платить по долгам иностранцам?

Фото: TASS

ЦБ разъяснил применение закона о новых правилах валютного контроля: запрещены валютные операции с нерезидентами, связанные с займами. И это касается как новых обязательств, так и старых.

Иначе это можно понять так, что Россия в ответ на санкции решила не платить по долгам иностранцам. Общий внешний долг страны составляет 478 млрд долларов. Это как государственные обязательства, так и частные. И ранее Bloomberg предрекло по ним дефолт.

Несколько дней назад США и Европа ввели санкции против российского ЦБ. Они подразумевают заморозку российских международных резервов в долларах и евро. По сути, это арест зарубежных активов РФ на сумму, которая, по некоторым оценкам, может превышать 300 млрд долларов. И поэтому решение запретить россиянам и российским компаниям платить по валютным долгам вполне ожидаемо, говорит гендиректор инвесткомпании «Инфраструктура России» Станислав Машагин:

Станислав Машагин гендиректор инвесткомпании «Инфраструктура России» «»

Указ президента об ответных мерах был опубликован в понедельник, 28 февраля, и вступил в силу на следующий день. Изначально ЦБ объяснил, что запрет на валютные операции связан с новыми займами, по старым платить можно. Но теперь регулятор пояснил, что платить в валюте нерезидентам все-таки нельзя по всем долгам — и новым, и старым. Кроме того, иностранные инвесторы не смогут получать дивиденды по российским ценным бумагам. При этом они не смогут и продать эти активы. О том, что означают пояснения ЦБ, говорит гендиректор УК «Спутник — управление капиталом» Александр Лосев:

— Есть такое понятие «международная инвестиционная позиция». Это объем внешних обязательств страны и внешних активов. В России она положительная, Россия — нетто-кредитор всего мира, там около 500 млрд долларов. Получается, даже если мы все долги перестанем платить, все заблокированные деньги, которые там, — их окажется больше. Поэтому сейчас, видимо, как временная мера принимается отказ от оплаты долгов, чтобы хоть что-то «занеттить», говоря бухгалтерским языком, с теми активами, которые заморожены там.

— Как запрет на выплаты дивидендов иностранным компаниям отразится в целом на российском бизнесе?

— Получается, что падение акций. На том, что иностранцы не могут получать дивиденды. Сегодня на лондонской бирже ADR Сбербанка торговались по одному центу. Эти акции могут быть куплены, то есть можно будет теперь ADR развернуть, все эти расписки вернуть в акции. И если, как мы видели новости, что Фонд национального благосостояния дает триллион, может быть, ЦБ даст крупным банкам эти деньги, они просто купят это подешевке. Начинается новая конфигурация международная.

— Могут ли как-то нерезиденты получать [выплаты] по долгам в рублях? Что для этого нужно сделать, открыть рублевый корсчет в российском банке и получить от наших резидентов деньги в рублях?

— В 1990-е так было. Там были спецсчета в рублях, через них инвестировали в ОФЗ иностранцы. Там были ограничения по выводу, по доходностям, по акциям, проблема акций «Газпрома», которые торговались здесь и в Лондоне по разным ценам, и так далее. Все это возвращается. Мы возвращаемся либо в ранние 1990-е, либо в поздние 1990-е.

Тем временем Эльвира Набиуллина записала видеообращение к своим сотрудникам. И его можно назвать довольно проникновенным.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

не храните деньги во время военных конфликтов От Investing.com

© Reuters.

Investing.com — Знаменитый инвестор Уоррен Баффет предостерег от накопления наличных и покупки или биткоинов во время военных конкликтов: по его мнению, лучшей стратегией является инвестирование в компании, чтобы со временем инвестиции окупились прибылью.

Генеральный директор Berkshire Hathaway (NYSE:) (NYSE:BRKa) заявлял в интервью CNBC еще в марте 2014 года, что конфликт между Россией и Украиной в то время не побудит его продать акции.

«В одном вы можете быть уверены: если будет война, стоимость денег снизится, и если акции подешевеют, то вы, скорее всего, купите их», — сказал он в то время.

Миллиардер добавил, что не будет продавать акции компаний, даже если конфликт перерастет в новую холодную войну или Третью мировую войну.

Баффет отметил, что ценность денег снижается практически во всех известных конфликтах и войнах, поэтому последнее, что нужно делать, это экономить деньги.

Известный инвестор, который, тем не менее, избегает вести бизнес в России, подчеркнул, что фондовый рынок США стал расти еще во время Второй мировой войны. Он также рассказал о том, что сам когда-то купил первые акции в возрасте 11 лет весной 1942 года, когда США несли большие убытки во время Второй мировой войны.

Он обменял свои сбережения в размере $115 на 3 акции Cities Service, и, как сам признается, если бы он вложил эту сумму в фонд , реинвестировав все дивиденды, то в 2019 году он получил бы $607 000. Зато если бы он запаниковал и купил вместо акций 115 грамм золота, его стоимость выросла бы всего до $4200.

Баффет подытожил свою рекомендацию тем, что отметил: «Америка в конечном итоге преуспеет, и мы преодолеем нынешние трудности. Американские компании будут стоить больше денег, а доллары будут стоить меньше. Но гораздо лучше иметь производственные активы на следующие 50 лет, чем бумажки».

Автор Лаура Санчес

Предупреждение: Fusion Media would like to remind you that the data contained in this website is not necessarily real-time nor accurate. All CFDs (stocks, indexes, futures) and Forex prices are not provided by exchanges but rather by market makers, and so prices may not be accurate and may differ from the actual market price, meaning prices are indicative and not appropriate for trading purposes. Therefore Fusion Media doesn`t bear any responsibility for any trading losses you might incur as a result of using this data.

Fusion Media or anyone involved with Fusion Media will not accept any liability for loss or damage as a result of reliance on the information including data, quotes, charts and buy/sell signals contained within this website. Please be fully informed regarding the risks and costs associated with trading the financial markets, it is one of the riskiest investment forms possible.

Маккензи Скотт раздает больше денег и быстрее, чем кто-либо раньше , который помогает лесбиянкам, геям, бисексуалам, трансгендерам и гомосексуалистам (

LGBTQ ) получить высшее образование. Они хотели финансовые отчеты и задавали вопросы о том, как группа реагирует на пандемию.Для некоммерческой организации, которая полагается на пожертвования, в этом не было ничего необычного.

Послушайте эту историю. Наслаждайтесь большим количеством аудио и подкастов на iOS или Android.

Ваш браузер не поддерживает элемент

Экономьте время, слушая наши аудио статьи, одновременно выполняя несколько задач одновременно. Буквально через несколько недель им снова позвонили, на этот раз с известием о том, что Маккензи Скотт, бывшая жена основателя Amazon Джеффа Безоса, хочет сделать крупный подарок.Не было никаких ограничений на то, как деньги должны были быть потрачены, или планов по мониторингу работы группы, кроме краткого годового отчета — только просьба хранить молчание об источнике пожертвования в течение нескольких недель. Г-н Валенсия не раскрывает, сколько денег дала г-жа Скотт. Но в разгар пандемии, когда многие некоммерческие группы обеспокоены иссяканием средств, это позволило Point Foundation более чем вдвое увеличить количество молодых людей, которым он помогает в этом году. «Это была удача», — говорит г-н Валенсия.

Мисс Скотт — необычный миллиардер.Писательница по профессии, она нажила огромное состояние, когда ее 25-летний брак с мистером Безосом распался в 2019 году. на сумму около 60 миллиардов долларов. И все же она, по общему мнению, заниженная. Она вышла замуж за учителя естественных наук в школе, которую посещают ее дети в Сиэтле, и подписала Клятву дарения, пообещав посвятить большую часть своего состояния благотворительности. Ее единственные комментарии о своей благотворительности пока содержатся в трех коротких сообщениях в блоге, перемежающихся ссылками на стихи Руми и Эмили Дикинсон.

За осторожностью скрывается огромная сила. В ходе пандемии г-жа Скотт стала одним из самых щедрых филантропов в истории, объявив о пожертвованиях на сумму 8,6 млрд долларов за 12 месяцев до июня. Многие считают, что это самая крупная сумма, которую кто-либо когда-либо жертвовал действующим благотворительным группам за такой короткий период. Другие богатые люди, как правило, жертвуют в фонды, которые затем со временем распределяют гранты. Фонд Билла и Мелинды Гейтс, крупнейший частный фонд развития в Америке, например, выделил 5 долларов.8 миллиардов в 2020 году.

Мисс Скотт также уникальна тем, как она делает пожертвования. Большинство «мегадоноров» сегодня придерживаются технократического подхода. Они создают фонд, проводят потенциальных грантополучателей через изнурительный процесс подачи заявок, финансируют конкретные проекты и внимательно их контролируют. Г-жа Скотт раздает так, как это делают люди из среднего класса: жертвует кучу организаций и оставляет их, чтобы они продолжали свою работу. Как говорит Бенджамин Соскис из Центра некоммерческих организаций и филантропии при Институте урбанистики, аналитического центра: «Ее основной приоритет — вывести деньги за дверь.”

Первое важное решение, которое принимают богатые люди, когда решают раздать деньги, – это кому их отдать. Здесь г-жа Скотт полагалась на внешних консультантов, включая The Bridgespan Group, некоммерческую консалтинговую компанию, созданную Bain and Company, вместо того, чтобы создавать собственную постоянную бюрократию. Подход, который она выбрала, включает в себя распыление средств между относительно небольшими организациями, работающими над широким спектром проблем, включая расовое и гендерное равенство.

Значительная часть подарков мисс Скотт была передана местным организациям в Америке, таким как продовольственные банки и YMCA s.Bloomberg News разослал опрос получателям всех 786 подарков и получил ответы от 270. Они обнаружили, что в половине из них, за исключением колледжей и университетов, работает менее 50 человек. Почти для 90% из них пожертвование г-жи Скотт является крупнейшим из когда-либо полученных. Сравните это с Фондом Гейтса, который за последние два десятилетия передал около 30% своего общего финансирования десяти крупным международным группам, включая Всемирную организацию здравоохранения; Gavi, альянс вакцин; и Глобальный фонд для борьбы со СПИДом , туберкулезом и малярией.

Второй шаг — решить, как распределить деньги. Здесь решение г-жи Скотт предоставлять неограниченные гранты особенно популярно среди бенефициаров. Руководители некоммерческих организаций ворчат, что доноры слишком часто привязывают деньги к конкретным проектам, из-за чего им трудно финансировать повседневные операции. По данным опроса Bloomberg, треть групп, получивших средства от г-жи Скотт, используют деньги, чтобы нанять больше людей, и более пятой части планируют инвестировать в технологии.

Мисс Скотт любит финансировать людей с личным опытом решения проблем, которые они пытаются решить.Например, Межконфессиональное молодежное ядро, получившее в подарок 6 миллионов долларов, было основано Эбу Пателем, индийско-американским мусульманином-исмаилитом. Некоммерческая организация из Чикаго решила использовать часть денег для запуска онлайн-журнала, в котором пишут на такие темы, как еврейские бейсболисты и фестивали вуду на Гаити. Г-н Патель говорит, что неограниченные пожертвования г-жи Скотт подразумевают признание того, что человек с деньгами не обязательно знает лучше всех. «Это заставляет получателя чувствовать себя польщенным и достойным», — говорит он.

Третий шаг — как оценить, что организации делают с деньгами. Г-жа Скотт мало говорила об этом, но и здесь, по словам грантополучателей, она придерживается легкого подхода. Одному из них, Национальному центру семейной филантропии, было предложено ежегодно в течение следующих трех лет представлять «простой и краткий» отчет, в котором излагается, чем занимается организация. Для этого отчета нет шаблона, и нет никаких усилий, чтобы консультировать организацию на этом пути. Г-жа Скотт придумала термин для этого подхода: «посев через уступку».

Независимо от того, было ли это ее намерением или нет, г-жа Скотт бросила вызов бюрократической модели «сверху вниз», которая доминировала в американской благотворительности на протяжении десятилетий. Кажется, это уже влияет на других богатых людей. Бывшего мужа мисс Скотт, например, упрекают в том, что он отказывается подписать Клятву дарения и медлит с пожертвованиями. Но когда г-н Безос вернулся на Землю после своего первого полета в космос в начале этого года, он объявил о подарке в размере 200 миллионов фунтов стерлингов, который стал сюрпризом для получателей и поступил в виде неограниченных грантов.«Никакой бюрократии», — сказал он.

Ничто из этого не означает, что мисс Скотт нашла некую волшебную формулу. В погоне за осмотрительностью она отказывается от прозрачности. Она держала своих советников в секрете, поэтому лидеры некоммерческих организаций, стремящиеся попасть к ней в поле зрения, не имеют возможности связаться с ней, кроме комментариев в ее блоге. Есть так много мошенников, которые притворяются, что раздают деньги от ее имени, что биография г-жи Скотт в Твиттере направляет жертв на страницу жалоб Федерального бюро расследований. И поскольку она жертвует как частное лицо, она не сталкивается с такими же требованиями к отчетности, как фонд.Роб Райх из Стэнфордского университета отмечает, что такая непрозрачность редко встречается среди крупных доноров. «Это оскорбительно для демократических граждан из-за той власти, которой она обладает», — считает он.

Конечно, стратегия мисс Скотт может измениться. Она только начинает заниматься благотворительностью. Даже когда она объявила о своем первом раунде грантов в прошлом году, она поклялась «продолжать, пока сейф не опустеет».

Это может быть сложнее, чем кажется. Источник ее состояния — 4% акций Amazon, которые она получила в рамках бракоразводного процесса в апреле 2019 года.С тех пор акции гиганта электронной коммерции выросли примерно на 95%. Сейф г-жи Скотт сейчас полнее, чем когда она начала выгребать деньги из двери. ■

Чтобы получить эксклюзивную информацию и рекомендации от наших корреспондентов в Америке, подпишитесь на наш еженедельный информационный бюллетень Checks and Balance.

Ранняя версия этой статьи была опубликована в Интернете 16 ноября 2021 года

Эта статья появилась в разделе печатного издания США под заголовком «Скотт свободен». данных показывает, что предоставление людям наличных денег вместо еды или другой помощи в натуральной форме расширяет возможности получателей, их труднее украсть, и они накачивают деньги в местную экономику.В некоторых условиях активы реципиентов, питание и даже показатели выживания увеличиваются. «Существует множество веских причин для развертывания гуманитарных денежных переводов, — говорит Кенн Кроссли, глобальный координатор денежных переводов ВПП, — но, в конечном счете, наличные могут дать людям возможность решать свои собственные приоритеты».

Читайте на выходных от IdeasЕженедельный информационный бюллетень из раздела идей Boston Globe, созданный на пересечении вопросов «что, если» и «почему бы и нет».

За последние три года гуманитарные организации удвоили свои программы наличных денег и ваучеров, раздав 5 долларов.6 миллиардов в прошлом году, согласно ежегодному обзору Партнерства Наличных денег Обучения, или CaLP, сети 90 гуманитарных групп вокруг мира. «Пятнадцать лет назад мы были пятью организациями, которые пробовали эту странную новую вещь: что, если мы просто раздадим людям деньги?» говорит Софи Толструп, координатор политики CaLP.

Стало очевидным, что получатели будут расставлять приоритеты в своих потребностях и тратить деньги таким образом, чтобы настроить себя на долгосрочную перспективу. В Демократической Республике Конго, говорит Толструп, семьи могут пропустить прием пищи, чтобы отправить ребенка в школу.«Это ужасный выбор, но семьи могли выбирать, и меня поразило, что именно здесь должна быть власть принимать решения», — говорит она.

Денежные средства также менее подвержены утечке или откровенной коррупции. Распределение наличных часто является цифровым, а депозиты более осторожны и их труднее украсть посредникам. Вы не можете держать в заложниках целую деревню мобильных денежных вкладов на контрольно-пропускном пункте повстанцев. Но даже внутри групп гуманитарной помощи эта часть истории еще не прижилась.По словам Толструпа, более трети гуманитарных организаций, опрошенных CaLP в прошлом году, считают, что риск мошенничества или коррупции все еще слишком высок, несмотря на растущее количество доказательств обратного.

Действительно, иррациональное отношение к наличным деньгам, возможно, было самым большим препятствием на пути к тому, чтобы они попали в руки людей. На протяжении десятилетий предполагалось, что бедные люди будут принимать неправильные финансовые решения. GiveDirectly, пионер в раздаче наличных денег бедным семьям в Восточной Африке, так часто сталкивается с этим предположением, что держит оговорку в верхней части своей страницы «о себе»: «Нет, люди не тратят деньги просто на выпивку.

В 2018 году Агентство США по международному развитию провело исследование денежных пожертвований в рамках программ питания в Руанде, проведенное в партнерстве с GiveDirectly и другими группами помощи. на 32 процента больше, а производственные активы, такие как домашний скот, увеличились на 76 процентов. Диета получателей наличных улучшилась, как и рост, вес и шансы на выживание их детей.

«На данный момент денежные средства были тщательно оценены более 200 раз, — говорит Майкл Фэй, соучредитель и президент GiveDirectly.«Я думаю, что мы часто в конечном итоге ставим бедных, получателей помощи, на более высокую планку, чем мы сами, и это проявляется, когда вы слышите вопрос: «Почему наличные деньги?» Я думаю, мы должны начать с расширения прав и возможностей получателей и выбор и спросите: «Почему бы не наличными?»

Когда разразилась пандемия коронавируса, GiveDirectly расширила свои усилия по сбору индивидуальных и корпоративных пожертвований и их распределению среди нуждающихся в таких местах, как Руанда, Уганда, Либерия, Малави и Кения. — страны с низким уровнем дохода, по которым экономические последствия пандемии ударили особенно сильно.

В Кении эти деньги имели большое значение. GiveDirectly сотрудничает с общественной организацией Shining Hope for Communities (SHOFCO), работающей в 11 районах с низким доходом. GiveDirect предоставил наличные — 30 долларов один раз в месяц в течение трех месяцев — и SHOFCO выявил наиболее нуждающиеся семьи. Почти 35 000 семей получили в общей сложности более 2,4 миллиона долларов.

В местах, где работает ШОФКО, которые местные жители безоговорочно называют трущобами, даже небольшая сумма имеет большое значение. Кенийские трущобы также являются двигателем экономики страны.Это места, где селятся сельские жители, когда ищут низкооплачиваемую работу кондукторов микроавтобусов, грузчиков, разносчиков газет или официантов. С начала пандемии более 90 процентов этих работников потеряли часть или весь свой доход. Всего 30 долларов в месяц могут обеспечить выплату арендной платы или накормление большой семьи.

Это, в свою очередь, поддерживает жизнь сообщества. Согласно нескольким исследованиям, каждый неограниченный доллар прямых пожертвований создает 2 доллара стоимости в местной экономике. Не существует сопоставимого мультипликативного эффекта от раздачи продуктов питания или других товаров.

Для Кеннеди Одеде, выросшего в Кибере, самых больших трущобах Кении, это не просто абстракция. «Я люблю цифры, — говорит он, — но я также верю данным, которые вы видите своими глазами». Он видел, как люди использовали денежные гранты, чтобы купить муку, лук и томатную пасту у местных торговцев, которые часто также являются их соседями. Эти торговцы, в свою очередь, кормят и одевают семьи, в том числе далеко за пределами Киберы. «Когда нет денег в трущобах, нет денег и в деревне», — говорит Одеде.

SHOFCO хорошо известен во всем мире, отчасти благодаря бестселлеру Одеде «Найди меня без страха», который он написал вместе со своей партнершей Джессикой Познер. Его известность и послужной список помогли ему получить доступ к большему финансированию, чем многие общественные организации, а во время пандемии Одеде и его команда максимально использовали эти ресурсы. SHOFCO раздала более 11 миллионов галлонов воды и почти полмиллиона кусков мыла. Он проверил 1,8 миллиона человек на наличие симптомов COVID в своих общественных клиниках и в ходе кампаний по домам.Было установлено 342 места для мытья рук, которыми воспользовались более 44 миллионов раз.

И тем не менее, когда доноры звонят Одеде, даже с его послужным списком, не предлагают выписывать ему чеки. Вместо этого они предлагают Одеде больше вещей — больше дезинфицирующего средства для рук, больше масок, больше мыла. Эти вещи не уйдут далеко без рабочей силы, которая стоит денег. «Мы не можем просто работать с подробным списком расходных материалов», — говорит он. «Этот коронавирус — война. И вы убедитесь, что у меня есть дезинфицирующее средство для рук, но вам все равно, есть ли у нас солдаты.

У гуманитарной денежной «революции» все еще есть ахиллесова пята. Хотя наличные деньги или ваучеры в настоящее время составляют почти 20 процентов от 29 миллиардов долларов, выделяемых на гуманитарную помощь каждый год, только один доллар из тысячи дается общественным организациям, таким как SHOFCO. Такие организации, как GiveDirectly, которые работают с такими группами, как SHOFCO, чтобы привлечь нужных людей, являются мелкими игроками. Многие крупные доноры по-прежнему отказывают в доверии и деньгах местным лидерам и организациям, которые могут найти и помочь людям, которые больше всего в этом нуждаются.

«В настоящее время, — говорит Толструп из Cash Learning Partnership, — мы все еще цепляемся за то, как вели бизнес».

Эта статья была обновлена ​​18 октября, чтобы удалить неправильную цитату с веб-сайта GiveDirectly.

Джина Мур, журналист из Восточной Африки, пишет о здоровье, правах человека и политике из более чем 30 стран. Подпишитесь на нее в Твиттере @itsjina.

Денежные переводы: изменение дебатов о раздаче наличных бедным

Исследования денежных переводов, в том числе упомянутые выше, вызвали общественное обсуждение и общее признание прямых пожертвований как экономически эффективного инструмента борьбы с бедностью.Теперь прямые переводы служат эталоном для сравнения с другими программами. Доказательства также побудили доноров выделить еще миллионы долларов на программы безусловных денежных переводов, охватив тысячи людей, живущих менее чем на 2 доллара в день.

Изменение дебатов

Прямые пожертвования когда-то были радикальной идеей, но широкое освещение исследования денежных переводов в СМИ изменило ситуацию. New York Times сообщил о «глубоких эффектах» первого исследования в Уганде в 2013 году и опубликовал вопросы и ответы с Блаттманом.Слейт назвал трансферты «удивительно мощным инструментом для увеличения доходов и содействия развитию». The Atlantic назвал программу Give Directly «гениальной», а Bloomberg Businessweek назвал переводы «удивительно эффективными» и заключил: «Так что давайте откажемся от огромной бюрократии по вопросам социального обеспечения и просто раздадим деньги тем, кому мы должны помочь».

На самом деле, шумиха вокруг прямых пожертвований была настолько велика, что некоторые предостерегали, что денежные переводы не панацея. Конечно, предоставление людям наличных денег не является панацеей, и, как предупреждает Economist, оно не может устранить многие более глубокие причины бедности.Однако ясно, что раздача денег — эффективный инструмент, даже если это всего лишь один из инструментов в наборе инструментов.

Валидация приносит больше финансирования

Данные о программах безусловных денежных переводов побудили доноров выделить миллионы долларов на эти программы. В 2015 году Good Ventures выделила GiveDirectly 25 миллионов долларов, сославшись на то, что это рентабельно и подтверждено фактами, а денежные переводы могут стать «инструментом для большего воздействия и подотчетности в международной помощи и развитии».GiveDirectly планирует использовать 16-19 миллионов долларов для предоставления наличных непосредственно бедным и 6-9 миллионов долларов на создание команды по сбору средств и маркетингу. В конечном итоге организация стремится масштабировать программу по всему миру.

Эталон сравнения

Денежные трансферты трансформируют сектор международного развития, создавая стандарт для сравнения с другими программами, потенциально повышая общие стандарты за счет усиления конкуренции в этом секторе.

IPA планирует быть в авангарде этой тенденции, используя безусловные денежные переводы в качестве эталона для оценки других программ.В настоящее время мы разрабатываем несколько оценок, которые задают то, о чем мы, вероятно, должны были спросить все это время: «Как это вмешательство сравнивается с просто дачей кому-то денег?


Если вы знаете о других организациях, которые используют эти результаты, или у вас есть какие-либо исправления или обновления, которые нужно внести в это тематическое исследование, свяжитесь с нами по адресу [email protected]

Результаты программы безусловных денежных переводов в Кении, проводимой GiveDirectly и IPA.


Эта работа находится под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 Международная лицензия.

Клятве дарения исполняется 10 лет: эти миллиардеры пообещали отдать половину своего состояния, но вскоре столкнулись с проблемой был превзойден могущественным врагом: головокружительным темпом создания богатства.

Несмотря на то, что они пообещали отдать не менее половины своего состояния на общее благо, многие из миллиардеров, подписавших Клятву дарения, стали богаче, чем когда-либо, сообщает Институт политических исследований; он добавил, что, «хотя некоторые залогодатели искренне намерены выполнить свои обещания, многие не могут этого сделать, потому что их активы просто растут слишком быстро.

В список залогодателей входят такие известные бизнесмены, как Тесла. ЦЛА, -0,12% соучредитель Илон Маск, Virgin ШПНО, -4,97% Основатель группы Ричард Брэнсон, менеджер хедж-фонда Рэй Далио, Netflix НФЛКС, -1,72% Генеральный директор Рид Хастингс и бывший Citigroup СИТИ, -1,00% Генеральный директор Сэнфорд Вейл.

«Вместо того, чтобы поддерживать благотворительные организации на переднем крае решения проблем, эти миллиарды в конечном итоге остаются у посредников, пользующихся налоговыми льготами.’”

— Чак Коллинз, соавтор книги «Golded Giving 2020: Как имущественное неравенство искажает филантропию и ставит под угрозу демократию».

Но вскоре они столкнулись с проблемой. Их пожертвования не поспевают за их растущим состоянием.Совокупное состояние 62 живущих залогодателей США, которые были миллиардерами в 2010 году, увеличилось на 95%, с 376 миллиардов долларов в 2010 году до 734 миллиардов долларов по состоянию на 18 июля 2020 года, согласно «Golded Giving 2020», отчету Института политики. Исследования, левый аналитический центр.

Если эти вкладчики хотят выполнить свои обещания, им придется «значительно ускорить свои пожертвования, чтобы не отставать от роста своих активов», — говорится в отчете.

Одно заметное исключение из списка подписантов Giving Pledge: самый богатый человек в мире Джефф Безос, чей текущий собственный капитал составляет примерно 189 миллиардов долларов.В 2018 году он и его бывшая жена запустили благотворительный фонд Day One Fund стоимостью 2 миллиарда долларов для решения проблем бездомных и дошкольного образования для детей с низким доходом. Ранее в этом году Безос пообещал выделить 10 миллиардов долларов на решение проблемы изменения климата. (Amazon не ответила на запрос о комментариях.)

Berkshire Hathaway БРК.А, -0,77% Генеральный директор Уоррен Баффет и Microsoft МСФТ, -2,05% соучредитель Билл Гейтс и его жена Мелинда Гейтс объявили Giving Pledge в августе 2010 года.Люди, подписавшие Клятву дарения, публично обещают отдать не менее половины своего состояния либо при жизни, либо по завещанию.

«Это своего рода лучшее из капитализма», — сказал Билл Гейтс в первом телеинтервью о Giving Pledge, сказав, что люди, заработавшие много денег, могут затем использовать свое богатство, чтобы «создавать хорошие условия для других людей».

Десять лет спустя 11 из 62 ныне живущих миллиардеров, которые в 2010 году стали миллиардерами, столкнулись с уменьшением своего состояния из-за «агрессивных» благотворительных пожертвований или рыночных изменений, как обнаружил Институт политических исследований.Но остальные 51 зарабатывают деньги так быстро, что им трудно их отдать, говорится в отчете.

«The Giving Pledge — это хрестоматийный пример крупной благотворительности в действии», — добавил он. «То, что должно было стать гражданской инициативой для поощрения щедрости, вместо этого является продолжением концентрации частной благотворительной власти, субсидируемой налогоплательщиками».

Некоторые утверждают, что налогоплательщики проигрывают

Благотворительные пожертвования частично субсидируются налогоплательщиками, а Институт политических исследований утверждает, что на каждый доллар, который миллиардер жертвует на благотворительность, «остальные из нас вносят до 74 центов, чтобы компенсировать за упущенную выгоду.

Организация выступала за реформирование законов о благотворительности, чтобы предотвратить «конфискацию» денег в частных фондах и фондах, рекомендованных донорами. «Доноры должны получать налоговые льготы только в том случае, если средства своевременно направляются в общественные интересы», — говорится в отчете «Golded Giving».

Уоррен Баффет, который призывал к повышению налогов для богатых, недавно сказал, что он получил «лишь незначительные выгоды» от налоговых вычетов, связанных с его благотворительностью — его совокупный федеральный подоходный налог и подоходный налог штата были снижены примерно на 43 цента на каждую 1000 долларов США. стоимость, которую он пожертвовал в виде акций класса B Berkshire Hathaway, сказал он.Баффет опустился на восьмое место в индексе миллиардеров Bloomberg после пожертвования акций на сумму 2,9 миллиарда долларов в июле.

Но другие говорят, что Giving Pledge представляет собой выдающееся достижение.

«Клятва дарения стала историческим моментом в истории благотворительности, потому что она создала новый вид общественной ответственности за щедрость, по крайней мере, в теории», — сказал Джейкоб Гарольд, исполнительный вице-президент Candid, организации, которая предоставляет информацию о некоммерческих организациях. и фундаменты.

«Тем не менее, миллиардеры стали возможными благодаря неравенству, и мы, как общество, боремся с этим прямо сейчас. Я бы сказал, что если миллиардеры существуют, я рад, что они раздают свои деньги, и я рад, что есть механизм для этого».

С момента первого запуска Клятву дарения подписали 210 человек из 23 стран.

«The Giving Pledge — это инициатива нескольких поколений, направленная на то, чтобы помочь изменить социальные нормы благотворительности среди самых богатых людей мира и вдохновить людей жертвовать больше, быстрее составлять свои планы пожертвований и жертвовать эффективными и действенными способами», — сказал Роберт Розен. , директор благотворительного партнерства в Фонде Билла и Мелинды Гейтс, выступая от имени Giving Pledge.

Он добавил, что подписавшие «укрепляют новый стандарт щедрости для миллиардеров — что у них есть моральное обязательство пожертвовать большую часть своего состояния на благотворительность для удовлетворения самых насущных потребностей общества».

«Хорошо раздавать деньги очень сложно»

Может показаться, что некоторые залогодатели раздают свои деньги медленнее, чем хотелось бы критикам, потому что тратить деньги на общее благо сложнее, чем кажется, сказали два эксперта MarketWatch.

«Хорошо раздавать деньги очень сложно», — сказал Эйвери Фонтейн, глава отдела стратегической благотворительности BNY Mellon Wealth Management. «Кажется, это лучшая работа в мире. Это невероятно напряжно». Она добавила: «Это звучит как «О, бедный я», что можно сказать любому богатому человеку», но Фонтейн отметил, что многие жертвователи чувствуют личную ответственность за успех или провал начинаний, которые они финансируют.

«Разумное распределение денег во благо может быть более сложной задачей, чем зарабатывание денег.’”

— Джейкоб Гарольд, исполнительный вице-президент Candid, организации, предоставляющей информацию о некоммерческих организациях и фондах.

Потому что у «мегадоноров» такая большая известность — особенно в эпоху Твиттера ТВТР, -0.30% и Facebook ФБ, -1,43% — многие богатые семьи стараются делать пожертвования максимально анонимно. Один из способов сохранить конфиденциальность — сделать пожертвование в фонд, рекомендованный донорами, механизм пожертвований, который подвергался критике за отсутствие прозрачности. «Дело не в том, что они что-то замышляют, они просто хотят иметь возможность потерпеть неудачу, учиться и расти без особого внимания», — сказал Фонтейн.

Джейкоб Гарольд из Candid сделал похожее наблюдение. «Разумное распределение денег во благо может быть более сложной задачей, чем зарабатывание денег, и я думаю, именно поэтому многие дающие не увеличили свои пожертвования», — сказал он.Недавний подарок на 1,7 миллиарда долларов от Маккензи Скотт — бывшей жены Amazon АМЗН, -1,53% основатель и генеральный директор Джефф Безос предложил 116 некоммерческим организациям «очень интересное решение этой головоломки», сказал он.

Другие могли бы поучиться на примере Скотта относительно быстрой раздачи крупной суммы денег и осуществления пожертвований «неограниченно», что означает, что некоммерческие организации, получившие деньги, могут использовать средства по своему усмотрению. «Это жест доверия и смирения», — сказал Гарольд.

Куда ушли деньги от Giving Pledge?

Каждый человек, подписавший Giving Pledge, пишет открытое письмо, в котором объясняет свои мотивы для подписания обязательства, но помимо этого нет официального учета того, куда жертвующие жертвуют свои деньги, или подсчета того, сколько жертвователей пожертвовали.

Они жертвуют на самые разные цели: Фонд Билла и Мелинды Гейтс занимается глобальными проблемами здравоохранения, такими как малярия и ВИЧ, и образованием в США; отдел продаж CRM, -0.85% Генеральный директор Марк Бениофф и его жена Линн пожертвовали средства на решение проблемы бездомности и помощь детским больницам; Генеральный директор Coinbase Брайан Армстронг начал попытки предоставлять прямые платежи в виде криптовалюты людям, живущим в бедности.

Критики, такие как Институт политических исследований, утверждают, что многие участники Giving Pledge делают пожертвования в свои частные семейные фонды или в фонды, рекомендованные донорами (DAF), что означает, что они получают налоговые льготы, но деньги могут не просочиться вниз быстро на местах благотворительных организаций.(DAF — это счета, на которые люди могут вкладывать деньги, которые они намереваются пожертвовать на благотворительность. Жертвователи получают немедленный налоговый вычет, но позже могут решить, какие некоммерческие организации получат деньги.)

«Подарок Майкла Блумберга в размере 1,8 миллиарда долларов Университету Джона Хопкинса для оказания финансовой помощи и устранения потребности в студенческих кредитах является одним из пожертвований, которые меняют правила игры».

— Уна Осили, заместитель декана по исследованиям и международным программам Семейной школы филантропии Лилли Университета Индианы.

«Вместо того, чтобы поддерживать благотворительные организации на переднем крае решения проблем, эти миллиарды в конечном итоге оседают у посредников, пользующихся налоговыми льготами», — Чак Коллинз, директор Программы по борьбе с неравенством и соавтор отчета «Позолоченные пожертвования 2020: как неравенство богатства искажает Филантропия и империлс-демократия», — говорится в недавней статье.

Еще одна критика, направленная против Giving Pledgers, заключается в том, что их пожертвования пошли на «более традиционные цели», такие как образование и здравоохранение, сказала Уна Осили, заместитель декана по исследованиям и международным программам в Семейной школе филантропии Лилли Университета Индианы. «Но если вы копнете немного глубже, вы увидите, что это может быть слишком упрощенно», — сказал Осили MarketWatch.

Некоторые вкладчики сделали пожертвования, которые изменили правила игры, отметила она, указывая на 1 доллар Майкла Блумберга.8-миллиардный подарок Университету Джона Хопкинса для оказания финансовой помощи и устранения потребности в студенческих ссудах, а также недавние усилия по тестированию COVID-19 инициативы Чана-Цукерберга, благотворительной организации, основанной Facebook. ФБ, -1,43% Генеральный директор Марк Цукерберг и его жена Присцилла Чан. (CZI не ответил на запрос о комментариях.)

Bloomberg, чей собственный капитал в настоящее время оценивается в 54,9 миллиарда долларов, пожертвовал 8,65 миллиарда долларов через Bloomberg Philanthropies с момента подписания Giving Pledge в 2010 году.«Пожизненные пожертвования Майка на сегодняшний день составляют более 10 миллиардов долларов, и его пожертвования увеличиваются с каждым годом его жизни», — сказала представитель Bloomberg Philanthropies Рэйчел Наглер.

Блумберг заявил, что планирует раздать большую часть своего состояния при жизни, добавила она. «Его шутка всегда заключалась в том, что он планирует «отдать чек гробовщику», — сказал Наглер.

 Просто дайте деньги бедным: революция развития с глобального Юга

В 2010 году Джозеф Хэнлон, Армандо Баррьентос и Дэвид Халм опубликовали книгу «Просто дайте деньги бедным: революция в области развития с глобального юга» .В книге кратко изложены доказательства преимуществ денежных переводов. Его вывод о том, что и доноры, и правительства должны уделять больше внимания тому, чтобы вкладывать деньги в руки людей, живущих в бедности, оказал большое влияние в то время и продолжает вызывать одобрение десять лет спустя. Следующая запись в блоге Армандо Баррьентоса в 2010 году резюмирует ключевые аргументы:

В богатых странах горстка долларов не имеет большого значения, и действительно, большинство людей в Соединенном Королевстве без раздумий тратят эту сумму на чашку кофе.Но у каждого пятого человека в мире сегодня нет другого выбора, кроме как выживать менее чем на 2 доллара США в день, а 1,5 миллиарда человек борются за то, чтобы жить менее чем на 1 доллар США. Подавляющее большинство пострадавших — дети, каждый из которых — отдельная история несбывшихся надежд и потенциальных возможностей.

Мало кто будет спорить с тем, что «мир, свободный от бедности», является непреодолимой задачей 21 века. Ключевой вопрос заключается в том, как этого добиться. В «Просто дайте деньги бедным : революция развития с глобального юга » (Kumarian Press, 2010) Хэнлон, Барриентос и Халм обсуждают волну нового мышления в области развития, которая захлестнула Юг.Вместо того, чтобы полагаться на крупную и дорогостоящую индустрию помощи, чтобы найти способы «помочь бедным», лучше перевести деньги и ресурсы непосредственно бедным домохозяйствам, чтобы они могли найти эффективные и наиболее эффективные способы вырваться из бедности. .

На этом основаны программы социальных выплат, такие как Oportunidades в Мексике, Bolsa Familia в Бразилии, Пособие на содержание детей в Южной Африке и Национальная схема гарантий занятости в сельских районах Индии .Все они обеспечивают регулярные денежные переводы малоимущим домохозяйствам с целью улучшения их питания, обеспечения того, чтобы дети ходили в школу, и обеспечения регулярных осмотров будущих матерей.

Это не исключает необходимости инвестиций в экономический рост и основные услуги. Небольшие выплаты очень бедным домохозяйствам помогают обеспечить доступ к новым экономическим возможностям и жизненно важным услугам в области здравоохранения и образования. Без таких переводов расходы на транспорт, школьную форму, лекарства и поиск работы вполне могли бы оказаться непомерно высокими.

Программы социальных выплат не сбрасывают деньги с вертолетов. Они тщательно отбирают и контролируют получателей, гарантируют, что они хорошо информированы о целях, и отслеживают результаты. В Латинской Америке трансферты выплачиваются непосредственно матерям, что укрепляет их голос в домохозяйстве. Обязанности правительства и домохозяйств тщательно обсуждаются при регистрации.

Несмотря на попытки индустрии помощи присвоить себе эти инициативы, программы социальных выплат чаще всего являются национальным ответом на местные проблемы.Бразильская программа Bolsa Familia началась как муниципальная программа в Кампинасе в 1994–1995 годах и основана на местных знаниях и опыте того, что работает для сокращения бедности. Индийская национальная схема гарантий занятости , которая гарантирует стодневного труда по требованию безработных сельских глав домохозяйств, также основана на тщательной оценке аналогичных программ в Махараштре и других местах. . Программы социальных выплат имеют высокие начальные затраты, и по этой причине международная помощь важна в странах с низким доходом.Тем не менее, устойчивость и легитимность требуют внутренней политической поддержки и финансирования в среднесрочной перспективе. Раздача денег малоимущим домохозяйствам — это «южный проект», о чем свидетельствует значительное разнообразие программ в развивающихся странах.

Сохраняются важные проблемы, особенно в странах с низким уровнем дохода, не имеющих потенциала для разработки, реализации и финансирования программ социальных выплат. Во многих странах их институционализация сомнительна. Существующие программы социальных выплат необходимо рассматривать как первый этап развития сильных и стабильных институтов, способных защитить бедное и уязвимое население Юга от нестабильности и кризиса мировой экономики.Признавая эти проблемы, в книге делается важный вывод о том, что знания о том, как искоренить бедность, уже доступны бесплатно, если только мы хотим учиться у Юга.

 

Примечание. В этой статье представлены взгляды автора/ученого, а не взгляды Института глобального развития в целом.

Нравится:

Нравится Загрузка…

Является ли предоставление государственных денег каждому американцу лучшим способом борьбы с бедностью?

Чтобы покончить с бедностью, правительство должно просто давать людям деньги, пока они не перестанут быть бедными.

В этом суть так называемого универсального базового дохода (УБД) — спорного понятия передачи денег каждому американцу независимо от потребности.

В наши дни это обсуждается больше, поскольку политики, бизнес-лидеры и ученые пытаются найти способ сократить бедность и компенсировать потерю рабочих мест в результате увеличения автоматизации, которая, как говорят, заменяет рабочих и ведет к стагнации заработной платы.

Кандидат в президенты от Демократической партии и технический предприниматель Эндрю Янг продвигает идею — он называет ее «Дивидендом свободы» — говоря, что каждому американцу нужно давать 1000 долларов в месяц.

Аспекты БОД были реализованы в виде пилотных программ в таких местах, как Финляндия, Канада и Намибия, а также в Стоктоне, Калифорния, и некоторых частях Миссисипи.

Но, как сказал Джон Исланд, профессор социологии и демографии Пенсильванского государственного университета, «демонстраций было слишком мало, чтобы кто-либо мог утверждать, что знает, как это работает».

УБД не совсем новое предложение.

Томас Пейн писал в 1797 году, что гражданам следует платить «земельную ренту», чтобы компенсировать бедность.

Президент-республиканец Ричард Никсон, экономист Милтон Фридман (который консультировал консерваторов Рональда Рейгана и Маргарет Тэтчер) и академический провокатор-либертарианец Чарльз Мюррей (которого во многих кругах называют расистом) поддержали различные аспекты БОД.

И предприниматели, такие как Илон Маск из Tesla и Марк Цукерберг из Facebook, также высказались за идею раздачи денег людям, поскольку технологии Силиконовой долины съедают традиционные рабочие места.

Предоставление 300 миллионам американцев от 10 000 до 12 000 долларов в год будет стоить от 3 до 4 триллионов долларов в год, по разным оценкам.

Многие люди по понятным причинам спрашивают: откуда взялись все эти деньги? Больше налогов? Это может показаться неудачным, особенно для консерваторов, которые говорят, что государственная система социальной защиты и так слишком щедра.

UBI предусматривает, что каждый американец — получатель талонов на питание, а также обитатель особняка — будет получать наличные, поэтому «программа будет свободна от громоздких оценок, необходимых для определения права на участие», — сообщала New York Times.

Поскольку обработка форм, которые люди должны заполнять, чтобы получить государственную помощь, обходится очень дорого, и им трудно предоставить всю информацию, необходимую для подачи заявления, БОД рассматривается как двойная панацея: это снизит административные расходы. , а также устранить клеймо и беспокойство тех, кто просит о помощи.

Но некоторые либералы беспокоятся, что даже если вы дадите людям 12 000 долларов в год — примерно федеральный уровень бедности для одного человека — этого может быть недостаточно, особенно если они заменяют социальное обеспечение или другие программы.

Чтобы опровергнуть этот аргумент, некоторые отмечают, что денег может хватить на оплату основных счетов, что позволит человеку с низким доходом вздохнуть легче, может быть, даже придумать идею для бизнеса или помочь больному родственнику.

Главный консервативный аргумент против БОД состоит в том, что такая программа вдохновит людей уйти из рабочей силы, побудит их к лени или, по крайней мере, лишит их структуры и смысла, которые дает работа, по словам Роберта Райха, бывшего министра труда. .

Третьи опасаются, что предоставление стипендии состоятельным людям отнимет деньги у бедных.

Кроме того, UBI теоретически может стоить так дорого, что может исключить оплату реконструкции инфраструктуры, включая строительство больниц и доступного жилья, сообщает Forbes.

Мария Кефалас, социолог из Университета Св. Иосифа, назвала UBI «интересной идеей, хотя все еще находится на периферии научных кругов».

Но, добавила она, некоторые считают это «неизбежным.”

Кефалас сказал, что по мере того, как все больше рабочих мест будут автоматизированы, все больше людей будут выброшены с работы. По ее словам, БОД рассматривается как «способ притупления дестабилизирующих и вредных жестокостей прогресса». «Нам не понадобятся бухгалтеры, операторы пунктов взимания платы, принтеры, даже журналисты. Нам нужна система, чтобы не «подрывать общество».

«УБД рассматривается как способ защитить капитализм».

Аналитики консервативного Фонда наследия отметили, что вместо того, чтобы потворствовать UBI, почему бы не расширить налоговый кредит на заработанный доход (налоговые возмещения для работающих людей с низким доходом)?

«Поддержка работы за счет налогового кредита на заработанный доход соответствует американским ценностям достоинства и самодостаточности», — говорится в отчете фонда.

В конечном счете, как пишет левый Центр бюджетных и политических приоритетов, политические и фискальные приоритеты таковы, что шансы сделать БОД национальной реальностью «очень малы».

В заключении центра говорится: «Мы живем не в этом мире».

Щедрость означает давать больше, чем просто ваши деньги

Певец Джордж Майкл скончался в день Рождества 2016 года. Он был хорошо известен своими музыкальными работами, но многие понятия не имели, сколько благотворительных организаций он тайно поддерживал за кулисами.Он был преданным филантропом, который делал щедрые пожертвования без ведома общественности.

Но не только деньги он отдавал безвозмездно. Он также выступал для благотворительных организаций, жертвуя своим временем. Он использовал свою известность, чтобы другие знали о различных причинах, но только после его смерти стало известно о масштабах его щедрости.

Если бы у вас были миллионы, вы бы тоже их раздали, верно?

Вы можете подумать про себя, что тому, у кого много денег, легко быть щедрым.Но есть бесчисленное множество историй о бескорыстной щедрости, например, о дворнике, который незаметно накопил многомиллионное состояние. Он жил скромно и всю жизнь ездил на подержанных автомобилях. Он оставил миллионы своей местной библиотеке и больнице.

И помните, щедрость не ограничивается деньгами. Возможно, вы слышали историю о мужчине, путешествующем со своим маленьким ребенком. Ребенок расстроился в самолете, и мужчина не смог его успокоить. Женщина, сидевшая рядом с измученным мужчиной, предложила подержать ребенка, и она смогла его успокоить.

Быть щедрым означает больше, чем просто давать деньги

Представьте, что вы жертвуете свое время на строительство дома для нуждающегося человека. Или отвезти пожилого человека на встречу, потому что он больше не может безопасно водить машину. Или проводить время, гуляя с собаками в приюте для животных. Что бы вы ни жертвовали, вы можете дать гораздо больше, чем просто материальные вещи.

Настоящая щедрость — это сделать что-то хорошее для того, кто никогда об этом не узнает.

Фрэнк А.Кларк

Щедрость — это больше, чем просто дать кому-то что-то физическое. У большинства из нас нет миллионов долларов, чтобы пожертвовать, как бы нам ни хотелось. Но вы все еще можете быть щедрым. Щедрость — это жертва; это стоит вам денег, или это стоит вашего времени или усилий. Это дарить то, что вы хотели бы иметь сами.

Как щедрость связана с сотрудничеством

Щедрость является одним из 4 столпов компетенции Сотрудничества в .Чтобы приглашать других к сотрудничеству с нами, важно знать, как строить партнерские отношения и как быть щедрым со своим временем, знаниями и ресурсами, чтобы свести к минимуму чувство угрозы и конкуренции.

поможет вам изучить свой дух щедрости, во-первых, сообщив вам, как вы обращаетесь к другим, а во-вторых, поделившись простыми стратегиями, которые вы сможете сразу же применить в своей жизни.

© Сильвия Дамиано • Институт «О моем мозге»

5 советов о щедрости
  1. Организация тимбилдинга
  2. Принимать решения, включая других
  3. Напишите записку, чтобы поблагодарить
  4. Посетите больницу
  5. Готовить для друзей

В следующий раз, когда соберете кучу вещей для пожертвования, не берите только старые вещи.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.