Будет ли в ближайшее время расти доллар: Что будет с долларом к лету 2021-го: падение ниже ₽70 или снова рост :: Новости :: РБК Инвестиции

Содержание

Будет ли расти доллар в ближайшее время?

Вопрос соотношения стоимости доллара и российского рубля волнует многих россиян. Следует отметить, что и в других странах бывшего СССР прослеживается заинтересованность в стабильности курса доллара по отношению к местной валюте. Многие цены на товары и услуги для потребителей зависят от роста или падения курса доллара. От того, в какую сторону произойдёт в ближайшее время изменение стоимости доллара в российских рублях, например, зависит целесообразность вложения в рублевые или долларовые депозитные счета. Та или иная валюта также может использоваться для торговли на Forex.

Почему важно, долго ли будет расти доллар?

Прогнозирование роста или падения курса доллара имеет значение для любого гражданина страны, покупающего товары и хранящего материальные сбережения в различной валюте. Стабильный незначительный рост курса доллара практически не отражается на затратах среднестатистической семьи, однако долгий рост курса в связи с экономическими и политическими причинами может стать поводом для беспокойства. Отсюда и поиск достоверных прогнозов касательно будущего курса доллара к рублю в ближайшие недели или месяцы.

Ищем прогнозы: будет ли расти доллар

Узнать такую информацию можно несколькими способами:

  • регулярно просматривать сообщения в СМИ и интернет источниках;
  • иметь связи в среде профессиональных экономистов;
  • заказывать анализ курсов валют у биржевых брокеров.

Первый способ – самый простой, но его нельзя назвать надёжным. Часть информации, найденной самостоятельно, может оказаться недостоверной, либо ложной. Кроме того, для качественного прогнозирования роста или падения курса доллара необходимо понимать основные правила поведения валют на рынке, некоторые основы экономики, в том числе и международной.

Совет от Сравни.ру: если вы собрались всерьез экономить или даже зарабатывать на разнице курсов валют, у вас есть два выхода. Либо экономические курсы для формирования собственных знаний, либо обращение к авторитетным источникам – например, брокерам, постоянно работающим с валютами.

Прогноз курса доллара на 2021 год, сколько будет стоить доллар (USD) к рублю (RUB)

Прогноз курса доллара США на начало и конец 2021 года

Конвертировать 

USD   

На начало года 

76.64 ₽ 

Средний курс 

79.8 ₽ 

На конец года

84.92 ₽

На начало 2021 года курс доллара по ЦБ РФ 76.64 ₽. Стоимость доллара США в сравнении с курсом на декабрь 2020, упала на два рубля семьдесят шесть копеек. Прогнозируемый средний курс доллара на 2021 год составит 79.8 ₽

График прогноза курса доллара

На графике представлена динамика курса доллара США за день, неделю, месяц, в течение 2021 года в удобной графической форме. Статистика в графике отображает рост и падение курса доллара США за различные промежутки времени, что позволяет делать вероятные прогнозы курсов одной валюты по отношению к другой.

Прогноз курса доллара США на 2021 год

МесяцНа начало месяцаНа конец месяцаСреднийМинимальныйМаксимальный
Январь76.64 ₽76.48 ₽76.75 ₽75.33 ₽79.97 ₽
Февраль77.52 ₽77.01 ₽77.95 ₽74.73 ₽80.69 ₽
Март77.93 ₽78.16 ₽78.46 ₽75.36 ₽81.55 ₽
Апрель78.64 ₽78.83 ₽79.48 ₽76.14 ₽80.97 ₽
Май78. 7 ₽79.15 ₽80.32 ₽77.08 ₽81.55 ₽
Июнь79.66 ₽78.4 ₽81.59 ₽77.08 ₽
81.87 ₽
Июль79.8 ₽80.08 ₽80.91 ₽77.63 ₽84.35 ₽
Август81.22 ₽80.58 ₽82.66 ₽79.27 ₽84.66 ₽
Сентябрь81.38 ₽81.47 ₽83.12 ₽78.43 ₽85.42 ₽
Октябрь81.85 ₽80.98 ₽84.82 ₽80 ₽85.89 ₽
Ноябрь83. 15 ₽81.78 ₽83.5 ₽
80.6 ₽
86.34 ₽
Декабрь82.84 ₽83.58 ₽84.92 ₽80.66 ₽86.71 ₽

По мнению финансовых экспертов и аналитиков в течение предстоящего года доллар ожидает укрепление

Предполагаемые изменения курса обмена USD за RUB по месяцам:

  • Январь 2021: Курс продажи составит 76.48 ₽
  • Февраль 2021: Курс продажи составит 77.01 ₽
  • Март 2021: Курс продажи составит 78.16 ₽
  • Апрель 2021: Курс продажи составит 78.83 ₽
  • Май 2021: Курс продажи составит 79.15 ₽
  • Июнь 2021: Курс продажи составит 78.4 ₽
  • Июль 2021: Курс продажи составит 80.08 ₽
  • Август 2021: Курс продажи составит 80.58 ₽
  • Сентябрь 2021: Курс продажи составит 81.
    47 ₽
  • Октябрь 2021: Курс продажи составит 80.98 ₽
  • Ноябрь 2021: Курс продажи составит 81.78 ₽
  • Декабрь 2021: Курс продажи составит 83.58 ₽

Будет ли расти доллар в Кыргызстане? Мнения экономистов

Кыргызский сом пока будто бы не замечает ажиотажа на мировых валютных рынках — доллар держится на уровне 84,9 сома. Но не без вмешательства Национального банка, который только с 11 марта провел две крупные интервенции, вбросив на рынок почти 75 млн долларов. Экономисты рассуждают о том, ждать ли в ближайшее время роста курса валюты.

Кайрат Итибаев:

Вероятность повышения курса доллара связана с очень большой импортозависимостью. У нас даже 80% продуктов питания — завозные. Также у нас сильная зависимость от российской экономики, а именно, рубля. Поэтому, как себя поведет рубль, так и будет реагировать курс сома. С падением рубля ожидается и падение сома.

Давать прогнозы — дело на благодарное, но я осмелюсь. В краткосрочном плане — к концу весны — по худшему прогнозу доллар дойдет до 89 сомов. К осени курс может дойти до 95 сомов, а концу года — до 100 сомов. Усиление санкционных мер в отношении России и повышение цен на продукты питания будут ощутимо влиять на курс валюты.

Эркин Абдразаков:

Пока в стране не будет экспорта, доллар никогда не будет дешеветь. Все контракты заключаются в долларах, выплата госдолга тоже производится в долларах, в сомах с нами никто не будет вести расчеты. Без налаживания отечественного производства доллар будет дорожать.

Интервенции Национального банка не дают никакого эффекта. Еще недавно доллар стоил 68 сомов, сейчас уже 84,9 сома. Интервенции в своих интересах используют разве что несколько крупных банков и агентств.

Сложно сказать, каких отметок может достичь доллар. Но без собственного производства он совершенно точно не будет падать. Не нужно ждать волшебника, который взмахнет своей палочкой и остановит рост валюты.

Сейдалы Мырзакматов:

При падении сома у нас говорят про девальвацию, но девальвация — это совсем другое. Это когда государство намеренно снижает курс национальной валюты, а у нас Национальный банк не может сдержать ее падение. Нацбанку необходимо либо вливать больше денег, чтобы сдержать рост доллара, либо полностью отпустить в свободное плавание. Непонятно, для чего он совершает интервенции. За год доллар подорожал на 16 сомов, страдают как импортеры, так и экспортеры.

Золотовалютные резервы как раз нужны для подобных случаев, которых сейчас 3 млрд долларов. Можно использовать хотя бы 1 млрд долларов. Деньги не исчезнут, Нацбанк просто поменяет одну валюту на другую. Интервенции нужно проводить на 200-300 млн долларов. Понимаю, что это нерыночный метод, но при таком темпе роста доллара завтра нас ожидает социальный взрыв. Либо пусть Нацбанк скажет бизнесу, что больше не будет поддерживать национальную валюту, чтобы они знали к чему быть готовыми.

Про дальнейший курс доллара ничего сказать не могу. Я думал, что он не превысит 80 сомов, но доллар уже стоит почти 85 сомов.

Азамат Акелеев:

Если нефть продолжит падение, то будет падение рубля и сома. А спрогнозировать максимальную отметку курса доллара невозможно.

Нургуль Акимова:

Давайте исходить из другой точки зрения. Есть несколько условий для того, чтобы национальная валюта не дешевела. Если власти не будут пресекать предпринимательство в сфере строительства, недропользования, переработки, логистики и внешнеэкономической деятельности, все наладится. Курс урегулируется и цены не будут расти.

Мы просто должны понять, что если бизнес будет работать, будет создавать рабочие места, добавленную стоимость и, в целом, экономические блага, наш курс будет в порядке. Если ничего не делать, конечно, будет расти. Но у нас же маленькая страна, и государство может реагировать. Допустим, перестать преследовать предпринимателей.

Илимбек Абдиев:

Весной курс сезонно меняется.

Это связано с весенне-полевыми работами и ценой на ГСМ. Также курс доллара зависим от курса рубля, так как мы имеем наибольший товарооборот с Россией.

Национальный банк:

В связи с тем, что в Кыргызстане действует режим плавающего обменного курса, динамика курса зависит от баланса спроса и предложения иностранной валюты. При политике плавающего обменного курса Национальный банк не дает прогнозы по обменному курсу. При этом Национальный банк постоянно отслеживает ситуацию на внутреннем валютном и внешних финансовых рынках и при необходимости проводит соответствующие операции.

На текущий момент ситуация на валютном рынке остается относительно стабильной. С начала 2021 года по 26 марта официальный курс доллара США по отношению к сому вырос на 1,56% — с 83,5 до 84,8 сома за один доллар США. С начала 2021 года по 25 марта, в целях сглаживания резких колебаний обменного курса, Национальный банк провел 4 интервенции по продаже иностранной валюты на сумму 158 млн долларов США.

***

В начале февраля президент Садыр Жапаров поручил Национальному принять всех необходимые меры для недопущения резких колебаний курса валют.

В 2020 году Нацбанк провел 29 интервенций и продал в общей сложности 465 млн 950 тысяч долларов. Самой крупной из них стала сделка от 10 марта прошлого года, когда было выставлено 49 млн 700 тысяч долларов. Однако большая часть интервенций пришлась на ноябрь.

Главный финансовый регулятор проводит интервенции для предотвращения резкого повышения обменного курса валюты. Несмотря на это курс самого доллара по отношению к сому за прошедший год вырос значительно.

Так, по состоянию на 1 января 2020 года его официальный курс составлял 69 сомов 51 тыйын за доллар. В апреле он поднялся до 84 сомов, а в июне-июле до 74-75 сомов. В ноябре он уже вырос до 85 сомов, в декабре немного опустился, остановившись на уровне 82 сома за доллар.

В январе 2021 года американская валюта вновь стала расти, сегодня ее официальная стоимость составляет порядка 84 сомов 90 тыйынов за доллар.

Прогноз курса доллара на завтра

14.06

Инициатива стран G7 требует $40 триллионов и направлена на помощь развивающимся странам

Инициатива стран G7 требует $40 триллионов и направлена на помощь развивающимся странам

14.06

Курс доллара окончательно преодолел психологический порог и устремился вниз: что происходит и чего ожидать

Курс доллара окончательно преодолел психологический порог и устремился вниз: что происходит и чего ожидать

14.06

Курс валют на вечер 14 июня: межбанк, наличный и «черный» рынок

Согласно данным «Минфин», торги по евро закрылись в диапазоне 32,6209-32,6452 грн/евро. Торги по российскому рублю закрылись в диапазоне 0,3728-0,3734 грн/рубль.

14.06

Количество украинских фрилансеров, работающих с иностранцами, возросло на 31%, а их доход — на 18%

Количество украинцев-фрилансеров, работающих с иностранцами, выросло на 31%, а их доход — на 18%

14. 06

Укравтодор с 15 июня начнет размещение долларовых евробондов под суверенную гарантию

Укравтодор с 15 июня начнет размещение долларовых евробондов под суверенную гарантию

14.06

Украина вводит контроль криптовалют: к чему готовиться владельцам биткоинов

Комитет по вопросам цифровой трансформации рекомендовал Верховной Раде принять во втором чтении проект закона «О виртуальных активах», который позволит легализировать рынок криптовалюты в Украине.

14.06

Банки Кубы перестанут принимать наличные доллары с 21 июня

Куба приостанавливает использование долларов США из-за ограничений эмбарго с американскими и иностранными банками.

14.06

Добывать биткоины в Сальвадоре будет государственная энергокомпания. Из энергии вулканов

Добывать биткоины в Сальвадоре будет государственная энергокомпания. Из энергии вулканов

14.06

Что произойдет, если Украина не вернет долги МВФ

В Верховной Раде зарегистрировали проект постановления № 5607 о реструктуризации долга Украины перед МВФ.

14.06

Нацбанк с 27 мая продал на аукционах золотую монету «1 Гривна» на общую сумму почти 7,8 миллиона

Нацбанк с 27 мая продал на аукционах золотую монету «1 Гривна» на общую сумму почти 7,8 миллиона

14.06

Новые правила оформления жилищных субсидий: кто останется без помощи

И кому нужно подавать документы заново

14.06

НБУ снова вышел на межбанк с запросом лучшего курса

14 июня НБУ вышел на рынок с интервенцией в формате «запроса лучшего курса» и выкупает то, что ниже 26,99 гривен.

14.06

Что ожидать от курса доллара на этой неделе: прогноз

На этой неделе ожидается снижение курса доллара к гривне.

14.06

Немонетарные факторы формируют около 90% нынешнего прироста инфляции — Данилишин

Немонетарные факторы формируют около 90% нынешнего прироста инфляции — Данилишин

14.06

ЕС определил лид-менеджеров для размещения первого выпуска бондов фонда оздоровления евроэкономики

ЕС определил лид-менеджеров для размещения первого выпуска бондов фонда оздоровления евроэкономики

14. 06

Прогноз курса доллара и евро в понедельник: пробьет ли окончательно гривна психологический барьер

Этот понедельник на валютном рынке пройдет достаточно динамично с основной интригой — допустит ли Нацбанк дальнейшее проседание курса доллара.

14.06

Курс валют на 14 июня: межбанк, наличный и «черный» рынок

К открытию межбанка доллар потерял в покупке и в продаже 1 копейку. Евро потерял на покупке и на продаже 5 копеек.

14.06

В США золотую монету 1933 года продали за рекордные $18,9 миллиона (фото)

Золотая монета номиналом в $ 20 была продана на аукционе Sotheby’s в Нью-Йорке за рекордную сумму в $ 18,9 миллиона.

14.06

НБУ установил курс гривны на 14 июня

По сравнению с предыдущим банковским днем, НБУ повысил курс гривны на 6 копеек.

14.06

Доллар продолжает дешеветь: что будет с курсом в ближайшие дни

Первая декада июня на валютном рынке прошла под знаком постепенного укрепления гривны.

13.06

Участие Ощадбанка в ФГВФЛ, амнистия капитала и комиссия интерчейндж. Что будет принимать Рада

С 14-18 июня Верховная рада рассмотрит важные финансово-экономические законопроекты, в частности, участие Ощадбанка в ФГВФЛ, амнистию капитала и е-резидентство.

13.06

Оптовые цены на продукты питания выросли на 30% за год (инфографика)

Производители промышленной продукции повысили цены на 33,1% в мае этого года по сравнению с прошлым.

13.06

Компания Безоса продала билет в космос на аукционе за $28 миллионов

Компания основателя Amazon Джеффа Безоса F Blue Origin продала билет на космический корабль New Shepard за $28 млн в ходе аукциона.

12.06

В США подросток стал миллионером на перепродаже обогревателей и бассейнов

Подросток втридорога сбывал игровые консоли, уличные бассейны и обогреватели.

12.06

Нацбанк за неделю скупил на рынке $375 миллионов

С 7 по 11 июня Национальный банк купил на межбанковском валютном рынке $375 млн.

11.06

Прогноз наличного курса доллара, евро и рубля на 12-13 июня

Эта неделя на валютном рынке снова прошла удачно для нацвалюты.

11.06

Цены на нефть лихорадит, подешевеет ли бензин в Украине. Зачем Маск сливает биткоин. Прогноз курса (видео)

11.06

Курс доллара опять падает: что происходит

Курс доллара опять падает: что происходит

11.06

Украина может получить официальное финансирование в сумме $3 миллиарда до конца года — J.P.Morgan

Украина может получить официальное финансирование в сумме $3 миллиарда до конца года – J.P.Morgan

11.06

Курс валют на вечер 11 июня: межбанк, наличный и «черный» рынок

Согласно данным «Минфин», торги по евро закрылись в диапазоне 32,7482-32,7697 грн/евро. Торги по российскому рублю закрылись в диапазоне 0,3762-0,3765 грн/рубль.

Прогноз курса доллара, гривны, евро и рубля на июнь 2021

В мае курс доллара упал, а гривна продемонстрировала укрепление по отношению к иностранным валютам. Так, доллар обесценился с 27,75 до 27,52 грн из-за превышения предложения валюты над спросом на межбанковском валютном рынке за счет сезонных факторов, а евро — с 33,64 до 33,56 грн.

Что будет с курсом гривны, доллара, евро и рубля в июне, какие факторы будут влиять на валюты в следующем месяце и стоит ли их покупать сейчас — в прогнозе .

Прогноз курса доллара на июнь: что будет влиять на валюту

В июне на курс гривны по отношению к доллару традиционно будут влиять возмещение НДС экспортерам, покупка ОВГЗ нерезидентами, ликвидность банковской системы, действия Национального банка на межбанке и уровень мировых цен на продукты экспорта и импорта страны, уверен управляющий партнер компании «Атлант Финанс» Юрий Нетесаный.

Присоединяйтесь к нам в Telegram!

«Однако решающими станут действия регулятора на межбанке. Главными вопросами остаются уровень, на котором регулятор начнет покупать валюту на межбанке для пополнения золотовалютных резервов, и объемы операций экспортеров и импортеров по покупке и продаже валюты на межбанке для ведения собственной коммерческой деятельности».

Юрий Нетесаный

Партнер «Атлант-Финанс»

Юрий Нетесаный

Партнер «Атлант-Финанс»

Отметим, что регулятор уже семь недель не выкупает валюту с рынка — об этом говорится в обзоре Ukraine Economic Outlook. Это связано с ожиданиями нового транша от МВФ в размере $2,73 млрд до конца года в рамках распределения спецправа заимствования среди стран-участниц. Теоретически транш позволит Нацбанку выйти на 100% уровень достаточности резервов и позволит гривне укрепиться для снижения инфляционного давления.

Оценивает ситуацию с курсом в июне как спокойную и экономист «Альфа-Банка» Алексей Блинов.

«С точки зрения внешнего движения капитала сейчас все стабильно, с точки зрения сезонности внешней торговли для гривны она умеренно позитивная. Возможно, в июне будут какие-то новости относительно продвижения или его отсутствия с Международным валютным фондом, однако ни та, ни другая новость с точки зрения баланса валютного рынка вряд ли что-то даст. Ожидания — ровненько, горизонтально», — говорит эксперт.

Такого же мнения придерживается и специалист отдела продаж долговых ценных бумаг инвестиционной компании Dragon Capital Сергей Фурса. По его словам, никаких неожиданностей, связанных с курсом гривны по отношению к доллару, в июне ожидать не стоит. Он считает, что валюта останется на том же уровне, что и сейчас, с возможными минимальными колебаниями.

В то же время Блинов дает более широкий прогноз. По его словам, речь идет о диапазоне 27 — 28 грн за доллар. Нетесаный же утверждает, что в узком диапазоне курс доллара по отношению к гривне в следующем месяце будет на уровне 27,3 — 27,6 грн с возможными краткосрочными колебаниями в районе 27 — 27,7 грн.

«С началом лета нас также ожидает уменьшение деловой активности из-за сезона отпусков. В свою очередь это приведет к уменьшению активности и на межбанковском валютном рынке», — добавляет он.

Прогноз курса евро и рубля в июне

Курс евро традиционно будет зависеть от ситуации на международном валютном рынке и котировок евро/доллар на нем. Нетесаный считает, что в узком коридоре евро следует ожидать в диапазоне $1,21 — $1,22, а в широком — $1,20 — $1,23. Соотношение же пары евро/гривна в узком коридоре составит 32,5 — 33,5 грн, а в широком 32 — 34 грн за евро соответственно. Однако учитывая то, что на сегодняшний день европейская валюта находится почти на пиковых значениях, в ближайшее время следует ожидать коррекции евро как по отношению к доллару и гривне, так и к другим валютам.

Что касается рубля, то из экономических факторов на курс будут влиять цены на нефть и газ на мировых рынках, которые, по прогнозам «Атлант Финанс», будут расти на фоне постепенного возобновления спроса из-за восстановления экономики большинства стран.

«Курс российской валюты следует ожидать в узком коридоре на уровне 0,37 — 0,38 грн, а в широком — 0,36 — 0,39 грн за рубль», — прогнозирует эксперт.

Покупка доллара и евро в июне

Аналитик инвесткомпании Concorde Capital Евгения Ахтырко ранее объясняла , что укрепление курса продлится еще некоторое время, поэтому покупать доллары с целью краткосрочных сбережений может быть невыгодно. С ней согласен и Нетесаный, который утверждает, что оптимальным курсом для покупки может стать уровень в районе 27 грн за доллар и ниже. Среди вышеупомянутых валют, по его словам, наиболее целесообразной выглядит покупка доллара.

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter

Доллар был, есть и будет: что ждет американскую валюту и рубль

На какую валюту делать ставку сегодня в этом таком изменчивом, или волатильном, валютном мире? «Делай что хочешь — все равно пожалеешь», — говорил мудрец, правда, по другому поводу. Чтобы не пожалеть о бесцельно потерянных средствах, спросим у эксперта: реально ли, что доллар и рубль могут уйти на самое дно, и если да — кто будет первым? И чего в ближайшее время ожидать на валютном рынке? Окажет ли поддержку валюте цена на нефть, которой предрекают рост до 70 долларов за баррель к концу года?

фото: Myfin.by

В комментарии Myfin.by финансовый консультант Михаил Грачев высказал свою точку зрения о ситуации на валютном рынке.

«Море волнуется раз…»


– На международном валютном рынке изменения возможны. С большей долей вероятности может произойти так, что в течение ближайших двух-трех месяцев и в перспективе до конца года доллар США будет снижаться по отношению к основным валютам. Точно так же, как у нас в Беларуси, есть валютная корзина Национального банка, на мировом рынке отслеживаются изменения доллара в валютной корзине, основную долю в которой занимает евро (его доля около 60%, остальные проценты делят британский фунт, японская йена, канадский доллар и другие валюты). Снижение индекса доллара к этой корзине весьма вероятно.

Причина в том, что утверждена первая программа помощи экономике США в размере 1,8 трлн долларов. Она уже начала действовать в середине марта. На кону сейчас стоит новая, объявленная президентом Байденом, программа поддержки экономики Соединенных Штатов, которая включает 4 подпрограммы. Если в первом случае все по финансированию было понятно, то со второй программой, которая рассчитана на 3-4 трлн долларов, есть вопросы. Дело в том, что на реализацию этой программы Байден планирует использовать деньги от повышения налогов на крупные корпорации, чего последние категорически не приемлют. Поэтому далеко не факт, что эта программа будет принята.

Но при этом даже тех финансовых вливаний, которые уже сделаны, достаточно для того, чтобы экономика США начала разогреваться. Сейчас там успешно идет вакцинация. Есть прогнозы по росту экономики к концу года порядка 6-7%. Реально ли это — мы увидим по осени.

Этот фактор финансовых вливаний будет оказывать давление на доллар США. Есть вероятность, что будет расти фондовый рынок. К слову, на прошлой неделе индекс Доу-Джонса обновил исторический максимум.

Три кита и большая черепаха

Но все эти факторы никоим образом не скажутся на покупательной способности доллара — это раз, на его ликвидности — два, и на востребованности доллара США как мировой резервной валюты — три.

Вот это те три кита или три слона, на которых находится большая черепаха американской экономики. И вот эти три кита никуда не денутся — это факт. Доллар был, есть и будет. И если будет меняться его курс, то это не скажется на здоровье самого доллара. Поэтому списывать его со счетов не то чтобы преждевременно, но вообще не рационально.

фото: Myfin.by

«И корабль плывет»

Что касается российского рубля, то он ведет себя точно так же, как валюты развивающихся рынков. Он достаточно волатилен и подвержен определенным факторам риска, прежде всего таким, как цены на энергоносители, которые поддерживают его на плаву и удерживают курс. Мы видим, что на этой неделе цена нефти марки Brent укрепилась выше 63 долларов за баррель. Она снижалась в моменте, но благополучно скорректировалась. Цена нефти сейчас вполне комфортно себя чувствует. И вероятность того, что стоимость нефти поднимется к концу года к 70 долларам и закрепится там, достаточно высока, потому что это будет связано с разогревом мировой экономики. Его ожидают после того, как человечество наконец справится с пандемией коронавируса.

А второй фактор, который может потянуть рубль в обратную сторону — это санкционное давление со стороны США и других западных стран. Это уже привело к тому, что последние недели был заметный выход нерезидентов РФ из облигаций Федерального займа.

Но в то же время ОФЗ пользуются активным спросом в самой России и фондовый рынок РФ растет очень хорошо. За 2020 год число физлиц, пользователей так называемых индивидуальных инвестиционных счетов (ИИС), значительно выросло и на 2021 год прогнозируют дальнейший рост. С этой точки зрения, российскому рублю мало что грозит.

Поэтому будем наблюдать за изменениями цен на энергоносители и доллара.

Если говорить в целом, изменения курсов валют не влекут за собой изменений покупательной способности валют, в том числе российского рубля. Все-таки при любых обстоятельствах российская экономика самодостаточна. Есть, конечно, политические риски и шоки, но для того и существуют правительства и финансовые институты, чтобы правильно на них реагировать.

Мнения экспертов банков, инвестиционных и финансовых компаний, представленные в этой рубрике, могут не совпадать с мнением редакции и не являются офертой или рекомендацией к покупке или продаже каких-либо активов или валют.

Если вы заметили ошибку в тексте новости, пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Каким будет курс тенге в ближайшие три года — Forbes Kazakhstan

ФОТО: Depositphotos. com\popaukropa

В среду, 31 марта, Евразийский банк развития в режиме онлайн презентовал свой доклад, посвященный росту экономик государств – участников ЕАБР в 2021, сообщает Sputnik.

Согласно докладу, динамика курсов валют стран — участниц ЕАБР к доллару стабилизируется в текущем году. Средний курс казахстанского тенге к доллару в среднем за 2021 прогнозируется на уровне 421,6 тенге за доллар. Также прогнозируется, что по итогам 2022 курс составит 424,8 тенге за доллар, а по итогам 2023 – 430 тенге за доллар.

Отметим, что официальный курс доллара, по данным Нацбанка Казахстана, на 31 марта составляет 424,34 тенге за доллар.

Аналитики ЕАБР также прогнозируют, что текущий год станет периодом сильного восстановительного роста экономик государств — участников ЕАБР. Ослабление мер социальной изоляции и улучшение внешних условий станут ключевыми факторами усиления потребительского и инвестиционного спроса.

«Экономика Казахстана вырастет на 4% по итогам текущего года и выйдет на докризисные уровни в конце 2021 – начале 2022 года», — говорится в докладе.

Прогнозируется, что по итогам 2022 рост ВВП Казахстана составит 4,5%, а по итогам 2023– 5,1%.

Эксперты предсказывают, что экономики стран — участниц ЕАБР в 2021 будут восстанавливаться даже при реализации рискового сценария, только более медленными темпами. Экономика Казахстана в рисковом сценарии вырастет на 1,8 процентных пункта меньше, чем предполагает базовый прогноз, – на 2,2%.

Ранее премьер-министр Казахстана Аскар Мамин заявлял, что главной целью работы правительства на 2021 является рост экономики Казахстана на уровне 3%. В январе этого года темп роста ВВП составил минус 4,5%, в январе-феврале — минус 2,9%.

ВВП Казахстана по итогам 2020 снизился на 2,6%. Для сравнения, в 2019 ВВП Казахстана вырос на 4,5%.

ЕАБР — международная финансовая организация, призванная содействовать экономическому росту государств-участников, расширению торгово-экономических связей между ними и развитию интеграционных процессов на евразийском пространстве.

Участниками ЕАБР являются Казахстан, Россия, Армения, Таджикистан, Беларусь, а также Кыргызстан.

Почему доллар США продолжает расти, вопреки консенсус-прогнозу 2021 года

Марк Уилсон / Getty Images

Доллар США не получил записку.

Ослабление доллара США благодаря фискальному стимулированию на триллионы долларов, сдержанность Федеральной резервной системы, взявшая на себя обязательство не допустить роста экономики и инфляции, роста государственного долга и двойного государственного бюджета и дефицита международной торговли — все это было призывом к консенсусу в 2021 году.

Вместо этого валюта США выросла по сравнению с основными конкурентами к концу первого квартала, а евро EURUSD, + 0,06% упала до минимума с начала года в четверг, торгуясь около $ 1,1775. Индекс доллара США ICE DXY, -0,03%, мера валюты против шести основных конкурентов, выросла до более чем четырехмесячного максимума в 92,92 в четверг и отскочила на 3,2% в этом году после падения на 6,7% в 2020 году.

Неожиданная устойчивость доллара сказывается на других активах.Более слабый доллар рассматривался как благо для акций США и, тем более, для международных акций. Ожидалось, что более слабый доллар поможет поднять настроение развивающимся рынкам. Также ожидалось, что это станет попутным ветром для быстро растущих сырьевых товаров.

Так почему же вместо этого растет доллар? По словам аналитиков, первое место в списке занимает борьба Европы с внедрением вакцины против COVID-19. Рост числа инфекций и новые и расширенные ограничения бизнеса в нескольких европейских странах негативно сказываются на ожиданиях экономического роста в еврозоне, что приводит к ослаблению прежде крепкого евро.

«Резкое расхождение ожиданий экономического роста в Европе и США является наследием плохого управления по эту сторону Атлантики и оставит шрамы в рыночных ценах», — сказал Кит Джукс, лондонский макро-стратег-аналитик Société Générale .

«Согласно консенсус-прогнозам, рост ВВП еврозоны в 2021 году будет на 1,5% медленнее, чем в США, при относительном ухудшении на 3% с сентября прошлого года и на 2,2% с конца 2020 года. Этот разрыв должен прекратить увеличиваться, по крайней мере. , прежде чем снова станет безопасно продавать доллар », — написал Джакс.

Между тем, стабильные экономические показатели США могут означать расхождение в денежно-кредитной политике, поскольку ФРС собирается начать ужесточение денежно-кредитной политики относительно быстрее, чем Европейский центральный банк. Это может привести к ускорению темпов укрепления доллара в этом году, написали аналитики Джон Шин, Бен Рэндол и Атанасиос Вамвакидис из BofA Global Research во вторник.

По словам аналитиков, резкий откат мировых акций и других активов, рассматриваемых как рискованные, скорее всего, усилит доллар, учитывая традиционную роль валюты как убежища в периоды нестабильности финансового рынка.

«Активный глобальный аппетит к риску, растущие ожидания восстановления мировой экономики и самоуспокоенность ФРС представляют наибольшие риски для нашего конструктивного взгляда на доллар», — заявили они. «ФРС была намного более эффективной в своих коммуникациях, чем ЕЦБ, удерживая доллар на низком уровне, несмотря на гораздо худшие экономические перспективы еврозоны».

Между тем, отношение доллара к мировым рынкам и другим развитым рыночным валютам изменилось, — сказал Оливер Аллен, рыночный экономист Capital Economics.

Capital Economics

Для большей части пандемии существовала относительно прочная взаимосвязь, при которой более слабый доллар приводил к более сильным мировым акциям (см. Диаграмму выше). Это произошло, когда центральные банки в развитых странах снизили процентные ставки до уровня, который они считали эффективным нижним пределом, и пообещали удерживать их на этом уровне в течение некоторого времени, что означало, что относительные изменения ожиданий по процентным ставкам были довольно небольшими, объяснил Аллен. В результате аппетит инвесторов к риску, который, как правило, означал более слабый доллар, стал основным драйвером обменных курсов на развитых рынках.

Отношения начали разваливаться в начале этого года, однако, когда доллар немного отступил, несмотря на то, что мировые фондовые рынки продолжали расти, отметил Аллен. Хотя склонность к риску, вероятно, продолжала влиять на валюты развитых рынков, его подавил рост доходности облигаций США, который был более резким, чем где-либо, сказал он.

Capital Economics ожидает, что доллар укрепится по отношению к иене и евро, поскольку доходность облигаций Японии и еврозоны имеет меньше всего возможностей для роста.

«Политики, похоже, менее склонны соглашаться на более высокую доходность в долгосрочной перспективе, и, особенно в случае еврозоны, мы думаем, что восстановление экономики может потерпеть неудачу», — сказал Аллен.

долларов США (USD) Прогноз и прогнозы

Если 2020 год не был достаточно сложным, потенциальная турбулентность в следующие несколько месяцев будет означать, что рождественский сезон будет больше похож на паузу, чем на перерыв для финансовых рынков.

С наступлением европейской зимы новые волны COVID-19 восстанавливают изоляцию и ограничения. На другом берегу пруда в США ситуация становится все хуже и хуже, с рекордными ежедневными случаями коронавируса и смертельными случаями. Надежды на выздоровление зависят от того, насколько быстро будут внедрены вакцины.

Возвращение Америки к стабильному управлению и возобновление многосторонности должно дать инвесторам и наблюдателям за валютным рынком большую уверенность в 2021 году, но, по мнению Себастьяна Шинкеля, Global Treasury, есть много движущихся частей, влияющих на то, где будут находиться валюты в новом году. Менеджер в OFX.

США: новая надежда

Америка может выглядеть идеально с точки зрения фондового рынка, но этот глянцевый шпон скрывает некоторые шаткие основы. Страна по-прежнему борется с напряженной системой здравоохранения, высоким уровнем безработицы, разделенным правительством и стремительно растущим уровнем долга.

Однако прямо сейчас мечта инвесторов в акции рождается; У администрации Трампа всего несколько недель, и Байден вводит в кабинет опытных, известных лиц, подбадривая инвесторов и помогая фондовому рынку США достичь рекордных высот. Индекс Доу-Джонса достиг легендарных 30 000 пунктов 24 ноября — в день, когда Трамп одобрил передачу власти администрации Байдена.

Огромная сила количественного смягчения (QE) Федеральной резервной системы США удерживала доллар на низком уровне по отношению к другим валютам в последние несколько месяцев, и председатель ФРС Джером Пауэлл не планирует повышать ставки до тех пор, пока не будет достигнута максимальная занятость или инфляция не вырастет примерно 2%. В рамках QE ФРС создает деньги для покупки государственных или корпоративных облигаций, снижая процентные ставки, чтобы стимулировать расходы, а не сбережения.В настоящее время планируется покупать «не менее» 120 миллиардов долларов в месяц для поддержки восстановления 1 до тех пор, пока не появится более ясная картина экономики. Это говорит о том, что слабость доллара, вероятно, продолжится до тех пор, пока ФРС не увидит влияние любых ожидаемых расходов на стимулирование экономики при администрации Байдена.

Однако следует учитывать два фактора, сказал Шинкель. Фондовый рынок США в настоящее время оценивается идеально. По мере приближения вакцины инвесторы могут, наконец, начать более внимательно смотреть на фундаментальные факторы, лежащие в основе оценки акций, и им может не понравиться то, что они видят.Любой негатив может спровоцировать коррекцию, направив инвесторов из акций в безопасные зоны, такие как казначейские облигации США, что подтолкнет доллар США вверх.

Что касается политики, то республиканцы сохраняют большинство в сенате, а это означает, что любые планы демократов по усилению регулирования или повышению налогов с меньшей вероятностью будут реализованы — желаемый результат для инвесторов.

Вот почему второй тур голосования в Сенате Джорджии 5 января предназначен для «всех шариков», как описал его один республиканский стратег. 2 Если демократы победят, они будут контролировать обе дома, и Шинкель говорит, что инвесторам следует остерегаться «большого падения акций и, возможно, некоторого спроса на доллары» из опасений, что антикорпоративная повестка дня будет введена в действие.

Потенциальная кривая валюты: Республиканцы заново открывают для себя фискальный консерватизм, подавляя правительственные стимулы.

Источник: сводные данные прогноза Bloomberg от участников глобальных банков

Китай идет впереди, Азия стремительно гонится за ним

Похоже, что первой и самой быстрой из всех блокировок станет стратегия восстановления COVID-19 для Китая и региона.Ожидается, что в 2021 году Китай вырастет более чем на 7%. 3 , с июля по ноябрь уже зарегистрирован рост на 5%. Большие государственные расходы укрепляют экономику против глобального спада, но, в отличие от других рынков, низкие процентные ставки не будут длиться вечно. Инвесторы продали китайский индекс 25 ноября после того, как центральный банк заявил рынку, что будет поддерживать «нормальную» денежно-кредитную политику — читайте «дальше не ослаблять». 5 Хотя планов по повышению ставок не было, быстрый рост экономики, например, рост производственной деятельности самыми быстрыми темпами за три года 6 означает, что Народный банк Китая (НБК) столкнется с непростой задачей в 2021 году. Юань уже растет в цене, поскольку иностранные инвесторы разделяют мнение Китая о росте, и НБК не захочет, чтобы более высокая валюта сдерживала экспорт. С другой стороны, он захочет убедиться, что экономика не перегревается — это означает более высокие ставки в какой-то момент и более сильный CNH.

Источник: сводные данные прогноза Bloomberg от глобальных банков. Другие развивающиеся рынки в Азии также испытывают повышение курса валюты, поскольку они связаны с любым растущим экспортным спросом, который может последовать за появлением вакцины и восстановлением мировой экономики.По словам Шинкеля, Сингапур и Южная Корея являются двумя выдающимися сторонами с точки зрения своих перспектив, «занимаясь интересными делами и очень хорошо позиционируя себя».

Потенциальная кривая валюты: Эскалация торговой войны спугивает рынки, вызывая бегство в доллары США, японские иены, швейцарские франки и золото.

Источник: сводные данные прогноза Bloomberg от глобальных банков.
Может ли Европа реализовать свой потенциал?

В конце 2020 года Всемирная организация здравоохранения сообщила, что Европа лидирует в мире как по случаям COVID-19, так и по смертельным исходам. 7 К счастью, уровень заражения снова снижается — свидетельство важности ограничения передвижения и экономической активности — но это означает, что Европе предстоит долгая зима, когда рост может быть ограничен.
Евро растет по мере того, как доллар США падает, но с июля застрял между 1,16 доллара США на нижнем пределе и 1,20 доллара на максимуме, сказал Шинкель, и не смог прорваться вверх из-за опасений по COVID-19. В настоящее время лоскутный характер случаев заболевания COVID-19 в Европе затрудняет прогнозирование валюты, но в среднесрочной перспективе «это одна из областей с наибольшим потенциалом» для экономического роста.

Европейская комиссия объявила в конце ноября, что получила 160 миллионов доз вакцины Moderna, так что, если развертывание может произойти быстро, за этим может последовать рост — и повышение курса евро.

Потенциальная валюта: Европейский центральный банк делает все, что в его силах, а это означает, что фискальная политика должна будет поддерживать европейскую экономику. Поскольку внутренние проблемы поглощают государства-члены, добиться консенсуса будет сложно.


Источник: сводные данные прогноза Bloomberg от участников глобальных банков

Британия выходит из финала Брексита

В этом году в Великобритании будет самый резкий экономический спад за 300 лет из-за остановок, связанных с COVID-19, и ее долг, как ожидается, достигнет самого высокого уровня за пределами военного времени.В 2021 году дела обстоят не намного лучше: уровень безработицы, по прогнозам, вырастет до 7,5%, и ожидается, что множество налогов будет держать долг под контролем. 8 Еще больше беспокоит неопределенность вокруг Брексита. Шинкель сказал, что фунт, как и евро, продемонстрировал в этом году еще одну сильную динамику, но все зависит от того, сможет ли он заключить сделку по Brexit с ЕС. «Как только вы почувствуете некоторую напряженность, она, скорее всего, спадет», — сказал он.

Кривый шар потенциальной валюты: Британия удивляет.«Их динамичная экономика может развиваться очень быстро», — сказал Шинкель.


Источник: сводные данные прогноза Bloomberg от участников глобальных банков

Австралия и Новая Зеландия в состоянии поствакцинального мира
Когда вирус почти полностью ликвидирован, у антиподских экономик есть одна из лучших платформ для роста в развитом мире. Шинкель сказал, что Австралия — это «золотая середина» и готовность к поствакцинальному миру, в котором студенты и туризм из Китая, в частности, сразу же подстегнут экономику. В недавнем опубликованном протоколе Резервный банк Новой Зеландии заявил, что экономика оказалась более устойчивой, чем предполагалось ранее, но есть предположения, что NZRB может отправить отрицательные ставки в попытке сохранить конкурентоспособность своего доллара и предоставить больше стимулов. 9 Если ставки упадут ниже нуля, рентабельность инвестиций упадет, что снизит зарубежный спрос на новозеландские активы и побудит инвесторов распродать новозеландский доллар в погоне за более высокой доходностью в других странах.

По словам Шинкеля, в Австралии Резервный банк играет в «выжидательную» игру и уделяет больше внимания сокращению безработицы, чем попыткам снизить курс доллара.По словам Шинкеля, большинство прогнозов предполагают более высокий австралийский доллар в среднесрочной и долгосрочной перспективе, что «имеет смысл с учетом того, где находится доллар США и насколько устойчива австралийская экономика».

Curveball потенциальной валюты 1: Что произойдет, когда в марте будут отменены стимулирующие выплаты правительством Австралии и каникулы по банковским ипотечным кредитам?
Потенциальная валюта Curveball 2: Как Австралия управляет своими торговыми отношениями с Китаем.


Источник: сводные данные прогноза Bloomberg от участников международных банков

Подготовка к году вперед

К сожалению, хрустальных шаров с валютой не существует, и, как мы видели в 2020 году, рынки трудно предсказать. С передачей полномочий США, вызовами COVID-19 и геополитическими колебаниями, изменениями обменного курса никогда не может быть и речи, поэтому имеет смысл рассмотреть ваши глобальные потребности в денежных переводах и цели на 2021 год и быть готовыми. Таким образом, когда колебания валюты представляют возможность или вам нужно действовать быстро, чтобы защититься от движущихся против вас курсов, вы будете чувствовать себя уверенно и контролируете ситуацию. Потому что, когда дело касается ваших денег, осознанные решения — лучшее решение.

Если вы ждете подходящего обменного курса или вам просто нужна небольшая поддержка в процессе перевода, наша команда OFXpert готова помочь 24/7.Свяжитесь с нами сегодня.
______

1 https://www.reuters.com/article/us-usa-fed/fed-keeps-policy-steady-as-biden-inches-closer-to-victory-idINKBN27L0I6
2 https: / /www.nytimes.com/2020/11/19/us/politics/georgia-senate-races-donations.html
3 https://country. eiu.com/china
4 https: // www .spglobal.com / marketintelligence / en / news-insights / latest-news-headlines / covid-19-magnizes-brics-divergence-as-china-solidifies-lead-61053247
5 https: // www.bloomberg.com/news/articles/2020-11-25/china-stocks-retreat-the-most-in-3-weeks-on-liquidity-jitters
6 https://www.reuters.com/article / us-china-economy-pmi / chinas-factory-activity-expands-наиболее быстрыми темпами за более чем три года-idUSKBN28A048
7 https://edition.cnn.com/2020/11/ 25 / europe / europe-coronavirus-deaths-vacation-intl / index.html
8 https://www.bbc.com/news/uk-politics-55072003
9 https://www.reuters. ru / article / newzealand-economy-rbnz-int-idUSKBN26Z0F1

Не переоценивайте падение доллара в 2021 году

Многие наблюдатели склоняются к крайне мрачным прогнозам для доллара на 2021 год.Эта точка зрения иногда ассоциируется с растущим аппетитом к риску, концом цикла сильного доллара или двойным крахом дефицита.

Учитывая кажущуюся случайную природу обменных курсов, прогнозирование курса доллара на 2021 год может быть актом высокомерия.

Тем не менее, доллар действительно может упасть в этом году, но чрезмерно негативный рассказ неоправдан. Многие аргументы в пользу будущего спада не работают.

Во-первых, доллар уже резко падает. Индекс доллара (DXY) в 2020 году упал на 13% с мартовских максимумов и примерно на 7% за год.

  • DXY — это прокси для долларовой торговли по сравнению с основными валютными парами. Три четверти этой суммы приходится на евро или валюты, связанные с евро. Но на эти валюты приходится примерно четверть торговли США. Мартовский пик доллара был искажен паникой на финансовых рынках.
  • Более половины торговли США приходится на развивающиеся рынки. На Китай и Мексику приходится половина этого количества, а на другие азиатские страны добавляется еще пятая или более.
  • Взвешенные индексы Федеральной резервной системы демонстрируют менее резкие движения, чем DXY — доллар упал примерно на 2. 5% в 2020 году (примерно на 5,5% ниже по сравнению с развитыми экономиками и на 0,5% выше по сравнению с развивающимися рынками).

Во-вторых, по мере того, как экономика восстанавливается после Covid-19 и вводится вакцина, аппетит к риску будет сильно отдавать предпочтение недолларовым валютам.

Этот правдоподобный вид необходимо смягчить. Финансовая поддержка и потенциал роста Америки выше, чем у Европы или Японии. Более быстрый рост в США часто поддерживает доллар. Распространение вакцины может быть непростым. Экономические рубцы могут сдержать восстановление.Даже в среде, связанной с риском, будут возникать приступы нестабильности и неприятие риска.

В-третьих, относительно более легкие денежно-кредитные условия США могут спровоцировать продажу доллара.

Изменяющаяся разница в процентных ставках и относительная денежно-кредитная политика являются ключевыми факторами обменного курса. Однако все центральные банки с развитой экономикой снизили процентные ставки до нуля или до эффективной нижней границы и проводят количественное смягчение. Дифференциалы скоростей сжаты. Эта реальность вряд ли изменится в ближайшее время, поскольку центральные банки останутся в режиме ожидания.

Но даже при условии значительного снижения курса доллара Европа и Япония будут беспокоиться о дефляции и потерях экспорта. Европейский центральный банк и Банк Японии повернутся к дальнейшему соглашению.

В-четвертых, цикл сильного доллара заканчивается.

На графике ниже показаны три периода основных движений доллара. В конце 1970-х доллар упал на фоне утраты доверия к экономической политике США из-за резкого роста инфляции. В начале 1980-х доллар резко вырос после того, как Пол Волкер ужесточил денежно-кредитную политику с целью сдерживания инфляции; этому движению способствовали экспансионистская фискальная политика и восстановление доллара после минимумов конца 1970-х годов.До и после глобального финансового кризиса доллар упал, поскольку США добивались валютного урегулирования раньше и более агрессивно, чем Европа и другие страны.

На графике также представлены долларовые циклы продолжительностью не более десяти лет. Действительно, реальный торговый доллар, взвешенный по отношению к доллару, рос в течение последних восьми лет и сейчас находится на сильной стороне. Но доллар далек от пиков, связанных с большими прошлыми колебаниями. Он все еще намного ниже пика эпохи Plaza Accord 1985 года и пика 2002 года после того, как евро упал после его инаугурации, и намного выше минимумов после великой рецессии.

В-пятых, двойной дефицит США обрушит доллар.

С появлением гидроразрыва, дефицит текущего счета США в течение последнего десятилетия оставался на уровне около 2% от валового внутреннего продукта в год, хотя пандемия Covid-19 только усилит его. Чтобы преодолеть кризис, США столкнутся с большим бюджетным дефицитом.

Но в Америке самые глубокие и наиболее ликвидные рынки капитала в мире. Он выпускает ведущий безопасный актив в мире — казначейские облигации США. Процентные ставки находятся на самом низком уровне, и ФРС продолжит покупать большую часть выпущенных долговых обязательств США. Если спрос снизится, небольшое увеличение доходности вернет приток.

Двойной дефицит может стать проблемой в будущем. Но пока что Америка вполне может их профинансировать.

В-шестых, валюты развивающихся стран могут резко вырасти из-за высокого аппетита к риску.

Перспективы валют развивающихся рынков указывают на умеренное повышение.

Юань — хороший кандидат для дальнейшего повышения. Профицит счета текущих операций Китая резко увеличивается на фоне более низких цен на нефть, резкого сокращения оттока туристов, а также сильных средств индивидуальной защиты и экспорта товаров для работы на дому.Счет операций с капиталом поддерживался притоком, обусловленным относительно высокой доходностью государственных облигаций, а также включением акций и облигаций в юанях в индексы глобальных развивающихся рынков. Но власти могут опасаться дальнейших крупных прибылей и осторожно допускать отток капитала.

Мексиканское песо, вероятно, по-прежнему будет поддерживаться относительно высокими процентными ставками и консервативной макроэкономической позицией страны. Азиатские валюты могут испытывать повышательное давление, но будут стремиться его ограничить.

В сумме взвешенный индекс доллара может снизиться в 2021 году, но серьезное обесценивание или обвал маловероятны.Конечно, никогда не игнорируйте случайное блуждание.

Марк Собел — председатель OMFIF в США.

Будущее доллара

Алекс Энтц
Осень 2020

В августе 1971 года президент Ричард Никсон, столкнувшись с растущими расходами из-за войны во Вьетнаме и растущими требованиями репатриации золота, резко оборвал связь доллара с золотом.В мгновение ока «шок Никсона» фактически разрушил Бреттон-Вудскую систему, которая в течение почти 30 лет фиксировала обменные курсы крупнейших экономик мира и обеспечивала конвертируемость долларов в золото — тем самым открывая странную новую эру, которая приведет к плавающей обменные курсы. Всего несколько дней спустя газета New York Times осудила Никсона за то, что он «сделал все возможное, чтобы сломать» международную валютную систему и подорвать доверие к доллару.

Тем не менее, почти через 50 лет после распада Бреттон-Вудса доллар по-прежнему остается доминирующей валютой в мире.От Сидар-Фоллс, штат Айова, до Пномпеня, Камбоджа, он используется в 85% всех валютных операций. Почти две трети всех резервов центральных банков находятся в долларах. Действительно, доллар сейчас кажется более ценным, чем когда-либо.

Может ли продолжаться такое положение дел? Мировые валюты приходили и уходили раньше, и сегодняшняя глобальная взаимосвязь и геополитические потрясения в сочетании с огромными экономическими потрясениями, вызванными пандемией Covid-19, создают новые проблемы.

В частности, китайский юань представляет собой долгосрочную угрозу господству доллара.Растущее значение Пекина на мировых рынках имеет многие признаки экономического подъема в США, который привел в движение доллар. Более того, Китай сделал интернационализацию юаня своим долгосрочным приоритетом, активно продвигая сферу экономического влияния и подталкивая иностранные страны и компании к переходу на его валюту. Размер экономики Китая и его присутствие в центре товарных рынков делают будущее с множеством резервных валют все более вероятным.

Таким образом, вопрос заключается не в , вырастет ли других резервных валют, а в , когда .Тем не менее, даже в будущем с несколькими резервными валютами доллару не нужно терять свою гегемонию и все преимущества, которые дает эта валюта. Посредством осмотрительной политики и принятия решений американские политические лидеры могут сказать, как будет выглядеть переход к многополярному валютному режиму, и гарантировать, что доллар сохранит свое глобальное положение.

ПОДЪЕМ ДОЛЛАРА

Современные резервные валюты — это валюты, которые составляют непропорционально большую долю резервов центрального банка, широко используются за пределами своих стран в физических операциях и широко используются международными финансовыми рынками в контрактах, сделках и финансовых инструментах. Значительное число стран привязывает свои обменные курсы к резервным валютам.

Страна должна выполнить несколько условий, чтобы ее валюта стала основной резервной валютой. Во-первых, у него должны быть активы, которые могут купить инвесторы и другие правительства. У него также должно быть достаточно этих активов для продажи — качество, известное как «глубина», — чтобы покупка одним инвестором актива, деноминированного в валюте этой страны, вряд ли сместила рынок для других активов в этой валюте.

Во-вторых, стране нужен сильный экспортный сектор. Если фирма в Бангладеш часто торгует с фирмой в Соединенных Штатах или часто продает продукты в Соединенных Штатах, у бангладешской фирмы есть стимул торговать в долларах из соображений удобства. Центральный банк Бангладеш, помня о необходимости предоставить этой фирме долларовую ликвидность, чтобы она могла выплатить свой долг и продолжить торговлю, также должен держать доллары в резервах. По мере того, как эти решения становятся снежным комом, в конечном итоге почти все банки и фирмы Бангладеш будут выставлять счета и торговать в долларах. Сильный экспортный сектор увеличивает вероятность того, что эта последовательность снежного кома произойдет в странах по всему миру.

В-третьих, современные резервные валюты поддерживаются частично за счет доминирования определенных рынков, особенно сырьевых и других товаров, которые служат в качестве ресурсов для конечной продукции. Например, мировые товары, такие как нефть, оцениваются в долларах.

В-четвертых, в стране должны быть институты, основанные на верховенстве закона и адекватной прозрачности, которые поддерживают здоровую и надежную финансовую систему.Обычно это включает наличие независимого центрального банка и политическое обязательство воздерживаться от экспроприации иностранных активов.

Наконец, странам, надеющимся создать резервную валюту, нужна удача. Соединенным Штатам удалось сделать доллар центром международного валютного порядка отчасти потому, что Великобритания, отчаянно нуждающаяся в поддержке по ленд-лизу для борьбы с нацистами, имела мало переговорных позиций на Бреттон-Вудской конференции. Хотя создание новой резервной валюты является сложной задачей, после того, как она будет установлена, доминирующую валюту будет трудно вытеснить.

С начала международной торговли и финансов существовало три мировых валюты: голландский гульден (который правил с 17 века до начала 1800-х годов), британский фунт стерлингов (преобладал в 19 и начале 20 веков) и Доллар США (завоевавший господство после Второй мировой войны). Стерлинг обогнал гульден в качестве глобальной резервной валюты после того, как Великобритания стала центром международной торговли, на долю которой приходилось 30% мирового экспорта к 1860 году. Статус Великобритании как колониальной державы укрепил статус мировой резервной валюты, поскольку она могла заставить колонии использовать фунт стерлингов. в сделках.Глубокие рынки Великобритании и невмешательство на рынки золота укрепили господство фунта стерлингов в 1800-х годах, убедив инвесторов в том, что валюта является надежным средством сбережения.

Смещение фунта долларом началось всерьез с подписанием Закона о Федеральной резервной системе 1913 года. В условиях сильной экономики, центрального банка, успокаивающего инвесторов, и тусклых ламп по всей Европе, доллар перестал существовать в международные резервы угрожают стерлингу за господство к концу 1920-х годов.Эта тенденция усилилась после того, как Великобритания, борясь с завышенным курсом фунта, привязанным к золоту, прекратила обменивать фунты на золото в 1931 году. Однако устойчивость резервных валют смягчила удар по стерлингу: даже после того, как британское экономическое доминирование снизилось, внешние эффекты и инерция сети поддерживали Лондон. чрезмерное влияние на межбанковских рынках.

Переход от фунта к доллару не был плавным. В период с 1910-х по 1940-е годы в мире было несколько резервных валют.Указывая на этот период, экономист Барри Эйхенгрин утверждал, что глобальная торговая система может работать с несколькими резервными валютами. Например, накануне Первой мировой войны менее половины мировых валютных резервов находилось в фунтах стерлингов, а одна треть — во франках. Затем, от Великой депрессии до 1944 года, половина государственного долга была деноминирована в фунтах стерлингов, а 40% — в долларах. Только после завершения Второй мировой войны, когда в большинстве других крупных экономик был введен контроль за движением капитала, доллар стал единственной предпочтительной резервной валютой.

Сегодня роль доллара как надежной расчетной единицы и средства сбережения является ключом к его статусу мировой резервной валюты, равно как и роль Соединенных Штатов как ведущего поставщика безопасных активов. В течение последних 20 лет доля доллара в мировых резервах была примерно постоянной и составляла около 62%, по сравнению с 57% в 1995 году. Между тем, доллар в настоящее время является основной якорной валютой примерно для 60% всех стран, по сравнению с менее чем 30% в 1950 г.

ПРЕИМУЩЕСТВА И ОБЯЗАТЕЛЬСТВА

По крайней мере с 1945 года доллар был бесспорным чемпионом в тяжелом весе мирового торгового режима.Американские политики должны желать сохранения этого доминирования по нескольким причинам.

Во-первых, это приносит пользу фискальному положению Америки. Другие центральные банки, особенно в развивающихся странах, хотят иметь активы в долларах, которые они могут легко продать, чтобы покупать свою собственную валюту и поддерживать свою экономику в случае необходимости. В результате большая часть валютных резервов центральных банков неамериканских стран выражена в долларах. Эти массовые покупки создают огромный спрос на U.S. казначейские ценные бумаги, толкающие их цену вверх и оказывающие понижательное давление на процентные ставки в США. Если бы на смену доллару пришла другая валюта, это снизило бы спрос на частный и государственный долг США, побудив инвесторов покупать активы, деноминированные в другой валюте, что вызвало бы рост процентных выплат США по долгу. При исторически высоком уровне долга США даже небольшие изменения процентных ставок будут очень дорогими.

Соединенные Штаты также получают немалую прибыль от сеньоража благодаря интенсивному иностранному использованию долларов в обменных валютных операциях. Сеньораж относится к «прибыли», получаемой правительством, которое выпускает валюту, с учетом разницы между стоимостью валюты и затратами, связанными с ее производством и распределением. В настоящее время примерно две трети долларов хранятся за границей. Эти деньги не приносят процентов, что позволяет Федеральной резервной системе инвестировать деньги, которые она получает взамен этих долларов, в казначейские облигации США, получая таким образом сеньоражную прибыль. По приблизительным оценкам ежегодный прирост сеньоража в середине 1990-х годов составлял от 11 до 15 миллиардов долларов.Сегодня эта цифра может составлять примерно 20 миллиардов долларов.

Кроме того, превосходство доллара защищает экономику США от потрясений, исходящих из-за границы. Независимо от состояния мировой экономики доллар рассматривается как привлекательное вложение. Когда экономика США сильна, инвесторы вкладывают деньги на американский рынок, увеличивая спрос на доллары и укрепляя валюту. Когда мировая экономика слаба или ее перспективы неопределенны, инвесторы также вкладывают деньги в рынок США, что аналогичным образом повышает стоимость доллара. Более сильный доллар изолирует потребителей в США, защищая их уровень жизни. Это преимущество было очевидным во время финансовой паники, связанной с Covid-19 в начале этого года: с 9 по 20 марта, когда глубина проблемы начала снижаться, доллар вырос на 8%, даже когда другие основные валюты упали.

Если бы доллары использовались реже для выставления счетов-фактур, цены в США подверглись бы большему воздействию на обменный курс из иностранных валют. Внешняя политика и деловые циклы будут чаще диктовать цены в Соединенных Штатах, создавая большую неопределенность и устраняя некоторую изоляцию американских потребителей от глобальных экономических потрясений.

Превосходство доллара также повышает конкурентоспособность предприятий США. Американские фирмы не подвержены неопределенности, связанной с колебаниями обменных курсов, и обычно им не нужно хеджировать их. Это особенно верно для корпораций, выпускающих долги в долларах; им не нужно беспокоиться о несоответствии валют.

Более того, гегемония доллара — ценный инструмент для оказания глобального влияния и достижения целей внешней политики США. Статус доллара помогает Соединенным Штатам выдвигать политические приоритеты в многосторонних учреждениях, которые контролируют мировой финансовый порядок.Эти институты, в первую очередь Международный валютный фонд (МВФ) и Всемирный банк, были оплотом влияния США и основанного на правилах порядка против более авторитарных конкурентов. Роль доллара и связанная с этим важность финансовой системы США помогают гарантировать, что Соединенные Штаты остаются доминирующим голосом в мировых делах.

Утрата долларовой гегемонии ослабит способность Соединенных Штатов вести экономическую войну. Наследие войн во Вьетнаме, Афганистане и Ираке заставило американскую общественность смотреть прямо на У.С. вмешательство за границу со скептицизмом, побуждая политических лидеров искать другие средства борьбы с противниками. Экономическая война часто является предпочтительной альтернативой, и в последние десятилетия она все чаще заменяет военные операции. В настоящее время министерство финансов США использует более 30 режимов санкций, направленных против целого ряда стран, таких как Северная Корея, Иран и Бурунди. Эти программы санкций блокируют активы запрещенных физических и юридических лиц, и делают это за счет соблюдения требований субъектов частного сектора.Компании и банки, осуществляющие операции с запрещенными организациями, подлежат огромным штрафам, что способствует усилению должной осмотрительности. Между тем, санкционный запрет запретил иностранным организациям доступ к финансовой системе США.

Поскольку доллар является мировой резервной валютой, санкции США повсеместно соблюдаются. Санкции вынуждают банки и частные фирмы делать выбор между доступом к финансовой системе США или заключением сделок с объектом санкций. Поскольку Соединенные Штаты являются крупнейшей экономикой в ​​мире, это решение не составляет труда для большинства банков и частных компаний, даже если они находятся в зарубежных странах; они просто не могут рисковать заключать сделки с компаниями, нарушающими U.С. санкции. Таким образом, Соединенные Штаты получают значительные внешнеполитические рычаги воздействия на доллар благодаря статусу доллара как резервной валюты.

Если доллар потеряет свое место в качестве доминирующей валюты, он потеряет эти преимущества. Но полная картина статуса резервной валюты не совсем позитивна. Фактически, роль доллара как мировой резервной валюты сопряжена со значительным риском.

Статус резервной валюты имеет тенденцию вызывать, казалось бы, ненасытный аппетит к долгу страны-эмитента, как частному, так и государственному.Если ее не остановить, эта склонность может привести к кредитным пузырям. К примеру, кредитный бум, подпитавший пузырь на рынке жилья в середине 2000-х годов, привел к самой серьезной рецессии за 80 лет. Корни этого финансового кризиса можно проследить до Таиланда в 1997 году, когда пузыри активов вынудили правительство Таиланда девальвировать свою валюту, бат, и разорвать привязку бата к доллару. Это положило начало финансовому кризису в масштабах всего континента, кульминацией которого стал азиатский финансовый кризис 1997–1998 годов. Напуганные внезапно возникшей опасностью восточноазиатских рынков, паевые инвестиционные фонды и другие инвесторы начали продавать свои активы в этих странах, вынуждая центральные банки защищать завышенные обменные курсы, привязанные к доллару, перед лицом крупного оттока капитала. По мере распространения эпидемии несколько центральных банков были вынуждены отказаться от своих привязок, что привело к девальвации своих валют и значительно затруднило выплату существующих долларовых долгов. В течение пяти лет 11 стран столкнутся с долговыми кризисами.

После этих кризисов в развивающихся странах произошли большие изменения. Их центральные банки вкладывались в активы США, создавая огромные долларовые резервы для предотвращения будущих кризисов. Таким образом, примерно с 2000 года цунами иностранных сбережений обрушилось на берега Соединенных Штатов, что привело к снижению стоимости заимствований и увеличению долга как домашних хозяйств, так и фирм.Такой приток кредитов сопровождался повышенным предпочтением надежных активов. Как отмечает Рикардо Кабальеро, профессор экономики Массачусетского технологического института, этот возросший спрос превысил производство безопасных активов в США, что привело к созданию активов, которые были признаны рейтингом AAA, но оказались гораздо более рискованными (например, нынешние -известные транши субстандартных ценных бумаг с ипотечным покрытием). Спрос на долларовые активы, рассматриваемые как безопасная гавань, привел к все большему снижению процентных ставок в США, что подтолкнуло инвесторов к более рискованным классам активов и привело к падению ставок по корпоративным облигациям, ипотечным ценным бумагам и другим структурированным продуктам.Потребление и спекуляции с недвижимостью резко выросли, и когда музыка прекратилась, избыток семейных, государственных и корпоративных долгов привел к повсеместным потерям права выкупа закладных и худшей рецессии в Соединенных Штатах со времен Великой депрессии. В течение следующего десятилетия последует болезненное сокращение доли заемных средств.

Как отмечает Эйхенгрин, исключительная роль доллара «является одновременно и благом, и бременем». Он финансирует наш образ жизни, повышает конкурентоспособность Америки и помогает нам в достижении наших геополитических целей. Но это также дает толчок к спадам, вызванным долгами.Таким образом, главная задача американских политиков состоит в том, чтобы определить, как воспользоваться преимуществами превосходства доллара, избегая при этом его худших излишеств. Но даже для того, чтобы вести такой разговор, политики должны сначала обеспечить превосходство доллара над конкурентами.

КОНКУРЕНТЫ ЗА ДОЛЛАР

В 1970-х и 80-х годах интеллектуалы и американская общественность в более широком смысле считали Японию самой серьезной экономической угрозой для Соединенных Штатов. Хотя после отмены Бреттон-Вудской системы Соединенными Штатами японская иена неуклонно росла, агрессивный рост Японии за счет экспорта взволновал США.С. боится. Американские потребители рассматривали государственную помощь Японии наукоемкой обрабатывающей промышленности как несправедливую и антиконкурентную, вызывающую дисбаланс в торговле между ними. Еще в начале 1990-х годов более четверти американцев считали Японию самой сильной экономической державой в мире, и более половины считали эту экономическую мощь большей угрозой для Соединенных Штатов, чем советские вооруженные силы.

Но сегодня мало кто считает иену достойным конкурентом доллару. После того, как в начале 1990-х годов лопнул огромный пузырь, связанный с двойной акцией и недвижимостью, рост в Японии замедлился, а инфляция рухнула почти до нуля. В 1999 году центральный банк Японии достиг нулевой нижней границы краткосрочных процентных ставок и два года спустя приступил к количественному смягчению. Поскольку эти усилия не смогли улучшить экономическое положение страны, потерянное десятилетие Японии растянулось на два.

Начиная с 2012 года, широко разрекламированный пакет премьер-министра Синдзо Абэ по смягчению денежно-кредитной политики, расширению бюджета и структурным реформам стимулировал возврат к низкой инфляции и поднял стоимость акций.Но рост валового внутреннего продукта (ВВП) Японии остается скудным, и с сокращающимся населением, отношением долга к ВВП почти 250%, корпоративной культурой медленно реформируется и что составляет почти беспрецедентную монетизацию центрального банка. долга, есть основания пессимистично оценивать долгосрочный экономический динамизм Японии.

Так что, если не иена? В последние два десятилетия общепринятым ответом был евро, который был введен в 1999 году. Евро поддерживается Европейским центральным банком, у которого есть ограниченные полномочия, направленные на стабильность цен.Большая часть европейского континента, население которого больше, чем в Соединенных Штатах, перешла на евро. А экономика некоторых стран Европы сегодня является одной из самых динамичных в мире. Более того, около 20% мировых резервов хранится в евро — это вторая по величине доля резервов.

Но потенциал доминирования евро подрывается несколькими серьезными проблемами. Во-первых, евро — это валюта, покрывающая все экономики 19 стран, не имеющих общего рынка активов.Для развития основной резервной валюты инвесторы должны иметь возможность размещать свои деньги на глубоких, ликвидных рынках, а таких рынков в Еврозоне мало. Фактически, уровень рыночного долга Соединенных Штатов примерно вдвое выше, чем у еврозоны. Единственной европейской страной, которая потенциально может соперничать с рынком государственного долга США с точки зрения глубины, будет Германия, но, как известно, немцы — к их чести — трезвы в финансовом отношении. Государственный долг Германии составляет менее 3 триллионов долларов, или всего 10% государственного долга США.С. долг. Необычный размер казначейских и ипотечных рынков США — наряду с динамичным сектором корпоративного долга — создает значительные возможности для резервных банков и инвесторов для покупки активов, на которые они могут легко найти покупателей. На сегодняшний день у евро нет такого рынка.

Евро также сталкивается с анемичным ростом и слабыми перспективами в ближайшие годы. В последние годы Соединенные Штаты росли значительно быстрее, чем Европейский Союз, с гибкими рынками труда и динамичными частными и государственными рынками, подпитывающими тот тип созидательного разрушения, который в значительной степени отсутствует на склеротических рынках Франции и Германии.Это заставляет инвесторов спрашивать, почему они должны вкладывать свои деньги в падающий рынок, когда они могут иметь активы в более стабильной, единой и быстрорастущей юрисдикции.

Последняя проблема еврозоны — ее политика — имеет первостепенное значение. Еврозона, будучи валютным союзом без финансового союза, изо всех сил пыталась компенсировать разрушительные кредитные бумы и спады. Это привело к широкому расхождению в экономических результатах, что подогревает политическое недовольство между странами. В своей книге « Евро: как единая валюта угрожает будущему Европы » 2016 года лауреат Нобелевской премии Джозеф Стиглиц утверждает, что Европе необходимо создать единую банковскую систему и согласиться на взаимное использование долга с Европейской Центральной Банк как эмитент межстрановых обязательств, чтобы евро превосходил доллар.До недавнего времени такое взаимное распределение долга казалось крайне маловероятным: Германия — фактический лидер еврозоны — и «экономная четверка» (Австрия, Дания, Швеция и Нидерланды) торпедировали финансовые переводы в Грецию во время долгового кризиса 2009-2015 годов.

Но Covid-19 может изменить эту динамику. Во главе с канцлером Германии Ангелой Меркель и президентом Франции Эммануэлем Макроном в июле Европейский союз согласился выпустить 750 миллиардов евро в виде общего долга для финансирования финансовых трансфертов странам, пытающимся оправиться от Covid-19. В долгосрочной перспективе частичный характер союза еврозоны может и дальше вынудить ее к еще более тесному финансовому союзу, чтобы спасти экономику периферийных стран во время кризиса. В этом случае реакция на пандемию может стать первым шагом на пути к созданию рынков, которые конкурируют с Соединенными Штатами, по крайней мере, по размеру.

Но более вероятным исходом будет то, что рьяная защита национального суверенитета сорвет усилия по созданию постоянного финансового союза между странами. Учитывая политику, присущую ответственности по долгам, выпущенным для финансирования предполагаемой щедрости другой страны, фискальный союз, скорее всего, останется ограниченным по размеру и предназначен для преодоления кризисов и их последствий, а не станет большой и постоянной чертой блока.Фактически, возможно, что более тесный союз может спровоцировать дополнительную реакцию евроскептиков. Некоторые страны неоднократно угрожали выйти из евро, и после Брексита евроскептические политики в таких странах, как Италия, наделали много шума. Даже если это маловероятно, повторное бегство не следует считать невозможным. А пока инвесторы не найдут защиты в экономике сомнений.

А еще есть Китай. Интернационализация юаня является ключевым элементом стратегии Китая по выходу из политики «пряток», призванной скрыть его подъем.Интернационализация уменьшит зависимость Китая от Соединенных Штатов, поможет стране развивать свои рынки и сделает Шанхай альтернативным финансовым центром. В этом ключе китайское правительство подталкивало частные фирмы выставлять счета и расчеты по сделкам в юанях, требовало от государственных фирм последовать их примеру и поощряло принятие юаня другими центральными банками. Огромная китайская инициатива « Один пояс, один путь », в рамках которой он стремится использовать свои государственные предприятия для финансирования и создания инфраструктуры в 68 странах, также поможет интернационализировать юань, создав торговый порядок, основанный на китайских компаниях и финансовой архитектуре.

После того, как Китай в 2010 году отказался от фиксированного обменного курса, его намерения интернационализировать юань стали очевидны. Рост использования юаня был вызван инвесторами, ищущими доступ к давно закрытым китайским активам. Доля китайской торговли, рассчитываемой в юанях, выросла с 0% в 2010 году до 25% в 2015 году. В 2018 году китайские фирмы начали выражать нефтяные контракты в юанях. Это особенно важно для Китая, который в настоящее время является крупнейшим в мире импортером нефти. Поскольку экономические возможности Китая расширяются и его богатство привлекает больше инвестиций и потребления, все большее число фирм сочтут экономичным выставлять счета и торговать в юанях.Таким образом, рост юаня как вторичной мировой резервной валюты кажется неизбежным.

Но хотя размеры и геополитические цели Китая, похоже, позиционируют юань как непосредственного соперника доллару, страна сталкивается с некоторыми значительными краткосрочными препятствиями. В настоящее время только 2% трансграничных транзакций проводятся в юанях. Фактически, с 2015 года усилия по интернационализации юаня были отменены, и действия Народного банка Китая дали понять, что политические лидеры будут продолжать контролировать стоимость валюты. И вместо того, чтобы продолжать либерализацию своего счета движения капитала, Китай, напуганный оттоком капитала, ужесточил контроль за движением капитала.

Чтобы напрямую конкурировать с долларом за гегемонию, Китаю необходимо отменить контроль за движением капитала, либерализовать процентные ставки и позволить юаню плавать. Все это повлечет за собой существенный сдвиг в ее модели развития, а также ослабление контроля коммунистической партии. Даже в этом случае инвесторы могут не захотеть держать юаней и рисковать дальнейшим воздействием на экономику, демонстрирующую признаки стагнации.Растущее значение Китая на мировых рынках делает юань долгосрочным конкурентом доллара. Но в ближайшей перспективе он будет ограничен преобладающим желанием Пекина сосредоточиться на внутренних рынках как средстве достижения своих более широких социальных и геополитических целей.

Некоторые претенденты на доллар более спекулятивны. МВФ, например, выделяет странам-членам резервный актив, называемый «специальным правом заимствования» (СДР), со стоимостью, основанной на корзине валют. (Китай достиг важной вехи в интернационализации своей валюты, когда МВФ включил юань в эту корзину в 2015 году.) СДР были предназначены для использования в качестве дополнительной формы ликвидности в долларовой Бреттон-Вудской системе, и МВФ с 1970 года выплачивал СДР четыре раза. Но, несмотря на то, что Китай неоднократно призывал к расширению использования СДР в 1980-х и 90-х годах, и снова в 2009 году СДР нашли лишь незначительное использование в качестве резервного актива. Также трудно понять, откуда взялся импульс для использования СДР в нефтяных контрактах или других инвестициях.

Еще есть Libra, новая криптовалюта Facebook. Энтузиасты криптовалюты давно рассматривают распределенные реестры как потенциально способные остановить традиционную банковскую систему, и, как сообщила New York Times после развертывания Libra, Facebook «возлагает большие надежды на то, что Libra может стать основой для новой финансовой система не контролируется сегодняшними влиятельными брокерами на Уолл-стрит или центральными банками. «Стоимость Libra основана на стоимости корзины валют — во многом как SDR — и предназначена для индивидуального использования, в частности, для отправки денег через границу. Эта последняя функция заменит дорогие системы, такие как Western Union и сети из популярных дилеров. в большей части исламского мира.

Стремясь избежать опасений, что частная американская компания управляет своего рода центральным банком, Facebook разумно передал управление некоммерческому совету компаний в Швейцарии, известному как Ассоциация Весов, в котором каждая компания-инвестор будет иметь право голоса. .Но Libra сталкивается со многими из тех же проблем, что и Биткойн, самая большая из которых — это поглощение. Конечно, существует рынок денежных переводов, но вопрос о том, какую пользу от Libra может использовать большинство людей, живущих в странах со стабильной валютой, остается без ответа — большинство людей, вовлеченных в законную деятельность, будут продолжать с удовольствием использовать свою домашнюю валюту, не имея даже Вторая мысль.

Libra — не единственная доступная альтернатива традиционной банковской системе. В прошлом году, возможно, под влиянием заявления Facebook, управляющий Банка Англии Марк Карни подчеркнул доминирующую роль доллара и предложил центральным банкам совместно создать виртуальную валюту, которая будет служить глобальной резервной валютой.Этот вариант имеет очевидные преимущества для стран, которые ощущают побочные эффекты фискальной и денежно-кредитной политики США через экономические связи и связи обменного курса. Однако американские политики поступили бы мудро, чтобы защитить интересы США, отказавшись присоединиться к проекту. Без участия США такой проект вряд ли будет реализован.

СОХРАНЕНИЕ ГЕГЕМОНИИ ДОЛЛАРОВ

Безусловно, у доллара появляются новые соперники, включая евро и китайский юань.Но в ближайшем будущем самая большая угроза первенству доллара — это плохое управление и невнимание со стороны американских политических лидеров. Чтобы и дальше пожинать плоды долларовой гегемонии, избегая при этом ее эксцессов, директивным органам следует подумать о том, чтобы предпринять несколько шагов.

Для начала Америка должна уменьшить свой государственный долг. Уровень долга составлял более 23 триллионов долларов в марте 2020 года, когда Конгресс добавил более 3 триллионов долларов в счет, чтобы обеспечить экономическое облегчение во время пандемии. Прогнозируется, что благодаря этим необходимым, но явно огромным расходам, к 1 октября долг достигнет 100% ВВП или превысит его.Тем не менее, в отличие от популярности фискального консерватизма в Соединенных Штатах в 1990-е годы и всего несколько лет назад, сегодняшние политики по обе стороны прохода, похоже, утратили аппетит к сокращению долга.

Некоторые утверждают, что меньшее беспокойство по поводу долга оправдано. Сторонники современной денежной теории, например, утверждают, что правительство США не ограничено дефицитом, поскольку оно выпускает собственную валюту и может печатать столько денег, сколько ему нужно. Другие скептики в отношении долга предполагают, что приток иностранного капитала в U.С. Шорс из-за глобального избытка сбережений снизит доходность и сохранит процентные ставки на низком уровне в обозримом будущем. Реакция правительства США на Covid-19, кажется, является доказательством этой гипотезы: доходность казначейства США упала до исторического минимума даже при резком росте расходов.

Эта точка зрения, однако, крайне неосмотрительна. Хотя сегодня долг США поддерживается за счет глобальных сбережений, этот долг может быстро превратиться в альбатроса. Высокий уровень концентрации богатства подпитывает бум сбережений, но такое неравенство и раньше колебалось, и иностранные правительства могут найти альтернативные способы использования своих избыточных сбережений.Например, норма сбережений в Китае может упасть, если страна примет программу социального обеспечения. Кроме того, большинство развивающихся стран уже имеют адекватные уровни резервов и могут начать стремиться к более высокой доходности за счет диверсификации в активы за пределами США. Если предупредительные сбережения упадут, страны могут переместить состав резервов из активов США в юрисдикции с более высокой доходностью, что приведет к росту доходности долга США, что может создать взрывоопасную смесь высокой долговой нагрузки и повышения процентных ставок и платежей. Опасаясь монетизации долга, инвесторы могут стремиться быстро вывести инвестиции из долларов, тем самым нанося ущерб привлекательности доллара.

Помимо сокращения государственного долга, политики США должны также работать над сокращением дефицита текущего счета. Торговый дефицит не обязательно уравновешивать положительным сальдо торгового баланса в долгосрочной перспективе; Фактически, США извлекают значительные выгоды из глобального финансового порядка, при котором они поглощают приток капитала в обмен на покупку товаров, экспортируемых развивающимися странами.Однако огромные торговые дисбалансы не могут сохраняться бесконечно, и они не являются необходимыми для Соединенных Штатов, чтобы продолжать предоставлять мировую резервную валюту. Дефицит текущего счета может наводнить мир слишком большим количеством долларов, что приведет к его обесцениванию. Фактически, подобное явление способствовало потере британского фунта стерлингов своего резервного статуса в начале 20 века. И стоит отметить, что в 1950-х и 60-х годах Соединенные Штаты могли предоставлять миру доллары без дефицита текущего счета.

У американских политиков есть несколько вариантов сокращения дефицита текущего счета и сохранения долгосрочной долларовой гегемонии. Во-первых, сокращение государственных расходов и займов не только улучшило бы финансовую позицию и торговый баланс США, но и повысило бы норму сбережений в США — возможно, самый прямой метод обеспечения будущего доллара. Дефицит текущего счета Америки в значительной степени финансирует потребление, при этом обильный иностранный капитал снижает процентные ставки и побуждает домохозяйства брать чрезмерные займы — точно так же, как они это делали в преддверии кризиса 2008 года.Сокращение государственных расходов наряду с принятием налоговых льгот и требованием от кредиторов иметь больше «шкуры в игре», неся большую подверженность риску (особенно по жилищным и студенческим ссудам), будет способствовать увеличению сбережений.

Чтобы уменьшить свой торговый дисбаланс, Соединенные Штаты также должны продолжать экспорт значительных объемов товаров. Несмотря на распространенное мнение, в настоящее время Соединенные Штаты производят и экспортируют почти на рекордно высоком уровне в стоимостном выражении. Если эта ставка начнет падать, очень незначительные импортные пошлины улучшат U.S. условий торговли, тем самым увеличивая экспорт. Торговый дисбаланс также выиграет от усилий по «перегрузке» частей производственно-сбытовых цепочек, критически важных для национальной безопасности и технологического превосходства США. Обе политики указывают на желательность реформ Всемирной торговой организации (ВТО), чтобы освободить место для внутренних политических прерогатив. Отмена некоторых правил ВТО о «глубокой интеграции» при сохранении архитектуры, поддерживающей свободную и открытую торговлю, создаст более прочную модель торговли в будущем.

Наиболее заметная законодательная попытка обуздать дефицит текущего счета была предложена сенаторами Тэмми Болдуин и Джошем Хоули — их законопроект даст Федеральной резервной системе дополнительный мандат на налогообложение иностранных покупок активов США, чтобы помочь сбалансировать приток и отток капитала. Такой налог, если он останется небольшим, скорее всего, не подорвет позиции Соединенных Штатов как основного направления для иностранных инвестиций и не нанесет значительного ущерба привлекательности доллара.Однако налоги в размере, необходимом для приведения текущего счета в равновесие, могут привести к значительным потерям для иностранных центральных банков и других субъектов, ищущих безопасные активы. Это может подтолкнуть кредиты к более рискованным классам активов в других странах, вызвав серию международных пузырей. Кроме того, наделение ФРС полномочиями взимать налоги может еще больше политизировать институт, независимость которого имеет первостепенное значение. Однако налогообложение спекулятивного и краткосрочного иностранного капитала помогло бы сбалансировать дефицит текущего счета и стимулировать более долгосрочные инвестиции, которые были бы менее склонны к образованию пузырей активов.

Законодатели должны также уполномочить ФРС обеспечить функционирование долларовых рынков. Примерно 40% мирового долга хранится в долларах. Когда в стране есть компании, ведущие операции в долларах, предложение в долларах должно частично обеспечиваться фирмами. Таким образом, эти фирмы несут риск обменного курса, а возможность несоответствия валют может спровоцировать глобальную нестабильность. Во время финансового кризиса 2008 года глобальная нехватка долларов представляла серьезную угрозу роли доллара как международной резервной валюты.Затраты по займам для фирм резко возросли, поскольку компании изо всех сил пытались приобрести доллары, необходимые для выплаты долга и заключения сделок. Похожая борьба за доллары произошла в марте, когда инвесторы осознали масштабы кризиса Covid-19.

Чтобы решить проблему нехватки долларов во время финансового кризиса 2008 года, ФРС предложила до 580 миллиардов долларов в виде валютных свопов, восстановив долларовую ликвидность, чтобы ослабить это давление. В период с середины марта по конец апреля этого года 10 центральных банков привлекли 440 миллиардов долларов из быстро восстановленных своп-линий. Передача достаточного количества долларов иностранным центральным банкам во время кризиса — которые они могут использовать для облегчения давления на финансирование внутри страны — усиливает роль доллара как безопасной гавани. Таким образом, для политических субъектов крайне важно побудить ФРС использовать эти полномочия по мере необходимости. Сенаторы, опрашивающие кандидатов в совет управляющих ФРС, должны убедиться, что они поддерживают институт, берущий на себя эту роль.

Соединенные Штаты также должны стремиться минимизировать манипуляции с долларом. После краха Бреттон-Вудса майор У.S. вмешательство на валютные рынки было относительно редким и в основном ограничивалось моментами кризиса — например, G-7 снизила стоимость иены после ядерной катастрофы на Фукусиме в Японии в 2011 году. Заметным исключением было соглашение Plaza Accord в 1985 году. где повышение курса доллара почти на 50% за пять лет вызвало угрозы в Конгрессе принять протекционистское законодательство. Это побудило администрацию Рейгана координировать встречу между министрами финансов США, Великобритании, Франции, Западной Германии и Японии в Нью-Йорке, где они подписали соглашение о координации валютных интервенций, направленных на снижение курса доллара. .Эти меры обесценили доллар на 40% в течение следующих двух лет, спустив спекулятивный пузырь, который подпитывал растущий торговый дефицит США.

В сообщениях, опубликованных летом 2019 года, говорилось, что президент Дональд Трамп рассматривает возможность продажи доллара за иностранную валюту, чтобы ослабить его стоимость и тем самым увеличить экспорт США, обратив вспять укрепление доллара, которое произошло с 2014 года. В соответствии с Законом о золотом резерве 1934 года. Казначейство поддерживает фонд почти в 100 миллиардов долларов для проведения интервенций на валютных рынках.К счастью, администрация решила отказаться от этого предложения. Учитывая его односторонний характер, интервенция США могла быть в короткие сроки подавлена ​​валютным рынком, наводненным триллионами долларов в ежедневных операциях, а неудачная валютная интервенция пошатнула бы уверенность многих, кто смотрит на Соединенные Штаты как на центр мирового экономического порядка.

Недавние призывы критиков ФРС как справа, так и слева положить конец ее независимости или воспрепятствовать ее независимости также должны быть решительно отвергнуты законодателями как безрассудный и прозрачный захват власти, направленный на то, чтобы смазать рычаги печатного станка и повысить авторитет своей партии. политические перспективы.Искусственные бумы всегда и везде создают вполне реальные спады, а исторические свидетельства подтверждают невмешательство. Например, статус фунта стерлингов как мировой резервной валюты поддерживался отчасти потому, что и правительство, и Банк Англии отказались вмешиваться в дела финансовых рынков, даже позволив иностранцам физически экспортировать золото, когда Великобритания использовала золотой стандарт.

Контроль за капиталом и другие меры подрывают доверие инвесторов. Если долговая нагрузка станет значительной и инвесторы ожидают, что Соединенные Штаты будут стимулировать инфляцию, чтобы уменьшить свои обязательства, это приведет к отходу от доллара.Фактически, инфляция — это, вероятно, самый простой способ разрушить гегемонию доллара. Поэтому даже в гиперпартийные времена Сенат должен продолжать тщательно проверять кандидатов в резервный совет, гарантируя, что ФРС представляет различные подходы к денежно-кредитной политике.

Наконец, как упоминалось выше, глобальное присутствие доллара дает Соединенным Штатам мощный инструмент внешней политики. Тем не менее чрезмерное использование санкций несет в себе значительные долгосрочные риски, поскольку может стимулировать США.союзники и торговые партнеры, чтобы уменьшить свою зависимость от доллара. Это также может стимулировать создание альтернативной финансовой системы, подрывая саму «водопровод», в рамках которого действует текущий режим санкций. Действительно, бесчисленные обходные пути к санкционным властям США уже находятся в разработке — например, Инструмент поддержки торговых обменов (INSTEX), разработанный Европейским союзом для поддержания торговых каналов с Ираном после того, как Соединенные Штаты вышли из Совместного всеобъемлющего плана действий и вновь -введены вторичные санкции.

INSTEX пытается обойти вторичные санкции, облегчая то, что функционально является бартерными сделками. Хотя он, скорее всего, не принесет заметных экономических результатов, он представляет собой лишь первую попытку создать параллельную финансовую архитектуру, исключающую доллар. Возможно, наиболее тревожным результатом будут усилия Китая по созданию поддерживаемой государством криптовалюты, которая может быть анонимной и тем самым оградить участников от санкций, предоставляя альтернативные средства для перемещения товаров и денег через границы. Народный банк Китая, как сообщается, экспериментирует в этой сфере с 2014 года. Если компании перейдут к деноминированию товаров в такой криптовалюте, они могут создать надежный обходной путь для международной финансовой системы и подорвать ключевое преимущество статуса резерва доллара.

ВОПРОС ПОЛИТИЧЕСКОЙ ВОЛИ

Инерция на международных финансовых рынках, широкое использование доллара при ценообразовании на сырьевые товары, а также предсказуемость и размер U.Экономика С. — все дает уверенность в том, что доллар останется мировой резервной валютой в обозримом будущем.

Но даже если у доллара не будет серьезных конкурентов в среднесрочной перспективе, подъем Китая и сохраняющаяся неспособность Соединенных Штатов справиться со значительными экономическими дисбалансами делают многополярное будущее наиболее вероятным долгосрочным результатом. Если Китай продолжит стабильно расти, усилит свое экономическое влияние за рубежом и возобновит либерализацию своих финансовых рынков, активы, выраженные в юанях, скорее всего, станут местом притяжения для большего числа иностранных инвесторов. Китай взял на себя обязательство стать ведущей мировой державой к 2050 году, и вряд ли его можно будет отговорить от этого пути.

Приближается многополярность. К счастью, потеря гегемонии доллара не неизбежна; его поддержание в конечном итоге зависит от политической воли. Принимая сегодня жесткие решения по сокращению фискального и торгового дефицита США и сохранению роли доллара как безопасной гавани, американские политики могут продолжать продвигать американские ценности за рубежом и обеспечивать процветание дома на десятилетия вперед.

Алекс Энтц написал это эссе, будучи аспирантом Принстонского университета. Ранее он был старшим аналитиком Федерального резервного банка Нью-Йорка и политическим советником и спичрайтером в Вашингтоне, округ Колумбия.Любые взгляды, выраженные здесь, принадлежат исключительно ему. Автор благодарит одноклассника из Принстона Эрика Паролина за его вдумчивые идеи.

Будущее U.

S. Dollar

Участники дискуссии обсуждают роль доллара США после COVID-19, варианты альтернативных валют и влияние экономической и внешней политики США на обе.

ТАЙСОН: Добро пожаловать на сегодняшнее заседание Совета по международным отношениям на тему «Будущее доллара США». У нас очень выдающаяся группа, и у нас очень ограниченное количество времени. Я Лаура Тайсон — я профессор Школы бизнеса Хааса Калифорнийского университета в Беркли. У нас более пятисот участников, которые онлайн для этого увлекательного и важного разговора.Итак, без лишних слов, я хочу убедиться, что все знают участников дискуссии, а затем задать им всем вопрос. Итак, с нами Эсвар Прасад, он профессор Корнельского университета и старший научный сотрудник Брукингского института. У нас есть Кармен Рейнхарт, вице-президент и главный экономист Всемирного банка. И у нас есть Бенн Стейл, старший научный сотрудник и директор по международной экономике в Совете по международным отношениям. Отличная панель, и я хочу начать разговор с общего вопроса, а именно, находится ли сейчас под угрозой статус доллара как доминирующей мировой валюты? Если да, то какое это имеет значение? Если да, то каковы причины? Если да, то каковы средства правовой защиты? Все члены нашей группы задумывались над этим очень серьезным набором вопросов. И я собираюсь начать разговор в алфавитном порядке, поэтому я передам его Эсвару Прасаду. Эсвар?

ПРАСАД: Спасибо, Лаура. Как и на самые важные вопросы в экономике, ответ на ваш вопрос — «в зависимости от обстоятельств». Это в значительной степени зависит от того, что именно человек считает важной ролью доллара на международных финансовых рынках. Теперь как расчетная единица и средство обмена, то есть как валюта, которая используется для обозначения торговых или финансовых транзакций или для целей платежей и расчетов, можно очень хорошо увидеть, что роль доллара, возможно, уступает место другим валютам. .Примерно три или четыре года назад был период, когда евро фактически стал доминирующей платежной валютой в мире, хотя ситуация снова изменилась, и доллар снова стал доминирующей платежной валютой.

Но есть причины, по которым можно ожидать, что другие валюты — китайский юань — возможно, даже другие валюты развивающихся рынков начнут играть более значительную роль в международных торговых операциях. Однако, когда мы думаем о превосходстве доллара как резервной валюты, то есть о его роли как средства сбережения, мы попадаем на совершенно иную территорию.Доллар изменился, несмотря на то, что мировой финансовый кризис начался в США, несмотря на то, что США сильно пострадали во время спада, вызванного пандемией. Не похоже, что есть большая альтернатива доллару США. Во времена потрясений на мировых финансовых рынках инвесторы хотят безопасности. И оказывается, что на самом деле есть только одна валюта, которая обеспечивает такую ​​безопасность, которую, похоже, хотят международные инвесторы, — это доллар США.

Это не обязательно означает, что U.С. будет так же доминировать в мировой экономике, как и в прошлом, Китай быстро догоняет. Но с точки зрения глубины и широты его финансовых рынков, то есть количества иностранных активов, к которым имеют доступ инвесторы, объема торговли, которая ведется на этих рынках, а также институциональной основы, поддерживающей валюту, трудно представьте себе соперника доллару. Есть мнение, что есть и другие валюты, такие как юань, наступающие на пятки доллару.То, что мы наблюдали в последние несколько лет, на самом деле является кое-чем интересным: произошла переоценка относительной важности валют второго уровня, в которую я бы включил евро. Таким образом, положение доллара остается доминирующим, как всегда, как резервная валюта. Я не думаю, что это изменится в обозримом будущем.

ТАЙСОН: Хорошо, спасибо. Итак, доктор Рейнхарт, согласны ли вы, хотите вы по-другому взглянуть на это? Вы удивлены тем фактом, что на самом деле, как сказал Эсвар, события, кажется, несколько стабилизировали его? Итак, д-р.Рейнхарт?

РЕЙНХАРТ: На самом деле трудно не согласиться с 99,9% того, что только что изложил Эсвар. Позвольте мне начать с небольшого фона с точки зрения исторической роли доллара. И это, знаете ли, его доминирование. Я не преподаю историю, но очень быстро ее известность была установлена ​​и закреплена в Бреттон-Вудсе. А после развала Бреттон-Вудса по ряду причин он сдал позиции и сдал позиции в течение 80-х годов. Вы знаете, помимо известности немецкой марки в то время, был еще и блок рубля.Это актуально для сегодняшней дискуссии, потому что что можно сказать о параллельном блоке юаня? Итак, у него была послевоенная траектория, у нее были, знаете ли, спады и пики. И прямо сейчас, как подчеркнул Эсвар, вы знаете, вопреки ожиданиям в некоторых аспектах, учитывая, что, вы знаете, рост доли мирового ВВП, который имеет Китай, доллар близок или находится на пике в качестве глобальной резервной валюты, и это не просто резервная валюта того, что держат центральные банки, это валюта, в которой развивающиеся страны выражают свои долги.Это также то, какую роль он играет в политике обменного курса, кто, вы знаете, к какой валюте привязывают свою валюту развивающиеся рынки, и, судя по всем этим показателям, доллар действительно становится сильным. Я скептически отношусь к мнению, что замена доллару не за горами. Во-первых, финансовые учреждения и инвесторы не держат доллары, они держат доллары, у них есть долги, а ликвидность, глубина рынка казначейства США на данный момент не имеет себе равных.

И одной из причин, есть и другие, но одной из причин, по которой рост доллара по отношению, скажем, к евро в условиях кризиса после 2008 г., был в том, что докризисный, до 2008 г. глобальный финансовый кризис, к лучшему или к худшему восприятие заключалось в том, что существовал евро и был суверенный долг на рынке евро.После кризиса стало ясно, что не существует рынка фиксированного дохода в евро в чем-либо похожем на однородность, что долг Греции сильно отличается от долга Германии, а долг Германии сильно отличается от долга Ирландии и так далее, и тому подобное. Итак, с точки зрения механики глобальной финансовой архитектуры, евро фрагментирован таким образом, что это контрастирует с очень непараллельным рынком казначейства.

Курс юаня интересен, потому что примерно до 2015 года считалось, что курс юаня будет укрепляться, а также мнение о том, что рост реальной экономики Китая будет сопровождаться усилением финансового господства, поскольку хорошо.Вы знаете, что интересно, я провел довольно много исследований по зарубежному кредитованию Китая, в первую очередь развивающимся странам и в основном странам с низкими доходами. Теперь подавляющая часть этого кредитования также деноминирована в долларах. Итак, в отличие от, я исторически имел в виду рублевый блок, в котором внутренние транзакции Восточной Европы и рублевой блок действительно были рублями. Вы знаете, Китай, для сравнения, является крупнейшим официальным кредитором, он больше, чем все кредиторы Парижского клуба вместе взятые.И эти долги, эти транзакции в основном деноминированы в долларах, так что мы можем обсудить среднесрочные перспективы и некоторые из предупреждающих знаков, на которые можно обратить внимание, чтобы увидеть, что это, знаете ли, теряет свое значение, но в ближайшем будущем — в смысле, это касается вопросов, о которых Эсвар уже говорил, конкурента трудно найти. Позвольте мне остановиться на этом.

ТАЙСОН: Отлично, спасибо. Итак, Бенн, я знаю, что мы говорили о юанях как о претенденте, и поэтому мы слышим здесь, что, возможно, несколько лет назад это выглядело так, как будто юань может быть, но явно не разработано до сих пор, что вы думаете о будущее, среднесрочная перспектива — я бы также связал это с COVID, меняет ли COVID каким-либо образом ваш взгляд на среднесрочные перспективы?

STEIL: Начнем с COVID. COVID, я думаю, в значительной степени не был событием с точки зрения международного положения доллара, и это потому, что ФРС очень хорошо справилась с ростом международного спроса на доллары. Как вы помните, в середине марта был период безумной борьбы, когда все отчаянно боролись за доллары, и ФРС потребовалось немало времени, чтобы сориентироваться. В то время ФРС выкупила у инвесторов рекордные $ 450 млрд казначейских облигаций, но я думаю, что они справились с ростом международного спроса на самом деле намного лучше, чем с первоначальным всплеском и внутренним спросом.К концу марта ФРС распространила соглашения о валютных свопах на пятнадцать центральных банков за рубежом. У пяти был постоянный доступ к свопам, они добавили девять в экстренном порядке, и в первые несколько недель апреля они предоставили иностранным центральным банкам почти полтриллиона долларов кредитов через валютные свопы. Кроме того, хотя этому не уделяется особого внимания, еще около 170 центральных банков по всему миру имеют доступ к кредитным линиям ФРС, используя казначейские облигации США в качестве обеспечения. Так что я думаю, что ФРС проделала чрезвычайно компетентную работу на международном уровне, взяв за образец 2007 год.Я думаю, что в 2007 году, вы знаете, ФРС в основном импровизировала, но у них был такой план действий, они отряхнули его и хорошо с этим справились.

Теперь, глядя в будущее с упором на юань, я отчетливо помню эту статью на первой полосе в журнале Economist в 2014 году, в которой говорилось, что интернационализация юаня была «безжалостной и неудержимой». Это был почти безупречный момент, потому что менее чем через год после выхода статьи интернационализация юаня резко повернулась вспять.В 2015 году курс юаня достиг своего пика, с точки зрения доли глобальных платежей, он достиг 2,8 процента. Через три года этот показатель снова снизился до 1,6 процента. Прямо сейчас это около 1,8 процента. Он был довольно стабильным, поскольку процент от общих валютных резервов центрального банка составлял около 2 процентов. Так что случилось? Я считаю, что идея интернационализации никогда не была по-настоящему ясной, дело не в том, что люди боролись за юань, потому что они хотели использовать его для международных платежей. С 2005 по 2013 год курс юаня стабильно и последовательно рос, почти месяц за месяцем. И, как мы знаем, Народный банк Китая замедлил это повышение. Но покупка юаней в тот период рассматривалась как односторонняя ставка. Таким образом, в юань шли огромные спекулятивные потоки. После 2014 года это прекратилось. И, как вы знаете, с тех пор НБК время от времени приходилось вмешиваться, чтобы поддерживать курс юаня. Как только эти спекулятивные притоки прекратились, интернационализация юаня пошла в обратную сторону, и на самом деле нет никаких признаков того, что мы видим, что юань выступает в качестве какого-либо конкурента Соединенному Королевству.С. доллар.

ТАЙСОН: Итак, Кармен упомянула идею блока. Таким образом, одна из возможностей заключается в том, что юань становится все более важным в торговом блоке, в котором доминирует Китай. Я хотел понять это. Кроме того, я знаю, что Эсвар говорил о росте цифровой валюты, цифровой валюты центрального банка в Китае, и может ли это изменить ситуацию? Итак, Кармен, почему этого нельзя было сделать — я не знаю, почему Китай предоставляет ссуды в долларах и почему бы со временем не развить блок, ориентированный на юань, вокруг его собственных торговых и финансовых транзакций? А теперь я пойду в Эсвар, чтобы просто подумать о цифровой валюте здесь.

РЕЙНХАРТ: Итак, это действительно подходит к сути того, что говорил Бенн, вы знаете, у вас был период, когда Китай рос двузначными числами, его валюта была действительно односторонней ставкой, она неуклонно росла и в течение Этот приток капитала — фаза большого притока капитала — идея финансовой либерализации также укоренилась, вы знаете, беспокойство по поводу бегства капитала не было нигде до 2015 года. вы знаете, метрическое снижение курса юаня, которое было воспринято как сигнал о поворотном моменте.Результатом этого стало ужесточение контроля за движением капитала, в частности контроля за оттоком капитала. Вы знаете, что касается глобальной резервной валюты, контроля за движением капитала, вы знаете, как говорил Руди Дорнбуш, вы пошли на вечеринку, потому что знали, что можете уйти в любое время, когда захотите, иначе вы бы не пошли. И это был большой поворотный момент. Теперь это полностью спекулятивно. У нас может быть конъюнктура, они снова предприняли шаги по либерализации некоторых притоков туда, по сути, совсем недавно были, вы знаете, большие потоки облигаций в результате либерализации, которая, вы знаете, есть некоторые, вы знаете, некоторое возвращение в это измерение. Но вы знаете, что для глобальных финансовых транзакций конвертируемость по-прежнему остается, и контроль за движением капитала по-прежнему остается серьезным препятствием.

А что насчет цифровой валюты центрального банка? Что ж, он сталкивается с некоторыми из тех же проблем. Верно? Да, вы знаете, что двустороннее кредитование Китая странам с низкими доходами, о которых вы знаете, резко возросло, особенно в период быстрого роста, когда им было необходимо много товаров — они были крупными покупателями товаров. А также, не прерывая разговора, но вы знаете, что страны-получатели, экспортеры сырьевых товаров с низким доходом имели относительно чистые балансы в то время из-за Инициативы HIPC [Бедные страны с крупной задолженностью].Это списание долга, и поэтому они выглядят как привлекательное место для кредитования.

После COVID будет сомнительно или очень подозрительно, останутся ли эти страны важным направлением для китайских исходящих потоков. И, сказав это, вы знаете, это связано с вашим вопросом о цифровой валюте центрального банка — может ли Китай в этих двусторонних соглашениях выражать часть своего долга в юанях или в новой цифровой валюте центрального банка, да, но зачем ему это делать? На самом деле это совсем не понятно. Я хотел бы подытожить, как вы знаете, тот момент, который мы можем наблюдать, если расхождение, скажем, между ростом Китая и ростом США идет в том направлении, которое мы наблюдали недавно, учитывая, что Китай получил свой дом для пандемии порядка раньше, чем в остальном мире, мы можем увидеть период возобновления притока. Но это другая цикличность, если хотите, или вы знаете, а не некоторые из структурных вопросов, которые мы здесь обсуждали.

ТАЙСОН: Верно. Итак, Эсвар, вы писали о подъеме цифровой валюты центрального банка в Китае.Поэтому мне хотелось бы узнать ваше мнение о том, укрепляет ли это перспективы юаня. А также, может быть, мы сможем сделать этот переход в ваших комментариях, почему нам должно быть до этого дело? Что мы делаем в Соединенных Штатах, что может ослабить американскую валюту? И как мы это сделаем, что будет опасно для США? Итак, позвольте мне обратиться к Эсвару.

ПРАСАД: Прежде чем я отвечу на ваш набор вопросов, Лора, я должен сказать, что многое из того, что я знаю в области международных финансов, я узнал из разговоров с Кармен и из ее работ, поэтому мне очень хочется услышать, что 0 . Она не согласна с 1% моих первоначальных замечаний, потому что я уверен, что мы многому научимся на этом.

Что касается вопроса Китая, я думаю, стоит иметь в виду, что, как указали и Бенн, и Кармен, первоначальное обещание валюты, похоже, не было выполнено. И я думаю, что на самом деле все сводится к доверию, китайское правительство обязалось держать счет движения капитала открытым, то есть разрешить свободный поток капитала как в китайскую экономику, так и из нее, а также перейти к рыночному обменному курсу, при котором Народный банк Китая, центральный банк, не вмешивается широко, чтобы контролировать стоимость обменного курса.Ни одно из этих обязательств не кажется полностью жестким. Как отметила Кармен, когда давление на счет операций с капиталом начало нарастать в результате значительного оттока капитала в 2015 и 2016 годах, Китай действительно вернулся к старой схеме использования контроля за движением капитала. Таким образом, на данный момент у нас действительно есть значительный приток капитала в Китай, потому что Китай действительно предоставляет множество возможностей для инвесторов для повышения доходности и лучшей диверсификации. Но я думаю, что большие вкладываемые деньги — это действительно пассивные деньги, потому что Китай включается в индексы фондов акций и облигаций по всему миру.Но тех потоков, которых можно было ожидать, учитывая, что Китай теперь распахнул свои двери, особенно рынки корпоративных и государственных облигаций для иностранных инвесторов, а также в основном свои фондовые рынки, мы не видим такого большого притока, и я думаю, что это доверие это проблема.

Это касается более широкого момента, который связывает то, что сдерживает китайский юань, и то, что поддерживает рост доллара США, что, как я думаю, сводится к институциональной структуре и имеет некоторые важные элементы.Поэтому, если вы думаете не просто о резервной валюте, а о валюте-убежище, к которой инвесторы во всем мире обращаются в трудные времена, вам нужны определенные институциональные элементы, такие как независимый центральный банк, вам нужно верховенство закона, например что даже правительство должно играть по установленным правилам, вам могут нравиться или не нравиться правила, но даже правительство связано ими, и вам нужна институционализированная система сдержек и противовесов. У Китая нет такой институциональной основы.Теперь можно с уверенностью сказать, что за последние четыре года, в частности, каждый элемент институциональной структуры, о которой я упоминал, был подорван в США. Верховенство закона не совсем то, что было, независимость ФРС. опять же, был поставлен под сомнение, и система сдержек и противовесов, похоже, работает не очень хорошо. Но в международных финансах все относительно.

Итак, если вы соберете эту комбинацию институциональной структуры и надеетесь, что система сдержек и противовесов сработает в U.С., если сложить воедино и, как говорила Кармен, огромную глубину рынков ценных бумаг США с фиксированным доходом, особенно рынка казначейских ценных бумаг и ликвидность на этих рынках, альтернативы действительно нет. Так имеет ли это значение для США? Имеет ли это значение для мира? В преддверии глобального финансового кризиса обеспокоенность заключалась в том, что это доминирование доллара позволяло США в основном уйти с рук с очень большим дефицитом текущего счета, заимствованиями у остального мира по очень низкой цене, и что это создавало дисбалансы в глобальные потоки капитала. Эти дисбалансы действительно немного исчезли после мирового финансового кризиса, но они вернулись, и, безусловно, уровень долга США перед остальным миром накапливается, даже если он может быть несколько завышен в официальных показателях, но это еще большая сумма. Это потенциальная проблема. Но снова возникает вопрос, нет ли альтернативы, если нельзя думать о лучшей системе, может быть, однополярный мир — не лучший из всех возможных миров, но среди доступных миров он может быть не таким уж плохим.

ТАЙСОН: Итак, Бенн, вы писали о роли частого использования финансово-экономических санкций США как о чем-то, что вызывает во всем мире вопросы о зависимости от доллара, поскольку в основном США, похоже, готовы вмешаться в финансовые рынки и представить экономические санкции, которых другие страны могут не захотеть делать. Считаете ли вы, что с нетерпением ждем — это связано, я думаю, с точкой зрения Эсвара о том, что институциональная база в США несколько ослаблена.- Как вы думаете, что являются основными вещами, которые США могут сделать, чтобы укрепить свою роль глобального поставщика валюты?

STEIL: Позвольте мне кратко коснуться вопроса Китая, а затем я перейду к вопросу США. Во-первых, с точки зрения усилий китайского правительства по интернационализации юаня, есть долгосрочная перспектива и краткосрочная перспектива, и они противоречат друг другу. В долгосрочной перспективе нет никаких сомнений в том, что китайскому правительству нравится идея интернационализации юаня, и оно предпринимает шаги для ее продвижения.Но в краткосрочной перспективе этому есть много препятствий. Во-первых, международные транзакции за пределами Китая, все еще в подавляющем большинстве случаев номинированные в долларах, поэтому большая часть финансирования из Китая в рамках Пояса и пути осуществляется не только в долларах, когда оно в юанях, но и часто обменивается на доллары. Итак, знаете, Китай мало что может сделать в краткосрочной перспективе. Во-вторых, сам Китай находится в состоянии конфликта, потому что в условиях кризиса, который мы переживаем сейчас, потоки капитала нестабильны, Китай часто хочет стимулировать приток долларов, потому что ему нужны доллары.Так что в краткосрочной перспективе мы можем ожидать, что Китай будет периодически предпринимать действия, направленные против интернационализации юаня.

Что касается цифровой валюты, я считаю, что она имеет исключительно внутреннее политическое и экономическое значение, а не международное значение. Это усилит власть КПК над внутренними финансовыми транзакциями и ослабит власть частных и государственных финансовых учреждений в стране, а также будет способствовать усилению контроля КПК над социальными взаимодействиями.Например, система социального кредита, в той степени, в которой правительство контролирует, по сути, все финансовые операции, оно может использовать доступ к этой системе как очень мощный инструмент, чтобы заставить людей вести себя так, а не иначе. Так что я считаю, что это значение в подавляющем большинстве случаев является внутренним.

Что касается США, то мы с вами обсуждали это раньше, и я думаю, что самая большая угроза продолжающемуся господству доллара США на международном уровне — это поведение Соединенных Штатов.В частности, за последнее десятилетие мы все более агрессивно использовали финансовые рынки и санкции по понятным причинам. Они являются очень мощным инструментом, чтобы заставить страны вести себя определенным образом, а не другим, потому что странам нужен доступ к долларам США для проведения любых международных финансовых операций. Проблема в том, что чем больше вы используете этот агрессивный инструмент, тем больше мы можем ожидать, что остальной мир приспособится к нему, найдет альтернативные механизмы. Это похоже на чрезмерное использование антибиотиков для лечения определенных типов бактериальной инфекции.Антибиотики могут быть очень мощными, но если ими злоупотреблять, вы ожидаете, что бактерии мутируют и станут устойчивыми к антибиотику, и тогда вам придется разработать новые антибиотики. И действительно, мы видим, как мир начинает разрабатывать новые антибиотики против финансовых санкций США. В частности, Иран, как вы знаете, дал Европейскому Союзу огромный импульс для начала разработки альтернативной международной платежной системы, которая не будет иметь никакого отношения к платежной системе, основанной на долларах США. Он все еще находится в зачаточном состоянии, но, опять же, чем больше мы продолжаем использовать этот инструмент способами, которые остальной мир находит оскорбительными, тем больше мы можем ожидать, что мир будет инвестировать в альтернативы, которые со временем могут начать сокращать влияние доллара на международном уровне.

ТАЙСОН: Пора обратиться к аудитории, но я хочу воспользоваться моментом, чтобы задать вопрос Кармен, потому что это то, чего здесь не было. Итак, Кармен, вы много писали о том, как страны могут стать чрезмерно долгими, о соотношении долга к ВВП, о том факте, что страна может потерять фискальное пространство из-за потери уверенности.Таким образом, финансовые перспективы США серьезно ухудшились в течение следующего десятилетия, и тем не менее мы продолжаем видеть покупки активов США, активов федерального правительства, и мы по-прежнему наблюдаем очень низкие ставки по займам. Вы обеспокоены перспективами дефицита в Соединенных Штатах и ​​последствиями для доллара? А потом я передам это участникам.

РЕЙНХАРТ: Итак, прежде всего, я хочу уточнить — Эсвар, я не сказал 100 процентов, потому что это выглядит не очень хорошо. Знаете, в таких вещах это не выглядит хорошо.Это —

ТАЙСОН: (Смеется.)

РЕЙНХАРТ: —То есть, ответ — да, я обеспокоен, и неясно, на каком горизонте это разворачивается, хорошо. Прежде чем я перейду к этому, позвольте мне добавить еще одну мысль о том, почему вопрос о том, какая валюта является доминирующей, важен. Исторически сложилось так, что корреляция между доминирующими державами и доминирующими валютами очевидна. Я имею в виду, вы знаете, во времена колониального, вы знаете, испанского периода это было испанское серебро, которое вы могли найти в Азии и повсюду.Вы знаете, у нас была Великобритания в период своего расцвета, ну, голландцы были где-то посередине. Таким образом, эти корреляты указывают на гораздо более широкий круг геополитических проблем, а также на экономические. Итак, что вас беспокоит? Я думаю, что проблема в том, и это было отмечено в некоторых недавних научных статьях Хелен Рей и Мори Обстфеля, что-то вроде того, как выглядит современная дилемма Триффина.

Позвольте мне на мгновение перевести это на английский язык, вы знаете, вы помните, что, вы знаете, в конце Бреттон-Вудса, вы знаете, мы все еще были связаны с золотом, вы знаете, так что было содержание золота к доллару и США.С. финансировал войну во Вьетнаме, и был большой спрос на долларовые долги. И США из-за своего участия во Вьетнаме и других проблемах предоставили этот долг. Однако обеспечение золотом сократилось по отношению к сумме непогашенного долга, сумма непогашенного долга соответствовала мировому спросу, и в результате, вы знаете, распад Бреттон-Вудской системы, сильное обесценение по отношению к доллару, большое обесценение по отношению к доллару. доллар по сравнению с немецкой маркой и период, в течение которого доллар не терял доминирования, но прошел через фазу очень неустойчивого положения.

Итак, учитывая, что мы не связаны с золотом, зачем поднимать современную версию дилеммы Триффина, когда остальной мир хочет меньше долгов, хочет держать долги в долларах. Но, удовлетворяя внешний спрос на долг, он начинает сталкиваться со своей собственной внутренней целью обеспечения устойчивости долга, и поддержка здесь не золото, это товары и услуги, а размер экономики США в глобальном контексте. . Если вы посмотрите на последние 50–60 лет, особенно за последние 20 лет, то U.Доля С. в мировом ВВП имеет тенденцию к снижению. Таким образом, сочетание долга как растущей доли мирового ВВП для удовлетворения спроса из-за рубежа и сокращающейся доли мирового ВВП, которая сокращается не так быстро, как в Европе, но, тем не менее, сокращается, может привести к дилемме Триффина, которая, как вы знаете, могла бы подорвать в какой-то момент. И это вопрос на миллион долларов, который я не решу с помощью десятифутового шеста, что это за момент, этот поворотный момент, когда это могло произойти, потому что я бы вспомнил, что СШАне был единственным, кто накопил много долгов в недавнем прошлом.

ТАЙСОН: Хорошо, я уже уделил время участникам и прошу прощения за это. Я хочу отметить, что в последнем замечании одна из вещей, о которых мы могли бы поговорить, и, возможно, члены могут быть заинтересованы, когда мы говорим о глобальном статусе доллара, это не противоречит, как вы отметили, значительное снижение курса доллара в определенный момент. Я имею в виду, что доллар может оставаться мировой валютой, но его стоимость в определенный момент может претерпеть существенные изменения.Позвольте мне обратиться к участникам. И напоминание о том, что все это записано. И то, как это будет обрабатываться, заключается в том, что в Совете есть кто-то, кто распознает вопрос и направит его либо конкретному участнику группы, либо группе в целом. Так что позвольте мне перевернуть его и посмотреть, есть ли вопросы от участников.

ПЕРСОНАЛ: (Дает инструкции по постановке в очередь.) Мы ответим на первый вопрос от Фреда Хохберга.

Q: Спасибо, это здорово. У меня неоднозначное сообщение. В какой степени санкции, которые мы наложили в отношении Ирана и других стран, представляют собой теоретическую или реальную угрозу доллару? Это не ясно из — может быть, может быть три разных мнения — и если это реальная угроза, как мы объясним это американским избирателям, что это важно и, следовательно, влияет на них напрямую? Потому что я считаю, что это слишком теоретический аргумент или аргумент элиты, а не то, что понимают обычные избиратели и даже бизнесмены.

ТАЙСОН: Итак, Бенн, вы действительно написали о важности этих санкций. Может быть, вы, возможно, захотите поговорить о том, оказали ли они эффект на данный момент или они подорвут дальнейшее развитие, потому что вы упомянули, что остальной мир ищет альтернативы? Мы призвали их искать альтернативы.

STEIL: Что ж, если ЕС преуспел в создании надежной инфраструктуры для международных платежей, это изолирует финансовую систему США. Это, скорее всего, будет способствовать увеличению числа международных транзакций в Европе.Так что это одна из возможностей, но я также должен подчеркнуть, что сделать ее более практичной, о чем и просил Фред, чтобы дать вам пример того, как мы в течение последних двух десятилетий фактически пытались применять санкции финансового рынка в способами, которые полностью контрпродуктивны с точки зрения наших целей. Например, одна из вещей, о которых я писал, — это так называемые санкции на рынке капитала, которые были приостановлены на длительный период, но теперь снова возвращаются как очень и очень популярный способ избить Китай. Другими словами, чтобы попытаться помешать китайским компаниям привлекать капитал в Соединенных Штатах. Я много писал об этом двадцать лет назад, поэтому был удивлен, увидев, как это вернулось. И вот в чем проблема: китайские компании обычно сначала котируются на внутреннем рынке или в Гонконге, а затем выходят на рынки США — на Nasdaq или Нью-Йоркскую фондовую биржу. И они в основном используют это как инструмент брендинга номер один. Но есть альтернативные инструменты брендинга для листинга на бирже США и, во-вторых, для получения потока розничных заказов.Другими словами, участие розничной торговли в акциях, что опять-таки является в первую очередь инструментом брендинга, потому что в подавляющем большинстве инвестиции в акции, особенно в этой стране, носят институциональный характер.

Итак, два десятилетия назад я рассмотрел крупную кампанию санкций на рынке капитала против Petro China, которую ряд видных конгрессменов пытались предотвратить от листинга на Нью-Йоркской фондовой бирже. Теперь Petro China также была зарегистрирована в Гонконге, поэтому я провел расследование. Сначала у меня были встречи с крупными институциональными инвесторами, чтобы выяснить, являются ли они инвесторами в Petro China — они сделали это, Petro China в конечном итоге разрешили листинг на Нью-Йоркской фондовой бирже — чтобы узнать, где они ее купили.И в подавляющем большинстве они сказали мне, что купили его в Гонконге, они не будут покупать акции в Нью-Йорке. Почему? Потому что там они были жидкими. Я обнаружил, что крупнейшим международным инвестором в акции Petro China был Уоррен Баффет. Итак, я исследовал — где Уоррен Баффет купил свои акции? 95 процентов акций, которые он купил в Petro China, были куплены через Гонконг, а не через Нью-Йоркскую фондовую биржу. Таким образом, если нам удастся остановить листинг китайских компаний в Соединенных Штатах, мы будем поощрять американских институциональных инвесторов идти в Китай, чтобы покупать те акции, где их прозрачность, конечно, будет значительно ниже, и они смогут покупать их в альтернативных валютах, таких как юань, гонконгские доллары или что-то еще, кроме долларовой валюты. Таким образом, мы фактически продвигаем меньшую прозрачность с точки зрения поведения этих китайских компаний, и мы поощряем американские учреждения уезжать за границу, чтобы обойти нашу собственную систему, чтобы участвовать в этом финансировании. Таким образом, нам нужно более изощренно подумать о том, как мы используем этот инструмент.

ТАЙСОН: Я перейду к другому вопросу. Но я бы просто хотел сказать «если» в отношении того, что вы только что сказали. Если другая администрация когда-нибудь в будущем не примет решение не просто запрещать закупку определенных продуктов из Китая, это запрещает —

STEIL: Верно.

ТАЙСОН: — институциональные инвесторы в Соединенных Штатах от инвестирования в эти компании. И я добавил, по крайней мере, я уверен, что конфигурация некоторых из них.

STEIL: Это может случиться. Я просто хочу отметить, что у этих институтов есть международный бизнес. Конечно, они могут просто перенаправить свои инвестиции в Лондон, Париж, Амстердам или Дублин. Это очень сложно в условиях международной мобильной связи [неразборчиво].

ТАЙСОН: Очень сложно.Хорошо, как насчет следующего вопроса, потому что я действительно хочу дать возможность еще нескольким участникам. Итак, у нас есть еще один вопрос.

СОТРУДНИК: Мы ответим на следующий вопрос от Тары Харихаран.

Q: Большое вам спасибо. Меня зовут Тара Харихаран. Я работаю в хедж-фонде в Нью-Йорке. И мой вопрос на самом деле является прямым продолжением предыдущего вопроса. Я просто хотел подробнее остановиться на вопросе санкций. Итак, как вы все взвесите риски в краткосрочной перспективе, когда США фактически перекрывают доступ китайских финансовых учреждений к глобальной долларовой платежной системе, потому что в настоящее время китайские СМИ довольно часто упоминают об этом риске.И мы даже слышали, что системно важные банки в Китае и Гонконге готовятся к такому непредвиденному обстоятельству. Как вы думаете, насколько это вероятно? Я имею в виду, что это ядерный вариант, но насколько вероятен? И есть ли у Китая ресурсы и возможности, чтобы выдержать такую ​​ситуацию? Спасибо.

ТАЙСОН: Спасибо. Итак, Кармен, я начну с вас и спрошу, есть ли какие-либо исторические аналогии с этим понятием попытки контролировать такие потоки капитала по геополитическим причинам.

РЕЙНХАРТ: Позвольте мне отметить два недавних примера, когда, я думаю, даже с санкциями вы сталкиваетесь с проблемой отсутствия альтернатив или ограниченных альтернатив, хорошо. Россия, вы знаете, мы знаем, что если вы посмотрите на Россию — одна из вещей, которые Россия сделала, чтобы попытаться отойти от доллара, — это то, что больше резервов хранится в форме золота. Хорошо, это одна альтернатива. Опять же, и это не только Россия, мы также видим это в некоторой степени в Китае, но это также рынок, который, как вы знаете, имеет свои ограничения по ликвидности.

ТАЙСОН: Проблемы с ликвидностью.

РЕЙНХАРТ: Еще одна вещь, которую Китай сделал, например, в последние годы, пытаясь отучить себя от того, чтобы иметь почти весь свой запас международных резервов в долларах. И это не в контексте санкций, но, как мы все знаем, в контексте торговых трений и торговой войны, которые мы наблюдали в последние годы, это больше сместилось в сторону других альтернатив. Во-первых, мы видели, как запасы облигаций JGB в Китае стремительно растут, хорошо. Конечно, недостатка в них нет.Но, знаете, это одно место. Но другое место, которое они изучали, на данный момент намного более сомнительно, они также начали гораздо больше диверсифицировать долги развивающихся стран в своих резервных активах. В настоящий момент это выглядит ужасно рискованным предложением и к чему я клоню, и я полностью понимаю точку зрения Бенна, что если вы будете использовать одно и то же оружие снова и снова, люди найдут альтернативы. Но я хочу вернуться к тому факту, что будь то Китай, Россия или любой другой случай, альтернативы на данный момент все еще, вы знаете, могут дать вам только ограниченную диверсификацию, потому что мы также изначально, когда U.Ставки С. начали стремительно падать, я не говорю о COVID, я говорю о мировом финансовом кризисе, когда-то хорошо, вы знаете, фиксированный доход в США выглядит менее привлекательным, верно? Но это означало просто переход от фиксированного дохода США к акциям США. Мы видели это, вы знаете, в суверенных фондах благосостояния и так далее, что произошла перестановка, но все же в рамках так называемого долларового блока.

ТАЙСОН: Эсвар, вы как бы начали свои комментарии со слов «все относительно», понимаете, и вы также говорили в своей работе о расширении международных платежей, как бы вы ответили на вопрос, который поднял наш участник — Тара — какие здесь варианты для системы, чтобы ответить, если U.С. пытается вывести людей с рынков капитала США?

ПРАСАД: Итак, позвольте мне сначала дополнить важное замечание Кармен. Я думаю, что есть альтернативы в качестве резервных активов. Но если вы думаете о поставщиках чистых резервных активов, странах, которые готовы предоставить безопасные активы остальному миру и не избегают их, то на самом деле это только США. Швейцарцы, японцы, европейцы не хотят безопасности. приток гаваней в их экономики, потому что это вызывает повышение их обменных курсов, а их экономики не желают этого терпеть. Так что на самом деле США как чистый поставщик безопасных активов остаются, которые в некотором смысле стали даже более доминирующими.

Но на горизонте стоит важный поворотный момент. Это не цифровая валюта Китая. Большинство международных платежей уже являются цифровыми, и, как указали Бенн и Кармен, цифровая валюта для электронных платежей Китая [неразборчиво] предназначена для внутреннего использования. Что меняет правила игры, так это система трансграничных межбанковских платежей Китая, CIPS.Это часть важного аспекта, на который ссылался Бенн, — представления о том, что есть страны по всему миру, которые на данном этапе устали от санкций США, не только прямых санкций, введенных против геополитических соперников США, но и косвенных санкций, так что что европейские фирмы, китайские фирмы, которые участвуют в любых формах бизнеса с компаниями и этими странами, находятся в санкционном списке США, попадают под санкции, и это создает очень широкую сеть. Итак, теперь у вас есть ситуация, когда система трансграничных межбанковских платежей Китая может, в принципе, взаимодействовать с платежной системой других стран, как только она попадает в европейскую платежную систему, так что вы можете иметь намного больше платежей, направляемых через эти альтернативные платежи. системы, которые обходят финансовую систему, основанную на долларах.Поэтому я думаю, что они увидят небольшую раздвоение роли доллара, особенно если США продолжат использовать эту дубинку, роль доллара как платежной валюты снижается. Но как резервная валюта, я не думаю, что все это будет иметь хоть какое-то значение.

ТАЙСОН: Спасибо. Я думаю, что это действительно важное наблюдение, которое явно подразумевается участниками дискуссии, но я думаю, что это важно подчеркнуть. Думаю, у нас есть время еще на пару вопросов. Итак, следующий вопрос, пожалуйста.

СОТРУДНИК: Мы ответим на следующий вопрос от Терезы Баргер.

Q: Привет, спасибо. Так что я просто хотел поднять руку раньше, я просто хотел вернуться к этому национализму рынков капитала, и мне интересно, что Бенн уже поработал над этим. Только сегодня у нас была китайская компания, ADR которой котируется в США, объявила, что Goldman Sachs и Morgan Stanley собираются организовать свой новый листинг в Гонконге, и она выросла на 13%. И я не думаю, что это вопрос ожидания смены администрации, потому что в Сенате было единогласно проголосовано за «Закон об отчетности холдинговых [иностранных] компаний», который, по сути, дал компаниям три года на то, чтобы исправить тот факт, что U.С. не мог проверять аудиторов. Но когда госсекретарь написал в университеты, он сказал: «Эй, у вас есть два года», потому что он имел в виду то, что могло быть исполнительным действием по этому поводу. Так что я думаю, что здесь есть двухпартийный толчок, и мне просто интересно, особенно, может быть, хрустальный шар Бенна, если 1,8 триллиона ADR уйдут из США в Китай, некоторые из них будут перечислены как в Шанхае, так и в Гонконге. А потом, вы знаете, до такой степени, что Гонконг не является независимым и все больше и больше втягивается в Китай, где эрозия верховенства закона следует за такими вещами, как очень плохое обеспечение корпоративного управления.Тогда действительно ли мы ускоряем этот план, согласно которому Китай должен был стать второй по величине силой на рынках капитала в мире, но с этой серьезной блокадой, которая у них есть, а именно контроль над капиталом и контролируемая валюта? Куда это идет?

ТАЙСОН: Итак, Бенн, я думаю, что это в основном адресовано вам, чтобы продолжить.

STEIL: Да, что касается Шанхая и Гонконга, я снова двадцать лет назад видел их неотличимыми в долгосрочной перспективе, потому что китайское правительство в конечном итоге собиралось определить, что то или иное, по политическим причинам, быть международным центром.И больше не было причин, по которым это должен был быть Гонконг. И, конечно же, теперь, когда Гонконг полностью поглощен китайской правовой системой, действительно нет никаких веских причин предоставлять ему место на международной арене. Шанхай и Гонконг уже имеют электронную межсетевую связь, которая в любой момент может быть преобразована в полное слияние. Поэтому нам нужно понять, прежде всего, что когда мы говорим о фондовых рынках, например, находящихся в разных национальных юрисдикциях, это больше не географические различия.Это чисто юридические различия. Институциональному инвестору в США не нужно никуда ехать, чтобы торговать за границей, это просто другое окно на экране. Это окно, конечно, это отдельное окно представляет собой совершенно иную правовую и политическую инфраструктуру, но инвесторам все еще очень легко переключать свою юрисдикцию при изменении базы правил.

Итак, я действительно считаю, что китайское правительство действительно приветствует этот аспект американской политики разъединения, потому что они прекрасно знают, что У.S. учреждениям, которые доминируют на наших фондовых рынках, наплевать, доступна ли ценная бумага на Нью-Йоркской фондовой бирже или на Nasdaq. Они пойдут туда, где безопасность наиболее ликвидна, и, как вы сами отметили, Лора, в конечном итоге мы сможем, и именно так всегда действуют санкции, верно? Это круто, хорошо. Мы можем пойти за учреждениями и сказать: ага, вы, учреждения, больше не можете уезжать за границу, чтобы инвестировать. И угадайте, через несколько месяцев они станут финансовыми учреждениями в Дублине и перестанут быть американскими.На самом деле, я думаю, что нам нужно сделать глубокий вдох и спросить себя, чего мы пытаемся достичь, и действительно ли санкции на рынке капитала помогают нам достичь наших геостратегических целей, или они мешают достижению эти цели.

ТАЙСОН: Я считаю, что у нас может быть время для еще одного короткого вопроса, и я бы хотел попробовать это сделать. Так что посмотрим. У нас есть еще один вопрос, которым мы можем закончить?

СОТРУДНИК: Мы ответим на наш последний вопрос от Андерса Ослунда.

Q: Большое спасибо. Я хотел ответить на последний вопрос Лауры Тайсон к Кармен о долгах. Вы традиционно фискальный консерватор, и недавно вы написали пару статей, предупреждающих о большом долговом бремени в мире. Теперь МВФ выступил и сказал: «Берите больше долгов, инвестируйте в инфраструктуру, процентные ставки сейчас настолько низкие». Как это уравновесить? Спасибо за хорошие презентации.

ТАЙСОН: Прекрасно, Кармен тебе.

РЕЙНХАРТ: Итак, в одном крошечном дополнении к предыдущему обсуждению, я хотел сказать, что очень актуальной литературой для этого обсуждения является старая литература о налогах на финансовые операции, в которой каждый раз, когда фондовый рынок вводил налог на операции, что вы бы рассматривать как диверсию и, по сути, означать конец Осакской биржи в пользу других региональных альтернатив и так далее, так что это очень уместно.

Теперь обратимся к вопросу Андерса. Так что я думаю, что моя точка зрения на текущую ситуацию состоит в том, что мы находимся … Андерс … мы находимся в разгаре войны, хорошо, так что, вы знаете, вы сначала беспокоитесь о победе в войне, а затем беспокоитесь о том, как вы платите за войну. Теперь, вы знаете, сроки, конечно, сильно различаются в разных странах, я думаю, вы знаете, что развивающийся рынок, низкий доход, цены на развивающемся рынке очень, вы знаете, очень близки к концу. И так, знаете, как вы миритесь? Вы примирите это на данный момент — я не говорю об инвестициях в основной капитал с точки зрения, вы знаете, это время для участия в грандиозных, вы знаете, инвестициях в инфраструктуру и других инвестициях — но, безусловно, есть огромные потребности в чрезвычайных расходах, которые, знаете, отрицать нельзя.И поэтому в конечном итоге, я думаю, для многих развивающихся рынков следующим шагом является реструктуризация долга, означающая участие в процессе, который нам очень хорошо знаком, для тех из нас, кто пережил 80-е и прошел через 80-е.

Я думаю, что сейчас для стран с развитой экономикой у стран с развитой экономикой, конечно же, гораздо более длинная веревка, чем у развивающихся рынков, но я не думаю, что, знаете ли, я не говорю об использовании низких процентных ставок. и этот рассказ, о котором я говорю, вы знаете, если вам нужно иметь больший дефицит сейчас, потому что, вы знаете, доля населения, живущего за чертой бедности, резко выросла, и у них нет никакой системы социальной защиты и у вас есть разные проблемы, с которыми нужно справляться.И затем, вероятно, последует эта реструктуризация, но, знаете, я думаю, что именно здесь нам дана глубина и размах кризиса, в котором мы находимся.

ТАЙСОН: Я думаю, что это прекрасная нота, на которой можно закончить, и я хочу поблагодарить всех участников за то, что они присоединились к нам сегодня. И, конечно же, особая благодарность нашим выдающимся участникам дискуссии. Вы знаете, каждый из этих людей много писал по этим вопросам, и я призываю всех вас посетить их веб-сайты, посетить веб-сайт Совета, а также прочитать то, что они говорят.Обратите внимание, что стенограмма и аудио сегодняшней встречи будут размещены на веб-сайте CFR, так что вы можете вернуться и вернуться к ответам, если хотите. И еще раз большое спасибо. Я многому научился. Большое спасибо за то, что уделили время своей очень загруженной жизни, мои уважаемые участники дискуссии, и нашли время поработать с нами и с членами Совета. Спасибо.

(КОНЕЦ)

Доллар США не изменился после появления новых свидетельств роста инфляции

IronHeart | Момент | Getty Images

Доллар стабильно держался вблизи недельных максимумов в четверг после того, как U.Министерство труда США сообщило о повышении цен производителей в апреле, что еще раз свидетельствует о росте инфляции в Соединенных Штатах.

Индекс цен производителей вырос на 0,6% в апреле после роста на 1,0% в марте. За 12 месяцев до апреля индекс цен производителей вырос на 6,2%. Это был самый большой рост в годовом исчислении с тех пор, как серия была обновлена ​​в 2010 году и последовала за скачком на 4,2% в марте.

Отчет в четверг следует за данными в среду, показывающими, что в апреле потребительские цены выросли больше всего за почти 12 лет.Доллар вырос в среду до недельного максимума, поскольку некоторые инвесторы увеличили ставки на то, что Федеральная резервная система может повысить процентные ставки раньше, чем прогнозировал банк. Но движение доллара было относительно невысоким, что говорит о том, что многие инвесторы продолжают доверять политикам ФРС на слове.

Вице-председатель Федеральной резервной системы США Ричард Кларида заявил в среду, что слабый рост рабочих мест и сильная инфляция в апреле не изменили план центрального банка по поддержанию мягкой денежно-кредитной политики.

Индекс доллара в четверг оставался неизменным на отметке 90.739, что ниже недельного максимума, достигнутого ранее днем ​​90,909.

«Пока реакция валютных курсов была довольно прохладной и по уважительным причинам», — написал Алан Раскин, макро-стратег Deutsche Bank.

Хотя Раскин действительно считает, что всплеск инфляции достаточно велик, чтобы полный разворот в ближайшие месяцы маловероятен, он не ожидает, что данные за один месяц вызовут немедленное изменение позиции ФРС.

«Куда это приведет доллар? Вероятно, немного укрепится, но без явного сдвига ФРС, который борется с недавними максимумами индекса доллара около 91.50, а евро — в области поддержки 1,1986 / 1,20 ».

Евро немного укрепился в течение дня, в последний раз поднялся на 0,05% до $ 1,208. Японская иена была немного сильнее по отношению к доллару, последний раз поднялся на 0,11% до 109,575.

Австралийский доллар, который рассматривается как показатель склонности к риску, вырос на 0,10% до 0,773 по сравнению с долларом США после самого большого дневного падения с марта в среду.

В сфере криптовалют биткойн упал на 13% в среду после Илон Маск сказал в твите, что Tesla Inc больше не будет принимать криптовалюту для покупки автомобилей.

Биткойн, однако, восстановил некоторые из этих потерь за ночь и в последний раз вырос на 1,96% до 49 697 долларов в 1132 по Гринвичу.

Биткойн по-прежнему растет примерно на 30% по сравнению с тем, что было непосредственно перед тем, как Tesla 8 февраля заявила, что инвестировала около 1,5 млрд долларов в биткойны и примет их к оплате в ближайшем будущем.

По словам экономиста Стивена Роуча, к концу 2021 года США столкнутся с обвалом доллара и вероятностью двукратного спада рецессии будет более 50%.

Стивен Роуч.

Чэнь Сяомэй / South China Morning Post / Getty Images

  • Доллар США может рухнуть к концу 2021 года, и экономика может ожидать более 50% вероятности двойной рецессии, сказал CNBC в среду экономист Стивен Роуч.
  • В США наблюдался кратковременный рост экономического производства, а затем его падение в восьми из последних 11 восстановительных циклов деловой активности, сказал Роуч.
  • Невозможно игнорировать мрачные данные за второй квартал, сказал он, отметив, что «дефицит текущего счета в Соединенных Штатах, который является самым широким показателем нашего международного дисбаланса с остальным миром, претерпел рекордное ухудшение. . »
  • В последний раз Роуч предсказывал обвал индекса доллара в июне, когда он торговался на отметке 96 пунктов.Он сказал тогда, что в ближайшие год или два он упадет на 35% по отношению к другим основным валютам.
  • Посетите домашнюю страницу Business Insider, чтобы узнать больше.

«На первый взгляд безумная идея» о том, что доллар США обрушится по отношению к другим основным валютам в постпандемической глобальной экономике, больше не такая безумная, как сказал в среду «Trading Nation» CNBC экономист Стивен Роуч.

Роуч, бывший председатель Morgan Stanley Asia, также сказал, что он видит более чем 50% вероятность двойной рецессии в Соединенных Штатах.

Он основал этот прогноз на исторических данных, заявив, что в восьми из последних 11 восстановительных циклов деловой активности объем производства кратковременно увеличивался, а затем снижался.

«Это определенно то, что случается чаще, чем нет», — сказал он.

Roach в последний раз предсказал обвал доллара в июне, заявив, что он упадет на 35% по отношению к другим основным валютам в течение следующих двух лет. В то время индекс доллара торговался на отметке 96. В четверг индекс торговался на отметке 94.41.

В среду он сказал, что ожидает обвала к концу 2021 года, но не сказал, насколько сильно.

Подробнее: Легендарный инвестор Марк Мобиус рассказал нам о своем процессе поиска самых интересных сделок на обширных рынках по всему миру в условиях кризиса COVID-19 — и поделился своими 5 лучшими акциями, выбранными прямо сейчас

» Мы получили данные, которые подтвердили динамику как сбережений, так и текущих счетов гораздо более драматично, чем я ожидал », — сказал он.

Объясняя свой прогноз, Роуч указал на ужасные данные за второй квартал.

«Дефицит текущего счета в Соединенных Штатах, который является самым широким показателем нашего международного дисбаланса с остальным миром, во втором квартале резко ухудшился», — сказал он.

«Так называемая чистая норма национальных сбережений, которая представляет собой сумму сбережений физических лиц, предприятий и государственного сектора, также зафиксировала рекордное снижение во втором квартале, вернувшись в отрицательную зону впервые с мировой финансовый кризис.»

Подробнее: Эксперт с Уолл-стрит объясняет, почему это 6 лучших акций для второй волны коронавируса в дополнение к FAANMG.

Сохраняющаяся уязвимость и последствия первоначального снижения являются двумя движущими факторами. зловещее будущее доллара, сказал он.

«Не имея сбережений и желая расти, мы управляем дефицитом текущего счета, чтобы занимать излишки сбережений, и это всегда толкает валюты вниз», — сказал Роуч. к этому освященному веками приспособлению.»

Кроме того, по словам Роуча, новые инфекции COVID-19 и более высокий уровень смертности должны быть частью оценки риска афтершока.

«По мере того, как мы приближаемся к сезону гриппа, когда новые уровни инфицирования снова начинают расти, а смертность неприемлемо высока, риск афтершока — это не то, что можно сбрасывать со счетов», — сказал он. «Так что это сложная комбинация. И я думаю, что история показывает, что сейчас не время, в отличие от того, что делают пенистые рынки, делать ставку на то, что все по-другому.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *