Инвестирую в бизнес: Доступ ограничен: проблема с IP

Содержание

Почему я инвестирую в свой бизнес, а не в чужие проекты — Личный опыт на vc.ru

Многие владельцы привыкли значительную часть заработка компании и своей доли снова вкладывать в бизнес. Но зачастую подходят к этому неосознанно, а потому не могут ответить на вопрос о том, насколько вообще разумна эта инвестиция. Если делать это долгое время, то возникает ощущение, что бизнес поглощает все деньги, хочется вытащить их и проинвестировать куда-то ещё.

{«id»:369298,»type»:»num»,»link»:»https:\/\/vc.ru\/life\/369298-pochemu-ya-investiruyu-v-svoy-biznes-a-ne-v-chuzhie-proekty»,»gtm»:»»,»prevCount»:null,»count»:0}

{«id»:369298,»type»:1,»typeStr»:»content»,»showTitle»:false,»initialState»:{«isActive»:false},»gtm»:»»}

{«id»:369298,»gtm»:null}

Александр Высоцкий Visotsky Consulting

Например, в недвижимость, криптовалюту или акции других компаний. Давайте разберёмся, что эффективнее: инвестировать во внешние источники или всё же в свою компанию?

Почему я инвестирую в свой бизнес

Моя точка зрения такая: лучшая инвестиция — инвестиция в свой собственный бизнес. Только подходить к этому нужно профессионально. Объясню свою позицию. Посчитайте, сколько вы вложили в бизнес изначально, а затем инвестиционную отдачу. Каждый раз, когда я делаю просчёт, получаются необычайно впечатляющие суммы! Я сравнивал показатели и с объектами недвижимости, и с акциями, они выглядят бледно по сравнению с инвестициями в собственный бизнес.

Главные вопросы

Но возникают вопросы о том, как и во что именно инвестировать. Когда речь идёт о твёрдых объектах (оборудовании, инструментах, товарных запасах или даже офисах для компании), обычно у предпринимателей нет больших сложностей. Им легко инвестировать в материальные объекты.

Но я не считаю, что это правильно. Часто недофинансированными остаются маркетинг, обучение и прокачка компетенций персонала, ведь в это страшно инвестировать! Маркетинговая кампания, за которую ты заплатил, может не сработать, а сотрудник, в обучение которого вложился, уволиться. И это правда.

Как принять решение

Принять решение вам поможет подсчёт потенциального возврата на инвестиции. Например, сколько вы можете получить от нового оборудования, сколько можете вернуть, увеличивая свой товарооборот или запасы на складе. Вы будете удивлены, но инвестиции в обучение сотрудников, прокачку их компетентности и улучшение качества работы возвращают гораздо больше. Именно поэтому я не боюсь вкладывать деньги в сотрудников, а также рекламу и большую узнаваемость бренда.

Сколько инвестировать

Я создаю фонд, из которого финансируются развитие, расширение, новые технологии и прокачка персонала. Он называется фондом развития, в него я выделяю 5–10% от маржи. Сейчас Visotsky Consulting — это холдинг, в который входит несколько компаний. У всех разная маржинальность, но 5–10% на развитие выделяется обязательно.

Рекомендую установить твёрдое правило, определив, сколько процентов от маржи вы выделяете в фонд развития еженедельно или ежемесячно. Компания привыкает к тому, что пополнение фонда становится обязательным расходом вроде налогов или заработной платы.

Принцип № 1

Прежде чем потратить, посчитайте отдачу

Предположим, вы хотите инвестировать в доходную недвижимость: купить объект и сдавать в аренду. Вы считаете, во что вам обойдётся содержание объекта, сколько будет платить арендатор. Простая электронная табличка покажет планируемый возврат на инвестиции, вложенные в приобретение.

Принимая решения относительно внутренних проектов (обучение, покупка программного обеспечения, открытие филиала, расширение производственных мощностей), руководствуйтесь тем же принципом.

Подход моей компании

Сейчас мы работаем над открытием филиала, и у нас есть обширнейший расчёт. Он показывает, сколько и на каком этапе нам необходимо будет проинвестировать, а также то, какой доход, маржу и прибыль мы будем получать благодаря вложению. Также мы определяем точные сроки, когда начнём получать деньги.

Мы сравниваем показатели и после этого принимаем решение. Мой совет: никогда не инвестируйте деньги в развитие, не посчитав возврат на инвестиции.

Принцип № 2

Всегда учитывайте риски

Чтобы научиться этому, мне потребовалось немало времени. Нужно осознать, что во внутренних инвестициях, так же, как и в других, есть риски. Вкладывая во внешнюю компанию или стартап, вы готовы, что можете как заработать, так и потерять кучу денег. Инвестируя во внутренние проекты, нужно думать точно так же.

Если видите, что внешний проект, в который вы вложились, значительно отстаёт от плана, показатели падают, то закрываете его и списываете убытки. Точно такой же подход необходим и во внутренних проектах. Ведь, согласитесь, идеи даже опытных предпринимателей часто оказываются несостоятельными.

Мой неудачный опыт

Буквально несколько месяцев назад я закрыл проект, потерял 200 тысяч долларов. Мы планировали проинвестировать больше миллиона, но, проработав несколько месяцев, увидели, что отклонение слишком большое. Посоветовались с партнёром, решили списать убытки и закрыть проект. Такое бывает, у любой инвестиции есть риски, и вы должны быть готовы их принять.

Также несколько лет назад я упорно не хотел принимать поражение по проекту и пытался его реанимировать дополнительными денежными вливаниями. Это продолжалось два года. В результате я таки признал поражение, но потерял вместо 60 тысяч долларов (при первом звоночке) более 450 тысяч.

Принцип № 3

Создавайте денежные резервы

У вас обязательно должна быть подушка безопасности на всякий случай. А произойти может многое: существует недобросовестная конкуренция, правовая система несовершенна, а сотрудники делают ошибки. Рисков множество, а действовать хладнокровно, разумно и расчётливо можно только при наличии подушки безопасности.

Рекомендую создавать денежные резервы, регулярно выделяя на это несколько процентов от маржи (раз в неделю или раз в месяц, это зависит от модели финансового планирования в вашей компании). Даже если вы будете это делать, то уйдёт примерно полтора года, прежде чем фонд станет достаточно большим и поможет вам продержаться.

Резервы не работают?

Часто слышу такую точку зрения, что деньги должны работать, а не лежать в резервном фонде. Но это не деньги, а ваш бронежилет! Да, как только вы вынесли бронежилет из магазина, он стал дешевле, его стоимость со временем ещё больше уменьшается. Но вас это не беспокоит, его задача — защищать вас, и он с этим прекрасно справляется. Такое же отношение должно быть и к денежным резервам.

Вывод

Я поклонник инвестирования в собственный бизнес, но делать это нужно правильно. Для этого я руководствуюсь тремя принципами.

Для начала посчитайте отдачу на ваши инвестиции, для внутреннего проекта это работает так же, как и для внешнего. Ещё один важный момент в том, что нужно быть готовым проиграть. Если это возможно при инвестициях во внешнюю компанию или проект, то к этому нужно быть готовым при внутренних вложениях. И обязательно создавайте денежные резервы. Это поможет вам иметь хладнокровную, расчётливую точку зрения на внутренние инвестиции. И в результате вы будете получать гораздо больше! К тому же никто, кроме владельца бизнеса, не знает свою компанию так хорошо, чтобы чётко понимать, во что инвестировать. Риск потери финансов в разы меньше, так как от вас (в том числе) зависит скорость возвратных инвестиций.

— Александр Высоцкий специально для НВ Бизнес

оказание финансовых услуг в Украине на OLX.ua

Нововолынск Сегодня 01:39

Херсон Сегодня 00:06

Большие Цепцевичи Вчера 23:05

Инвестирую в бизнес автомойки самообслуживания

[[ contact_data.first_name ]] не указано

Фамилия

[[ contact_data.last_name ]] не указана

E-mail

[[ contact_data.email ]] не указан

Телефон

[[ contact_data.primary_phone ]] не указан

Доп. телефон

[[ contact_data.secondary_phone ]] не указан

Город

[[ contact_data.city ]] не указан

Заметка

[[ contact_data.note ]] не указана

«Я не инвестирую в основателей с MBA». Пять правил от бизнес-ангела

Недавно здесь, в Сан-Франциско, я ужинал с известным бизнес-ангелом. Он попросил не называть себя, но история нашего общения очень показательна для многих предпринимателей.  У этого частного инвестора (родом из Греции) отличная репутация,  он работает со стартапами уже больше 10 лет и сделал несколько «выходов».

Он рассказал мне, что у него есть пять правил для отбора проектов  для финансирования.

Во-первых,  он не инвестирует в стартапы, основанные предпринимателями с  дипломом. Объясняя причины такого решения, он рассказывает, как инвестировал в три компании, возглавляемые выпускниками MBA из школ «Лиги плюща». Первая компания получила $700 000, вторая — $2 млн,  $4 млн. Все эти проекты в конечном итоге закрылись.

Реклама на Forbes

Такие предприниматели, говорит бизнес-ангел, говорят на одном языке с  венчурными инвесторами, играют с ними в гольф, умеют рисовать красивые графики и убедительные таблицы.  Их репутация и опыт работы сближают их с топовыми сотрудниками корпораций.

Но, как сделал вывод мой знакомый,  люди с «корочками»  MBA  не научились делать бизнес. Они могут провести анализ рынка, рассказать кейс и в результате получить деньги инвесторов. Но выстраивать взаимоотношение с клиентами,  создавать продукт и развивать бизнес они не умеют.  Он отмечает: множество переехавших в Кремниевую долину влезают в кредиты, чтобы получить MBA,  но потом не могут построить успешный бизнес и даже сталкиваются с проблемами при поиске работы.

Во-вторых, его не интересуют проекты, которые ищут инвестиции только с презентацией на руках, не имея работающего бизнеса.

«На дворе 2017 год, моя пятилетняя дочка может собрать сайт на WIX», — говорит он. По его мнению, с каждым годом стартапы в сфере IT получают инвестиции на все более поздней стадии развития.  В 1990-е предприниматель мог прийти с презентацией и получить инвестиции, сказав, что его компания основана выпускниками Стэнфорда и MIT. В 2000-е руководители проектов удивляли инвесторов уже не образованием, а огромными базами пользователей. Теперь, с 2010-го, наступила  эра глубокой аналитики. Инвесторов интересует MRR (Регулярный месячный доход, Monthly Recurring Revenue),  Retention (возвращаемость пользователей), ARPPU (средняя выручка с одного платящего пользователя), ARPU (средняя выручка на одного пользователя), CAC (стоимость привлечения пользователя) и другие конкретные метрики.

Очевидно, что на ранней стадии все показатели могут быть не слишком иллюстративны (особенно в дальнейшем может меняться  стоимость привлечения клиента), но предприниматель должен их знать и правильно анализировать метрики, уметь «продавать» цифры.  Инвесторам просто смешно, когда  проект, который  не смог сделать сайт и привлечь первых пользователей,  пытается  получить венчурное финансирование. Многие основатели новых компаний не понимают, что для большинства инвесторов одним из важнейших индикаторов будущего успеха проекта является хоть какой-то интерес потенциальных пользователей.

В-третьих, бизнес-ангел не верит в основателей-одиночек. Вместо «солистов» во главе компании, считает он, руководителями должны быть три человека — «хороший, плохой, злой»  (прямо как в известном фильме Серджо Леоне). Первый — тихий «технарь», который обожает писать код и, возможно, интересуется основами квантовой физики. Второй — человек, который наладит продажи, будет использовать любые лазейки для продвижения продукта.  Он будет атаковать сотни инвесторов, закидывать письмами почтовые ящики журналистов.  Третий — продуктовый менеджер, который  ограничивает фантазии программиста, снабжая его фактами о рыночных реалиях. Этот человек  строит бизнес-процессы внутри компании, чтобы сервис получал востребованные пользователями возможности и эти обновления быстро выходили  на рынок.

Успешные «одиночки» — люди, которые не только создали несколько успешных бизнесов (именно они у всех на слуху), но и «завалили» множество других (о которых не любят говорить). А предприниматель, который строит первый бизнес, будет рисковать своими деньгами, а не искать инвесторов. Скорее всего, этот человек сможет сделать все один. Ему не нужны деньги и даже связи инвесторов

В-четвертых, инвестор считает неправильным инвестировать в стартапы, которым он не может помочь своими связями и экспертизой.  Он вспоминает, что несколько раз помогал проектам, которые уверяли его, что станут новыми «единорогами» (компаниями стоимостью более $1 млрд), но ничем хорошим это не заканчивалось.  Мой знакомый пришел к выводу,  что ключевая задача бизнес-ангела — помочь с первой продажей продукта. Неважно, развивает ли стартап SaaS-решение или продает гаджет, —  если бизнес-ангел верит в проект, он должен помочь ему уговорить первых клиентов попробовать новый продукт или сервис.  Если они останутся довольны (именно в это должен поверить бизнес-ангел), они его приобретут. Задача компании использовать именно такую помощь в знакомствах со стороны бизнес-ангела.  Предприниматели должны «причесать» первый успешный кейс и начать его «продавать» в остальные компании.

В-пятых, бизнес-ангел не инвестирует в проекты, с основателями которых знаком меньше трех месяцев. Он встречается с предпринимателями регулярно раз в месяц в течение трех-четырех месяцев, изучая их. Если  с первой встречи коллектив стартапа нравится, инвестор помогает им  контактами. Через месяц инвестор может оценить, как растет база пользователей (или корпоративных клиентов). Еще через месяц можно сделать еще один «замер». В этот момент бизнес-ангел уже может сделать вывод о том, насколько серьезно настроены пришедшие за инвестициями основателями стартапа,  насколько бизнес-идея получает продвижение на рынке.

Безусловно, мой знакомый за завтраком подчеркивает, что этот свод правил — лично его, это не абсолютная истина и не руководство к действию. Он даже шутит: «Возможно, я просто очередной псих, который верит в стартапы и новые идеи, но в этом-то и прелесть духа Кремниевой долины, и поэтому я  больше чем уверен: каждый проект способен найти своего инвестора, вопрос только в упорстве».

Рулетка стартапов | Королевские Ворота

Успешный бизнес-ангел Рамеш Харидас рассказывает о своих правилах инвестирования и о том, какую роль играет личная симпатия к основателю компании


 Рамеш Харидас

  • Андрей Горохов,
    Инвестор более 60 стартапов, 15 из них куплены такими компаниями, как Coinbase, LinkedIn, Amazon, Intel
  • Основал и продал три интернет-компании:
    PrivacyBank.com Heidelberger Stuckemarkt – приобретена InfoSpace за $30 млн, Chintano – приобретена Datran Media, Parakweet – приобретена Google

— Рамеш, как вы стали бизнес-ангелом?
— Мой первый стартап родом из Силиконовой долины, что неудивительно: в США развита культура предпринимательства. Там я получил первые инвестиции от бизнес-ангела в свою компанию, которую потом успешно продал. Так у меня появились деньги, и я начал инвестировать в компании своих друзей.

     — То есть вы были в роли тех самых 3F, о чем говорили во время выступления, — Family, Friends, Fools* — людей, от которых стартапы получают первые деньги?
     — Да, в начале пути я был среди этой популярной категории. Через несколько лет мне стало скучно просто инвестировать, и я основал компанию. Сейчас снова инвестирую и иногда становлюсь основателем стартапов.

* – Семья, друзья, дураки

     — С точки зрения мотивации, — в чем разница?
— Если вы инвестор, то можете только советовать людям, что им делать, и не можете реализовывать свои идеи, от вас мало что зависит. Поэтому просто инвестиции не всегда приносят полное удовлетворение, такое, какое может дать основание компании. Я никогда не вмешиваюсь в дела компании, в которую инвестирую. Могу посоветовать, но не настаиваю и не имею на это права, у меня нет контрольного пакета акций.

     — Насколько сильное сожаление вы испытываете, если вашим хорошим советом не воспользовались?
— Конечно, меня это расстраивает — я же человек. В одной компании у нас с соинвесторами было одно место в совете директоров, и мы высказали свое мнение, к которому не прислушались. В результате компания была продана Amazon, но это была неудачная сделка.

     — Чему вас научила эта ситуация?
— Я стараюсь не становиться основным инвестором — требует много времени, для меня это головная боль. Предпочитаю инвестировать небольшими частями. Моя цена входа — от 50 до 100 тысяч долларов. Считаю, что хорошими бизнес-ангелами становятся те, кто не думает о деньгах. Инвестируя, ты должен быть готов потерять деньги.

     — Как часто вы инвестируете?
— В одну компанию — каждые два месяца, в среднем в год — в четыре-пять компаний. Одну из этих компаний купил LinkedIn, и это была хорошая сделка с хорошим возвратом инвестиций. Компанию Mashery, где я тоже был бизнес-ангелом, купил Intel, свою компанию я продал Google. Иногда инвестирую в компании одного и того же основателя, например, я был бизнес-ангелом для Rapportive, которых купил LinkedIn. Сейчас инвестировал в Superhuman — компанию, созданную тем же владельцем.
     Я начал инвестировать в двухтысячном году, мне потребовалось много времени на то, чтобы получить возврат инвестиций. Вообще, если мы говорим о выходе, то я получаю долю от суммы продажи, обычно от 5 процентов. Но я не влияю на решение о продаже компании — его всегда принимают владельцы.

     — Все это похоже на рулетку.
— Именно так. Это рисковый бизнес.

     — Когда Ольга Дорофеева (партнер венчурного фонда SmartHub. — Ред.) представляла вас в качестве спикера, она сказала, что вы можете похвастаться хорошей статистикой: инвестировали в 60 компаний и совершили 15 выходов. Почему это хороший результат?
— Хороший, потому что я многократно получил возврат своих инвестиций. Но есть и более успешные примеры. Я знаю человека, который вкладывал деньги в Uber и Instagram. Он начал с 6 миллионов долларов и сделал 1 миллиард — получил в 160 раз больше, чем инвестировал. Минимальное, что я получал, — ноль (улыбается). Но в среднем статистика такая: в 30 процентах случаев я ничего не получил, еще в 30 компаниях — потерял, в остальных минимум втрое увеличил объем инвестиций.

     — Какой ваш самый успешный кейс?
— Компания Ripple, специализирующаяся на крипто-
валюте. Я инвестировал в нее в 2013 году, когда еще и слова «криптовалюта» никто не знал. Компания тогда стоила 15 миллионов. Когда продал свой пакет акций, ее цена составляла 1,5 миллиарда. Объем возвратных инвестиций в сто раз больше первоначального. Сейчас, кстати, компания Ripple стоит 5 миллиардов и продолжает расти.

статистика такая: в 30 процентах случаев я ничего не получил, еще в 30 компаниях – потерял, в остальных минимум втрое увеличил объем инвестиций

     — Я никак не могу понять, что происходит между 15 миллионами и 1,5 миллиарда…
— Да мне просто повезло. От меня ничего не зависело: компания выпустила хорошую криптовалюту и начала продавать эту технологию банкам.

     — Возможно, вы успешный бизнес-ангел потому, что инвестируете много и хорошо выбираете компании? В вашей индустрии есть правило spray and pray**. Вы его придерживаетесь?
— Мне не нравится это правило. Для меня важно хорошо понимать мотивацию основателя компании, мне он должен понравиться. Некоторые говорят, что это даже похоже на брак, и, возможно, я могу с этим согласиться.

* – Распыляй и молись

     — Какую роль при этом играет идея стартапа?
— Это тоже важно, но я всегда выберу связь с основателем компании. Есть два противоположных примера. Первый: ужасная бизнес-идея и классный владелец. Второй: классная идея и ужасный основатель. Я всегда выберу первый случай.

— Это не звучит как хороший бизнес-план.
— Но для меня это работает. Просто идея ничего не стоит, главное — ее реализация.

     — Какие еще критерии можно эффективно использовать для выбора проектов?
— Прежде всего — возможность выйти с прибылью. Я смотрю на компанию и долю рынка, которую она занимает. В этом я не очень силен, поэтому важно понять мотивацию основателя компании. Часто большие компании создаются только силой воли создателя. Еще оцениваю объем целевого рынка и потенциал роста компании. Для меня идеальный показатель — 150 миллионов долларов.

Есть два противоположных примера. Первый: ужасная бизнес-идея и классный владелец. Второй: классная идея и ужасный основатель. Я всегда выберу первый случай

     — В какие секторы экономики вы предпочитаете инвестировать?
— Чаще всего инвестирую в компании, которые связаны со здоровым образом жизни. В моем портфеле этот сектор сейчас представляет компания Sweatcoin. Я сам основал компанию 40love. В приоритете секторы, связанные с криптовалютами и повышением производительности труда.

     — Вы часто идете против трендов индустрии?
     — Сейчас с большой вероятностью выберу тот проект, где других инвесторов нет. Я не всегда так поступал. Например, не инвестировал в Uber: вложи я в него 10 тысяч долларов, получил бы 30 миллионов. Тогда высказывалось очень много разных идей по поводу перспектив компании, было много негативных оценок. Сложно инвестировать, не прислушиваясь, — другие мнения постоянно кружат в голове. Теперь, оценивая проект, я никого не слушаю и рыдаю, заказывая Uber.

     Ольга Дорофеева, партнер венчурного фонда SmartHub:
     — Я не считаю, что венчурные инвестиции — это казино. Есть очевидные инструменты для управления рисками, с одной стороны, с другой — большинство бизнес-ангелов инвестирует не только ради денег: их вдохновляет возможность быть причастными к построению будущего. Это потрясающий и очень познавательный опыт, который вкупе с ожиданиями высокой доходности каждый год привлекает в венчурную сферу тысячи новых инвесторов.
     Рамеш Харидас действительно профессиональный и очень успешный венчурный инвестор. Мы являемся соинвесторами в компании Sweatcoin, дружим, обмениваемся мнениями о компаниях и возможностями по новым сделкам.
     Не все инвесторы, желающие сформировать венчурный портфель, настолько же профессиональны в технологиях, как Рамеш. Для них и существует SmartHub. Мы отбираем сделки по всему миру, проинвестировали 40 компаний от США до Австралии за четыре года, сделали три выхода. Ищем компании с потенциалом роста стоимости минимум 100 миллионов долларов за пять лет. Выбирая проект, мы оцениваем команду основателей — их опыт в предметной сфере, предпринимательский бэкграунд, долгосрочную мотивацию. Также полезно понимать, кто, кроме нас, инвестирует в проект — будут ли другие инвесторы полезны для компании, помогут ли со связями и советами по построению бизнеса. Не менее важна оценка продукта, его ценность для потребителей, уникальность бизнес-модели. И, конечно, рынок — сложно построить компанию стоимостью в сотни миллиардов на локальном или очень специфическом и узком рынке. Мы исходим из идеи, что за пять лет стартап должен вырасти в ключевых показателях (выручка, база пользователей, стоимость компании) в 30-50 раз, это позволит нам получить возврат на инвестиции в 10-30 раз. Наличие в портфеле двух-трех таких компаний из десяти даже при списании всех остальных позволит получить доходность, многократно превышающую другие инвестиционные инструменты.

Екатерина Вострилова
 Фотографии Александра Матвеева

Инвестирую в проект или куплю бизнес в г. Ижевске в Ижевске (Инвестиционный банкинг)

Цена: Цену уточняйте

за 1 ед.


Описание товара

Инвестирую в проект или куплю бизнес в г. Ижевске, Удмуртской Республике. Идеи не ворую, порядочность и конфиденциальность гарантирую. Имею действующий бизнес, расширение которого в силу ряда причин не возможно. Хочется пойти в другие направления.


Услуги, похожие на Инвестирую в проект или куплю бизнес в г. Ижевске

Вы можете оформить заказ на «Инвестирую в проект или куплю бизнес в г. Ижевске» в фирме «ООО Урал-Трейд» через площадку BizOrg.Su. Сейчас предложение находится в статусе «в наличии».

Что может предложить «ООО Урал-Трейд»

  • специальное предложение по сервису и стоимости для пользователей торговой площадки BizOrg.Su;

  • своевременное выполнение взятых на себя обязательств;

  • разнообразные варианты оплаты.

Оставьте заявку прямо сейчас!

Ответы на популярные вопросы

  • Как оформить заявку?Чтобы оформить заявку на «Инвестирую в проект или куплю бизнес в г. Ижевске» свяжитесь с организацией «ООО Урал-Трейд» по контактным данным, которые указаны сверху справа. Обязательно укажите, что нашли фирму на торговой площадке BizOrg.Su.
  • Где получить более подробную информацию о фирме «ООО Урал-Трейд»?Для получения подробных даных о фирме перейдите сверху справа по ссылке с именем организации. После этого перейдите на нужную вкладку с описанием.
  • Предложение указано с ошибками, телефон не отвечает и т.п.Если у вас обнаружились проблемы при сотрудничестве с «ООО Урал-Трейд» – сообщите идентификаторы фирмы (1212) и товара/услуги (286683) в нашу службу по работе с клиентами.

Служебная информация

  • «Инвестирую в проект или куплю бизнес в г. Ижевске» и другие подобные предложения можно найти в категории: «Инвестиционный банкинг».

  • Предложение было создано 28.08.2013, дата последнего обновления — 16.11.2013.

  • С начала размещения предложение было просмотрено 297 раз.

Обращаем ваше внимание на то, что торговая площадка BizOrg.su носит исключительно информационный характер и ни при каких условиях не является публичной офертой.
Заявленная компанией ООО «Урал-Трейд» цена услуги «Инвестирую в проект или куплю бизнес в г. Ижевске» может не быть окончательной ценой оказания услуги. Для получения подробной информации о наличии и стоимости указанных товаров и услуг, пожалуйста, свяжитесь с представителями компании ООО «Урал-Трейд» по указанным телефону или адресу электронной почты.

Оскар Хартманн о бизнесе, инвестициях и балансе в жизни

В одном из выпусков на своем YouTube-канале я пообщался с серийным предпринимателем Оскаром Хартманном. Он рассказал о том, в какие компании инвестирует, почему человеку нужен ментор и как оценивать свою состоятельность и успешность. 

Об инвестициях

Я сделал более 100 инвестиций по всему миру. Из этих 100 инвестиций 25 были некоммерческие, а 75 – коммерческие. Две компании выросли до $10 млрд и больше, 12 компаний – $1 млрд и больше, пять компаний – $100 млн и больше. 

Я инвестирую только в те компании, где я 100% понимаю, как это работает. Например, CarPriceонлайн-аукцион автомобилей строил сам. Я эту бизнес-модель понимаю и проинвестировал в такие же компании по миру: в Индии, Нигерии, Пакистане, Японии – везде. 

Раньше я занимался онлайн-модой и инвестировал в онлайн-моду по всему миру. Сейчас я инвестирую в недвижимость как сервис тоже в разных местах. 

Я никогда не инвестирую в «черный ящик». Если в бизнесе есть какой-то элемент, который мне основатель не может объяснить, говорит «это магия», «просто поверь мне», «административный ресурс» или что-то подобное, это не для меня. Я должен понимать цепочку создания цели. Если я не понимаю, я не инвестирую. 

Очень много инвесторов сами никогда не строили бизнес. Они потом идут в совет директоров компаний и принимают ошибочные решения, потому что они думают, что мир делается через экселевские таблицы. Но это не так. Я сам строил своими руками много компаний, я знаю все стадии, как это работает. Я знаю, как тяжело это в первую очередь. Поэтому, когда я вкладываю, я всегда на стороне сооснователя. 

Быстрый способ заработать денег

Я не знаю, как это – быстрый способ. Самый быстрый срок, который я нашел, чтобы добиться какого-то успеха, – это четыре года.

Прежде всего нужно уметь видеть возможности. Возможности есть абсолютно всегда, в любой момент. Способность их видеть – это навык. Для этого нужно быть в другом информационном потоке, чем большинство людей. Если вы сидите в том же информационном потоке, что и все, у вас будут те же результаты, что и у всех. 

У меня какое преимущество было? Например, я жил в Америке с 17–18 лет. Когда я приехал в Германию, у меня был американский информационный поток, но я жил в Германии. Это позволило мне несколько бизнес-идей найти. Я видел те вещи, которые большинство людей не видели. Также, когда я приехал в Россию, у меня был немецкий информационный поток. Я совсем по-другому думал, чем почти все люди там. 

Но когда вы видите возможности, включается вторая важная способность. Способность взять эту возможность и сделать реальностью. Для этого нужна уверенность в себе, что вы можете. 

Подписывайтесь на наш Telegram-канал: важное и интересное для активных людей

Про ресурсы

Это миф, что для бизнеса нужно много денег. Первый бизнес, который я построил, – интернет-магазин спортивного питания. Я мог запрограммировать его сам, инвестиции не нужны.

Есть бизнес-модели, которые можно делать без стартового капитала. Например, все, где вы берете чужой нереализованный товар и продаете его. Мой первый бизнес в России – я брал товар, который другие не могли в течение двух-трех лет продать, на реализацию. В какой-то момент у меня было на $25 млн товаров на реализацию, за которые я не заплатил. 

Еще такая мысль, которая мне очень помогла. Мы же дети мигрантов, у нас не было денег. Но мы не были бедными, потому что у нас была семья крепкая. Мы всегда думали, что, может быть, вот эти предпринимательские места в обществе зарезервированы для детей из хороших семей. Эта иллюзия ушла, когда я учился в университете, где все были дети богатых людей. Я очень быстро понял, что они ничем не лучше меня. 

Но еще больше мне понравилась мысль, что все успешные люди – это вечная линия потомства успешных людей, да? Но кто-то должен быть первым, кто-то должен сам себя сделать. У вас есть шанс, в своей семье вы можете быть тем самым первым человеком, который сам себя построил. 

Успехи и потери

Я думаю, что человек, который видел только успехи, опасен. Вот я, например. Первые пять компаний, которые я основал, все стали успешными. В этот момент я был опасным. После этого я сделал 14 ошибок подряд.

Я очень много потерял. Это было так больно, что в конце я был в больнице. У меня было просто тотальное выгорание, я не понимал, что происходит. 

Человек, который видел только неудачи, тоже опасен. Человек должен хотя бы раз прочувствовать, что это такое быть в хорошей теме, которая хорошо развивается. Потому что иначе он не может, нет нейронных связей, он не понимает вообще, что это такое – что-то хорошее. 

Для меня самый ценный сотрудник – тот, который видел и успехи, и провалы, и сложности, иногда проходил, иногда ломался. Это самое ценное, что есть.

Сила фокуса

Семь лет назад ментор задал вопрос: «Оскар, если бы ты мог выбрать – делать одну компанию до конца своей жизни и заработать $10 млрд или делать разные компании, в разных сферах, в разных странах и заработать $20 млн, что ты выберешь?»

Я десятиборец. И мои 10 дисциплин должны быть синергичными хотя бы как-то, они не должны быть полностью вразнобой. Поэтому я смотрю на свою жизнь как на десятиборье. В каждой дисциплине я на 20% хуже, чем лучший, который занимается только этим. Но это все равно достаточно хорошо. 

Подписывайтесь на нашу Facebook-страничку. Победы, советы, полезные новости и тексты.

Например, я занимаюсь развитием предпринимательства. Я в год жертвую от $500 тыс. до $1 млн на развитие предпринимательства, стипендиальные программы, сообщества. Являюсь ли я самым крупным филантропом в мире? Нет. Но я уже 10 лет этим занимаюсь, у меня уже десятки тысяч выпускников. 

Оскар Хартманн и Василий Хмельницкий

Про менторство

Для человека нет ничего важнее, чем другой человек, который имеет влияние. Для меня наставник – это человек, который очень сильно хочет, чтобы у тебя все получилось. 

Первый мой наставник – это Оливер Юнг. Когда первую компанию строил, я с ним по телефону говорил каждый день, все вопросы с ним обсуждал. Потом, через какое-то время, он сказал: «Оскар, вот теперь ты можешь сам». Я не знал, что такое инвестор, акционерное соглашение, ничего не знал. Он провел меня через это минное поле. Я мог бы пройти и сам, просто взорвался бы 10 раз.

Чтобы найти наставника, надо иметь миссию, которая может быть другим людям интересна. Ко мне постоянно приводят родители своих детей за руку и говорят: «Смотри, вот это Андрей. Можешь, пожалуйста, понаставлять его? Ему надо мозги вправить. Он не хочет ничего делать, у него нет интересов, давай, замотивируй его». Что это такое? Мне это не интересно. Мне интересно быть наставником человека, который привносит в мир что-то, что я тоже хочу привнести. 

У вас должен быть интересный проект, базовые человеческие качества, умение слушать. Наставник что получает? Он получает ощущение причастности к истории успеха. 

Другой наставник, который у меня был, вышел на пенсию. Он 30 лет управлял одной из самых крупных компаний в Германии. У него две дочки, обе занимаются искусством. Новому менеджменту компании он был не нужен, ему даже ни разу не позвонили. Ему некому было передать свои знания. 

Вот уже 10 лет мы с ним встречаемся и я ему открыто рассказываю все, что я делаю. Это бесценно для меня. А он общается с молодым и энергичным человеком и чувствует себя причастным.

Как все успевать

Я признаю, что за все надо платить. Если бы я занимался только детьми, я был бы лучшим отцом, наверное, чем я сейчас. 

Мой принцип – «достаточно хорош». Я должен быть отцом достаточно хорошим, чтобы не нанести детские травмы. Но я не самый лучший отец в мире, который существует. То же самое как муж, предприниматель, инвестор и другие вещи. Эту цену надо заплатить, иначе у вас будет конфликт. Нельзя быть перфекционистом в каждой дисциплине. 

Дальше управление энергией. Я думаю, это важнее, чем управление временем. Большинство продуктивностей люди делают не сами, а пиковыми состояниями, когда происходит что-то особенное. Особенное в предпринимательстве – когда вы находите в себе смелость что-то начать. Особенно когда вам плохо. 

Этим летом мне было очень плохо, я очень плохо себя чувствовал. И каким-то образом я закрыл глаза, увидел там свет, зацепился за этот свет и нашел в себе силы открыть новый бизнес. Этот бизнес сейчас оценили в $100 млн. И я горжусь тем, что я не открыл этот бизнес, когда у меня было все супер, а когда мне было достаточно тяжело. 

Чтобы все успевать, надо убивать все, что у вас забирает энергию. Каждую неделю смотреть, что забирало энергию, и это систематически уничтожать. 

Очень много часов у людей уходит на, например, принятие решений. Люди иногда сотни, тысячи часов тратят. Потом даже после принятого решения опять возвращаются к этим решениям много раз. И вот на таких вещах можно сэкономить очень много.

Как оценивать состоятельность 

У меня есть несколько параметров, по которым я оцениваю свое состояние. Это качество моих отношений в жизни – с супругой, детьми, с моей семьей, братьями, сестрами, партнерами, друзьями. Если качество моих отношений упало, мое состояние упало. 

Второе – это здоровье, тело. Если я вырос в деньгах, но у меня отвалилась почка, я стал более состоятельным или менее состоятельным? Потом финансы, филантропия, все остальное. Последний блок для меня личный – это мои увлечения. 

Вещи, которые важны, у каждого разные. Каждый год я даю оценку этому всему и отслеживаю свое состояние. Мое состояние оценивается более чем в $10 млрд. Но оно оценивается так, как я его оцениваю. Просто нет списков Forbes лучших отцов, лучших друзей, самых здоровых людей, самых счастливых людей. Вы только сами можете этому дать оценку. 

Самые счастливые вещи – это самые простые. Нет ничего лучше, чем взять лучших друзей и съездить куда-нибудь с палатками на природу. Нет лучше опыта, чем сделать какой-то вместе поход. А самые счастливые времена, на самом деле, когда вы строите компанию в самом начале. Несколько основателей и вы – одна банда.

Строить проект своими руками, когда ваш мозг видит, что ваши руки создают что-то, что очень ценно для других людей, – вот это важно. Это то, что я хочу делать, то, что я продолжаю делать. 

Этот материал – не редакционныйЭто – личное мнение его автора. Редакция может не разделять это мнение.

Инвестиции в бизнес | Справочный центр Seedrs

Зачем инвестировать в бизнес?

Помимо потенциальной прибыли, которую может принести инвестирование в портфель предприятий, инвесторы могут получить несколько дополнительных преимуществ, приобретая предприятия, в которые они верят.

будьте как драконы в Логове Дракона и выбирайте интересные предприятия, следите за их успехами по мере их роста и получайте признание и признание за то, что вы были одним из первых, кто их заметил.

Во-вторых, вы можете внести свой вклад в культуру инноваций, поддерживая предпринимателей, когда они больше всего в этом нуждаются, и давая им возможность начать новый крупный бизнес.

В-третьих, это способ принять участие в инновациях в области, которая вам интересна или которой вы увлечены, и разделить успех бизнеса.

Кроме того, это возможность поддержать своих друзей и семью в их новых захватывающих деловых начинаниях.

Во что вы инвестируете?

Инвестиции в бизнес (краудфандинг акций) — это выбор предприятий на ранней стадии и ориентированных на рост, которые, по вашему мнению, имеют потенциал для роста.Вы вкладываете в них деньги в обмен на часть их капитала, то есть покупаете акции их бизнеса. Если бизнес, в который вы инвестировали, преуспеет, принадлежащие вам акции станут стоить больше, чем вы заплатили за них, и вы сможете продать их с прибылью или получить дивиденды в будущем. Однако, если бизнес потерпит неудачу — как это происходит со многими предприятиями — вы потеряете часть или все свои инвестиции.

Каковы основные риски инвестирования в бизнес?

Существует три основных типа рисков при инвестировании в предприятия, находящиеся на ранней стадии развития и ориентированные на рост.Во-первых, бизнес может просто потерпеть неудачу — или даже то, что он может двигаться вперед, так и не добившись реального успеха, — и вы не получите назад ни одной из своих денег.

Во-вторых, даже если бизнес увенчается успехом, ваши вложения, скорее всего, окажутся неликвидными. Даже успешная инвестиция будет заблокирована на долгое время — часто на несколько лет — пока бизнес растет. Это означает, что вы вряд ли сможете продать акции и, скорее всего, не получите дивиденды в первые годы своих инвестиций, какими бы успешными они ни оказались позже.

Наконец, существует риск разбавления. Если позже бизнес привлечет больше капитала (что необходимо сделать большинству успешных стартапов), процент капитала, которым вы владеете, уменьшится по сравнению с тем, что у вас было изначально. Разбавление само по себе не всегда плохо, и в этом посте в блоге объясняется, почему его часто следует приветствовать, но об этом вам следует знать.

Прочтите наше Предупреждение о рисках, чтобы получить дополнительную информацию о рисках, связанных с инвестированием в начинающие и ориентированные на рост компании.

Важность диверсификации

Ключом к успешному инвестированию в предприятия, ориентированные на рост и на ранней стадии, и снижению вышеописанных рисков является диверсификация. Большинство предприятий терпят неудачу, но те немногие, кто преуспевает, могут сделать это до такой степени, что они более чем компенсируют убытки. Это означает, что для получения высокой прибыли вам необходимо инвестировать в несколько крупных компаний. Ваши шансы на это намного выше, если вы создадите диверсифицированный портфель, инвестируя небольшие суммы во многие предприятия, а не крупные суммы лишь в несколько.И когда мы говорим много, мы имеем в виду много. Мы считаем, что эффективный портфель должен включать не менее 50 компаний, находящихся на ранней стадии и ориентированных на рост, и потенциально 100 или более (есть даже данные, свидетельствующие о том, что инвестирование в 800 компаний может значительно повысить вашу производительность).

Одна из основных причин, по которой мы разработали Seedrs, заключалась в том, чтобы упростить создание диверсифицированного портфеля инвестиций по вашему выбору. Установив очень низкий инвестиционный минимум, мы даем возможность инвестировать во многие виды бизнеса – независимо от того, сколько денег вы готовы вложить.

Получение прибыли

Основной способ заработать деньги на своих инвестициях — это продать свои доли в бизнесе дороже, чем вы за них заплатили. Вы также можете продавать свои акции на нашем вторичном рынке, где инвесторы могут покупать и продавать акции друг у друга через Интернет. Имейте в виду, что не все акции подходят для вторичного рынка Seedrs, и даже если они есть, возможность покупать и продавать акции будет зависеть от спроса, а это означает, что вы не сможете продать их немедленно.Кроме того, если компания вырастет до уровня, когда она будет котироваться на фондовой бирже, будет куплена другой компанией или выкупит акции, вы, вероятно, сможете продать свои акции — часто со значительной прибылью — на этом этапе.

В качестве альтернативы некоторые предприятия могут начать выплачивать дивиденды. Это может произойти, если бизнес достиг прибыльности, но не ожидает дальнейшего значительного роста; это также может произойти в таких случаях, как театральные постановки или фильмы, когда компания имеет ограниченную продолжительность и распределяет любую прибыль в конце.

Стратегический секрет прямых инвестиций

Частный капитал. Сам термин продолжает вызывать восхищение, зависть и — в сердцах многих руководителей публичных компаний — страх. В последние годы частные инвестиционные компании прикарманили огромные — и спорные — суммы, преследуя все более крупные цели по приобретению. Действительно, по данным Dealogic, фирмы, которая отслеживает приобретения, глобальная стоимость выкупов частных акций на сумму более 1 миллиарда долларов выросла с 28 миллиардов долларов в 2000 году до 502 миллиардов долларов в 2006 году.Несмотря на то, что среда прямых инвестиций становится все более сложной из-за роста процентных ставок и более пристального внимания со стороны правительства, эта цифра достигла 501 миллиарда долларов только в первой половине 2007 года.

Репутация частных инвестиционных компаний, резко увеличивающих стоимость своих инвестиций, способствовала этому росту. Их способность достигать высоких доходов обычно объясняется рядом факторов: мощными стимулами как для управляющих портфелями прямых инвестиций, так и для операционных менеджеров предприятий в портфеле; агрессивное использование долга, обеспечивающее финансовые и налоговые преимущества; решительный акцент на увеличении денежного потока и маржи; и свобода от ограничительных правил публичных компаний.

Но фундаментальная причина роста прямых инвестиций и высокой нормы прибыли — это то, чему уделялось мало внимания, возможно, потому, что это так очевидно: стандартная практика фирм покупать бизнес, а затем, после того, как он провел его через переход к быстрому повышению производительности, продавать их. Эта стратегия, воплощающая в себе сочетание управления бизнесом и инвестиционным портфелем, лежит в основе успеха прямых инвестиций.

Публичные компании, которые неизменно приобретают бизнес с намерением сохранить его и интегрировать в свою деятельность, могут извлечь выгоду из этого подхода «купи-для-продажи» или позаимствовать его.Для этого им сначала нужно понять, как частные инвестиционные компании используют его так эффективно.

Лучшее место для частного капитала

Очевидно, что покупка для продажи не может быть универсальной стратегией для публичных компаний. Не имеет смысла, когда приобретенный бизнес выиграет от синергии с существующим портфелем бизнеса покупателя. Конечно, компания не может получить прибыль от приобретения, главная привлекательность которого заключается в перспективах долгосрочного органического роста.

Однако, как показали частные инвестиционные компании, эта стратегия идеально подходит, когда для того, чтобы реализовать одноразовую краткосрочную или среднесрочную возможность создания стоимости, покупатели должны полностью взять на себя ответственность и контроль. Такая возможность чаще всего возникает, когда бизнес не управлялся агрессивно и поэтому неэффективен. Его также можно найти в компаниях, которые недооценены, потому что их потенциал не очевиден. В этих случаях, как только изменения, необходимые для повышения стоимости, были сделаны — обычно в течение периода от двух до шести лет — владельцу имеет смысл продать бизнес и перейти к новым возможностям.(На самом деле, частные инвестиционные компании обязаны в конечном итоге избавиться от бизнеса; см. врезку «Как работает Private Equity: Учебник».)

Преимущества покупки для продажи в таких ситуациях очевидны, хотя, опять же, часто упускаются из виду. Рассмотрим приобретение, которое быстро растет в цене — принося инвестору годовой доход, скажем, 25 % в год в течение первых трех лет, — но впоследствии приносит более скромный, но все же значительный доход, скажем, 12 % в год. Частная инвестиционная компания, которая, следуя стратегии «купить для продажи», продаст ее через три года, получит 25% годовой прибыли.Диверсифицированная публичная компания, которая достигает той же операционной эффективности, что и приобретенный бизнес, но, как это обычно бывает, купила его в качестве долгосрочной инвестиции, получит доход, приближающийся к 12%, чем дольше она владеет бизнесом. Для публичной компании удержание бизнеса после внесения изменений, создающих стоимость, снижает конечную прибыль.

В первые годы нынешнего бума выкупа частные инвестиционные компании процветали в основном за счет приобретения непрофильных бизнес-подразделений крупных публичных компаний.При предыдущих владельцах эти предприятия часто страдали от запущенности, неподходящих целей или других ограничений. Даже при хорошем управлении у таких предприятий может отсутствовать независимый послужной список, поскольку материнская компания интегрировала свои операции с операциями других подразделений, что затрудняет оценку бизнеса. По данным Dealogic, до 2004 года продажа публичными компаниями ненужных бизнес-единиц была самой важной категорией крупных выкупов частных акций, и широко известная история высокой доходности инвестиций ведущих компаний связана в основном с приобретениями такого типа.

В последнее время частные инвестиционные компании, стремящиеся к большему росту, переключили свое внимание на приобретение целых публичных компаний. (См. выставку «Новый фокус частного капитала».) Это создало новые проблемы для частных инвестиционных компаний. В публичных компаниях легко реализуемые улучшения результатов часто уже достигнуты за счет более эффективного корпоративного управления или активности хедж-фондов. Например, хедж-фонд со значительной долей в публичной компании может, не покупая компанию напрямую, оказать давление на правление, чтобы оно внесло ценные изменения, такие как продажа ненужных активов или выделение непрофильного подразделения.Если публичная компания должна стать частной для повышения ее эффективности, необходимые изменения, скорее всего, проверят навыки реализации частной инвестиционной компании в гораздо большей степени, чем приобретение бизнес-подразделения. Когда KKR и GS Capital Partners, подразделение Goldman Sachs, занимающееся прямыми инвестициями, приобрели подразделение Wincor Nixdorf у Siemens в 1999 году, они смогли работать с действующим руководством и следовать его плану по увеличению выручки и прибыли. Напротив, после приватизации Toys «R» Us в 2005 году KKR, Bain Capital и Vornado Realty Trust пришлось заменить всю команду высшего руководства и разработать совершенно новую стратегию для бизнеса.

Новый фокус Private Equity

Многие также предсказывают, что финансирование крупных выкупов станет намного сложнее, по крайней мере, в краткосрочной перспективе, если произойдет циклический рост процентных ставок и иссякнет дешевый долг. И фирмам может стать труднее обналичить свои инвестиции, сделав их публичными; учитывая текущий высокий объем выкупа, количество крупных IPO может снизить способность фондовых рынков поглощать новые выпуски через несколько лет.

Даже если нынешняя волна прямых инвестиций пойдет на убыль, явные преимущества подхода «покупка для продажи» — и уроки, которые он предлагает публичным компаниям, — останутся.Во-первых, поскольку все предприятия в портфеле прямых инвестиций скоро будут проданы, они остаются в центре внимания и находятся под постоянным давлением, чтобы добиться результатов. Напротив, бизнес-подразделение, которое какое-то время было частью портфеля публичной компании и работало адекватно, если не впечатляюще, как правило, не получает приоритетного внимания со стороны высшего руководства. Кроме того, поскольку каждая инвестиция, сделанная фондом прямых инвестиций в бизнес, должна быть ликвидирована в течение срока существования фонда, можно точно измерить денежную прибыль от этих инвестиций.Это позволяет легко создавать стимулы для управляющих фондами и руководителей предприятий, которые напрямую связаны с денежной стоимостью, полученной инвесторами фонда. Это не относится к руководителям бизнес-подразделений или даже к корпоративным менеджерам в публичной компании.

Кроме того, поскольку частные инвестиционные компании покупают только для того, чтобы продать, их не соблазняет часто заманчивая возможность найти способы распределения затрат, возможностей или клиентов между своими предприятиями. Их руководство бережливое и целенаправленное, и оно избегает траты времени и денег, которые корпоративные центры, когда они отвечают за ряд слабо связанных предприятий и хотят оправдать свое сохранение в портфеле, часто идут на тщетную погоню за синергией.

Наконец, относительно быстрая текучесть бизнеса, обусловленная ограниченным сроком существования фонда, означает, что частные инвестиционные компании быстро приобретают ноу-хау. Permira, один из крупнейших и наиболее успешных европейских фондов прямых инвестиций, в период с 2001 по 2006 год осуществил более 30 крупных приобретений и более 20 продаж независимых компаний. Немногие публичные компании обладают таким глубоким опытом в области покупки, преобразования и продажи.

Что могут сделать публичные компании

По мере того, как частный акционерный капитал набирал силу, публичные компании переключали свое внимание с приобретений для создания стоимости, подобных тем, которые делает частный акционерный капитал.Вместо этого они сконцентрировались на синергетических приобретениях. Конгломераты, которые покупают несвязанные предприятия с потенциалом значительного повышения эффективности, как это сделали ITT и Hanson, вышли из моды. В результате, частные инвестиционные компании столкнулись с несколькими конкурентами для поглощений в своей сладкой зоне. Учитывая успех прямых инвестиций, публичным компаниям пора задуматься о том, могут ли они более непосредственно конкурировать в этом пространстве.

Конгломераты, которые приобретают несвязанные предприятия с потенциалом значительного улучшения, вышли из моды.В результате частные инвестиционные компании столкнулись с несколькими конкурентами в своей сладкой зоне.

Мы видим два варианта. Во-первых, следует принять модель «покупка для продажи». Во-вторых, следует использовать более гибкий подход к владению бизнесом, при котором готовность удерживать приобретение в течение длительного времени уравновешивается обязательством продать его, как только корпоративное руководство почувствует, что оно больше не может создавать дополнительную ценность. .

Купить, чтобы продать.

Компании, желающие попробовать этот подход в чистом виде, сталкиваются с рядом серьезных препятствий.Одна из них заключается в пересмотре корпоративной культуры, в которой заложена стратегия «покупай, чтобы сохранить». Это требует, чтобы компания не только отказалась от глубоко укоренившихся представлений о целостности корпоративного портфеля, но и разработала новые ресурсы и, возможно, даже кардинально изменила свои навыки и структуру.

В США также существует налоговый барьер. В то время как фонды прямых инвестиций, организованные как частные партнерства, не платят корпоративный налог на прирост капитала от продажи бизнеса, публичные компании облагаются налогом на такой доход по обычной корпоративной ставке.Эта разница в корпоративном налоге не компенсируется более низкими личными налогами для инвесторов публичных компаний. Более высокие налоги значительно снижают привлекательность публичных компаний как средства покупки бизнеса и его продажи после повышения его стоимости. Публичные компании в Европе когда-то сталкивались с подобным налоговым барьером, но примерно за последние пять лет он был устранен в большинстве европейских стран. Это значительно улучшает налоговую позицию европейских публичных компаний при покупке для продажи. (Обратите внимание, что два налоговых вопроса были предметом общественного внимания в Соединенных Штатах.Первый — следует ли рассматривать публично торгуемых фирм по управлению частным капиталом как частные партнерства или как публичные компании для целей налогообложения — тесно связан с поднимаемым нами вопросом. Второй — следует ли облагать налогом долю прибыли, которую партнеры частных инвестиционных компаний получают от продажи бизнеса в фондах, находящихся под их управлением, по низкой ставке для прироста личного капитала или по более высокой ставке для обычного личного дохода — совершенно другой.)

Несмотря на препятствия, некоторые публичные компании успешно разработали бизнес-модель «купи-продай».Действительно, два давних участника выкупа компаний среднего размера (стоимостью от 30 млн до 1 млрд долларов) являются публичными компаниями: American Capital Strategies, рыночная капитализация которой в последнее время составила около 7 млрд долларов, и британская 3i, чья рыночная капитализация составляет около 10 миллиардов долларов. Обе компании нашли способы обойти налог на прирост капитала (Великобритания отменила налог только в 2002 г.) путем принятия необычных организационных структур — «компания по развитию бизнеса» в случае с American Capital; «инвестиционный траст» в случае 3i.Однако эти структуры налагают юридические и нормативные ограничения на деятельность фирм; например, существуют ограничения на способность компаний по развитию бизнеса приобретать публичные компании и на размер долга, который они могут использовать. Эти ограничения делают такие структуры непривлекательными в качестве инструментов для конкуренции с частным капиталом, по крайней мере, для крупных выкупов в Соединенных Штатах.

С отменой налоговых льгот по всей Европе появилось несколько новых публично котируемых игроков на рынке выкупа.Самыми крупными являются две французские компании Wendel и Eurazeo. Оба получили высокую отдачу от своих инвестиций в выкуп. Например, Eurazeo достигла средней внутренней нормы доходности в размере 53% по Terreal, Eutelsat и Fraikin, трем крупным сделкам по выкупу за последние пять лет. (В Соединенных Штатах, где частные компании, как и частные товарищества, могут по своему выбору не облагаться корпоративным налогом, Platinum Equity стала одной из самых быстрорастущих частных компаний в стране, конкурируя за выкуп дочерних компаний публичных компаний.)

С отменой налоговых льгот по всей Европе появилось несколько новых публично котируемых игроков на рынке выкупа.

Появление публичных компаний, конкурирующих с частными акционерными компаниями на рынке за покупку, трансформацию и продажу бизнеса, может принести существенную пользу инвесторам. Фонды прямых инвестиций неликвидны и рискованны из-за высокого уровня использования долга; более того, после того как инвесторы передали свои деньги фонду, они не имеют права голоса в том, как он управляется.В качестве компенсации за эти условия инвесторы должны рассчитывать на высокую норму прибыли. Однако, хотя некоторые частные инвестиционные компании добились отличной доходности для своих инвесторов, в долгосрочной перспективе средняя чистая прибыль, полученная инвесторами фондов от выкупа акций в США, примерно равна общей доходности фондового рынка.

Тем временем управляющие фондами прямых инвестиций

заработали чрезвычайно привлекательные вознаграждения при небольших первоначальных вложениях. В качестве компенсации за инициативу в сборе денег, управлении инвестициями и маркетинге своих преимуществ они структурировали соглашения таким образом, что большая часть валовой прибыли — около 30%, после добавления управленческих и других сборов — поступает к ним.И эта цифра не учитывает доход от их личных инвестиций в фонды, которыми они управляют. Публичные компании, придерживающиеся стратегии «покупка для продажи», акции которых ежедневно торгуются на фондовом рынке и подотчетны акционерам, могут обеспечить более выгодную сделку для инвесторов.

Откуда может появиться значительное количество публично торгуемых конкурентов прямых инвестиций? Даже если они в принципе оценят привлекательность стратегии прямых инвестиций, немногие из сегодняшних крупных государственных промышленных или сервисных компаний, вероятно, примут ее.Их инвесторы будут осторожны. Кроме того, лишь немногие корпоративные менеджеры могли бы легко перейти на роль, более ориентированную на управление инвестициями. Партнеры по частному капиталу обычно являются бывшими инвестиционными банкирами и любят торговать. Большинство топ-менеджеров корпораций являются бывшими руководителями бизнес-подразделений и любят управлять.

Однако публичным финансовым фирмам может быть проще следовать стратегии «покупка для продажи». Больше инвестиционных компаний могут перейти на стиль управления прямыми инвестициями, как это сделали Wendel и Eurazeo. Решение может принять больше частных инвестиционных компаний, как сказал У.Компания Ripplewood из Южной Америки провела первичное публичное размещение акций RHJ International на Брюссельской фондовой бирже, чтобы разместить весь инвестиционный портфель на публичных рынках. Более опытные инвестиционные банки могут последовать примеру Macquarie Bank, который создал Macquarie Capital Alliance Group, компанию, акции которой торгуются на Австралийской фондовой бирже и которая фокусируется на возможностях купли-продажи. Кроме того, некоторые опытные управляющие частными инвестициями могут принять решение о привлечении государственных средств для фонда выкупа через IPO.(Эти примеры следует отличать от первоначального публичного размещения частной инвестиционной компанией Blackstone фирмы , которая управляет фондами Blackstone, но не самими фондами.)

Гибкое владение.

Стратегия гибкого владения может быть более привлекательной для крупных промышленных и сервисных компаний, чем покупка для продажи. При таком подходе компания удерживает бизнес до тех пор, пока она может приносить значительную пользу, повышая его производительность и стимулируя рост.Компания в равной степени готова избавиться от этих предприятий, как только это перестанет быть очевидным. Решение о продаже или выделении бизнеса рассматривается как кульминация успешной трансформации, а не как результат предыдущей стратегической ошибки. В то же время компания может свободно удерживать приобретенный бизнес, что дает ей потенциальное преимущество перед частными инвестиционными компаниями, которым иногда приходится отказываться от вознаграждения, которое они получили бы, удерживая инвестиции в течение более длительного периода.

Решение о продаже или выделении бизнеса рассматривается как кульминация успешной трансформации, а не как результат стратегической ошибки.

Можно ожидать, что гибкое владение больше всего понравится компаниям с портфелем бизнесов, которые не используют много общих клиентов или процессов. Возьмите Дженерал Электрик. На протяжении многих лет компания демонстрировала, что корпоративное управление действительно может повысить ценность диверсифицированного бизнеса. Корпоративный центр GE помогает формировать общие управленческие навыки (такие как дисциплина затрат и ориентация на качество) во всех подразделениях и обеспечивает эффективное использование общих тенденций (таких как офшоринг в Индию и добавление предложений услуг в производственных предприятиях).Несмотря на периодические призывы к GE разделиться, руководство компании смогло создать и поддерживать высокую прибыль по всему портфелю, а это говорит о том, что ограничиваться синергетическими приобретениями было бы ошибкой.

Действительно, с ее легендарными управленческими навыками, GE, вероятно, лучше приспособлена для исправления операционной недостаточности, чем частные инвестиционные компании.

Тем не менее, чтобы реализовать преимущества гибкого владения для своих инвесторов, GE должна быть бдительна в отношении риска сохранения бизнеса после того, как корпоративное управление больше не сможет вносить существенный вклад.GE известна своей концепцией ежегодного сокращения нижних 10% менеджеров. Чтобы обеспечить агрессивное управление инвестициями, компания могла бы, возможно, с меньшими противоречиями, ввести требование о ежегодной продаже 10% предприятий с наименьшим потенциалом добавления стоимости.

GE, конечно, придется платить налоги на прирост капитала при частых продажах бизнеса. Мы утверждаем, что налоговые ограничения, дискриминирующие публичные компании США в пользу фондов прямых инвестиций и частных компаний, должны быть устранены.Тем не менее, даже в нынешней налоговой среде США у публичных компаний есть способы облегчить это бремя. Например, те же ограничения не распространяются на спин-оффы, в которых владельцы материнской компании получают доли в капитале новой независимой компании; после выделения отдельные акционеры могут продавать акции нового предприятия без уплаты налога на прирост капитала.

Мы не обнаружили ни одной крупной публичной компании в промышленном секторе или секторе услуг, которая бы явно стремилась к гибкому владению как способу конкурировать в сфере прямых инвестиций.Хотя многие компании проходят через периоды активной продажи бизнеса, цель обычно состоит в том, чтобы сделать чрезмерно диверсифицированный портфель более сфокусированным и синергетическим, а не в том, чтобы извлечь выгоду из успешно завершенных улучшений производительности. Даже захватывающие конгломераты, такие как ITT и Hanson, которые успешно нацеливались на возможности повышения производительности, в конечном итоге не были достаточно готовы продать или выделить бизнес, как только они больше не могли увеличивать свою стоимость, и поэтому столкнулись с трудностями в поддержании роста прибыли.Но, учитывая успех модели прямых инвестиций, компаниям необходимо переосмыслить традиционные табу на продажу бизнеса.

Выбор и реализация портфельной стратегии

Как мы уже видели, конкуренция с частными акционерными компаниями предлагает публичным компаниям существенные возможности, но извлечь из них выгоду непросто. Менеджерам нужны навыки инвестирования (как покупки, так и продажи) и улучшения операционного управления. Задача аналогична корпоративной реструктуризации, за исключением того, что ее нужно повторять снова и снова.После завершения истощающей работы по преобразованию вернуться к обычному бизнесу невозможно.

Конкуренция с прямыми инвестициями как способом создания ценности для акционеров будет иметь смысл в первую очередь для компаний, которые владеют портфелем предприятий, которые не тесно связаны между собой. (Для получения дополнительной информации о различных подходах к инвестированию, которые используют фонды и корпоративные покупатели, см. врезку «Отображение потенциальных портфельных стратегий».) Чтобы определить, является ли это хорошим шагом для вашей компании, вам нужно задать себе несколько сложных вопросов:

Можете ли вы определить и правильно оценить бизнес с возможностями улучшения? Для каждой сделки, которую заключает частная инвестиционная компания, она может активно проверять десятки потенциальных целей.Многие фирмы посвящают этому больше мощностей, чем чему-либо другому. Управляющие частными инвестициями приходят из инвестиционно-банковских или стратегических консалтинговых компаний и часто также имеют опыт работы в бизнесе. Они используют свои обширные сети деловых и финансовых связей, включая потенциальных партнеров по торгам, для поиска новых сделок. Их умение прогнозировать денежные потоки позволяет им работать с высоким кредитным плечом, но с приемлемым риском. Публичной компании, применяющей стратегию «покупка для продажи» хотя бы в части своего бизнес-портфеля, необходимо оценить свои возможности в этих областях и, если они отсутствуют, определить, можно ли их приобрести или развить.

Есть ли у вас навыки и опыт, чтобы превратить неэффективный бизнес в звезду? Частные инвестиционные компании, как правило, преуспевают в объединении сильных, высокомотивированных исполнительных команд. Иногда это просто означает предоставление нынешним менеджерам лучших стимулов к производительности и большей автономии, чем они знали при предыдущем владении. Это может также повлечь за собой найм управленческих талантов среди конкурентов. Или это может означать работу с конюшней «серийных предпринимателей», которые, хотя и не в штате фирмы, не раз успешно работали с фирмой по выкупным заданиям.

Хорошие частные инвестиционные компании также преуспевают в определении одного или двух важнейших стратегических рычагов, которые способствуют повышению эффективности. Они известны отличным финансовым контролем и неустанным вниманием к повышению основных показателей деятельности: выручки, операционной прибыли и денежного потока. Кроме того, структура управления, исключающая управленческий слой — партнеры по частному капиталу играют роль как корпоративного управления, так и корпоративного совета директоров, — позволяет им быстро принимать важные решения.

В ходе многих приобретений частные инвестиционные компании набираются опыта, проводя реорганизации и оттачивая свои методы повышения доходов и рентабельности. Публичная компания должна оценить, имеет ли она аналогичный послужной список и навыки, и если да, то можно ли освободить ключевых менеджеров для решения новых задач трансформации.

Обратите внимание, однако, что, хотя у некоторых частных инвестиционных компаний есть операционные партнеры, которые сосредоточены на повышении эффективности бизнеса, большинство из них не обладают сильными и глубокими знаниями в области операционного управления.Это может быть козырной картой для публичной компании, использующей стратегию «покупка для продажи» и конкурирующей с игроками в сфере прямых инвестиций.

Можете ли вы управлять постоянным потоком как приобретений, так и продаж? Частные инвестиционные компании знают, как построить поток слияний и поглощений и управлять им. Они хорошо понимают, сколько целей им нужно оценить для каждой заявки и вероятность того, что заявка будет успешной. У них есть дисциплинированные процессы, которые не позволяют им повышать ставки только для достижения годовой цели по инвестированию в сделки.

Не менее важно, что частные инвестиционные компании умеют продавать бизнес, находя покупателей, готовых заплатить хорошую цену по финансовым или стратегическим причинам, или запуская успешные IPO. Фактически, частные инвестиционные компании разрабатывают стратегию выхода для каждого бизнеса в процессе приобретения. Предположения о цене выхода, вероятно, являются наиболее важным фактором в их оценке целей и постоянно отслеживаются после закрытия сделок. Публичная компания должна оценить не только свои способности, но и свою готовность стать экспертом в избавлении от здоровых предприятий.

Если вы можете с уверенностью ответить «да» на эти три вопроса, вам нужно подумать о том, какую портфельную стратегию выбрать.

Гибкое владение в принципе кажется более предпочтительным, чем строгая стратегия «купи-для-продажи», потому что она позволяет принимать решения на основе актуальных оценок того, что создаст наибольшую ценность. Но гибкая стратегия владения всегда сопряжена с риском самоуспокоенности и искушением держать бизнес слишком долго: в конце концов, стабильный корпоративный портфель требует меньше работы.Более того, стратегию гибкого владения сложно четко донести до инвесторов и даже ваших собственных менеджеров, и это может вызвать у них чувство неуверенности в том, что компания будет делать дальше.

Мы ожидаем, что финансовые компании, скорее всего, выберут подход «купи-продай», который с более быстрым оттоком портфельных компаний больше зависит от опыта в области финансирования и инвестиций, чем от навыков работы. Промышленные и сервисные компании более склонны к гибкому владению.Мы считаем, что компаниям с сильным якорным акционером, контролирующим большую долю акций, может быть легче сообщить о гибкой стратегии владения, чем компаниям с широкой базой акционеров.

Присоединение к битве

Феноменальный рост прямых инвестиций вызвал интенсивные общественные дебаты. Некоторые жалуются, что частный капитал, по сути, сводится к расхищению активов и спекуляции, когда частные инвесторы, партнеры и менеджеры несправедливо пользуются налоговыми льготами и лазейками в законодательстве, чтобы заработать неподобающие суммы денег на сомнительной коммерческой практике.Другие защищают частный капитал как лучший способ управления бизнесом.

По нашему собственному мнению, успех частных инвестиционных компаний обусловлен, прежде всего, их уникальной стратегией «покупка для продажи», которая идеально подходит для омоложения слабоуправляемых предприятий, нуждающихся в периоде интенсивной терапии. Частный акционерный капитал пользовался несправедливым налоговым преимуществом, но это произошло в первую очередь из-за налогов на прирост капитала, а не из-за того, что частные инвестиционные компании используют процентные платежи по долговому финансированию для защиты прибыли от налогов.(Государственные компании, в конце концов, также могут финансировать приобретения и другие инвестиции за счет заемных средств.) Высокие вознаграждения, получаемые партнерами по прямым инвестициям, отражают стоимость, которую они создают, а также несколько удивительную готовность инвесторов инвестировать в фонды прямых инвестиций по средней ставке доходность, которая по отношению к риску кажется низкой.

Мы считаем, что пришло время большему количеству публичных компаний преодолеть свое традиционное отвращение к продаже бизнеса, который преуспевает, и искать возможности конкурировать в сфере прямых инвестиций.(Такое изменение было бы ускорено, если бы правительства Соединенных Штатов и других стран последовали примеру европейских стран в выравнивании налоговых правил.) Тогда публичные компании могли бы извлечь выгоду из возможностей, предоставляемых стратегией покупки для продажи. Инвесторы также выиграют, так как более высокая конкуренция в этой области создаст более эффективный рынок, на котором партнеры по частному капиталу больше не будут иметь такого сильного преимущества перед инвесторами в их фонды.

Версия этой статьи появилась в выпуске Harvard Business Review за сентябрь 2007 года.

4 способа более глубоко инвестировать в свой бизнес

Мнения, выраженные участниками Entrepreneur , являются их собственными.

Предприниматели — одни из самых сложных людей, которых я знаю. Они больше суетятся и работают усерднее, и все это в погоне за тем, что они любят. Хотя эти качества замечательны, я часто обнаруживаю, что среди всего этого стремления мы слишком часто забываем инвестировать в другие важные вещи. Потратив время на то, чтобы по-настоящему инвестировать в свой бизнес, а также в себя, вы можете добиться значительных результатов в долгосрочной перспективе.

Вот четыре способа сделать это.

1. Отточите свое «почему» и свой бренд

Что побудило вас встать с постели и пойти на работу сегодня утром? Я часто задаю себе этот вопрос, и ответ дает ясность относительно того, «почему» стоит за моей работой, а также того, что я могу упустить. Предприниматели должны постоянно искать смысл и страсть во всем, что они решают делать. Независимо от того, как долго вы занимаетесь бизнесом, важно сохранять эти качества в центре внимания.

Также важно, чтобы страсть двигала ваш бизнес вперед.Причина, по которой вы запустили его в первую очередь, — это только начальный шаг: отсюда найдите способы убедиться, что ваш бренд постоянно отвечает требованиям рынка и созрел для возможностей роста.

Связанный: Почему открытие своего «почему» является бизнес-шагом № 1

Во время выступления SubSummit 2021 года о пробелах, потребностях и ожиданиях потребителей было представлено исследование, которое показало, что бренды часто создают контент для себя. потребностей и желаний, одновременно не прислушиваясь к тому, чего на самом деле хочет их аудитория.

Это подчеркивает ключевые проблемы: необходимость знать, кому служит ваш бренд, и понимать, чего они жаждут. Этот тип информации можно найти только при целенаправленном исследовании и качественном времени, потраченном на бизнес, а не на его.

Если вы находитесь на ранних стадиях создания компании, один из способов повысить концентрацию — участвовать в конкурсах. Эти мероприятия позволяют вам критически осмыслить рост вашего бизнеса, его потенциал, пробелы и области возможностей.Кроме того, это позволяет вам погрузиться в то, как ваш бренд обслуживает свою целевую аудиторию.

В конечном счете, победа в конкурсе презентаций может привести к установлению контактов с ключевыми инвесторами, денежным призам и услугам в натуральной форме, но даже практика презентаций может помочь вам добиться большего успеха.

Связанный:  Может ли ваш стартап ответить на эти 23 вопроса конкурса презентаций?

2. Найдите наставника

Сильный лидер понимает, что знать все невозможно.Лучшей формой роста является общение с другими людьми, столкнувшимися с аналогичными проблемами, поэтому

наставничество должно быть ключевым компонентом инвестиционной стратегии. Исследование, проведенное Kabbage, Inc. (и обсужденное в статье Entrepreneur 2020 года), показывает, что 92% владельцев малого бизнеса считают, что наставники оказывают непосредственное влияние на их рост и выживание.

И этот процесс не должен быть сложным: просто найдите лидера, которым вы восхищаетесь, и обратитесь к нему, или вступите в ассоциацию в вашей отрасли, чтобы получать знания от сообщества единомышленников и групп.Узнайте об их путешествии, какие ресурсы они использовали и как они развивались. В идеале поищите кого-то, кто был в похожей ситуации 5-10 лет назад. А если вы более авторитетный лидер, найдите подопечного, потому что от этих отношений можно получить столько же, сколько от наставничества.

Учиться на чужих успехах и неудачах очень важно на вашем пути к предпринимательству, и это может оказать долгосрочное влияние на вашу личную и профессиональную жизнь.

3. Инвестируйте в свою команду

Окружение себя людьми, которые вдохновляют и бросают вам вызов, — это один из лучших способов инвестировать в свой бизнес.Это ничего не стоит вам, и вы получаете все от качественной команды.

Владельцы бизнеса должны сосредоточиться на найме не только талантов, но и видения миссии.

Итак, при приеме на работу ищите тех, кто разделяет миссию вашей организации и увлечен тем, что вы хотите построить. В конечном счете, это сотрудники, которые помогут вам не только стать лучшим предпринимателем, но и стимулировать рост.

Связанный: Изменение описания при приеме на работу теперь необходимо.Вот 3 способа сделать это.

4. Стремитесь к профессиональному развитию

В сегодняшнюю цифровую эпоху крайне важно, чтобы вы по возможности привлекали внимание. В конечном счете, цель состоит в том, чтобы создать длительные отношения с клиентами, чтобы они никогда не чувствовали необходимости идти куда-то еще. Каждое взаимодействие, каждое электронное письмо, каждый пост в социальных сетях — все это возможности для более глубокого взаимодействия.

То же самое должно относиться и к нам самим, и к нашим организациям. Как мы можем регулярно больше заниматься нашей компанией и нашим личным развитием? Для начала инвестируйте в себя каждый день.Почитайте книгу, послушайте подкаст или просто прогуляйтесь.

Затем привнесите страсть к развитию в свой бизнес. Посещайте конференции, которые позволят вам глубже погрузиться в вашу организацию и изучить новые стратегии и методы. Присоединяйтесь к торговым ассоциациям, посвященным тому, что вы делаете, и которые будут окружать вас представителями отрасли. Это поможет по-новому взглянуть на вашу организацию, а также откроет путь для изучения новых возможностей бизнес-плана.

Millennial Money: стоит ли инвестировать в бизнес друга?

Компания Ben & Jerry’s была основана лучшими друзьями детства.Четыре школьных приятеля основали Warby Parker. Долгая дружба, перешедшая в партнерство, привела Clear к линиям безопасности TSA в США. Поездка по магазинам между двумя приятелями запустила бренд одежды с учетом размера Universal Standard.

Да, есть истории успешного делового партнерства между друзьями.Но на каждого Бена и Джерри приходится бесчисленное множество Джейн и Джо, которых ругают их соседи по комнате в колледже за то, что они ругают их с бизнес-кредитом.

Смешивание бизнеса и дружбы может испортить отношения. Так что, если одноклассник, коллега или друг детства просит вас вложиться в их бизнес, нужно посмотреть на него со всех сторон.

ДУМАЙ КАК ПРОФЕССИОНАЛЬНЫЙ ИНВЕСТОР

Не позволяйте личным отношениям омрачать ваши деловые суждения.Оцените просьбу так, как если бы она исходила от незнакомца.

Предлагает ли бизнес что-то уникальное? Удовлетворяет ли она потребности рынка? Есть ли у основателя деловая хватка? Есть ли у них опыт работы в отрасли?

«Профессиональный инвестор всегда хочет видеть, где находится «ага», — говорит Дилип Рао, клинический профессор предпринимательства в Международном университете Флориды.«Может ли это стать крупной компанией? Если потенциал огромен, это имеет смысл с финансовой точки зрения».

Вам также необходимо знать условия ваших инвестиций и то, что вы получаете взамен. Если ваш друг просит бизнес-кредит, обсудите сроки погашения и проценты.

Если ваша инвестиция осуществляется в обмен на акции, ознакомьтесь с условиями. Это исключительно финансовая транзакция или у вас будет доступ к бизнес-операциям и участие в них?

Сделка по рукопожатию не работает, даже с — или особенно с — давними друзьями.Убедитесь, что все в письменной форме, если вы решите инвестировать, чтобы не было путаницы в будущем.

ВСЕГДА, ВСЕГДА ИЗУЧАЙТЕ БИЗНЕС-ПЛАН

Изучите бизнес-план, чтобы убедиться, что ваш друг продумал все аспекты бизнеса.

Тщательный план должен включать финансовые прогнозы, текущие доходы, прогнозы на пять лет и подробный анализ рынка с указанием конкурентов и потенциальных препятствий.

«Вы должны проявлять должную осмотрительность, даже если вы знали этого человека всю свою жизнь», — написал по электронной почте предприниматель Димитриос Мано.Мано стал соучредителем Bloom Express, онлайн-рынка CBD, в 2019 году вместе с близким другом по колледжу, когда они еще учились в школе.

За исключением своего соучредителя, Мано не обращался к друзьям или семье за ​​ссудой для стартапа.Дуэт полагался на личные сбережения и доход от своей повседневной работы.

«Я видел, как друзья разрушали более чем 20-летнюю дружбу из-за неуместных деловых споров, а члены семьи полностью разрывали связи друг с другом из-за небольшого разногласия», — сказал Мано.Для него инвестиции не стоили потенциальных личных затрат.

ОБЩАЙТЕСЬ, НО УСТАНАВЛИВАЙТЕ ГРАНИЦЫ

Границы между бизнесом и личными делами могут быстро стереться, когда вы инвестируете в бизнес любимого человека.Хотя четкое и частое общение необходимо, важно проводить границы.

Когда Марк Асельстайн вместе со своим зятем стал соучредителем Uncorked Ventures, ныне несуществующего винного онлайн-клуба, дуэт с самого начала установил строгие правила.

«Сначала мы решили, что не будем говорить друг другу ничего такого, чего не сказали бы нашим племянницам или племянникам», — сообщила Асельстин по электронной почте. Эти двое отвели деловые разговоры на утренние встречи, а не на случайные прогулки.«(У нас) было правило не говорить об этом на семейных мероприятиях (и) ужинах. Наличие этих разделительных линий, но открытое общение было ключевым».

НЕ ИНВЕСТИРУЙТЕ ДЕНЬГИ, КОТОРЫЕ НЕ МОЖЕТЕ ПОТЕРЯТЬ

«Не думайте, что вы разбогатеете, если поможете другу», — говорит Рао.На самом деле, не рассчитывайте заработать вообще.

По данным Бюро трудовой статистики, примерно 20% предприятий закрываются в течение первого года. И большинство стартапов никогда не приносят положительной прибыли.

«Спросите себя, все ли в порядке, если вы потеряете все деньги, которые вложили в стартап своего друга», — написала по электронной почте Аманда Сандерс, основатель Authentic CEO.Сандерс был по обе стороны уравнения — как предприниматель и как инвестор.

«Если честным ответом будет «да» и отсутствием недоброжелательности по отношению к вашему другу, то отношения, скорее всего, останутся прочными независимо от исхода дела», — сказала она.«Если ваш ответ условный, то результат дружбы, скорее всего, будет зависеть от инвестиций в бизнес».

ПРЕДЛОЖИТЕ ПОДДЕРЖКУ, ЭКСПЕРТИЗУ ЗА ДЕНЕЖНЫЕ СРЕДСТВА

Деньги — не единственный способ поддержать бизнес друга.Вы можете предложить время, опыт и связи.

Участвуйте во всплывающих окнах и мероприятиях. Управляйте их аккаунтами в социальных сетях. Раздайте листовки, чтобы рассказать о себе. Будьте рупором для идей и проблем.

Или просто появляйтесь время от времени с едой на вынос, сказал Сандерс.

«Если друг прервет ваш бесконечный рабочий график и принесет еду, веселье и огненный шар (третья часть необязательна), это очень важно для поддержания здравомыслия.»

________________________________

Эта колонка была предоставлена ​​Associated Press сайтом личных финансов NerdWallet.Келси Шихи — писатель NerdWallet. Электронная почта: [email protected] Твиттер: @kelseylsheehy.

ССЫЛКИ ПО ТЕМЕ:

NerdWallet: 7 вариантов бизнес-кредита для предпринимателей https://bit.ly/nerdwallet-стартап-бизнес-кредиты

Families in Business Invest for Impact

» Как владельцы семей, мы всегда говорили, что лидер не просто руководит закрытой компанией.У них две роли. Один должен был управлять компанией, а другой играть активную роль в обществе. ” – Йохан Андресен, 5 -го поколения семьи , владелец

В 1969 году Джон Рокфеллер удивил свою аудиторию на слушаниях в Конгрессе, призвав частных лиц заниматься «венчурной филантропией» — практикой, которую он описал как «творческое преследование менее традиционных благотворительных целей, чем те, которые обычно преследуются авторитетными общественными благотворительными организациями». .Призыв миллионера к более строгому подходу к благотворительным пожертвованиям исходил из осознания того, что традиционные «добрые дела» необходимо реформировать, чтобы увидеть истинные изменения в обществе.

Много лет спустя, в 2007 году, Фонд Рокфеллера собрал лидеров финансового и благотворительного секторов, в том числе тех, кто занимается управлением активами и социальными предприятиями, для изучения новых способов инвестирования на стыке бизнеса и социального сектора. На этот раз призыв заключался в том, чтобы внести свой вклад в социальные изменения не только посредством благотворительности, но и посредством финансовых вложений в проекты, которые окажут измеримое социальное или экологическое воздействие наряду с финансовой отдачей.Появился термин «импакт-инвестирование».

Венчурная благотворительность и импакт-инвестирование стали общепринятыми. Однако легко забыть тот факт, что эти понятия впервые были введены не правительством, не агентством по развитию и даже не НПО, а бизнес-семьей. Деловые семьи, особенно видные, часто лучше всего помнят за их экономическую роль владельцев и создателей тех известных бытовых брендов, которые стали привычной частью нашей повседневной жизни (Ford, Heineken, Kraft Heinz, Ferrero, Walmart). , Nike, а в Испании: Mercadona, El Corte Ingles и многие другие.) Тем не менее, многие из этих предприятий также играли важную роль в сфере благотворительности и поддерживали проекты социального воздействия на протяжении десятилетий, а некоторые даже на протяжении столетий.

Также важно понимать разницу между бизнес-семьей и семейным бизнесом, особенно в том, как это связано с благотворительностью и инвестиционным инвестированием. Деловые семьи лучше всего определить как группу членов семьи, управляющих совместным имуществом, которое в настоящее время или исторически связано с компанией. Хотя многие семьи несколько поколений назад продали первоначальную семейную фирму, они до сих пор продолжают совместно управлять активами.С точки зрения социального воздействия это означает, что деловые семьи не ограничиваются корпоративной социальной ответственностью и корпоративной филантропией, но могут участвовать в социальном воздействии с помощью более широкого спектра инструментов, таких как семейный фонд или семейный офис.

Деловые семьи противоположны «безликим владельцам», и семья часто четко связана с имиджем бизнеса.

Эта точка зрения, уникальная для рынка, может объяснить, почему бизнес-семьи стали пионерами в новом наборе практик, которые мы в широком смысле называем «инвестированием воздействия», но на самом деле включают ряд практик финансирования.Например, существует грантовая и венчурная благотворительность (при которой благотворительные пожертвования отбираются и управляются так же, как и венчурный капитал, т. инвестирование и по сути является традиционным инвестированием, основанным на экологических, социальных и управленческих соображениях, но без активного измерения создаваемого воздействия), и, наконец, фактическое инвестирование воздействия (конкретная финансовая практика, направленная на создание измеримого социального воздействия наряду с финансовой отдачей.)

Конечно, вопрос почему некоторые из этих бизнес-семей предпочитают заниматься импакт-инвестированием? Хотя методы импакт-инвестирования (включая венчурную благотворительность и ESG-инвестирование) следуют одной и той же логике, разные инвесторы используют их по разным причинам. Аналогичным образом, исследование, которое я провел с Кристиной Крус и Рачидой Хусто из бизнес-школы IE, «Вовлечение в новую область: дифференцированный подход семей, владеющих бизнесом, к вложению капитала», предполагает, что бизнес-семьи также различаются по своей мотивации и способам участия в этой новой деятельности. поле.

Деловые семьи могут участвовать в импакт-инвестировании, чтобы расширить давнюю традицию благотворительности.   Бизнес-семьи не зря часто называют «прирожденными филантропами» — на самом деле они несут ответственность за очень большую часть филантропических и благотворительных акций, проводимых по всему миру. Например, в списке Forbes «25 самых филантропических миллиардеров» мы узнаём семью Делл, а также семью Лаудер и семью Кох во главе крупнейшей частной компании Америки.

По мере того, как деловые семьи растут и взрослеют, возникает желание расширять и развивать свою благотворительную деятельность. Многие семьи, занимающиеся благотворительностью, занимаются венчурной благотворительностью, чтобы привнести деловую хватку в свои пожертвования. Например, бесчисленные бизнес-семьи принимали участие в зарождении микрофинансирования, предоставляя микропредпринимателям под низкие проценты или беспроцентные кредиты на местах и ​​реинвестируя восстановленный капитал и потенциальные проценты обратно в поле.Как прокомментировала Марго Бранденбург из Фонда Форда (а ранее из Фонда Рокфеллера): « Мы поняли, что благотворительность уже не так важна, как 75 лет назад. Эти ресурсы были каплей в море по сравнению с проблемами, о которых мы заботились и на которые хотели повлиять, и нам нужно было сосредоточиться не только на благотворительных пожертвованиях и использовании государственных ресурсов, но и на огромной силе международных рынков капитала ».

У других семей может быть свое видение будущего предпринимательского и финансового ландшафта.Эти семьи, как правило, рассматривают импакт-инвестирование как способ найти новые способы ведения финансов и опередить своих конкурентов. В результате они с большей вероятностью выберут инвестиции с прямым воздействием и вложат капитал в многообещающие стартапы, оказывающие ощутимое социальное или экологическое воздействие — при условии, конечно, что они также демонстрируют значительный потенциал роста и финансовой отдачи. Это стало возможным благодаря свободе передвижения, которой пользуются эти инвесторы, когда дело доходит до управления своими активами, поскольку капитал, как правило, сосредоточен в руках семьи.Как объяснила Камилла Хаген Сёрли из семейной инвестиционной компании Canica: « Инвестирование в экологически чистые инновации также связано с уменьшением рисков и реализацией открывающихся перед нами возможностей. […] История научила нас, что самые успешные компании — это те, которые взяли на себя корпоративную ответственность и занялись своим окружением и обществом в целом. Прибыль и ответственность противоположны, исследования показывают, что сочетание ответственности с инновациями приводит к повышению производительности.

Импакт-инвестирование также может быть использовано бизнес-семьями в качестве инструмента для поддержания и защиты своей репутации. Деловые семьи противоположны «безликим владельцам», и семья часто четко связана с имиджем бизнеса. Таким образом, как показали исследования, эти бизнес-семьи с большей вероятностью будут сосредотачиваться на своей репутации и использовать импакт-инвестирование в качестве инструмента, чтобы защитить себя, поскольку они подвергаются более тщательному контролю, чем те владельцы бизнеса, которые менее легко связаны с их фирмой.Инвестирование ESG часто является практикой выбора для этих семей, поскольку оно посылает широкой общественности позитивный сигнал об их ценностях и приверженности обществу, требуя при этом минимальных усилий по сравнению с другими формами инвестирования воздействия. В отчете UBS Global Family Office за прошлый год директор по инвестициям упомянул: : «У нас нет мандата на ESG, но это не высшая математика — смотреть на изменение потребительского спроса, а также на политическую и социальную среду [… ] это важно сейчас в глазах общественности и в глазах потребителей.Это то, от чего мы не можем просто отмахнуться, потому что люди будут уделять этому все больше и больше внимания, а правительства будут уделять этому все больше и больше внимания».

Начиная с Рокфеллеров, бизнес-семьи долгое время играли ключевую роль в создании и развитии области, известной сегодня как импакт-инвестирование, и они будут продолжать оставаться ее поборниками. На самом деле они вполне готовы взять на себя инициативу по дальнейшему развитию тенденции от филантропии к большему согласованию финансовой отдачи с социальным и экологическим воздействием, особенно по мере того, как каждое новое поколение берет бразды правления в свои руки.Миллениалы и поколение Z ожидают, что бизнес и финансовый сектор будут подотчетны и будут способствовать социальным изменениям. Бизнес-семьи — учитывая их сосредоточенность на цели и наследии, а также их уникальную структуру, позволяющую относительно быстро принимать решения на основе акционерного капитала, — готовы оправдать это ожидание и не только продвигать инвестиции, но и лидировать таким образом, чтобы другие предприятия могли следуйте их примеру.

 

© IE Insights.

Почему важно инвестировать в свой бизнес

По мере того, как вы строите свой бизнес, наступит момент, когда вам нужно будет начать инвестировать в него.

Поиск оригинальных и недорогих продуктов — это прекрасно, но иногда вам нужно поднять свой бизнес на новый уровень и инвестировать больше, чтобы продолжать расти.

Пока мы говорим об инвестициях в ваш бизнес, мы решили поделиться пятью причинами, почему мы считаем, что инвестиции важны для вашего бизнеса.

Приступим!

Почему важно инвестировать в свой бизнес

1 | Ваш бизнес будет расти

Я уверен, вы слышали фразу «Чтобы делать деньги, нужно тратить деньги», верно? Хотя это может показаться избитым высказыванием, на самом деле это правда.Вам действительно нужно тратить деньги, чтобы заработать больше денег.

Каждый раз, когда мы инвестируем в собственный бизнес, мы получаем десятикратную прибыль. Независимо от того, инвестируете ли вы в продукты, помогающие вести бизнес более гладко, нанимаете бизнес-тренера или отдаете задачи на аутсорсинг, потраченные деньги того стоят.

Вы не можете рассчитывать на то, что сможете делать все самостоятельно, и существуют программы и службы, которые могут сэкономить ваше время (и стресс!) на задачах, которые вам не нужно выполнять.

Кто не хочет зарабатывать больше денег в своем бизнесе?!

Получите наш БЕСПЛАТНЫЙ контрольный список, чтобы узнать о наших 7 стратегиях , которые помогут повысить уровень вашего бизнеса и заработать больше денег.Кроме того, вы получите доступ к более чем 15 другим бесплатным ресурсам в нашей бесплатной библиотеке.

СКАЧАТЬ

2 | Вы (и другие) будете серьезно относиться к своему бизнесу

Как только вы начнете инвестировать в свой бизнес, вы действительно начнете относиться к нему серьезно. Это не означает, что если вы в настоящее время не инвестируете в свой бизнес, вы не относитесь к нему серьезно, но как только вы узнаете, что тратите свои с трудом заработанные деньги на продукт или аутсорсинговые задачи, вы захотите сделать конечно оно того стоит.

Потому что никто не хочет тратить деньги зря. Поэтому вам нужно работать умнее, а не усерднее, чтобы получить желаемые результаты.

Связанный пост: 5 шагов к построению прибыльного бизнеса с первого дня

3 | Вы почувствуете себя менее напряженным

Вы знаете все эти задачи, которые вы совершенно боитесь делать? Осознаете вы это или нет, но они вас напрягают!

Задачи, не входящие в нашу компетенцию, истощают нас гораздо больше, чем мы думаем. Это также пустая трата времени, потому что эти задачи в конечном итоге занимают у вас в два раза больше времени, потому что вам не нравится их выполнять, и вы не являетесь экспертом в их эффективном выполнении.

Как только вы начнете инвестировать в людей и услуги, которые сделают вашу жизнь проще, вы почувствуете меньше стресса и сможете сосредоточиться только на самых важных задачах для вашего бизнеса.

Связанный пост: Ознакомьтесь с 7 стратегиями, которые помогут вывести ваш бизнес на новый уровень и заработать больше денег

4 | Вы можете сосредоточиться на том, что у вас получается лучше всего

Говоря о важных вещах… ваше внимание должно быть сосредоточено на задачах, которые вы делаете лучше всего. Те, которые только вы можете сделать.

Для каждого владельца бизнеса это будет по-своему, но вы, вероятно, легко сможете определить наиболее важные для вас задачи.

Сосредоточение внимания на том, что у вас получается лучше всего, также сделает вас более продуктивным в течение всего рабочего дня.

Связанный пост: Узнайте, как сосредоточиться на прибыльных задачах для вашего бизнеса

Узнайте, почему инвестиции в ваш бизнес так важны! Нажмите, чтобы твитнуть

5 | Вы сэкономите время

Время = деньги. Действительно. Ваше время чего-то стоит.

И если вы тратите его на задачи, которые вам не особенно нравятся или которые вы делаете лучше всех, вы тратите драгоценное время, которое вы могли бы потратить на другие задачи по построению бизнеса или провести время с ваша семья и друзья.

Время нельзя вернуть, поэтому тратьте его с умом.

Пост по теме: Узнайте, как заработать свою первую тысячу долларов в бизнесе

Заключительные мысли

Есть еще около тысячи причин, по которым важно инвестировать в свой бизнес, но мы остановимся на пяти.Мы ни разу не пожалели ни о каких инвестициях, сделанных в наш бизнес. По правде говоря, мы сожалеем только о том, что не инвестировали раньше!

Управление экономического развития и международной торговли Колорадо. Предлагает услуги по содействию новым и существующим предприятиям любого размера, начинающим, расширяющимся или перемещающимся в Колорадо.

Opportunity Zones — это федеральный налоговый стимул для инвесторов вкладывать средства в малообеспеченные городские и сельские сообщества за счет льготного режима реинвестированного прироста капитала и освобождения от уплаты налога на новый прирост капитала.Этот стимул был введен в Законе о сокращении налогов и занятости от 2017 года. Для получения дополнительной информации посетите сайт Choosecolorado.com/oz.

Уведомление и отказ от ответственности

Colorado Invest на сайте coloradoinvest.com («Сайт») — это доска объявлений, организованная (1) Управлением экономического развития и международной торговли Колорадо, (2) Startup Colorado/Silicon Flatirons (Университет Колорадо) и (3) Blackstone Entrepreneurs Network / BEN Colorado (вместе «мы», «нас» или «Colorado Invest»), чтобы помочь деловым возможностям в Колорадо (вместе «Эмитенты») и заинтересованным инвесторам установить связь друг с другом.Сайт не является онлайн-посредником в соответствии с Законом штата Колорадо о краудфандинге. Сайт не является порталом финансирования в соответствии с Положением Комиссии по ценным бумагам и биржам США о краудфандинге. Мы не являемся брокером-дилером или зарегистрированным консультантом по инвестициям в соответствии с каким-либо законом штата или федеральным законодательством, и мы не являемся биржей для предложения, продажи или обмена какой-либо ценной бумаги.

Colorado Invest не проверяет, не инспектирует, не проверяет, не исследует, не сертифицирует и не рекомендует какого-либо Эмитента или какие-либо инвестиции, а также не проверяет заявления, предложения, прогнозы или любую другую информацию, предоставленную любым Эмитентом.Colorado Invest не подтверждает и не заявляет, что какой-либо Эмитент, указанный на Сайте, соблюдает какие-либо применимые законы штата или федеральные законы или постановления о ценных бумагах, будь то в настоящее время или в прошлом. Таким образом, Colorado Invest не делает никаких заявлений или гарантий в отношении каких-либо ценных бумаг или других инвестиций, предлагаемых каким-либо Эмитентом, и не несет ответственности за любые убытки или другой ущерб, понесенный любым инвестором или Эмитентом, использующим этот Сайт.

Инвестиции, особенно в начинающие, формирующиеся и растущие предприятия, сопряжены с высокой степенью риска.Инвесторы должны провести тщательное независимое расследование и тщательно оценить достоинства и риски любых инвестиций.

Если вы инвестируете в ценные бумаги, предлагаемые для частного размещения, продажа или передача акций будет ограничена законом. Инвестиции в такие ценные бумаги подходят только для лиц с достаточными финансовыми средствами, которые не нуждаются в ликвидности в отношении своих инвестиций и которые могут понести потерю всей своей инвестиции.

Информация об Эмитенте, представленная на этом Сайте, не является предложением о продаже или предложением о покупке доли в Эмитенте или любых ценных бумагах.Любое такое предложение может быть сделано только посредством прямого общения между каждым Инвестором и каждым Эмитентом.

Использование вами Сайта всегда регулируется Условиями использования.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.