Какой бизнес актуален в 2020 году: 10 бизнес‑идей с минимальными вложениями для запуска в 2022 году — СКБ Контур

Содержание

Бизнес тренды 2021-2022: какой бизнес будет актуален после коронавируса

Фитнес-центры вслед за школами и университетами перемещаются в онлайн. Американское издание Entrepreneur видит три причины для усиления этого тренда. Первая — лояльность аудитории. Даже приверженцы привычного офлайн-формата в условиях самоизоляции решились на онлайн-тренировки.

Вторая причина — удобство: тренироваться можно в любое время с любым тренером, готовым выйти в эфир. И третья — геймификация. Элементы игры легко внедрить в онлайн-тренировки: за выполнение упражнений вы получаете баллы, а успехами сразу можно поделиться в соцсетях. Смартфоны и фитнес-браслеты превратились в компаньонов, которые отслеживают результаты тренировок и поддерживают энтузиазм.

Этим воспользовался Мэттью ди Пьетро: он основал стартап Salut и привлёк 1,25 миллиона долларов инвестиций для его развития.

Это приложение для iOS и Android, позволяющее фитнес-тренерам проводить виртуальные занятия.

Платформа позволяет составлять расписание, вести трансляции и набирать учеников. А последние в свою очередь могут выбрать тренера, «не привязываясь» к абонементу какого-либо зала. Пока оплата происходит за количество занятий, но сервис планирует перейти на подписную модель монетизации — оплату за доступ к платформе.

Понятие «умный дом» (англ. smart home) уже знакомо многим: это система автоматизации домашних устройств. Говорящие часы напоминают, что пора вставать, умная печь самостоятельно готовит завтрак, а метеостанция сообщает, что на улице дождь. Умное здание (англ. smart building) — это система, которая обеспечивает безопасность, ресурсосбережение и комфорт для посетителей офисов, коммерческих объектов и др.

Сама концепция не новая: в 1990-х годах здания начали обзаводиться системами видеонаблюдения и управления доступом. Пандемия ускорила тренд: теперь контролировать нужно не только электричество и водоснабжение, но и качество воздуха, температуру входящих. Аналитики компании Fortune Business Insights прогнозируют увеличение мирового рынка умных зданий до 110 миллиардов долларов к 2026 году. Для сравнения в 2018 году этот показатель был около 44 миллиардов.

Стартап Infogrid осенью 2020-го привлёк 15,5 миллионов долларов инвестиций, пообещав сделать здания не только умными, но и экологичными. Компания производит датчики на основе искусственного интеллекта. Они способны анализировать качество воздуха, расход воды и электроэнергии, а также сигнализировать о появлении бактерий, например, обнаружить легионеллу в водопроводе.

Телемедицина становится всё популярней, а сервисы для ментального здоровья, например, онлайн-консультации с психологом, всё актуальнее. Телементальные сервисы объединили эти два тренда. Удалённая психологическая помощь оказалась как никогда востребованной в условиях самоизоляции. Зарубежные исследователи ожидают, что мировой рынок телементальной медицины к 2026 году вырастет до 15 миллиардов долларов США.

Сингапурский стартап Intellect разработал телементальный сервис, которым могут пользоваться не только отдельные пользователи, но и целые команды. Это своеобразный корпоративный онлайн-психолог. Уже через шесть месяцев после запуска на платформе зарегистрировалось около миллиона человек. Основатели стартапа подчеркнули: на фоне пандемии компании начали уделять особое внимание психологическому климату в коллективе. Многие сотрудники оказались близки к выгоранию, а самоизоляция усугубила одиночество. Месяц работы с сервисом Intellect снижает уровень стресса в команде на 35%.

Цифровые кочевники (диджитал номады, англ. digital nomad) — люди, которые не зависят от физического места работы и совмещают свою деятельность с постоянными перемещениями по миру. Не следует путать это явление с дауншифтингом, бум которого пришёлся на 2000-е. В этом случае жители мегаполисов оставляют высокие посты с приличной зарплатой и уезжают искать «настоящих себя» в тёплые страны. Кочевников же устраивает их работа, их цель — посмотреть мир, расширить кругозор и завести новые знакомства.

Пандемия заставила многих перейти на дистанционную работу. А Исландия, Эстония, Грузия, Ангилья, Барбадос, Антигуа и Барбуда ввели специальные визы для удалёнщиков, в некоторых случаях она даже включает оплаченное тестирование на COVID-19.

Чего не хватает кочевникам? Сервисов, которые сделают релокацию комфортной. Этим и занялся стартап Flown. Компания, которая осенью 2020-го привлекла 1,5 миллиона долларов инвестиций, предложила два продукта. Первый — Flown Away — подбор домов, отелей и просто мест для уединения вроде хижины в лесу. Такие «плавающие» офисы полностью оборудованы для удалённой работы. Второй — Flown Here — онлайн-платформа, на которой собраны инструменты для продуктивной работы. Деньги компания рассчитывает получать не только с кочевников, но и с владельцев недвижимости. Последним будет выгодно диверсифицировать свои доходы.

Дистанция между работодателем и сотрудником увеличилась. Для выполнения операционных задач — от командного планирования до отслеживания результатов — создано множество сервисов. Однако сфера производственного обучения пока не адаптировалась к пост-ковидному миру. Отрабатывать механические навыки во многих областях по-прежнему важно руками.

Ситуацию решил изменить Transfr, создавший виртуальные производственные цеха и лаборатории. Компания начиналась как обучающая игра по программированию в виртуальной реальности. Потом Transfr продавал симуляторы в самых разных областях: например, студенты-медики осваивали хирургию в виртуальных лекториях. В условиях пандемии Transfr предложил сервисы для массового повышения квалификации.

Стартап использует специальную гарнитуру. Она предназначена для внедрения и масштабирования виртуальной реальности в различных отраслях предпринимательской деятельности. Доход компания получает от внедрения программ обучения и лицензирования программного обеспечения.

Бизнес-идеи для 2021 года | Финтолк

Уходящий 2020 год во многом скорректировал нашу жизнь. Карантин и самоизоляция, дистанционка и удаленка… Артисты и кинотеатры говорят об убытках, масочные заводики и онлайн-магазины подсчитывают прибыль. На что делать ставку людям, желающим начать свой бизнес? Финтолк предлагает 10 идей, которые будут актуальны в 2021 году.

Доставка продуктов

Самоизоляция приучила людей пользоваться доставкой продуктов на дом. Магазины открылись, ограничения сняты, а поклонников удаленного шопинга все равно осталось немало. Это объяснимо: зачем самим тратить время на хождение по рядам и таскать тяжелые пакеты, если можно за 10 минут заказать все необходимое, и продукты привезут до двери? Популярность такой услуги наверняка будет расти и в 2021 году, говорят эксперты Финтолка. В больших городах ниша пока занята крупными компаниями вроде Сбермаркета, а в отдаленных населенных пунктах война за покупателя только разгорается.

Ремонт бытовой техники

По данным сервиса «Авито Услуги», в 2020 году пользователи этой площадки стали на 73 % чаще ремонтировать свою бытовую технику. Не то что бы она стала чаще ломаться, просто между ремонтом старого холодильника и покупкой нового люди стали чаще выбирать первый вариант. С учетом того, сколько некомпетентных мастеров или просто мошенников подвизается в этой сфере, грамотный специалист имеет все шансы заработать себе репутацию и деньги очень быстро.

Ремонт компьютеров

Спрос на ремонт компьютеров, телефонов и другой электроники также возрос в 2020 году (на 27 %, по данным «Авито Услуги»). Вероятно, это связано с переходом многих людей на удаленную работу и учебу. Средства связи

стали чаще ломаться из-за повышенных нагрузок, а доходы их владельцев не позволяют каждый раз покупать новые на замену. Поэтому фирма по ремонту электроники имеет все шансы стать успешным бизнесом.

Автосервис      

Все рекорды по росту спроса на ремонт побили автомобили. За 2020 год, по данным «Авито Услуги», стало на 76 % больше желающих отремонтировать своего железного коня. Если вы давно хотели открыть автосервис, но ждали подходящего момента, то, похоже, это он.

Телемедицина

Оптимизация медицины вкупе с повышенной нагрузкой на оставшиеся учреждения привела к тому, что человеку не всегда просто попасть к нужному специалисту. Запрос на 

удаленные медицинские консультации за уходящий год вырос. Например, весной, на пике карантинных мероприятий, телемедицинский сервис «Доктор рядом» проводил до 2000 консультаций в день. Поскольку ничто не предвещает улучшения ситуации с доступностью медицинской помощи в 2021 году, дистанционные консультации могут стать доходным бизнесом для частного врача.

Детские секции и индивидуальные занятия

В 2020 году вырос спрос на услуги репетиторов по школьным предметам, учителей музыки и спортивных тренеров. Так, желающих заниматься музыкой стало, по данным аналитиков «Авито Услуги», больше на 56 %, а спортом — на 184 %. Это связано с дистанционным обучением, в качестве которого многие родители сомневаются. И с тем, что взрослых беспокоит малоподвижный образ жизни детей, вынужденных проводить дни напролёт перед экранами гаджетов. Если ваша специальность позволяет заниматься с детьми, рассмотрите для себя эту бизнес-возможность.

Онлайн-няни и развивающие занятия для дошкольников

Весной 2020 многие детские кружки, школы раннего развития, репетиторы и курсы для детей перешли в онлайн-формат. Сейчас, когда дети снова начали посещать занятия лично, многие родители оценили плюсы дистанционных занятий. Не приходится тратить деньги на дорогу и время на ожидание ребенка с занятий, нет риска столкнуться с разносчиками инфекции в транспорте и на самих уроках. К тому же стоимость детских садов выросла с начала года на 268 %, что сделало их менее доступными. Если вы сможете организовать онлайн-школу раннего развития, которая будет заниматься с детьми дошкольного возраста, то она, скорее всего, станет доходным бизнесом в будущем году.

Продажа одежды

Что бы ни происходило в мире, люди пока не готовы ходить в набедренных повязках. Одежда пользуется постоянным спросом, и в будущем году ее продажи также будут актуальны. Начать свой бизнес в этой сфере можно с минимальными рисками: в онлайн-формате. Без расходов на аренду помещения вы сможете делать минимальную наценку на вещи, низкие цены привлекут покупателей. Социальные сети станут эффективным и недорогим вариантом продвижения онлайн-магазина.

Продажа уникальных игрушек

Дети, лишенные развлекательных центров и уставшие от компьютерных игр, с удовольствием играют в игрушки. Но обычными куклами и машинками никого не удивишь. Производители изощряются, как могут, создавая новые и новые виды развлекушек для домашнего использования. Это и рисование цветом, и детские 3D-принтеры, и песочницы с проекторами, и книги с дополненной реальностью. Продажа таких товаров теоретически может стать очень прибыльной.

Готовая еда с доставкой

По данным аналитического агентства INFOLine, рынок готовой еды с доставкой в этом году вырос на 70 %. Это неудивительно: рестораны долгое время были закрыты, а люди, не привыкшие готовить, не стали осваивать премудрости кулинарного искусства. Многие точки общественного питания в срочном порядке перешли на режим доставки, но даже в больших городах не на все адреса можно заказать желаемое. Если вы владеете кафе или рестораном, то можете поправить свои дела, развивая доставку. Если только собираетесь открыть — сразу учитывайте эту особенность рынка.

Не хотим терять вас, давайте дружить! Подпишитесь на наш Telegram-канал, тут финансовые лайфхаки каждый день!

Национальный проект Мойбизнес.рф — Информация в СМИ

По данным Владимирстата, в области зарегистрированы порядка 27 тыс. предприятий. Из них полторы тысячи – малый бизнес, ещё 15 тыс. – микрофирмы. Многие из них сегодня нуждаются в поддержке. Какую помощь могут оказать в центре «Мой бизнес»?

Открыть своё дело, получить финансовую помощь, представить товар на выставке или принять участие в бизнес-миссии. Специалисты центра «Мой бизнес» всегда готовы оказать поддержку и дать профессиональный совет. Сейчас в организации консультируют клиентов дистанционно. Количество обращений значительно выросло.

«В основном они связаны с мерами региональной и федеральной поддержки, которую они могут получить. Многие звонят предприниматели из пострадавших отраслей, чтобы чётко понимать, какую поддержку они могут получить, чтобы не сокращать своих сотрудников и продолжить предпринимательскую деятельность», – сказала заместитель директора ГАУ Владимирской области «Бизнес-инкубатор» Екатерина Белякова.

На сайте организации создан раздел «Коронавирус». В нём размещена вся актуальная информация по мерам поддержки предпринимателей области. Также для них организуют видеосеминары, в которых рассказывают, как перевести бизнес на «удалёнку». Центр поддержки предпринимательства продолжает бесплатно оказывать услуги представителям малого и среднего бизнеса. В прошлом году его услугами воспользовались свыше 2 000 бизнесменов.

«Чаще всего предприниматели обращаются за консультациями по финансовым, юридическим вопросам, по налогам. Очень актуальны бизнес-миссии и участие в выставочно-ярмарочные мероприятия», – руководитель центра поддержки предпринимательства «Бизнес-инкубатор» Кристина Еркина.

В 2019 году Центр поддержки предпринимательства совместно с областной Торгово-промышленной палатой провёл выставки «Краски осени», «Владимирская весна», «Мир Женщины» и «Зелёная неделя». В них приняли участие 58 предпринимателей региона. Также бизнесмены представили регион на выставках в Москве. Успешно прошли бизнес-миссии в Санкт-Петербург, Белгород, Воронеж и Нижний Новгород.

«В 2020 году запланированы бизнес-миссии в г. Йошкар-Олу, Калугу, Киров,Санкт-Петербург. Где предприниматели могут обменяться опытом или заключить соглашение по реализации своей продукции», – руководитель центра поддержки предпринимательства «Бизнес-инкубатор» Кристина Еркина.

Предпринимателей, которые работают в сферах производства, сельского хозяйства или занимаются инновационной деятельностью, поддерживает региональный инжиниринговый центр. Организация работает в регионе больше 5 лет. В прошлом году поддержку в центре получили 160 предпринимателей. За счёт государственных субсидий организация может оплатить до 80% стоимости услуг по развитию бизнеса.

«Это может быть сертификация продукции, технологий производства, маркетинговые услуги, разработка сайтов, рекламных компаний, логотипов, видеороликов для продвижения продукции наших производителей», – отметила руководитель регионального центра инжиниринга Евгения Челышева.

На средства субсидии можно запатентовать изобретение, провести аудит или испытания продукции. В последнее время особый спрос приобрела услуга сертификации сайтов, на которых работает интернет-магазин. Это позволяет продавать товары и услуги дистанционно. Чтобы получить помощь сотрудников инжинирингового центра, надо подать заявление и оформить документы. «Горячая линия» центра «Мой бизнес»: 8 (4922) 77 76 20, 8 (800) 100 33 27.

Источник

Жизнь после пандемии, или бизнес-тренды 2020–2021 гг.

Российская экономика к настоящему моменту не достигла необходимой для сбалансированного существования диверсификации. Изменение структуры спроса на энергоносители повлекло за собой сокращение бюджетного стимулирования структурной перестройки. При этом компании уже зарождающегося конкурентного рынка оказались зажатыми в тисках карантина, от которого пострадали даже те отрасли, которые принято считать бенефициарами ситуации. В связи с падением реальных располагаемых доходов населения снизилась покупательная активность россиян, и средств на популярные сегодня онлайн-продукты осталось немного. Пандемия также разрушила непоколебимую веру в прогнозируемость любых аспектов бизнес-процессов.

Эксперты-маркетологи О. Пирогова, Е. Мясникова и В. Киреева опубликовали исследование, в котором систематизировали тренды, оказывающие влияние на бизнес после пандемии коронавируса.

Новая бизнес-стратегия

По мнению исследователей, одним из последствий пандемии станет обеление рынка. Прозрачность данных при работе с клиентами и партнерами через IT-системы в перспективе вытеснит черный нал, компании-однодневки уйдут в прошлое, а крупные игроки будут бороться за авторитет в глазах клиента. Эксперты прогнозируют, что это приведет к новой волне слияний и поглощений.

Бизнес будет стараться иметь в списке ОКВЭД товары и услуги первой необходимости. Небольшие компании будут опасаться оформлять банковские кредиты и брать товары в лизинг. В связи с этим возникнет специальная схема отсрочки платежей при возникновении форс-мажорных обстоятельств.

Кроме того, усилится роль социальной политики компании. В зависимости от специфики рынка крупные игроки будут делать акцент на благотворительность, экологию, равенство, семейные ценности.

Прощай, офис

Дистанционный менеджмент позволил сократить расходы на содержание офисов и отказаться от бизнес-путешествий в пользу онлайн-встреч. Западные школы все чаще говорят о приходе gig-экономики (экономика краткосрочных контрактов и фрилансеров). Ее объем оценивается в 83% занятого населения к 2050 году.

По результатам предварительных опросов, после пандемии около 25% сотрудников будут переведены на постоянную удаленную работу, что кардинальным образом изменит сегмент, ориентирующийся на обслуживание бизнеса. К примеру, вскоре уменьшится спрос на перелеты с рабочими целями, и низкобюджетные перевозчики вытеснят с рынка авиакомпании, работающие по классической модели. Также в перспективе описанные процессы приведут к удешевлению некоторых видов услуг для клиентов, а также к снижению стоимости коммерческой недвижимости.

Есть большая вероятность, что после выхода из карантина компании перейдут к распределенной бизнес-модели, в которой сотрудники перемещаются в хоум-офисы. Разумеется, рабочее место такого сотрудника необходимо существенно дооснастить. Недаром сейчас фиксируется резко выросший спрос на модемы, роутеры и ноутбуки.

Возвращаясь к образу нового сотрудника, стоит отметить и перспективы увеличения спроса на квалифицированный персонал. В связи с пандемией рынок свободных кадров стал больше, и обозначилась потребность в переобучении поколений X и Y актуальным для рынка профессиям. Популярность в этом поле приобрело онлайн-обучение, доверие к которому повысилось после перехода на дистанционный формат в школах, колледжах, вузах. На пике востребованности оказались направления обучения в сфере IT, маркетинга, логистики и big data.

Сдвиг в онлайн

Глобальные масштабы обретет унификация в цифровизации. Значительное внимание компаниям будет необходимо уделить разработке веб-продуктов и работе с клиентами в виртуальном пространстве. Мобильные приложения вытеснят в сегменте В2С полноценные PC-версии. Чат-боты получат глобальное развитие и смогут решать до 95% всех запросов, поступающих в службы поддержки. Наиболее значимые вложения придется все же оставить не для расширения сервиса, а для обеспечения цифровой безопасности.

Отдельным трендом станет умение работать без торговых площадей. В связи с этим сохранит свое значение бесконтактная доставка товаров, в том числе тех, которые ранее доставлялись исключительно из рук в руки. Идентификация покупателя будет осуществляться в онлайн-режиме через мобильное приложение или по СМС.

Маркетинг переедет в интернет. Маркетологи займутся продумыванием идеи и созданием контента, а клиентов будут находить машинные алгоритмы. Процесс сбора данных о потребностях потенциальных клиентов также ляжет на виртуальный интеллект. Уличной рекламы будет становиться все меньше, но зато вырастут продажи товаров, продвигаемых инфлюенсерами на онлайн-площадках. Спрос на роботизацию превзойдет все ожидания. Машины умнеют и выполняют работу зачастую быстрее и качественнее людей. Однако сдерживать этот тренд будет низкий уровень оплаты труда на российском рынке.

IT-технологии также помогут сохранению здоровья. В ближайшее время будут пользоваться высоким спросом мобильные клиники и лаборатории, телемедицина и консультирование пациентов через интернет.

Трансформация клиента

Ожидается, что кардинальным образом изменится и образ жизни среднестатистического потребителя. Вектор на развитие коллективного потребления – шеринг-экономики – развернется на 180 градусов. В связи с приобретенными во время пандемии гигиеническими привычками и обостренной психологической потребностью в безопасности потребители будут склоняться к решению не арендовать на время, а купить в индивидуальную собственность. При этом россияне будут озабочены формированием финансовой подушки безопасности. В совокупности это приведет к смещению покупательского спроса в сторону удобства и практичности, увеличится спрос на б/у товары и снизится количество импульсивных покупок.

Эксперты ожидают, что последствия пандемии приведут также к росту миграции внутри России. Прежде всего отток населения затронет области с низким уровнем доходов населения и слабой системой социальной поддержки, расположенные рядом с более развитыми регионами. В ближайшей перспективе также усилится отток городских жителей из городов-миллионников в пригород и сельскую местность. Ввиду высокого спроса на загородную недвижимость снова получит развитие домашнее хозяйство. В городе же вырастет спрос на доставку продуктов и готовых блюд из ресторанов.

Эксперты предупреждают также о возможном всплеске массовых беспорядков. Накопившееся за период самоизоляции недовольство будет нуждаться в выходе. Яркий тому пример мы можем видеть в США, где антидискриминационные выступления вылились в массовые погромы.

Подведем итог. Очевидно, что новые условия диктуют необходимость объединять усилия и ресурсы для эффективной работы в различных отраслях бизнеса и, в частности, в сфере логистики. Информации не хватает: игроки рынка не могут ориентироваться на зыбкие прогнозы, а меры, принимаемые правительством РФ, отличаются непредсказуемостью. В связи с этим компаниям рекомендуется запускать программы, нацеленные на эффективную кооперацию. Расширение внешних коммуникаций с поставщиками и клиентами (в том числе через онлайн-мероприятия и социальные сети) позволит получать актуальную информацию о состоянии рынка. Разработка антикризисного плана и back-up-стратегии компании, а также новых услуг и продуктов, создаваемых под возникающие потребности рынка и клиентов, помогут укрепить позиции и получать доход во время следующей волны кризиса.

Эксперты предполагают, что в ближайшем будущем модель устойчивого бизнеса будет основана на близости к государству. Можно предположить, что в России утвердятся универсальные маркетплейсы, способные агрегировать большинство жизненно необходимых сервисов, услуг и товаров на одной площадке. Многие компании малого и среднего бизнеса могут не пережить наступивший кризис, но зато те, кто останется, с удовольствием поделят освободившуюся нишу.

Автор: Юлия Чернышевская

Если Вы заметили ошибку, выделите, пожалуйста, необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редактору.

Бизнес идеи в кризис

Какие перспективы у классического оффлайн-бизнеса?

Многие бизнесы с физическими точками контакта закроются на карантин. Но, скорее всего, практически все, кому необходимо работать для поддержания жизнедеятельности человека, найдут как работать в любой карантин.

Сельское хозяйство и производства
Они перестроятся на максимальную автоматизацию или даже делегируют какую-то часть задач в микро-домашние производства, когда рабочие будут выполнять необходимую работу у себя дома.

Ритуальные услуги
Откроют «второе дыхание», откроют онлайн-магазины. Сделают возможность заказывать удаленные услуги: оплатил из другого города и всё сделано «под ключ». Зачем? Представьте, вы на карантине в Лондоне, а ваш близкий человек скончался в Токио. Что делать, если все страны закрыли авиасообщение? Онлайн заказ, оплата и вам придёт видео-отчёт.

Санитарные услуги и стерилизация помещений
Будет как всегда востребована, так как вредители будут смелее, и преобразуется в системы, где работы могут выполнять роботы.

Логистика и доставка
Это касается доставки любых товаров: еды, лекарств, средств гигиены и т.д. Машины на автопилоте, дроны, роботы получат супер-ускорение в плане получения лицензий на работу повсеместно. Зачем рисковать людьми, если у нас уже есть рабочие технологии?

Медицинская помощь
Перейдет в онлайн-диагностику и роботизацию, но без больниц все равно никак не получится.

Появятся изолированные кабинеты ветеринаров, без контакта с людьми или их онлайн замены для домашнего диагностирования или самолечения легких случаев.

Местами ветеринарные службы станут ориентированы скорее всего на дикую природу или на б2б, то есть на животноводство.

Государственные учреждения и министерства
Государство активнее начнёт переход в смартфон: сделает возможность «ходить» на выборы, платить налоги в интернете, что уже практикуется во многих развитых странах.

Почта
Будет внедрятся логистика самообслуживания. Во всех больших городах, уже давно есть почтоматы.

Фастфуд и общепит
Организует доставку на дом с расширением ассортимента.

Малый бизнес Ростова в 2021 году: восстановление и мотивация к росту


Аналитический центр «Эксперт ЮГ» по заказу Микрокредитной компании «Ростовский муниципальный фонд поддержки предпринимательства» — Центра развития предпринимательства «Новый Ростов» провёл исследование «Малый и средний бизнес Ростова-на-Дону в 2021 году: условия для роста». В сентябре-ноябре прошёл опрос, в котром приняли участие 639 респондентов, осуществляющих свою деятельность на территории Ростова-на-Дону, из них 601 субъект МСП и 38 самозанятых. Показатели, характеризующие масштаб бизнеса, показывают сильное преобладание микропредприятий, соответственно опрос репрезентативен прежде всего для состояния микробизнеса донской столицы.

Осторожное восстановление и ИП как точка роста

По данным Единого реестра субъектов МСП на 10.12.2021, в Ростове-на-Дону зарегистрировано 67138 субъектов МСП (график 2). Для сравнения, на 10.01.2021 количество субъектов составляло 65829. То есть можно говорить о росте субъектов МСП в 2021 году почти на 2%, в то время как в течение 2020 года их количество сократилось на 4,7%. В Ростовской области за прошедший период 2021 года также наблюдается незначительное увеличение количества субъектов МСП — на 1,6%. Можно говорить об изменении основного тренда с негативного на позитивный, но пока не о восстановлении утраченных после пандемийного провала позиций.

Однако анализ динамики МСП по юрлицам и ИП показывает, что количество юридических лиц снижалось на протяжении всего рассматриваемого периода, тогда как количество ИП росло и в 2020, и в 2021 годах. Всего с 10.01.2020 по 10.12.2021 количество юрлиц в сфере МСП Ростова сократилось чуть более чем на 10% (график 3). Повышение количества ИП в период с января по декабрь 2021 года составило 7,3%. Даже по сравнению с началом 2020 года ИП стало больше на 2,7%.

Оборот восстанавливается, но только у лидеров

Как Ростовская область отражает все основные тенденции развития сферы МСП, фиксируемые на федеральном уровне, так и Ростов-на-Дону отражает тенденции, демонстрируемые Ростовской областью. В частности, в 2021 году в сфере малого бизнеса Ростовской области индекс роста оборота составляет 120%, у средних компаний эта цифра ещё выше — 137%. По данным Ростовстата, в 1 полугодии 2021 года суммарный оборот МСП в Ростове увеличился к уровню 2020 года на 35,3%, в то время как результаты за 2020 год были ниже прошлогодних на 3,1%.

Но динамика в разных сегментах МСП совершенно разная. Оборот средних предприятий увеличился на 70%, малых — на 25%, микропредприятий — на 5%. Наиболее активно рос оборот малых предприятий оптовой и розничной торговли (на 21,9%), преимущественно из-за увеличения оборота предприятий, осуществляющих оптовую торговлю фармацевтической продукцией, зерном, строительными материалами. Кроме того, высокие темпы роста оборота зафиксированы в гостиничном и ресторанном бизнесе (199,7%), благодаря восстановлению рынка общепита и деятельности гостиниц после прошлогоднего локаута.

Численность занятых падает, самозанятых — растёт

Динамика численности занятых в МСП Ростова имела разнонаправленные тенденции. Так, принятые меры поддержки позволили предприятиям среднего бизнеса в 2021 году увеличить численность работников на 7,3%. Малым предприятиям удалось сохранить численность работников практически на уровне прошлого года. Но по микропредприятиям наблюдается снижение среднесписочной численности работников в январе-июне 2021 года по сравнению с аналогичным периодом 2020 года на 6,8%. Для сравнения, за 2021 год сокращение среднесписочной численности работников по Ростовской области составило 4,9%, тогда как 2020 год, наоборот, характеризовался его увеличением.
Очень быстрыми темпами растёт количество самозанятых, что компенсирует сокращение численности занятых в секторе МСП. Количество плательщиков налога на профессиональную деятельность, зарегистрированных на территории Ростова-на-Дону на 01.07.2021, по данным налоговой службы, составляло 24,4 тысячи, уже в октябре количество плательщиков указанного налога увеличилось до 29,7 тысячи субъектов — активный прирост самозанятых продолжается.

Улучшение самочувствия и оптимизм МСП

Опрос МСП показывает тенденцию к улучшению самочувствия в 2021 году. Так, увеличилась доля компаний, у которых выручка осталась на том же уровне — 40%, при этом уже 35% заявляют об умеренном росте бизнеса. Ещё 10% информируют о значительном росте бизнеса. В зоне сокращения совокупно остаются только 17% респондентов. По сравнению с 2020 годом доля компаний, говорящих о значительном сокращении выручки, сократилась более чем в 5 раз.

Мы попросили дать прогноз по динамике выручки по итогам 2021 года. Большая часть настроена весьма оптимистично: 43% полагают, что их выручка вырастет в пределах от 5% до 30%, 36% — что она останется на том же уровне, 10% предполагают значительный рост (см. график). На негативные оценки итогов года совокупно приходится лишь 10% голосов. Существенная часть респондентов свои перспективы в 2021 году оценивает выше результата, полученного на момент проведения опроса. 

Не так страшна пандемия

Представителям МСП Ростова-на-Дону был задан вопрос о том, каким образом пандемия коронавируса и связанные с ней ограничения повлияли на развитие бизнеса. Ведь траектории поведения бизнеса были разными. Наиболее популярный ответ на этот вопрос — однозначно негативное воздействие коронавируса и ограничительных мер (39%). Однако ненамного меньше процент респондентов, заявивших о том, что влияние ситуации было неоднозначным (34%), то есть, помимо отрицательных, были и положительные моменты влияния на бизнес. 16% респондентов заявляют, что не почувствовали влияния пандемии на бизнес вообще, ещё 10% вовсе говорят только о положительном влиянии.

Самым популярным ответом на вопрос об антикризисных мерах, предпринятых во время кризиса, стал ответ «работали в обычном режиме» — 27%. Однако ответы позволяют судить и о тех антикризисных решениях, которые всё же были приняты. Наиболее популярная мера — перевод бизнеса/части бизнеса в онлайн (22%). Ещё 19% были вынуждены сократить расходы на маркетинг, рекламу, НИОКР и т.п. По 16% снижали цены на продукцию/услуги и обращались к мерам государственной поддержки. Показательно, что, согласно аналогичному исследованию, проведённому в 2020 году, наиболее популярным ответом на данный вопрос был «работали, но сократили расходы» (31,3%). 

Мотивация к росту и главные ограничения

Для задач данного исследования был важен вопрос о том, насколько малый и средний бизнес сегодня мотивирован к росту. Респондентам прямо был задан вопрос, ставят ли их компании на данном этапе задачу многократного роста объёмов бизнеса. В экономических реалиях 2020-2021 годов были все основания предполагать, что мотивация к росту будет очень скромной. Однако это оказалось не так. Большая часть респондентов (77%) заявляет о том, что их компании ставят перед собой задачу многократного роста бизнеса. Вариант «нет» выбрали всего 5% компаний. 

Лидирующие позиции в списке факторов, которые в 2021 году больше всего мешают росту бизнеса, по мнению респондентов, занимают высокие налоги (37%), низкая покупательская способность населения (31%), высокая конкуренция (31%) и высокие взносы на обязательное пенсионное, медицинское и социальное страхование (30%). Эти четыре лидирующих фактора влияют друг на друга — снижение покупательской способности и, следовательно, спроса, наряду с обострением конкуренции приводит к ощущению чрезмерности налоговой нагрузки. В 2020 году тема налоговой нагрузки стала одной из ключевых на федеральном уровне, однако, несмотря на принятые меры, в том числе по уменьшению уплаты страховых взносов с суммы, превышающей МРОТ для субъектов МСП, высокие страховые взносы по-прежнему остаются одной из главных проблем для развития предпринимательства. Показательно, что ограничительные меры, связанные с коронавирусом, занимают только пятую позицию среди факторов, препятствующих развитию бизнеса (26% голосов).

За проблемой дефицита финансов стоит проблема планирования

Респондентам был задан вопрос о том, есть ли у них план инвестиций в развитие бизнеса и выдерживается ли он. Именно инвестиции становятся одним из ключевых факторов реализации программ развития бизнеса. Мотивации к росту, с которой в сфере МСП всё в порядке, в данном случае недостаточно. По итогам опроса мы увидели, что только 8% респондентов составляют и выдерживают чёткий инвестиционный план. Ещё 20% заявляют, что тоже имеют такой план, но им не всегда удаётся его придерживаться. В целом можно сказать, что у МСП есть проблема с обеспеченностью инвестициями, но она в существенной степени связана с сосредоточенностью на текущем моменте, отсутствием стратегического планирования. Судя по ответам, его признаки наблюдаются чуть больше чем у четверти предпринимателей. Хотя его внедрение не требует больших инвестиций. 

Программа развития, как известно, может финансироваться из разных источников — прибыли компании, средств собственника, кредитов, средств инвесторов. Нас интересовало, насколько остра для компаний МСП необходимость в привлечении средств инвесторов для реализации программы развития. В ответах респонденты разделились примерно поровну: 51% не нуждается в инвесторах, тогда как 49% нуждается. На самом деле это означает, что почти половина компаний МСП просто не может реализовывать свои амбиции по расширению бизнеса, пользуясь стандартными и наиболее доступными инструментами финансирования. Именно финансовые ресурсы признаются МСП наиболее дефицитным ресурсом. Инвестора привлекают, как правило, в условиях дефицита собственных средств компании, а также недостаточности или недоступности кредитных ресурсов. При этом стоит учесть, что проблемы с привлечением банковского финансирования наиболее актуальны для предприятий, у которых на деле проблемы с планированием бизнеса. В данном случае есть опасность подмены одних проблем другими.

Между тем, цена решения этих проблем разная. Например, помогать внедрению стратегического планирования на предприятиях МСП можно через реализацию образовательных и акселерационных программ, через проведение конкурса лучших стратегий развития в сфере МСП. Реализация принципа «дать не рыбу, а удочку» в любом случае была бы гораздо дешевле и перспективнее, чем попытки напрямую восполнить дефицит финансов в малом бизнесе.

Какой бизнес будет актуален в 2021 году: выбираем нишу

Выручки падают, компании закрываются, безработица растет. Всё это последствия беспрецедентного мирового локдауна. Какие проекты будут актуальны в 2021 году?

В этой статье мы разберем ниши для бизнеса, которые можно выбрать в 2021 году. Каждая из сфер показа устойчивый рост во время пандемии и востребованность даже в период локдауна. Мы составили список бизнес-идей, которые будут актуальны в 2021 году:

1. Сбор и прием анализов. Посмотрите динамику крупнейших игроков рынка, которая говорит о прогрессивном развитии бизнеса. Люди убедились, что здоровье – это, то нужно ставить во главу угла.

2. Доставка еды. Период самоизоляции выступил драйвером для роста направления, сформировав новые привычки. Сфера будет показывать устойчивую положительную динамику как минимум ближайшие 5 лет.

3. Dark Kitchen – это кухни, которые готовят только на заказ. Многие из них работают по рецептуре и по заказу крупных ресторанных сетей, выступая контрактным производством.

4. Курьерские службы. Будут востребованы не только в 2021 году, но сохранят актуальность до тех пор, пока не будет массового внедрения дронов, осуществляющих доставку.

5. Онлайн торговля. Люди реже посещают торговые центры и чаще делают выбор в пользу интернет покупок. Взгляните на OZON или Amazon.

6. Организация удаленной работы. Идея для бизнеса тоже лежит на поверхности, т.к. значительное число компаний уже сделали ставку на удаленную работу сотрудников вплоть до 2022 года

7. Диджитал образование. Люди все больше уделяют внимание саморазвитию, появляются онлайн школы для детей, которые замещают классическое образование.

8. Детский досуг. Особенно актуален в период удаленной занятости, когда закрыты школы и сады, и родители ищут способ занять свое чадо

9. Производство продуктов питания: было, есть и будет отличной идеей для бизнеса.

10. Дизайн и отделка квартир. Проводя дома все больше времени, люди стремятся максимально комфортно обустроить свое жилье. Например, отделка балконов под домашний офис получила широкий отклик в сердцах жителей нашей страны.

11. Малоэтажное строительство. В 2020-2021 году это массовый тренд: жители переезжают в более экологичные районы, стремясь к безопасности и природе.

12. Сфера красоты. Мы не перестанем посещать парикмахерские, женщины продолжат делать красивый маникюр и заботиться о своем внешнем виде.

13. Юридические услуги по сопровождению банкротства. Пожалуй, это лучший бизнес в 2021 году. Юридические услуги по сопровождению банкротства особенно актуальны в кризис: количество банкротств бьет рекорды.

14. Финансовый консалтинг. Ставки по вкладам опустились до 3-4% годовых, и население ищет более перспективные варианты сохранения и приумножения капитала.

15. Коворкинги: всё, что связано с шерингом пространств, будь то рабочие места или торговые площади, будет расти из соображений экономии и оптимизации пространства.

16. Логистика. С увеличением объемов онлайн торговли соответственно увеличился спрос на логистические услуги.

17. Складской бизнес. Ниша также связана с развитием электронной коммерции и логистики.

18. Стоки. Обороты магазинов скидок, особенно именитых брендов, растут с каждым годом. Это также можно отнести к идее лучшего бизнеса в 2021 году.

А для того, чтобы запустить свой проект максимально быстро, проверить его в работе и выйти в плюс с первого дня, рекомендуем посмотреть актуальные предложения на нашем портале Bizmarket.ru

7 основных бизнес-тенденций, за которыми стоит следить в 2020 году

Опытные предприниматели и руководители гордятся своим видением. Великие лидеры всегда смотрят вперед, пытаясь увидеть, как со временем изменятся рынки, технологии и поведение потребителей. Великий лидер также принимает тот факт, что все постоянно меняется. Они используют это в своих интересах и не сопротивляются изменениям.

Первый квартал нового года — отличное время, чтобы представить себе, как изменятся рынки и инновации в предстоящем году.Какие технологии будут изобретены, а какие получат массовое распространение? Как меняются потребности и желания потребителей?

Эти вопросы помогут вам определить основные тенденции нового года и предвидеть, как они могут улучшить или изменить вашу отрасль или создать новые возможности, которые большинство людей еще не видят.

Вот список нескольких технологических сегментов, которые, вероятно, будут доминировать в 2020 году с точки зрения инноваций, внедрения или инфраструктуры.

1. Искусственный интеллект (ИИ) 

Это наиболее очевидное включение по той причине, что ИИ повсюду.Причина стремительного роста ИИ заключается в том, что возможности его применения практически безграничны. Он может повлиять на каждый цифровой рынок: от кибербезопасности до здравоохранения.

Ожидайте, что решениям на основе ИИ по-прежнему будет уделяться большое внимание при сборе средств, приобретениях и конкуренции за таланты. LinkedIn заявил, что должности специалистов по ИИ были одними из самых быстрорастущих должностей в 2020 году.Тем не менее, сообразительные предприниматели и руководители должны думать о том, как ИИ изменит их отрасль или создаст новые. Вы также должны подумать о том, как ИИ может изменить вас, если у вас уже есть бизнес.

2. Граничные вычисления для видео

Спрос на серверную инфраструктуру продолжает расти по мере того, как все больше и больше устройств подключаются к Интернету и друг к другу. Это особенно актуально для решений на базе видеокамер, требующих постоянной потоковой передачи видео.

Перемещая вычисления на периферию, поставщики видео могут значительно сократить расходы на серверы и добавить основные функции, которые ранее были невозможны. Инвесторы видят это и стекаются в стартапы, которые предоставляют платформы для искусственного интеллекта, компьютерного зрения и машинного обучения.

Многие из них находятся в облаке, поэтому ищите переход к периферийным вычислениям. Вот куда, скорее всего, пойдет тенденция в целях снижения затрат и добавления новых возможностей.

3.Автономные транспортные средства

Эта новая категория автомобильной промышленности доминировала на выставке CES 2020. Огромный размер отрасли и потенциал роста привлекают внимание автомобильных компаний и поставщиков технологий. Есть много возможностей на B2B и потребительских рынках.

Хотя, вероятно, в ближайшие год или два вы перестанете управлять компьютером, эта отрасль продолжает привлекать огромные инвестиции и лучших специалистов. Также вероятно, что в отрасли произойдет консолидация.Одно можно сказать наверняка: в обозримом будущем эта отрасль станет ежегодной главной технологической тенденцией.

Очевидное место, на котором следует сосредоточиться, — это технологии вождения, но не упускайте из виду новые возможности, открываемые пассажирам, которым больше не нужно сосредотачиваться на вождении. Следите за новыми услугами и функциями, которые будут заботиться о здоровье, сосредоточенности, развлечениях, комфорте и производительности, пока кто-то находится за рулем автомобиля.

4. 5G

5G — постоянное модное слово в технологическом сообществе.Это провозглашается последней промышленной революцией (хотя это скорее эволюция технологии, а не революционная новая технология), и сторонники находятся на каждом углу, чтобы отстаивать скорость и новые возможности, которые она предоставит.

Тенденция, за которой следует наблюдать в рамках 5G, заключается в том, как операторы связи и производители телефонов продолжают инвестировать и успешно развертывать инфраструктуру 5G в своих сетях и телефонах соответственно. Кроме того, подумайте, как сотовый сигнал, который может быть таким же быстрым, как Wi-Fi, может расширить возможности ваших продуктов и решений.

Наконец, предусмотрите, какие новые решения станут возможными, и определите, как строить сейчас для этого будущего.

5. Финансы будут продолжать децентрализоваться

Сначала вы можете услышать «финансы» и «децентрализовать» и сразу же подумать о криптовалютах. Это, безусловно, относится к тенденциям на 2020 год, но есть и другая тенденция, за которой стоит следить в области финансов и инвестиций.

В традиционных финансах мы наблюдаем сдвиг власти в сторону расширения возможностей отдельных инвесторов.Такие стартапы, как Robinhood, привлекают множество новых инвесторов-любителей (особенно миллениалов), а большинство крупных традиционных брокерских контор (Schwab, TD Ameritrade и т. д.) снизили или снизят комиссии и сборы за торговлю акциями.

Если учесть, что новые решения для роботизированной торговли могут превзойти по эффективности биржевых брокеров и хедж-фонды, то легко увидеть, что мы вступаем в новую волну финансирования, которая более децентрализована, чем когда-либо. Власть переходит к розничному инвестору.

6.Технология розничной торговли

Нет никаких сомнений в том, что доминирование Amazon в электронной коммерции оказало значительное влияние на традиционную розничную торговлю. Кажется почти предрешенным вывод, что розничная торговля мертва. Но так ли это?

Новые технологии помогут сохранить ритейл. Компьютерное зрение, машинное обучение и искусственный интеллект теперь могут анализировать данные с камер и датчиков, чтобы заново изобрести опыт покупок и повысить эффективность.

Стартап B8ta из Сан-Франциско доказал, что технологии могут создавать новые впечатления от покупок.Их розничные точки используют множество технологий, чтобы не только улучшить опыт офлайн-торговли, но и узнать больше о привлечении клиентов и продажах продуктов. Amazon также продемонстрировала, как может выглядеть магазин будущего, с помощью своих магазинов Amazon Go, которые позволяют покупателям брать и проходить автоматизированный процесс оформления заказа.

7. Умный дом: программное обеспечение — это новое оборудование

Крупные приобретения и повсеместное распространение аппаратного обеспечения привели к замедлению инноваций в индустрии умного дома.Конечно, все говорят о 5G, и крупные компании по-прежнему участвуют в разработке «Умного дома», но в этом году есть несколько захватывающих сюжетных линий.

С точки зрения роста, ключевыми областями, на которые стоит обратить внимание, являются программное обеспечение, услуги и международный рост. Понятно, что аппаратное обеспечение теперь вездесуще, и теперь ценность заключается в том, что вы можете делать с аппаратным обеспечением. Ожидайте, что компании изучат компьютерное зрение, машинное обучение и другие пути к услугам на дому.

С точки зрения международной экспансии, азиатские рынки являются лучшими регионами для роста абонентской базы.Умные компании рассматривают Японию, Китай и Корею для расширения.

Final Word

Что делать с этой информацией? Это зависит от ваших обстоятельств. Если у вас есть бизнес, то подумайте, как эти тенденции помогут или навредят вам. Если вы хотите начать бизнес, подумайте, как эти тенденции создадут новые потребности и желания потребителей. Следите за будущим, и у вас будет больше шансов на успех.

Мнения, выраженные здесь Inc.com — собственные обозреватели, а не Inc.com.

12 главных бизнес-тенденций на 2020 год

Вопреки распространенному мнению, помимо президентских выборов в этом году будут новости. Ниже приведена дюжина тенденций, которые повлияют на бизнес в 2020 году и далее:

1. Потребители, продолжающие тратить

Хотя в 2020 году экономика США будет расти скромно (2,5%), потребительские настроения по-прежнему сильны. С потребительскими расходами, представляющими две трети США.S. экономики, компании бизнес-потребителю по-прежнему работают хорошо. По данным CBRE, онлайн-продажи вырастут еще на 14% в 2020 году. Процентные ставки находятся на рекордно низком уровне, а продажи жилья резко выросли в конце года. Из-за этого я считаю, что 2020 год будет сильным годом для потребительства.

2. Потоковые войны

Что происходит, когда четыре компании S&P 500 одновременно запускают продукт в переполненном секторе? Потоковая война.

По данным Bloomberg Businessweek, средний потребитель подпишется на три-пять потоковых сервисов.С моей точки зрения, это может быть плохой новостью для Netflix, который имел преимущество первопроходца, но теперь столкнулся с новой конкуренцией со стороны Disney+, Apple, Amazon и других.

3. Технология под атакой

Когда-то любимцы Уолл-стрит, акции технологических компаний находятся под огнем критики. В Европе Facebook, Apple, Netflix и Google подвергаются нападкам со стороны регуляторов ЕС из-за конфиденциальности, а здесь мы видим, как некоторые политики предлагают антимонопольные меры. В 2020 году вступит в силу Калифорнийский закон о конфиденциальности потребителей, который, как я полагаю, может стать предвестником того, что должно произойти на федеральном уровне.Ищите больше разговоров о расставании во время президентских выборов.

4. Тарифы будут продолжены?

Так что же будет с тарифами? Сложно сказать. Однако, даже если какое-либо объявление будет сделано во время публикации этого поста, я считаю, что лучше быть очень скептичным. Например, даже если сделка будет заключена с Китаем, любые действия по отмене деловой практики там, скорее всего, потребуют годы для реализации. Хотя кран можно снова открыть для импорта из США, помните, что они будут стоить дороже, чем раньше.

5. ИИ защищает Вселенную

Состязательное машинное обучение используется для борьбы с киберпреступностью. Согласно исследованию исследовательского института Capgemeni, 61% предприятий заявили, что не могут обнаружить нарушения без использования ИИ. В 2020 году самым важным применением ИИ станет защита от взломов. Учитывая его чрезвычайно высокую стоимость, я предсказываю, что ИИ как услуга станет продуктом, используемым небольшими компаниями, которые не могут себе этого позволить.

6.Битва облачных титанов

Силиконовая долина ведет войну за превосходство в облачных вычислениях. Облачные платформы, в том числе программное обеспечение как услуга (SaaS), платформы данных как услуга (PaaS) и инфраструктура как услуга (IaaS), в 2020 году составят рынок объемом 250 миллиардов долларов с ведущими поставщиками, такими как Amazon, Microsoft и Salesforce. выдумывая это. Цены могут упасть, особенно по мере того, как компании объединяют приложения.

7. #MeToo Около 2020

По данным организации Equal Rights, в этом году в законодательные органы штатов было внесено на 80% больше законопроектов о сексуальных домогательствах.Многие из них вступят в силу в 2020 году. С ними приходит новая осведомленность работодателей, которые реализуют стратегии равной оплаты труда, улучшенный отпуск по беременности и родам, гибкий график работы и варианты ухода за детьми.

8. Человек в космосе

Согласно Space.com, в 2020 году SpaceX планирует миссию Demo-2, которая доставит астронавтов НАСА Дага Херли и Боба Бенкена на Международную космическую станцию. Далее следуют частные космические путешествия. 2020 год также ознаменует начало череды военных и коммерческих полетов беспилотных космических аппаратов, которые более маневренны, чем спутники.

9. А вот и IPO

Рекордное IPO

Saudi Aramco привлекло внимание инвесторов, и его оценка превысила 1,5 триллиона долларов. Компании, которые, как ожидается, станут публичными в этом году, включают Airbnb, GitLab и Neptune Energy и многие другие.

10. Роль бизнеса в социальных изменениях

Возможно, еще никогда в истории предприятия не были так хорошо осведомлены о своей ответственности по защите окружающей среды, обеспечению равенства и защите социальных проблем.В то время как многие стартапы и социальные предприятия уже давно ищут двойные и тройные результаты, под ногами происходят кардинальные изменения, когда более традиционные предприятия ищут свою цель, а не получение прибыли.

11. Изменения в Латинской Америке

По данным CNBC, уровень гиперинфляции в Венесуэле вырос до 10 миллионов процентов. Ранее в этом году США ввели тарифы на сталь и алюминий для Бразилии и Аргентины, но ожидается, что их экономики в этом году вырастут.2020 год может принести пересмотр условий НАФТА и, надеюсь, новые амбиции для американских компаний, которые хотели бы перенести производство в Мексику.

12. Европейские беды

Забастовки во Франции, замедление производства в Германии и Брексит привели к резкому падению европейской экономики. Если процентные ставки упадут ниже нуля (да, это так), мировая экономика может спровоцировать рецессию. Лидеры бизнеса должны проявлять инициативу в определении прогнозных показателей, которые коррелируют со спросом в их отрасли (например, различные индексы закупок или заказы на товары длительного пользования).

По крайней мере, это будет интересное время для ведения бизнеса. Убедитесь, что ваша команда в состоянии извлечь выгоду из изменений в предстоящем году.

15 важных тенденций малого бизнеса, которые мы увидим к концу 2020 года

Нет никаких сомнений в том, что 2020 год был непростым для малого бизнеса. С пандемией Covid-19, протестами против расового равенства и надвигающейся экономической рецессией бизнес-ландшафт изменился, и в результате появляются новые тенденции.

Если вы будете в курсе этих развивающихся тенденций, вы сможете адаптироваться и завершить год на высокой ноте, а также опередите своих конкурентов. Чтобы помочь, мы попросили экспертов Делового совета Forbes спрогнозировать некоторые грядущие тренды малого бизнеса. Ниже они делятся 15 вещами, которые мы можем ожидать в деловом мире к концу года.

членов Делового совета Forbes рассказывают о тенденциях развития малого бизнеса, за которыми стоит следить.

Фотографии предоставлены отдельными участниками.

1. Расширение внедрения ИИ

Рост искусственного интеллекта (ИИ) был невероятным и стал доступным для большинства малых предприятий. Можно увидеть, как ИИ помогает малым предприятиям нацеливать потенциальных клиентов и корректировать маркетинговые усилия для достижения большего успеха, анализируя данные о клиентах. ИИ также будет играть важную роль в отслеживании конкуренции. Чат-боты, управляемые искусственным интеллектом для помощи клиентам, станут нормой для большинства предприятий. — Гокул Анандаюварадж, Винвели

2.Поворот в связи с Covid-19

Крупные компании с узнаваемыми торговыми марками и высокой лояльностью клиентов станут еще сильнее после пандемии Covid-19. То же самое относится и к мелким предпринимателям, которые имели возможность измениться, когда этого требовала ситуация. Многие предприниматели, которые находились посередине, не имели настоящей узнаваемости бренда и медленно реагировали, станут реликвиями. — Р. Кеннер Френч, Vast Holdings Group, LLC


Деловой совет Forbes — передовая организация по развитию и созданию сетей для владельцев бизнеса и лидеров. Имею ли я право?


3. Растущие интернет-магазины

Онлайн-торговля станет одной из самых популярных, и все больше компаний будут предлагать бесконтактную доставку. Мы увидим, как люди воспользуются этим временем, чтобы создать свое присутствие в Интернете, и тем, кто еще не начал адаптироваться к этой тенденции, нужно будет начать. Больше людей не будут чувствовать необходимость всегда ходить в магазин благодаря простоте онлайн-покупок со смартфона, позволяющей людям размещать заказы и получать их с доставкой! — Стивен Ридзёвски, Ridz Media LLC

4.Перепрофилирование офисных помещений

То, как мы используем офисные помещения, быстро меняется. Многие компании доказывают, что некоторые из их команд могут работать удаленно с высокой производительностью. Если мы примем это как истину, то вскоре решим, что нам не нужно столько офисных помещений, сколько раньше. Это может означать перепрофилирование некоторых офисных помещений или выбор меньшего пространства для экономии денег. — Райан Грей, SGW Designworks

5. Демонстрации прямых трансляций

Поскольку все больше людей сидят дома и разговаривают по своим телефонам, я полагаю, что демонстрационные продажи в режиме реального времени станут популярным способом привлечения новых клиентов.Он связывает электронную коммерцию и социальные сети, предоставляя интерактивный опыт покупок под руководством влиятельного лица или владельца бизнеса, за которым вы следите и доверяете их опыту в отношении продукта. Вы можете увидеть, как используется продукт, задать живые вопросы, а затем купить его! — Дженнифер Кой, Beauty Care Choices

6. Аутсорсинг 

Предприятия всех размеров будут возражать против увеличения численности персонала слишком рано, когда экономика вернется к нормальной жизни. Самый быстрый способ закрыть этот пробел — передать услуги на аутсорсинг, а не нанимать новых сотрудников.То, что было обычной практикой в ​​бухгалтерии и HR, теперь станет более приемлемым для других служб, таких как маркетинг и управление проектами. — Пол Вебер, EAG Advertising & Marketing

7. Поиск альтернативного финансирования

Денежный поток и капитал по-прежнему будут дефицитными. Предприятия должны будут полагаться на финансирование не только для того, чтобы оставаться на плаву во время Covid-19, но и для восстановления и открытия. Поскольку кредиты PPP становится все труднее получить, а все меньше предприятий могут получить доступ к банковским кредитам, альтернативные источники финансирования, такие как финансирование счетов, станут страховкой для многих компаний, которые сильно пострадали от пандемии.- Пейсон Джонстон, Crowdz

8. Диверсификация бизнес-портфелей

Эти неопределенные времена дали малым предприятиям возможность сосредоточиться на самом важном, предоставляя свои основные преимущества. Это пересекается тщательным взглядом на денежный поток. Эта быстрая итерация превратится в новые модели доходов, такие как создание технологических предложений наряду с услугами, новые решения искусственного интеллекта и смешанные потоки доходов от частного и государственного секторов.- Сильвия Мах, Ad Astra Ventures

9. Растущие возможности работы на выгуле

В этом году мы увидим увеличение числа малых предприятий, использующих фрилансеров. Многие малые предприятия не в состоянии нанять постоянных сотрудников или считают это сложным. Использование гиг-воркеров может дать малому бизнесу необходимую гибкость и сэкономить время и деньги. — Адам Харви, Proofed

10. Развитие личного бренда

По мере того, как малые предприятия все больше переходят на гиг-экономику, а удаленная работа становится тенденцией, продукты, выставленные на продажу в Интернете, станут все труднее отличить друг от друга.Это приведет к тому, что владельцы будут обращаться в социальные сети, чтобы лично заявить о себе и выделить свой бизнес-бренд среди остальных. Эта тенденция медленно росла, но в будущем она ускорится. — Талал Рафи, Sesame Associates

11. Меньше личных взаимодействий

Я думаю, что отрасли, которым требуется личное взаимодействие со своими клиентами, должны будут переосмыслить свои бизнес-модели. Дистанционно или онлайн — это то, что вам нужно. Я понимаю, что это будет возможно не для каждого типа бизнеса, но я думаю, что это заставит людей проявить творческий подход и мыслить нестандартно.- Самир Шарма, S. Sharma Tax, Inc.

12. Переход на удаленную работу

Хотя пандемия заставила многих людей работать удаленно, это может быть не просто временная мера. Многие малые предприятия теперь видят, что их сотрудники продолжают работать, даже несмотря на то, что все остальное происходит во время работы из дома. Увидев успех сейчас, где стимул вернуться в офисы, за которые работодатели должны платить арендную плату? — Дон Браун, доктор медицинских наук, оздоровительный центр СДВГ, PLLC

13.Обслуживание на более глубоком уровне

Мы увидим, как некоторые действительно инновационные предприятия будут становиться больше и глубже со своими клиентами, а не меньше и шире. Глубоко преобразующие предложения, которые имеют большое влияние и находятся на премиальном уровне доставки и инвестиций, сейчас пользуются большим спросом у наших клиентов. Предприятия, которые найдут способ обслуживать на более глубоком уровне, будут получать больше и будут процветать в этой экономической среде. — Кэтрин Порритт, Business Bravery

14. Управление репутацией в Интернете

Онлайн-обзоры стали серьезной проблемой для компаний B2C и B2B, и ожидается, что эта тенденция усилится в 2020 году и далее.Больше внимания будет уделяться мониторингу обзоров и рейтингов. Будет важно использовать онлайн-инструменты, которые позволят владельцам малого бизнеса отслеживать отзывы и обзоры и управлять ими с централизованной панели инструментов. — Бет Уорти, GMR Transcription Services, Inc.,

.

15. Переосмысление расходов на маркетинг

Большинство специалистов по маркетингу редко признают это, но некоторые расходы на маркетинг являются расточительными с сомнительной рентабельностью инвестиций, например, спонсорство хакатона или другие мнимые инновации, основанные на осмосе.Пандемия заставила бизнес переосмыслить свой подход к маркетингу. Если вы не можете количественно оправдать маркетинговую кампанию, возможно, пришло время перекалибровать или изменить фокус. — Скотт Амикс, Amyx Ventures

Какие политики для инклюзивного восстановления?

  • Пандемия COVID-19 оказала большое влияние на динамику бизнеса. Выход на рынок компаний восстановился после падения, произошедшего во время первых карантинных мер в начале 2020 года. Тем не менее, восстановление уровня входа на рынок весьма неоднородно в разных странах, что может иметь долгосрочные последствия для занятости и роста производства.Вход в отрасли с более высокой интенсивностью информационных и коммуникационных технологий (ИКТ) и более высокой склонностью к удаленной работе пострадал меньше во время карантина, в то время как отрасли, в большей степени полагающиеся на личный контакт с клиентами, пострадали сильнее.

  • Финансовая поддержка ликвидности предприятий и временные изменения в процедурах неплатежеспособности позволили сократить количество банкротств в среднем более чем на 30% по сравнению с допандемическим периодом. Меры политики могли защитить жизнеспособные и производительные фирмы и избежать системных рисков, связанных с волной банкротств, но с потенциальным риском сохранения на плаву нежизнеспособных (так называемых зомби) фирм.

  • Правительствам следует реализовать сбалансированную стратегию поэтапного отказа от политик экстренной поддержки. Следует применять постепенный подход, направленный на восстановление капитала проблемных компаний, поощрение своевременной реструктуризации долга и повышение эффективности процедур ликвидации с целью содействия перераспределению ресурсов.

  • Для поддержки сильного и устойчивого восстановления политические меры должны стимулировать распространение технологий, создавать правильные условия и стимулы для стартапов, а также создавать благоприятные для бизнеса рамочные условия, позволяющие экспериментировать и перераспределять ресурсы, одновременно поддерживая переход на новые рабочие места. , особенно для более неблагополучных групп работников.

Обзор

Динамика бизнеса – и, в частности, процесс входа и выхода фирмы – является ключом к созидательному разрушению и стимулированию перераспределения ресурсов, которые являются важнейшими элементами долгосрочного экономического роста.

Пандемия COVID-19 и связанные с ней меры по сдерживанию вызвали быструю и внезапную глобальную рецессию. Среди стран ОЭСР ВВП упал на 1,8% в первом квартале 2020 года и на 10,6% во втором. Поскольку летом были сняты блокировки и ослаблены ограничения на экономическую деятельность, объем производства восстановился, увеличившись на 8.8% в третьем квартале года (ОЭСР, 2021b). Тем не менее, перспективы остаются неопределенными из-за повторного всплеска инфекций COVID-19 и повторного введения мер по сдерживанию во многих странах в последние месяцы.

Сосредоточение внимания на входе и выходе компаний особенно актуально в настоящее время, когда сокращение числа зарегистрированных предприятий и потенциальный рост числа банкротств (OECD, 2020d; Demmou et al., 2021) и выходов могут усиливать и распространять эффект совокупных потрясений , как показали предыдущие рецессии (Clementi and Palazzo, 2016), потенциально способные оставить долгосрочные шрамы в экономике (Sedláček, 2020; Gourio, Messer and Siemer, 2016).1

В этом контексте данная записка посвящена регистрации предприятий2 и банкротствам3 во время пандемии COVID-19. В нем представлены новые межстрановые данные, основанные на общедоступных ежемесячных или ежеквартальных данных, для своевременной оценки динамики компаний, а также обсуждается ключевая роль политики в укреплении динамизма бизнеса и обеспечении комплексного и своевременного восстановления.4

По странам ОЭСР, после первоначального падения в первые месяцы блокировки в 2020 году произошло значительное восстановление входа фирм.Тем не менее, восстановление не было однородным. В некоторых странах (в частности, в Австралии, Канаде, Норвегии, Соединенном Королевстве, Соединенных Штатах и ​​Сингапуре) во время первого карантина наблюдалось меньшее падение входа на рынок, за которым последовал резкий отскок (восстановление V-образного типа): к сентябрю совокупный объем входа фирм в этих странах выше уровня 2019 года. В других странах (таких как Италия, Португалия и Испания) падение числа въездов до апреля было более заметным, а восстановление было гораздо более вялым (восстановление U-типа). Опыт других стран (в основном состоящих из стран континентальной Европы) находится между этими двумя группами.Результаты моделирования показывают, как эти две модели могут иметь значительные долгосрочные последствия для роста занятости после пандемии COVID-19.

В этой записке, посвященной также отраслевым изменениям в входе компаний во время пандемии в разных странах, предлагаются новые идеи, несмотря на то, что в них указывается на значительную неоднородность между странами. Вход в такие сектора, как гостиницы и рестораны, недвижимость и искусство и развлечения, существенно сократился в большинстве стран. Обрабатывающая промышленность и строительство в целом сильно пострадали, но в некоторых странах они восстанавливались быстрее.Воздействие на сектор торговли (охватывающий оптовую и розничную торговлю) демонстрирует значительную неоднородность по странам, что, по-видимому, связано с силой восстановления.

Регрессионный анализ показывает, что в секторах, где работники выполняют задачи, требующие более интенсивного использования ИКТ и легче поддающиеся удаленной работе, наблюдалось меньшее падение числа участников во время карантина в первой половине 2020 года. Однако в секторах, где требуется более личный контакт столкнувшись с клиентами, вход значительно сократился во время самоизоляции.Эти различия больше не были актуальны в течение третьего квартала года, что позволяет предположить, что другие факторы, такие как политика оказания помощи, время второй волны пандемии или институциональные факторы, способствовали восстановлению.

Финансовая поддержка ликвидности фирм и временные изменения процедур неплатежеспособности оказались очень эффективными в снижении числа банкротств. Согласно последним доступным данным за октябрь 2020 года, общее количество банкротств с января (марта) снизилось примерно на 25% (32%) по сравнению с соответствующим периодом 2019 года.

Пока недостаточно доказательств, чтобы отделить роль регулятивного вмешательства в отношении неплатежеспособности от роли финансовой поддержки банкротств: и то, и другое могло сыграть свою роль, первое, особенно на ранних стадиях пандемии, когда большинство стран применяли такие нормативные положения. . В записке обсуждаются основные компромиссы, связанные с этими интервенциями, помимо их затрат с точки зрения государственных финансов: меры политики могли защитить жизнеспособные и производительные фирмы от недавнего потрясения и избежать системных рисков, связанных с волной банкротств, но в риск потенциального сохранения нежизнеспособных (зомби) фирм на плаву, что затруднит перераспределение ресурсов.

Кроме того, пандемия COVID-19 может усугубить ранее существовавшие структурные тенденции. К ним относятся снижение динамизма бизнеса (Calvino, Criscuolo and Verlhac, 2020; OECD, 2021a), вялый рост производительности и усиление поляризации и неравенства с усилением различий между фирмами и работниками. Поэтому лицам, ответственным за разработку политики, необходимо дополнить чрезвычайные меры вмешательствами, направленными на решение этих долгосрочных проблем, чтобы повысить скорость и охват восстановления.

Меры политического вмешательства должны быть сосредоточены не только на мерах, ограничивающих масштабные финансовые затруднения и негативные последствия чрезмерного долгового бремени в краткосрочной перспективе. Их также следует сочетать с мерами, направленными на:

  1. 1. ускорение распространения технологий для инклюзивной цифровой трансформации

  2. 2. обеспечение надлежащей среды и стимулов для стартапов для инноваций и роста, а также для потенциальных предпринимателей выйти на рынок

  3. 3.обеспечение благоприятных для бизнеса рамочных условий, стимулирование экспериментов и перераспределение ресурсов

  4. 4. поддержка перехода на новые рабочие места, особенно для групп работников, находящихся в более неблагоприятном положении.

Этот набор мер политики повысит скорость и комплексность восстановления после COVID-19 в долгосрочной перспективе, что принесет политикам двойные дивиденды.

Стартапы во время COVID-19

Новые и молодые компании играют ключевую роль в создании рабочих мест, инновациях и экономическом росте.В среднем по странам ОЭСР в них занято около 20% всей рабочей силы и создается почти половина новых рабочих мест.

Новые фирмы также играют ключевую роль в долгосрочной отраслевой трансформации экономики (Dent et al., 2016). В Соединенных Штатах, например, инновации молодых фирм обеспечивают половину совокупного роста производительности (Klenow and Li, 2020). Однако во время рецессии сокращение входа на рынок фирм может усилить падение производства и снизить скорость восстановления (Clementi and Palazzo, 2016) и, возможно, оставить долгосрочные шрамы в экономике (Sedláček, 2020; Gourio, Messer and Siemer, 2016).

Как показал анализ ОЭСР, проведенный ранее в 2020 г., в первые месяцы пандемии COVID-19, когда глобальная экономика пострадала от внезапного и глубокого экономического спада, количество входов существенно сократилось (OECD, 2020a). Распространение данных на новые страны (см. Таблицу A.1) показывает, что это заметное снижение количества участников наблюдается во многих странах. На его дне (которое для большинства стран соответствовало апрелю 2020 г.) количество новых участников в месяц было на 20–60% ниже, чем соответствующий показатель в 2019 г. (рис. 1).

Начиная с июня 2020 года доступ в целом улучшился. Тем не менее, сила восстановления продемонстрировала значительную степень неоднородности по странам. В некоторых странах (например, в Австралии, Канаде, Норвегии, Соединенном Королевстве, США и Сингапуре) произошло восстановление V-образного типа: восстановление было достаточно сильным, чтобы компенсировать потери в общем количестве входов, зарегистрированные с начала года.5 Другие странах (включая Испанию, Италию и Португалию), казалось, боролись с U-образным восстановлением: число зарегистрированных предприятий после июня росло менее значительно (а в некоторых случаях продолжало снижаться), и, как следствие, к сентябрю общее число значительно ниже уровня 2019 года.Другие страны, по которым имеются данные (Бельгия, Франция, Германия, Венгрия и Исландия), оказались между этими двумя группами. По Нидерландам данные показывают, что падение продолжилось в третьем квартале 2020 года.

Пока слишком рано оценивать, как работал вход во время карантина в конце 2020 года, поскольку собранные до сих пор данные в большинстве случаев заканчиваются в сентябре. непосредственно перед тем, как вторая волна пандемии поразила большинство стран ОЭСР.6 Однако общее снижение числа регистраций предприятий, наблюдаемое до сих пор в некоторых странах, может усугубить долгосрочные тенденции снижения динамизма, которые наблюдались во многих странах ОЭСР в течение последних двух десятилетий (Кальвино , Крискуоло и Верлак, 2020 г.).

Рисунок 1. Совокупная регистрация предприятий: различия в 2020 г. по сравнению с 2019 г.

Примечания. На рисунке показана разница в количестве открываемых предприятий в годовом исчислении каждый месяц (или квартал для Финляндии, Нидерландов и Норвегии) ​​в процентах при сравнении уровня бизнеса. открытия к тому же месяцу (кварталу) 2019 года (синяя полоса). Вместо этого зеленая линия отображает разницу в процентах совокупных открытий с января по каждый рассматриваемый месяц. Данные обычно относятся к регистрации предприятий, фокусируясь, когда это возможно, на всех предприятиях (включая индивидуальных предпринимателей), но аналогичная динамика очевидна, когда внимание сосредоточено только на юридических лицах.Данные могут быть предварительными, экспериментальными, подлежащими уточнению и отличаться от официальных данных.

Источник: расчеты ОЭСР на основе официальных источников (см. Таблицу A.1).

Кроме того, учитывая решающую роль молодых компаний в создании рабочих мест и росте производства, способность быстро восстанавливаться после шока, вызванного COVID-19, в среднесрочной перспективе может иметь серьезные последствия для экономики в целом и, в частности, для занятости. . Чтобы продемонстрировать это, на рис. 2 показано моделирование, основанное на базе данных OECD DynEmp3, влияния шока от пандемии на занятость при въезде в рамках двух сценариев.7 Первый сценарий представляет собой медленное восстановление U-типа: ежегодное снижение на 25% в 2020 г., что соответствует наибольшей совокупной разнице, указанной на Рисунке 1 по состоянию на сентябрь 2020 г. Второй сценарий соответствует быстрому восстановлению V-типа, при котором Более динамичная бизнес-среда позволяет стартапам воспользоваться возможностями, созданными пандемией COVID-19, а совокупный рост на входе составляет 15% в годовом исчислении.

В первом сценарии «недостающее поколение» новых фирм, появившееся в результате сокращения входа на рынок, значительно отразится на экономических издержках пандемии COVID-19, снизив совокупную занятость примерно на 0.85% через три года после шока. И наоборот, во втором сценарии восстановление входа существенно ограничит влияние пандемии COVID-19 на занятость, повысив совокупную занятость на 0,5% через три года. Эти эффекты сильно сохраняются с течением времени, при этом около 70% совокупных потерь или прибылей все еще наблюдаются по прошествии 14 лет.

Рисунок 2. Моделирование воздействия шока на выход на рынок труда по двум сценариям

Примечания. На рисунке показаны потери или приросты занятости, связанные с 25-процентным снижением (синяя полоса) или 15-процентным увеличением (зеленая полоса) числа абитуриентов по отношению к совокупной занятости в начальный год в среднем по странам и группам абитуриентов в 1995, 1998, 2001, 2004, 2007, 2010 и 2012 годах в зависимости от наличия.Полосы представляют низкие и высокие значения воздействия шоков, представляющие соответственно 25-й и 75-й процентили. Моделирование основано на декомпозиции, предложенной Кальвино, Крискуоло и Меноном (2016), с упором на отрасли СНС A38 в обрабатывающей промышленности и нефинансовых рыночных услуг. Включенные страны: Австрия, Бельгия, Бразилия, Канада, Коста-Рика, Финляндия, Венгрия, Италия, Япония, Корея, Нидерланды, Норвегия, Португалия, Испания, Швеция и Турция.

Источник: расчеты ОЭСР на основе базы данных ОЭСР DynEmp.

Анализ ежемесячных отраслевых данных на уровне СНС A21 для подгруппы из семи стран, по которым доступна эта информация, дает дополнительное представление о неоднородной реакции въезда на шок, вызванный COVID-19. На панелях от A до G рисунка A.1 в приложении A показано изменение входа в период сокращения (с марта по май 2020 г.) и в последующую фазу роста (с июня по сентябрь/ноябрь 2020 г. – в зависимости от наличия данных). Такие сектора, как гостиницы и рестораны, недвижимость и искусство и развлечения, значительно пострадали на этапе сокращения в большинстве стран, по которым имеются данные.Однако их динамика в течение третьего квартала существенно различалась по странам, возможно, частично отражая различия в ослаблении карантинных мер. Обрабатывающая промышленность и строительство в целом сильно пострадали в период экономического спада, но позже также продемонстрировали сильное восстановление. Падение в секторе торговли и его восстановление особенно неоднородны в разных странах: в Канаде, Сингапуре и США наблюдается очень умеренное сокращение или даже отсутствие сокращения, за которым следует резкий подъем.И наоборот, другие секторы, такие как информация и коммуникации, пострадали меньше, с более низким снижением числа участников в период спада8

Несмотря на значительную неоднородность снижения числа участников и темпов восстановления, на рис. которые были более устойчивы к первой фазе блокировки, также продемонстрировали более динамичное восстановление в течение лета. Корреляция, представленная на этом рисунке, отражает роль как отраслевых, так и страновых факторов.При контроле средней величины спада и восстановления в стране оказывается, что сектора, которые пострадали меньше, также в некоторой степени выиграли от более динамичного восстановления. В то же время учет отраслевой динамики показывает, что страны с более умеренным снижением количества участников также смогли восстановить или увеличить уровни создания компаний по сравнению с предыдущими годами (что также видно на Рисунке 1). Это говорит о том, что оживление в создании бизнеса, наблюдаемое в некоторых странах и секторах, не только отражает феномен догоняющего развития, но и может указывать на появление новых возможностей для бизнеса.

Рисунок 3. Корреляции между глубиной падения количества входов во время первого карантина и его восстановлением после него. Процентное изменение входа за период с июня по ноябрь 2020 г. по сравнению с 2019 г. (ось Y) по сравнению с процентным изменением входа за период с марта по Май 2020 г. по сравнению с 2019 г. (ось x)

Примечания. На этом рисунке показана корреляция между ежегодным ростом совокупного количества открытий предприятий в течение первого периода блокировки (с марта по май) по сравнению с тем же периодом 2019 г. и годом ранее. -годовой рост количества открытий предприятий в период восстановления (с июня по ноябрь, в зависимости от наличия данных) по сравнению с аналогичным периодом 2019 года.Этот показатель основан на ежемесячных отраслевых данных на уровне СНС A21. Данные обычно относятся к регистрации предприятий, фокусируясь, когда это возможно, на всех предприятиях (включая индивидуальных предпринимателей), но аналогичная динамика очевидна, когда внимание сосредоточено только на юридических лицах. Данные могут быть предварительными, экспериментальными, подлежащими уточнению и отличаться от официальных данных.

Источник: расчеты ОЭСР на основе официальных источников (см. Таблицу A.1).

Рисунок 4. Отраслевые характеристики усиливают или смягчают сокращение числа новых участников во втором квартале

Примечания. Эти цифры отображают корреляцию между годовым ростом числа новых участников и долей занятых в отрасли в профессиях, предполагающих регулярные личные контакты с заказчиками (панель А) и корреляция с содержанием задач ИКТ на уровне отрасли (панель Б).Корреляция рассчитывается на основе регрессии годового роста входа на соответствующую переменную, взаимодействующую с фиктивными переменными квартала и фиксированными эффектами страны-квартала. Синие полосы представляют 90% доверительные интервалы, основанные на устойчивых стандартных ошибках. Требования к контактам с клиентами и содержание задач ИКТ измеряются на отраслевом уровне SNA A38 и взяты из Koren and Peto (2020) и Calvino et al. (2018) соответственно.

Источник: расчеты ОЭСР на основе: официальных источников (см. Таблицу А.1), ОЭСР (2021a), «Снижение динамики бизнеса: межстрановые данные, возможные движущие силы и роль политики», www.oecd.org/sti/ind/declining-business-dynamism.pdf и Calvino et al. (2018 г.), https://doi.org/10.1787/f404736a-en.

Для пяти стран (Бельгия, Финляндия, Нидерланды, Португалия и США) можно использовать более дезагрегированные – СНС A38 – секторальные данные, чтобы исследовать связь между сокращением числа участников и ранее существовавшими отраслевыми характеристиками. Анализ показывает, что снижение вхождения в период национальных карантинов (второй квартал года) было более выраженным в отраслях, характеризующихся большей долей занятости в профессиях, предполагающих регулярный личный контакт с клиентами (рис. 4, панель А).9 Напротив, отрасли с более высоким содержанием ИКТ-задач в рабочих местах были относительно защищены от кризиса, о чем свидетельствует меньшее сокращение числа участников в этих отраслях (рис. 4, панель B)10. Последний результат может быть связан с более высоким склонность к удаленной работе в отраслях, которые требуют от работников большего количества ИКТ-задач, поскольку содержание ИКТ и способность к удаленной работе тесно связаны между собой эмпирически11. Таким образом, эти отрасли могли иметь больше возможностей для продолжения работы во время карантина. Временное восстановление в третьем квартале года принесло пользу как интенсивным, так и неинтенсивным секторам ИКТ, а также секторам с разным уровнем требований к личному контакту с клиентами, что позволяет предположить, что другие факторы, такие как политика помощи , время второй волны пандемии или институциональные факторы могли повлиять на восстановление.

Банкротства из-за пандемии: отсроченная волна

Падение мирового спроса, вызванное кризисом COVID-19, остановило доходы компаний и вызвало риск глобального кризиса ликвидности (OECD, 2020c). В отсутствие действий правительств это, вероятно, быстро вылилось бы в волну банкротств корпораций (OECD, 2020d; Demmou et al., 2021), особенно для малых и молодых компаний.

Действительно, помня об этом риске, правительства приняли ряд чрезвычайных мер, направленных на поддержку ликвидности компаний и сдерживание потенциального всплеска банкротств.Поддержка ликвидности включала прямые трансферты, финансирование фонда заработной платы, отсрочки уплаты налогов, моратории на задолженность и продление государственных гарантий по кредитам. Кроме того, многие страны ввели меры нефинансового регулирования для эффективного ограничения числа банкротств. Чтобы привести некоторые примеры, французское правительство изменило даты для характеристики и объявления фирмы неплатежеспособной, ограничив обязательства подать заявление о банкротстве, если фирма начала не выполнять свои обязательства по своим долгам после 24 марта; эти временные изменения действовали до 24 августа.В Германии с 1 марта приостановлены обязательства фирм по подаче заявлений о несостоятельности. В Бельгии хозяйственные суды и реестры ограничили свою деятельность до 18 мая, а до 17 июня действовал временный мораторий, чтобы защитить предприятия, которые были здоровы до 18 марта, от последствий кризиса COVID-19. В Италии до 30 июня действовал мораторий на банкротства.

Эти меры ограничили количество заявлений о банкротстве после вспышки COVID-19. На Рисунке 5 представлены данные из новой базы данных, содержащей информацию о банкротствах для 12 стран ОЭСР и стран-партнеров, полученные из различных официальных источников (в основном, национальных статистических институтов и торговых палат; см. Таблицу A.2). Во всех опрошенных странах ежемесячное число банкротств сократилось в годовом исчислении в среднем более чем на 30% с марта 2020 г. Более того, за последние доступные месяцы (с сентября по ноябрь 2020 г.) банкротств в 2020 году остается заметно ниже, чем в предыдущие годы.

Пока еще недостаточно доказательств, чтобы отделить роль регулятивных вмешательств от роли мер финансовой поддержки. В то время как в Бельгии снижение числа банкротств было более заметным в апреле и мае (когда действовал мораторий), а во Франции, по-видимому, наблюдается отскок примерно в августе, снижение отмечается также в странах (таких как Канада, Нидерланды и Норвегия). ) когда временные изменения режимов неплатежеспособности были менее значительными или отсутствовали в течение анализируемого периода.

Быстрое замедление числа банкротств, вероятно, вызванное крупной финансовой поддержкой и регулятивными вмешательствами, может быть полезным для экономики в краткосрочной перспективе. Действительно, эти меры могут позволить поддержать жизнеспособные фирмы, которые в противном случае ушли бы или сократились, сократив временные затраты на увольнение и повторный найм, а также ограничив потерю потенциального объема производства (OECD, 2020b).

Рисунок 5. Совокупное количество банкротств: различия в 2020 г. по сравнению с 2019 г.

Примечания. На рисунке показана годовая разница в количестве банкротств каждый месяц (или квартал для Финляндии, Нидерландов и Норвегии) ​​2020 г. в процентах, сравнивая уровень открытия бизнеса к тому же месяцу (кварталу) 2019 года (синяя полоса).Вместо этого зеленая линия отображает разницу в процентах от совокупного числа банкротств с января по каждый рассматриваемый месяц. Однако данные, представленные в этом примечании, могут относиться к разным определениям, и законы о банкротстве заметно различаются в разных странах. Данные могут быть предварительными и подлежать уточнению и могут отличаться от официальных данных.

Источник: расчеты ОЭСР на основе официальных источников (см. Таблицу A.2).

В то же время растет обеспокоенность тем, что они могут негативно сказаться на распределении ресурсов и росте совокупной производительности в долгосрочной перспективе, если непродуктивные (зомби) предприятия останутся на плаву, препятствуя направлению капитала и рабочей силы на новый бизнес. возможности.Более того, если финансовая помощь направляется через банковский кредит, в то время как фирмы продолжают истощать свои запасы денежных средств и собственного капитала, левередж, вероятно, заметно возрастет, что поставит большее количество компаний в уязвимое финансовое положение.

Эти меры тоже могут лишь отсрочить новую волну банкротств. Когда чрезвычайные меры будут отменены, возможный внезапный рост числа банкротств создаст значительные системные риски, поскольку шок может распространяться в экономике через финансовых посредников и торгово-кредитные цепочки (Jacobson and Von Schedvin, 2015; Kiyotaki and Moore, 1997).Однако лица, определяющие политику, могут снизить эти риски, осуществляя соответствующие меры политики, как будет показано далее.

Политика, направленная на укрепление динамизма и содействие инклюзивному восстановлению

Текущие разработки кампаний по вакцинации против COVID-19 повысили уверенность в способности контролировать пандемию в среднесрочной и долгосрочной перспективе. Тем не менее, соответствующие экономические риски все еще нависают над ближайшим будущим. Сокращение числа участников, все еще наблюдаемое в ряде стран, может значительно замедлить восстановление производства и занятости.Предстоящая волна банкротств может сильно ударить по и без того очень хрупкому деловому сектору.

Правительства могут сыграть важную роль в ограничении этих рисков, внедрив сбалансированную стратегию поэтапного отказа от политик экстренной поддержки. Слишком ранний выход может иметь пагубные последствия для восстановления и, возможно, усилить структурные тенденции. Это может, например, повлиять на конкуренцию, возможно, в пользу крупных фирм, которые, в том числе благодаря более высокому уровню внедрения цифровых технологий, были лучше подготовлены к продолжению работы в условиях ограничений и у которых есть более крупные денежные запасы, которые можно укрыть после кризис корпоративных банкротств и за счет жизнеспособных, но более уязвимых в финансовом отношении конкурентов.Это также может подорвать восстановление выхода на рынок компаний, что еще больше усугубит долгосрочный спад деловой активности. С другой стороны, слишком поздний выход из бизнеса — хотя и выгодный для жизнеспособных фирм — может иметь негативные последствия для перераспределения ресурсов и долгосрочных затрат с точки зрения совокупного выпуска и производительности, поскольку потенциально может поддерживать существование некоторых нежизнеспособных фирм слишком долго и, таким образом, рискуя ростом фирм-зомби. Кроме того, поддержание финансовой поддержки в течение длительного времени будет становиться все более и более дорогостоящим для государственных финансов.

Принимая во внимание эти риски, лица, определяющие политику, должны применять постепенный подход, направленный на ограничение широкомасштабного кризиса и негативных последствий чрезмерного долга, в то же время обеспечивая реструктуризацию жизнеспособных компаний, находящихся в состоянии временного кризиса, и эффективную ликвидацию нежизнеспособных ( ОЭСР, 2020b; ОЭСР, 2020d; Demmou et al., 2021). Во-первых, предоставление дополнительных ресурсов и восстановление капитала проблемных фирм может быть полезным для сокращения общего числа случаев неплатежеспособности.Кроме того, поощрение своевременной реструктуризации долга может помочь попавшим в беду фирмам беспрепятственно продолжать свою деятельность. Это может еще больше уменьшить количество жизнеспособных предприятий, которые в противном случае были бы ликвидированы. Наконец, чтобы сгладить перераспределение ресурсов от нежизнеспособных предприятий к более продуктивному использованию, следует повысить эффективность процедур ликвидации (OECD, 2020b; OECD, 2020d). Действительно, эти меры следует рассматривать как часть долгосрочной стратегии по созданию динамичной деловой среды, о чем говорится ниже.

Помимо временных последствий шока, COVID-19 может усугубить ранее существовавшие структурные тенденции, включая растущую поляризацию экономики, как это было во время предыдущих рецессий (Hershbein and Kahn, 2018; Yagan, 2019; Jaimovich and Сиу, 2020). В этом контексте лица, определяющие политику, должны помнить не только о краткосрочных проблемах, связанных с текущей экономической ситуацией и ситуацией в области здравоохранения, но и о более долгосрочных проблемах, связанных со снижением динамизма бизнеса и усилением поляризации в экономике, чтобы повысить потенциал инклюзивного восстановления.Основные политические рекомендации в этом контексте описаны ниже.

1. Ускорение распространения технологий для инклюзивной цифровой трансформации

Цифровые технологии способствуют внедрению и быстрому расширению масштабов новых товаров и особенно новых услуг и вместе с нематериальными активами меняют способы производства компаний, принося большие ожидаемые выгоды с точки зрения производительности. Цифровые технологии и нематериальные активы также сыграли ключевую роль в сохранении экономической активности во время карантина.Однако не все фирмы одинаково внедряют цифровые технологии и получают одинаковые выгоды от цифровой трансформации. Увеличивающийся разрыв между «лучшими» фирмами и «остальными» деловыми кругами становится еще сильнее в то время, когда переход к цифровым способам производства становится все более и более важным12. Таким образом, стимулирование распространения технологий и знаний и обеспечение того, чтобы Преимущества цифровой трансформации распределяются между компаниями, и работники должны оставаться ключевыми приоритетами для политиков.Эти приоритеты могут быть достигнуты за счет повышения осведомленности о подходящих технологиях, повышения поглощающей способности компаний (например, за счет поддержки исследований и разработок и содействия мобильности рабочей силы) и за счет обеспечения условий для эффективного использования цифровых инструментов, уделяя особое внимание повышению соответствующих навыков. всех работников и повышение управленческих способностей. Политика, сохраняющая конкуренцию, состязательность рынков и открытость, также имеет ключевое значение для распространения технологий, поскольку она увеличивает твердые стимулы, повышает качество управления и ожидаемую отдачу от внедрения технологий.Наконец, во времена, когда многие фирмы находятся в неустойчивом финансовом положении, с высокой задолженностью и истощенными денежными потоками, устранение финансовых ограничений, особенно молодых фирм и малых и средних предприятий (МСП), может помочь сократить цифровой разрыв, который в противном случае может ухудшиться после кризиса.

2. Обеспечить надлежащие условия и стимулы для стартапов и потенциальных предпринимателей

Поощрение предпринимательства и динамичная деловая среда имеют ключевое значение для повышения динамичности бизнеса, особенно в то время, когда снижение числа зарегистрированных предприятий вызывает растущую озабоченность среди политиков. -производители.Этого можно достичь путем создания правильных условий и стимулов для стартапов и потенциальных предпринимателей. Полезные меры включают, помимо прочего, снижение входных барьеров, минимизацию нормативной неопределенности, содействие обучению предпринимательству, развитие сети между различными участниками экосистемы предпринимательства и сотрудничество между университетами и бизнесом. Действительно, особенно после кризиса ликвидности, который компании переживают после кризиса COVID-19, обеспечение доступности финансирования для инновационных стартапов имеет первостепенное значение.В частности, появлению новых предприятий и их вкладу в занятость и инновации могут препятствовать ограничения, связанные с финансовыми потребностями и отсутствием экосистемы, ориентированной на предпринимательство. Хотя эти проблемы имеют некоторое сходство с трудностями, с которыми сталкиваются существующие компании, политические меры не должны игнорировать специфику стартапов и следовать им на всех этапах их развития. Это требует использования различных инструментов (от упрощения венчурного финансирования до погашения кредита, связанного с доходностью бизнеса) в координации с частными субъектами, которые должны адаптироваться к различным потребностям бизнеса в его жизненном цикле.

3. Обеспечить благоприятные для бизнеса рамочные условия, благоприятствующие экспериментам и перераспределению ресурсов

Правительства успешно вмешались, чтобы ограничить волну банкротств, которые могли нанести дополнительный ущерб занятости и производственному потенциалу экономики из-за краха жизнеспособных и продуктивных компаний . По мере того, как чрезвычайные меры отменяются, лица, определяющие политику, могут воспользоваться возможностью для повышения эффективности перераспределения ресурсов и поощрения экспериментов, которые идут рука об руку с непрерывным процессом входа и выхода компаний.В этом контексте снижение регулятивных барьеров для входа, создание равных условий, повышение эффективности судебной системы и ликвидационных процедур могут стимулировать динамизм бизнеса. Аналогичным образом, поощрение экспериментов и перераспределение ресурсов, а также сокращение доли капитала, вложенного в зомби-фирмы (Calvino, Criscuolo and Menon, 2016; Calvino, Criscuolo and Verlhac, 2020; Adalet McGowan, Andrews and Millot, 2017), также могут способствовать достижению эта цель.

4. Поддерживать переход на новые рабочие места, особенно для групп работников, находящихся в более неблагоприятном положении

Перераспределение ресурсов путем созидательного разрушения, хотя и полезно для восстановления и роста производительности, может иметь неблагоприятные последствия для уволенных работников (ОЭСР, 2020g).Таким образом, планы восстановления должны также способствовать переходу на новые рабочие места, особенно для более обездоленных работников, и в то же время способствовать продолжающейся цифровой трансформации компаний и экономики в целом. В частности, неоднородное воздействие кризиса на разные сектора в некоторой степени отражает растущую важность профессий, требующих цифровых навыков, которые могут открывать возможности для уволенных работников с соответствующими навыками. В этом отношении политика должна быть направлена ​​не только на восстановление экономики, но и на подготовку работников к будущему, повышение человеческого капитала и поддержку эффективных переходов между профессиями (см., например, Andrieu et al., 2019). Это, в свою очередь, может улучшить перспективы работников, свести к минимуму социальные издержки и повысить устойчивость и инклюзивность рынков труда, гарантируя, что ни один работник не останется без внимания (OECD, 2020e).

В совокупности эти меры политики могут принести двойные дивиденды политикам и повысить скорость и охват восстановления после COVID-19.

Ссылки

Адалет МакГоуэн, М., Д. Эндрюс и В. Миллот (2017 г.), «Режимы несостоятельности, фирмы-зомби и перераспределение капитала», Рабочие документы Департамента экономики ОЭСР , No.1399, Издательство ОЭСР, Париж, https://doi.org/10.1787/5a16beda-en.

Эндрюс Д., К. Крискуоло и П. Галь (2016 г.), «Лучшие против остальных: глобальное замедление производительности, расхождения между фирмами и роль государственной политики», Рабочие документы ОЭСР по производительности , №. 5, Издательство ОЭСР, Париж, https://doi.org/10.1787/63629cc9-en.

Andrieu, E., et al. (2019), «Профессиональные переходы: стоимость перехода в «безопасную гавань»», Политические документы ОЭСР по науке, технологиям и промышленности , No.61, Издательство ОЭСР, Париж, https://doi.org/10.1787/6d3f9bff-en.

Атес, С.Т. и Ф. Э. Саффи (ожидается), «Меньше, но лучше: внезапные остановки, твердый вход и финансовый выбор», American Economic Journal: Macroeconomics .

Berlingieri, G., et al. (2020), «Отстающие фирмы, распространение технологий и его структурные и политические детерминанты», Политические документы ОЭСР по науке, технологиям и промышленности , № 86, Издательство ОЭСР, Париж, https://doi.org/10.1787/281bd7a9- ан.

Баффингтон, К., Дж. Филдс и Л. Фостер (2021 г.), «Измерение воздействия COVID-19 на бизнес и людей: уроки из опыта Бюро переписи населения», Рабочие документы 21-02, Центр экономических исследований, Бюро переписи населения США.

Кальвино Ф., К. Крискуоло и К. Менон (2016 г.), «Нет страны для молодых фирм?: Динамика стартапов и национальная политика», Документы ОЭСР по науке, технологиям и промышленности, , № 29, Издательство ОЭСР, Париж, https://doi.org/10.1787/5jm22p40c8mw-en.

Кальвино Ф. и др. (2018), «Таксономия секторов с интенсивным использованием цифровых технологий», Рабочие документы ОЭСР по науке, технологиям и промышленности , № 2018/14, Издательство ОЭСР, Париж, https://doi.org/10.1787/f404736a-en.

Кальвино, Ф., К. Крискуоло и Р. Верлак (2020 г.), «Снижение динамизма бизнеса: структурные и политические детерминанты», Документы ОЭСР по науке, технологиям и промышленности, , № 94, Издательство ОЭСР, Париж, https ://doi.org/10.1787/77b92072-en.

Клементи, Г.Л. и Б. Палаццо (2016), «Вход, выход, динамика фирм и совокупные колебания», American Economic Journal: Macroeconomics , Vol. 8, выпуск 3, стр. 1-41, https://doi.org/10.1257/mac.20150017.

Дент, Р.К. и другие. (2016), «Роль стартапов в структурной трансформации», American Economic Review , , том 106, выпуск 5, стр. 219-23, https://doi.org/10.1257/aer.p20161053.

Demmou, L., et al. (2021), «Неплатежеспособность и долговая нагрузка после вспышки COVID-19: оценка рисков и меры политики», Рабочие документы Департамента экономики ОЭСР , No.1651, Издательство ОЭСР, Париж, https://doi.org/10.1787/747a8226-en.

Эспиноза Р. и Л. Резникова (2020 г.), «Кто может войти в систему? Важность навыков для осуществимости механизмов удаленной работы в странах ОЭСР», Рабочие документы ОЭСР по социальным вопросам, занятости и миграции , № 242, Издательство ОЭСР, Париж, https://doi.org/10.1787/3f115a10-en.

Фостер, Л., К. Грим и Дж. Халтивангер (2016), «Перераспределение во время великой рецессии: очистка или нет?», Journal of Labor Economics , Vol.34, выпуск S1, стр. 293-331, https://doi.org/10.1086/682397.

Гурио, Ф., Т. Мессер и М. Симер (2016 г.), «Вход фирм и макроэкономическая динамика: анализ на уровне штатов», American Economic Review , Vol. 106, выпуск 5, стр. 214-18, https://doi.org/10.1257/aer.p20161052.

Grundke, R., et al. (2017), «Навыки и глобальные цепочки создания стоимости: характеристика», Рабочие документы ОЭСР по науке, технологиям и промышленности , № 2017/05, Издательство ОЭСР, Париж, https://doi.org/10.1787/cdb5de9b-en.

Хершбейн Б. и Л.Б. Кан (2018), «Ускоряют ли рецессии рутинные технологические изменения? Данные из объявлений о вакансиях», American Economic Review , Vol. 108, выпуск 7, стр. 1737-72, https://doi.org/10.1257/aer.20161570.

Якобсон Т. и Э. фон Щедвин (2015 г.), «Торговый кредит и распространение корпоративных банкротств: эмпирический анализ», Econometrica , Vol. 83, выпуск 4, стр. 1315-1371, https://doi.орг/10.3982/ECTA12148.

Яймович, Н. и Х.Е. Siu (2020), «Поляризация занятости и восстановление безработицы», Review of Economics and Statistics , Vol. 102, выпуск 1, стр. 129-147, https://doi.org/10.1162/rest_a_00875.

Корен М. и Р. Пето (2020 г.), «Сбои в работе бизнеса из-за социального дистанцирования», Covid Economics, , выпуск 2, стр. 13–31, CEPR Press, https://cepr.org/file/9913 /скачать?токен=xJIvOgjM.

Киётаки, Н. и Дж. Мур (1997), «Кредитные циклы», Журнал политической экономии , Том.105, выпуск 2, стр. 211-248, https://doi.org/10.1086/262072.

Кленоу, П. Дж. и Х. Ли (2020), «Учет инновационного роста», в NBER Macroeconomics Annual 2020 , Vol. 35, University of Chicago Press, Чикаго, https://doi.org/10.3386/w27015.

ОЭСР (2021a), «Снижение динамики бизнеса: межстрановые данные, возможные движущие силы и роль политики», Дирекция по науке, технологиям и инновациям, Политическая записка, Издательство ОЭСР, Париж, www.oecd.org/sti/ind /снижающийся-бизнес-динамизм.пдф.

ОЭСР (2021b), «Экономический прогноз ОЭСР № 108 (издание 2020/2)», Экономический прогноз ОЭСР: статистика и прогнозы (база данных), https://doi.org/10.1787/c59fcffd-en (доступ на 8 февраля 2021 г.).

ОЭСР (2020a), «Стартапы во времена COVID-19: встречая вызовы, используя возможности», Ответы ОЭСР на коронавирус (COVID-19), ОЭСР, Париж, https://doi.org/ 10.1787/87219267-en.

OECD (2020b), OECD Economic Outlook, Volume 2020 Issue 2 , OECD Publishing, Paris, https://doi.org/10.1787/39a88ab1-en.

ОЭСР (2020c), «Уязвимости корпоративного сектора во время вспышки Covid-19: оценка и политические меры», Ответы ОЭСР на коронавирус (COVID-19), Издательство ОЭСР, Париж, https://doi.org/10.1787/a6e670ea -ан.

ОЭСР (2020d), «Неплатежеспособность и чрезмерная задолженность после вспышки COVID-19: оценка рисков и меры политики», Ответы ОЭСР на коронавирус (COVID-19), Издательство ОЭСР, Париж, https://doi.org/ 10.1787/7806f078-en.

OECD (2020e), OECD Employment Outlook 2020: Worker Security and the COVID-19 Crisis , OECD Publishing, Paris, https://doi.орг/10.1787/1686c758-en.

ОЭСР (2020f), «Коронавирус (COVID-19): меры политики МСП», Ответы ОЭСР на коронавирус (COVID-19), Издательство ОЭСР, Париж, https://read.oecd-ilibrary.org/view/? ref=119_119680-di6h4qgi4x&title=Covid-19_SME_Policy_Responses.

ОЭСР (2020g), «Поддержка людей и компаний в борьбе с вирусом COVID-19: варианты немедленного трудоустройства и меры социальной политики», Ответы ОЭСР на коронавирус (COVID-19), Издательство ОЭСР, Париж, https: //дои.org/10.1787/d33dffe6-en.

Седлачек, П. (2020), «Потерянные поколения фирм и совокупная динамика рынка труда», Journal of Monetary Economics , Vol. 111, стр. 16-31, https://doi.org/10.1016/j.jmoneco.2019.01.007.

Седлачек, П. и В. Стерк (2020 г.), «Стартапы и трудоустройство после пандемии COVID-19: калькулятор», VoxEu, 25 апреля, https://voxeu.org/article/startup-employment-calculator- COVID-19.

Бюро переписи населения США (2020 г.), Специальные проекты — Еженедельный BFS по отраслям (база данных), https://www.census.gov/econ/bfs/projects.html.

Яган, Д. (2019), «Гистерезис занятости после Великой рецессии», Журнал политической экономии , Vol. 127, выпуск 5, стр. 2505-2558, https://doi.org/10.1086/701809.

Дополнительные рисунки и таблицы

Banque Carrefour des Entrements

INSEE

DESTATIS

0

Ежемесячные

Ежемесячно

9005

Норвегия

Ежемесячные

0 90050 9005

0
Таблица А.1. Источники данных о твердой записи

Страна

Частота

Источник

Австралия

в месяц

Австралия Securities & Инвестиции Комиссия

Статистика Canada

Финляндия

квартал

статистика Финляндии

Германия

ежемесячно

Венгрия

Медися

0

Управлятель внутренних доходов

Италия

Банк Италии

Netherlands0

Статистика Норвегия

Португалия

Медися

0

Сингапурский отдел статистики

Испания

ежемесячно

0

Офис для национальной статистики

США

ежемесячно

Перепись населения США

Бельгия в месяц

ежемесячно

Banque de France

Netherlands

Netherlands

Новая Зеландия

New Zealand

0

Статистическое управление Южной Африки

Таблица A.2. Источники данных о фирме банкротств

Страна

Частота

Источник

Banque Carrefour des Entrements

Canada

0

Статистика Дания

Финляндия

статистика Финляндия

ежемесячно

Аль Статистическое Офис Германии

Нидерландов

0

Осознание и доверительный аппарат Новая Зеландия

Норвегия

ежемесячно

0

Южная Африка

ежемесячно

Великобритания

Ежемесячно

Управление национальной статистики

1 9 www.oecd.org/sti –  [email protected]  –  @OECDinnovation  –  http://oe.cd/stinews

Примечания

← 1. Этот эффект может быть, по крайней мере, частично ослаблен положительным отбором при входе и очисткой при выход (Атес и Саффи, готовится к публикации; Фостер, Грим и Халтивангер, 2016 г.).

← 2. Примечание основано на недавно собранных данных об открытии бизнеса, основанных на официальных источниках (в основном, национальных статистических институтах), перечисленных в Таблице A.1. Данные обычно относятся к регистрации предприятий, фокусируясь, когда это возможно, на всех предприятиях (включая индивидуальных предпринимателей), но аналогичная динамика очевидна, когда внимание сосредоточено только на юридических лицах.Данные, использованные в настоящей заметке, могут быть предварительными, экспериментальными и подлежать пересмотру, а также отличаться от официальных данных.

← 3. В этом примечании рассматриваются банкротства, а не выход фирмы, потому что использование последнего в качестве краткосрочного индикатора страдает от двух проблем: во-первых, в некоторых странах трудно отделить выход от временного закрытия или периодов деятельности бездействие; во-вторых, правда выход фирмы может занять несколько месяцев или кварталов, чтобы понять после шока. Заявления о банкротстве вместо этого сигнализируют о начале процедуры, которая может закончиться твердым выходом: таким образом, они могут быстрее реагировать на шок.Однако данные, представленные в этой заметке, могут относиться к разным определениям, и в то же время законы о банкротстве заметно различаются в разных странах, поэтому читателю следует быть очень осторожным при сопоставлении между странами. Действительно, различия в правилах и законах могут повлиять как на количество ежемесячных заявлений о банкротстве и ликвидации, так и на их реакцию на экономические потрясения. Дополнительную информацию об источниках данных см. в Таблице A.2.

← 4. Записка основана на предыдущих исследованиях ОЭСР по стартапам во время COVID-19 (OECD, 2020a), ответных мерах политики МСП (OECD, 2020f), а также на более поздних работах ОЭСР по неплатежеспособности во время COVID-19 и дополняет их. пандемии (ОЭСР, 2020b; 2020d; Demmou et al., 2021).

← 5. Значительный рост показателей въезда в США можно в значительной степени объяснить стартапами в нескольких секторах (Бюро переписи населения США, 2020 г.), включая внемагазинную розничную торговлю, личные услуги и услуги прачечной, профессиональные, научные и технические услуги. Это может свидетельствовать о том, что, особенно в этих секторах в Соединенных Штатах, пандемия могла открыть соответствующие возможности для бизнеса. Однако к этому следует относиться с осторожностью, поскольку имеющиеся данные по секторам носят экспериментальный характер и, похоже, относятся ко всем бизнес-приложениям, а не к тем приложениям с высокой вероятностью (Buffington, Fields and Foster, 2021), которые с большей вероятностью превратятся в бизнес. с фондом заработной платы, как показано на рисунке 1.

← 6. ОЭСР продолжит сбор данных для мониторинга динамики входа и оценки силы восстановления и последствий второй волны и последующих событий.

← 7. Моделирование основано на декомпозиции вклада новых фирм в создание рабочих мест, предложенной Кальвино, Крискуоло и Менон (2016). Он разбивает среднее количество рабочих мест, созданных выжившими новичками (как долю от совокупной занятости), на четыре компонента: стартовый коэффициент, средний размер при входе, процент выживания и рост после выхода на рынок, что имеет сходство с Калькулятором стартапов, представленным Седлачек и Стерк (2020).Представленное здесь моделирование учитывает влияние изменения первого компонента (количество входящих единиц) при сохранении других полей постоянными. Другие компоненты также могут повлиять на влияние на занятость, связанное с восстановлением входа U-типа или V-типа. Например, если новички более высокого качества, они также могут иметь более высокие показатели выживаемости и роста после выхода на рынок, тем самым уменьшая негативное влияние шока на совокупную занятость или усиливая положительные эффекты.

← 8.Действительно, сектор информации и коммуникаций был сектором с самым низким снижением числа участников во Франции, Исландии и Португалии и в целом входил в число секторов с более умеренным или средним снижением в других странах. Однако его восстановление представляется весьма неоднородным в разных странах.

← 9. Показатель объединяет показатель Корена и Пето (2020) на отраслевом уровне СНС A38. Работа определяется как связанная с личным контактом, если она включает в себя такие задачи, как работа с внешними клиентами, помощь и забота о других, или предоставление консультаций и советов другим, и личное общение происходит, по крайней мере, несколько раз в день. неделю.Показатели строятся путем сопоставления задач, связанных с различными профессиями в O*NET, а затем их сопоставления со структурой занятий трехзначных отраслей NAICS17 с использованием матрицы отраслей и занятий Бюро статистики труда США за февраль 2020 года.

← 10. Измерение содержания задач ИКТ получено из Grundke et al. (2017) и Кальвино и соавт. (2018) и основан на информации, представленной в наборе данных Программы ОЭСР по международной оценке компетенций взрослых (PIAAC) для измерения частоты, с которой опрошенные лица выполняют задачи, связанные с использованием ИКТ на работе.

← 11. Показатель удаленной работы взят из Espinoza and Reznikova (2020) и классифицирует отдельную работу как удаленную на основе выполняемых задач. Межстрановые данные по задачам из Программы ОЭСР по международной оценке компетенций взрослых (PIAAC) усреднены на отраслевом уровне. По построению меры потенциала для удаленной работы и содержание задач с использованием ИКТ сильно коррелируют (поскольку использование ИКТ на работе является одним из показателей возможности удаленной работы). Коэффициент корреляции на уровне сектора между двумя показателями выше 0.8. И наоборот, индекс доли занятости, требующей контактов с клиентами, лишь незначительно коррелирует с этими двумя показателями (коэффициенты корреляции ниже 0,1).

← 12. Недавняя работа ОЭСР (Andrews, Criscuolo and Gal, 2016; Berlingieri et al., 2020; Calvino, Criscuolo and Verlhac, 2020) показывает, что это структурное изменение происходит с разной скоростью для фирм, находящихся на переднем крае, и для отстающих. способствуя медленному росту совокупной производительности, увеличению неоднородности фирм, снижению динамизма бизнеса и увеличению концентрации отрасли.

Всплеск запуска? Распаковка тенденций 2020 года в формировании бизнеса

Джимми О’Доннелл, Дэниел Ньюман и Кенан Фикри

Кризис COVID-19 погрузил экономику США в самую быструю и глубокую экономическую рецессию в современной истории США. В ближайшей перспективе то, как и когда страна выйдет из стихийного бедствия, будет в первую очередь определяться ответными мерами общественного здравоохранения и эффективностью развертывания вакцины.

Тем не менее, если судить по истории, сила долгосрочного восстановления будет частично определяться жизнеспособностью американского предпринимательства.Формирование нового бизнеса традиционно способствует восстановлению экономики, поскольку предприниматели и новые растущие компании используют в своих интересах новые рыночные возможности и ресурсы, высвобожденные фирмами, которые сократили или разорились во время рецессии. Этот механизм несколько вышел из строя после Великой рецессии, и низкий уровень стартапов, сохранявшийся на протяжении 2010-х годов, возможно, способствовал медленному и неравномерному характеру последующего восстановления.

Новый набор данных Бюро переписи населения позволяет нам отслеживать раннюю стадию предпринимательской деятельности практически в режиме реального времени.На время пандемии в серии статистических данных Бюро по формированию бизнеса еженедельно подробно рассматривается количество и характер новых бизнес-приложений. Его выводы показывают, что пандемия нанесла серьезный удар по американскому предпринимательству, серьезно изменив устоявшиеся тенденции в формировании нового бизнеса. Вопреки ожиданиям, 2020 год оказался лучшим годом для бизнес-приложений за всю историю.

Этот пост документирует пять ключевых вещей, которые мы наблюдали в данных в течение этого самого необычного года, округляя еженедельный трекер EIG, который сейчас уходит на пенсию.

1. Business приложений были самыми высокими за всю историю наблюдений в 2020 году — на 24% больше, чем в предыдущем году.

В 2020 г. произошел взрывной рост числа новых бизнес-приложений, число которых к концу года достигло почти 4,5 млн, что на 24,3 % больше, чем в 2019 г., и на 51,0 % выше, чем в среднем за 2010–2019 гг. В период с 2005 по 2019 год количество бизнес-приложений составляло около 2,5 млн в год, и они были примерно поровну разделены между тем, что Census называет «бизнес-приложениями с высокой степенью доступности», и всеми другими бизнес-приложениями.Приложения с высокой склонностью имеют большую вероятность превратиться в бизнес с сотрудниками, получающими заработную плату. Перепись делает это определение на основе ряда факторов из приложения, например, исходит ли оно от юридического лица, указывает, что оно планирует нанять сотрудников, или относится к определенной отрасли, которая связана с вероятной занятостью (например, производство, розничные магазины). или рестораны). По этой причине мы часто называем предприятия с высоким спросом «вероятными работодателями».

Несмотря на то, что большая часть роста пришлась на тех, кто, вероятно, не является работодателем (возможно, поскольку уволенные обратились к возможностям самозанятости), по-прежнему наблюдался заметный рост числа бизнес-приложений с высокой степенью склонности.Эти вероятные заявки от работодателей — рост на 15,5% по сравнению с 2019 годом и на 22,9% выше среднего показателя за 2010–2019 годы — особенно важны, поскольку они представляют собой заявки для предприятий, которые с наибольшей вероятностью приведут к устойчивому росту рабочих мест и инновациям. Хотя всплеск приложений заметен, важно понимать, что это прогнозный показатель — для того, чтобы приложение действительно превратилось в новый бизнес, требуется время, и не каждое приложение завершает этот путь. Действительно, последние данные Бюро переписи населения показывают, что скорость, с которой приложения с высокой склонностью превращаются в действительно активные фирмы, медленнее, чем после Великой рецессии.

2 . После сокращения более чем на 50 000 в начале пандемии количество заявок от вероятных работодателей начало стремительно расти в летние месяцы, и к концу года их было почти на 205 000 больше, чем в 2019 году .

Хотя вероятные бизнес-приложения работодателей к концу года выросли на 15,5% по сравнению с уровнем 2019 года, этот результат был далеко не определенным в первые недели пандемии COVID-19. Весной и в начале лета бизнес-приложения пережили большой спад, поскольку COVID-19 начал закрывать США.С. эконом. Этот резкий спад является результатом как экономических, так и практических причин. Экономическая неопределенность в марте и в начале лета, вероятно, заставила многих потенциальных предпринимателей не решаться начинать новый бизнес в такие нестабильные времена. С практической точки зрения, многие предприятия и службы закрылись в первые дни блокировки, что, возможно, помешало заявителям получить необходимые предметы для завершения или подачи заявки. Когда экономика замерла, бизнес-планирование, скорее всего, тоже.

Но, начиная с конца лета и продолжаясь до конца года, бизнес-приложения работодателей, скорее всего, полностью восстановились и продолжали расти. К концу 2020 года общее количество бизнес-заявок от потенциальных работодателей превышало уровень 2019 года каждую неделю в течение примерно шести месяцев подряд. К концу декабря американцы подали в общей сложности примерно 1,5  миллионов 90 193 новых заявок на открытие перспективного бизнеса, что почти на 205 000 больше, чем в 2019 году. обрести уверенность в поиске новых возможностей для бизнеса.

3 . Этот предпринимательский бум совсем не похож на то, что произошло после последнего экономического кризиса.

Прошлогодний всплеск бизнес-приложений заметно отличается от того, что произошло во время финансового кризиса 2007–2009 годов. К 2008 г., концу первого полного года Великой рецессии, количество бизнес-приложений, которые могут стать потенциальными работодателями, сократилось почти на 230 000 по сравнению с уровнем 2007 г.

Во многих отношениях спад в формировании бизнеса во время Великой рецессии более интуитивен, чем то, что произошло в 2020 году: в большинстве рецессий люди испытывают нехватку наличных денег, а финансовые рынки неохотно предоставляют кредиты, что снижает перспективы открытия нового бизнеса.Типичные спады также связаны с гораздо большей среднесрочной и долгосрочной неопределенностью, в то время как многие ожидают, что восстановление после пандемии будет относительно быстрым, даже если цели будут продолжать двигаться.

Другие уникальные аспекты текущей рецессии могут помочь объяснить необычную тенденцию 2020 года в формировании бизнеса. Поскольку этот экономический спад был вызван кризисом в области общественного здравоохранения (в отличие, например, от обвала рынка жилья в 2007–2009 годах), экономические основы остаются сильными для многих отраслей и домохозяйств, особенно для тех, у кого более высокие доходы.Финансовая система оставалась здоровой, цены на жилье и активы росли, а кредит продолжал поступать на протяжении всей рецессии, вызванной пандемией. Источники капитала, которые подпитывают предпринимательство, и базы активов, которые смягчают связанные с этим риски, были изолированы от экономических последствий COVID-19. Огромное количество стимулов, безусловно, также помогло.

Дополнительные объяснения могут лежать вне финансовых рынков. Постоянно углубляющаяся интеграция технологий в нашу экономику и общество снизила некоторые барьеры для открытия бизнеса или выбора самозанятости.COVID-19 стал социальным, культурным и эмоциональным потрясением, подобного которому мы не испытывали на протяжении поколений. Стать предпринимателем — это глубоко личное решение, и пандемия, возможно, подтолкнула многих к его принятию.

Однако, в конечном счете, число вероятных работодателей, вероятно, преувеличивает всплеск пандемии в сфере предпринимательства по масштабу, если не по направлению. Более низкие темпы актуализации бизнеса в прошлом году — превращение приложений с высоким спросом в настоящие предприятия-работодатели — смягчят наследие года в общем количестве созданных новых предприятий.

4. Заявки от предприятий розничной торговли показали самый большой скачок по сравнению с предыдущим годом: до 54 процентов.

Новые бизнес-приложения в секторе розничной торговли выросли на 54 процента в период с 2019 по 2020 год, что значительно больше, чем в любой другой отрасли, согласно единовременному выпуску подробных данных на уровне отрасли за октябрь. Этот всплеск розничной торговли был в основном обусловлен подсектором «розничная торговля вне магазинов», который вырос на 77 процентов по сравнению с 2019 годом.Розничные продавцы, не являющиеся магазинами, обычно продают товары через Интернет или доставляют их напрямую своим клиентам, и всплеск в этом секторе интуитивно понятен, учитывая, как пандемия изменила модели потребления. Тем не менее, розничные продавцы, не работающие в магазинах, в подавляющем большинстве случаев относятся к тем типам предприятий, которым не хватает оплачиваемых сотрудников: согласно анализу переписи населения, в 2018 году более 90 процентов розничных продавцов, не являющихся магазинами, не являлись предприятиями-работодателями.

Важно отметить, что этот всплеск распространяется не только на розничную торговлю, но и на многие отрасли, некоторые из которых могут с большей вероятностью нанимать сотрудников.Из 19 основных отраслевых секторов, выявленных переписью населения, в 16 из них или 84 процента наблюдался чистый рост новых бизнес-приложений в период с 2019 по 2020 год. Более того, 13 из 19 (68 процентов) выросли более чем на 10 процентов. . Среди этих других бурно развивающихся секторов были другие услуги (общая категория, которая включала бы услуги личной гигиены и услуги прачечной), оптовая торговля, а также перевозки и грузоперевозки , которые выросли на 31 процент, 29 процентов и 27 процентов, соответственно.Рост в этих секторах, вероятно, отражает изменения в поведении и рост спроса на обслуживание надомной экономики.

Тем не менее, бум предпринимательского брожения распространился не на все отрасли: бизнес-приложения в секторе недвижимости и в нефтегазодобывающей промышленности упали на 11 и 24 процента соответственно. Некоторыми потенциальными причинами этого снижения могут быть сбои на рынке коммерческой недвижимости (поскольку центральные деловые районы опустели и компании перешли на удаленную работу), а также падение спроса на определенные источники энергии в результате сокращения поездок.Независимо от точной причины, очевидно, что некоторые секторы, по-видимому, лучше других могут воспользоваться преимуществами экономической перестройки пост-COVID-экономики.

5. Бизнес Количество заявок в четырех юго-восточных штатах выросло более чем на 30 процентов, тогда как в трех тихоокеанских северо-западных штатах произошло чистое снижение.

Распределение приложений с высоким спросом было неравномерным как по отраслям, так и по штатам.Бизнес-заявки от потенциальных работодателей в четырех юго-восточных штатах (Алабама, Джорджия, Луизиана и Миссисипи) выросли больше всего по всей стране, при этом рост в каждом штате превысил 30 процентов. Точно так же в штатах Rust Belt, таких как Огайо, Мичиган и Индиана, также наблюдался один из самых больших всплесков новых бизнес-приложений. Напротив, во всех штатах на северо-западе Тихого океана (Аляска, Орегон и Вашингтон) было зафиксировано годовое снижение.

На карте всплеска новых бизнес-приложений в 2020 году возникает несколько вопросов, на которые трудно ответить с помощью доступных данных (например, у нас нет отраслевых данных по штатам).Некоторые обычные объяснения изменчивости, такие как высокий прирост населения, похоже, неприменимы к лидерам 2020 года. В нескольких штатах, которые на раннем этапе сильно пострадали от пандемии и в которых были введены одни из самых строгих карантинных мер, наблюдался спад новых бизнес-приложений (например, в Вашингтоне), в то время как в других наблюдался бум (например, в Мичигане). Штаты Среднего Запада и Юго-Востока, находящиеся на пересечении национальных моделей распределения, могут извлечь выгоду из пандемического стимулирования логистического бизнеса, в то время как штаты с другой отраслевой специализацией (например,g., энергетический сектор Луизианы или зависимость Невады от туризма), похоже, не оправдывают ожиданий.

Могут быть проблемы с определениями. Как упоминалось выше, существует множество факторов, которые перепись использует для определения вероятного бизнеса работодателя. Одним из таких факторов является отрасль предлагаемого бизнеса; в частности, все производственные приложения помечены как вероятные работодатели, а производство сгруппировано в Поясе Ржавчины и Поясе Солнца.

Временные эффекты также могут объяснить большую часть региональности данных.Например, в разгар рецессии (с середины апреля до начала июня) общенациональные бизнес-приложения сократились в среднем на 9 процентов. Для штатов Новой Англии и Средней Атлантики ситуация была особенно ужасной: Массачусетс, Род-Айленд, Нью-Гэмпшир, Коннектикут и Нью-Йорк лидировали по стране, сократив количество бизнес-приложений более чем на 15 процентов за этот период. В других штатах, в том числе в штатах, завершивших год с наибольшим годовым приростом, таких как Миссисипи, Джорджия и Луизиана, в самый тяжелый период пандемии наблюдалось гораздо более мягкое снижение количества бизнес-приложений, составившее менее 5 процентов.Темпы роста каждого штата на конец года следует рассматривать в контексте относительного размера ямы, из которой им нужно было выкопать.

Хотя всплеск новых бизнес-приложений, безусловно, является многообещающим, только время покажет, сколько из этих выражений предпринимательских намерений действительно превратятся в новые предприятия и сколько из них выживут. В 2020 году почти наверняка произошел всплеск числа стартапов, предоставляющих рабочие места, даже если это число, вероятно, будет меньше огромного всплеска, предполагаемого только количеством заявок, из-за явно более медленной скорости перехода от приложения к реальному бизнесу.

Дополнительные неизвестные повлияют на развитие тенденции формирования бизнеса. Многие из новых предпринимателей, охваченных данными, могут найти возможности в условиях кризиса, но другие могут уйти из бизнеса по собственному желанию из-за необходимости. Такие предприниматели с меньшей вероятностью создадут фирмы-работодатели, которые будут способствовать быстрому восстановлению рабочих мест, и их бизнес может исчезнуть, как только рынок труда восстановится и снова откроются более традиционные возможности трудоустройства. Несмотря на эти неопределенности в данных, ясно одно: сохранение этого здорового роста предпринимательства до 2021 года будет иметь жизненно важное значение для размещения U.S. экономика на пути к успешному восстановлению и адаптации к любым новым нормам, которые ждут впереди.

Перебои в работе из-за социального дистанцирования

Abstract

Меры социального дистанцирования могут быть эффективными против эпидемий, но потенциально вредны для экономики. Компании, которые в значительной степени полагаются на личное общение или физическую близость при производстве продукта или предоставлении услуги, особенно уязвимы.Однако нет систематических данных о роли человеческих взаимодействий в различных сферах бизнеса и о том, какие из них будут наиболее ограничены социальным дистанцированием. Здесь мы приводим теоретически обоснованные показатели зависимости предприятий США от человеческого взаимодействия с разбивкой по отраслям и географическим регионам. Мы обнаружили, что до того, как разразилась пандемия, 43 миллиона рабочих работали по профессиям, которые в значительной степени зависят от личного общения или требуют непосредственной физической близости с другими работниками. С тех пор многие из этих рабочих потеряли работу.В соответствии с нашей моделью потери рабочих мест были самыми большими в секторах, которые в значительной степени зависят от контактов с клиентами и где эти контакты сократились больше всего: розничная торговля, отели и рестораны, искусство и развлечения и школы. Наши результаты могут помочь в количественной оценке экономических издержек социального дистанцирования.

Образец цитирования: Корен М., Петё Р. (2020) Нарушения работы бизнеса из-за социального дистанцирования. ПЛОС ОДИН 15(9): е0239113. https://doi.org/10.1371/journal.pone.0239113

Редактор: Федерика Анджели, Йоркский университет, СОЕДИНЕННОЕ КОРОЛЕВСТВО

Поступило: 28 марта 2020 г .; Принято: 31 августа 2020 г .; Опубликовано: 18 сентября 2020 г.

Copyright: © 2020 Koren, Pető.Это статья с открытым доступом, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution License, которая разрешает неограниченное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии указания автора и источника.

Доступность данных: Данные о мобильности, используемые в этой статье [21], являются собственностью, но могут быть получены бесплатно для исследований, связанных с COVID-19, от Консорциума COVID-19. Авторы не связаны с этим консорциумом. Исследователи, заинтересованные в доступе к данным, могут подать заявку по адресу https://www.safegraph.com/covid-19-data-consortium (менеджер данных: Росс Эпштейн, [email protected]). После подписания Соглашения о данных доступ предоставляется в течение нескольких дней. Консорциум не требует соавторства и не рецензирует и не утверждает результаты исследований перед публикацией. Используемые файлы данных: /monthly-patterns /patterns backfill/2020/05/07/12/2020/02/ Patterns-Part [1–4].csv.gz (Monthly Places Patterns за февраль 2020 г., опубликовано 7 мая 2020 г.), /monthly-patterns/patterns/2020/06/05/06/patterns-part [1–4].csv.gz (Monthly Places Patterns за февраль 2020 г., опубликовано 5 июня 2020 г.) и /core/2020/06/Core-USA-June2020-Release-CORE POI-2020 05-2020-06-06.zip (основные места для июнь 2020 г., выпущено 6 июня 2020 г.). Консорциум COVID-19 будет держать эти файлы данных доступными для исследователей. Авторы будут помогать с любыми разумными попытками воспроизведения в течение двух лет после публикации. Код и все другие данные, лежащие в основе нашего анализа, лицензированы для публичного использования и доступны на Zenodo по адресу http://doi.org/10.5281/zenodo.4016325.

Финансирование: Автор(ы) не получали специального финансирования для этой работы.

Конкурирующие интересы: Авторы заявили об отсутствии конкурирующих интересов.

Введение

Меры социального дистанцирования являются эффективными нефармацевтическими мерами против быстрого распространения эпидемий [1–4]. Многие страны приняли такие меры, как закрытие школ, запрет на массовые собрания и ограничения на магазины и транспорт, не являющиеся предметами первой необходимости, чтобы замедлить распространение пандемии коронавируса 2019–2020 годов [5–8].Каковы экономические последствия таких мер социального дистанцирования? Какие предприятия больше всего пострадали от ограничений?

В предыдущих исследованиях была проанализирована эффективность мероприятий по социальному дистанцированию для снижения распространения эпидемий с использованием испанского гриппа 1918 года в США [1–3] и сезонных вирусных инфекций во Франции [9]. Однако наши знания об экономических последствиях ограничены [10]. Для этого вопроса прошлые данные могут быть менее актуальными, поскольку важность личного общения неуклонно возрастала за последние 100 лет в связи с урбанизацией [11, 12], а также увеличивалась специализация в бизнес-услугах [13, 14].Даже если достижения в области информационных и коммуникационных технологий сделали все более возможным общение с коллегами и клиентами без необходимости физического взаимодействия лицом к лицу, личные контакты по-прежнему неизбежны в некоторых отраслях [15, 16].

Отправной точкой этой статьи является наблюдение, что многие отрасли в значительной степени полагаются на личное общение в производственном процессе [17, 18]. Мы создаем модель общения, чтобы понять, как ограничение личного общения увеличивает производственные затраты.Без социального дистанцирования работники специализируются на узком круге задач и взаимодействуют с другими работниками, выполняющими другие задачи. Такое разделение труда снижает издержки производства, но требует частых контактов между работниками. В модели количество контактов на одного работника наиболее часто встречается в компаниях, где важно разделение труда. Когда личное общение ограничено, именно эти предприятия страдают больше всего.

Чтобы измерить сбои в бизнесе из-за социального дистанцирования, мы обратимся к последним данным об описании задач каждой профессии [19], точному географическому положению несельскохозяйственных предприятий в США.S. [20] и модели мобильности клиентов [21]. Построим три группы занятий. Во-первых, некоторые профессии требуют личного общения несколько раз в неделю с другими работниками. Примеры этих профессий , требующих интенсивной командной работы, включают техническое обслуживание, профессию, связанную с личным уходом, и специалистов в области здравоохранения. Другие профессии требуют частого личного контакта с клиентами. Розничные продавцы, социальные работники, официанты и официантки являются примерами таких 90 427 профессий, ориентированных на клиентов.Третьей группе работников может потребоваться физическая близость друг к другу, даже если они не общаются друг с другом, например, для управления оборудованием или доступа к ключевым ресурсам. Примерами таких профессий, требующих физического присутствия , являются водители и операторы машин, особенно в горнодобывающей промышленности и на водном транспорте, где обычна стесненная рабочая среда. С помощью наших показателей уровня занятости мы стремимся охватить рабочие места, которые менее эффективно выполнять из дома. Мы проверяем наши индексы с помощью Американского опроса об использовании времени (ATUS) [22], в котором прямо задается вопрос о возможности работы из дома.

Чтобы изучить, как изменились модели взаимодействия в США во время пандемии Covid-19, мы используем данные о мобильности клиентов из SafeGraph [21]. Этот набор данных измеряет количество посещений предприятия в данном месяце, полученное из нескольких приложений для мобильных телефонов и предоставленное исследователям в анонимной форме. Мы изучаем, как сокращение количества посещений клиентов коррелирует с изменениями в отраслевой занятости.

Модель общения

Когда работники общаются друг с другом, они могут более эффективно разделить труд.Производство включает в себя последовательное выполнение задач, проиндексированных как z ∈ [0, 1]. Один рабочий может выполнять целый ряд задач, но есть преимущество в специализации и разделении труда [23, 24]. Стоимость труда работника, выполняющего Z < 1 меру задач, составляет Z 1+ γ / γ , где γ > 0 отражает выгоды от разделения труда. Как мы покажем ниже, чем выше γ , тем более специализированным будет каждый рабочий в более узком наборе задач.Без ограничения общности нормируем ставку заработной платы рабочих к единице, чтобы все затраты выражались относительно заработной платы рабочих.

После выполнения комплекса задач Z рабочий передает незавершенный продукт другому рабочему. Это имеет стоимость τ , что может отразить стоимость общения и взаимодействия между работниками. После того, как все задачи выполнены, необходим еще один этап коммуникации стоимостью τ для доставки товара покупателю.Эта стоимость приводит к внешнему эффекту Маршалла, когда фирмы хотят быть ближе к своим клиентам, а клиенты хотят быть ближе к своим поставщикам [25, 26].

Фирма оптимально решит, как распределить задачи между работниками. Ключевым компромиссом является экономия на стоимости связи при использовании разделения труда [24]. Обозначим через n количество рабочих, вовлеченных в производственный процесс. Поскольку рабочие симметричны, каждый выполняет Z = 1/ n задач, прежде чем передать работу следующему рабочему.В производстве задействованы н − 1 «контакты» (экземпляры связи) и есть дополнительный контакт с заказчиком.

Рис. 1 иллюстрирует разделение труда между работниками. Горизонтальное движение представляет производство по ряду задач ( Z = 1/ n ), вертикальное движение представляет собой взаимодействие ( τ ). Отметим три возможных интерпретации нашей модели. Во-первых, когда рабочие работают в командах, они могут эффективно распределять труд между собой (рисунок А).Преимущество более крупной команды заключается в лучшей специализации. Юридические фирмы, управленческие команды и фирмы, предоставляющие ИТ-услуги, являются яркими примерами предприятий, где интенсивное общение приводит к узкой специализации [27]. Во-вторых, в общении может участвовать клиент (панель B). Преимущество более частого взаимодействия с клиентом заключается в том, что продукт или услуга лучше соответствуют его потребностям. Рестораны, салоны красоты, персональные и социальные службы требуют такого частого взаимодействия именно потому, что их обслуживание настолько индивидуально.В-третьих, работникам может потребоваться доступ к ключевому физическому ресурсу (панель C). В этом случае, даже если они не общаются, к ним могут быть применены меры социального дистанцирования. Например, операторы машин, водители транспортных средств или рабочие на нефтяной вышке очень привязаны к ключевому ресурсу для выполнения своей работы. Ключевое предположение, стоящее за всеми тремя интерпретациями, заключается в том, что частое взаимодействие повышает производительность, независимо от того, происходит ли это между рабочими, между рабочими и клиентами или между рабочими и машинами.

Рис. 1. Модели взаимодействия на рабочем месте.

Горизонтальное движение представляет собой производство, вертикальное движение представляет собой взаимодействие. (A) Каждый рабочий W работает над диапазоном 1/ n задач, выполняя работу n − 1 раз. (B) Работник W и клиент C часто общаются. (C) Каждому работнику W необходим физический доступ к ключевому ресурсу R.

https://doi.org/10.1371/journal.pone.0239113.g001

Тогда задача минимизации затрат фирмы может быть записана как функция только от количества контактов, (1) где общие затраты на связь составляют , а производственные затраты составляют nZ 1+ γ / γ , где Z = 1/ n .

Учитывая строгую выпуклость этой функции стоимости и игнорирование целочисленных проблем, условие первого порядка необходимо и достаточно для оптимума, (2)

Количество рабочих контактов уменьшается в стоимости связи, выраженной по отношению к заработной плате работника. Когда важно разделение труда, γ велико, и количество контактов не очень сильно зависит от затрат на связь.

Общие затраты на производство одного товара можно рассчитать, подставив (2) в (1), (3) где х = γ /(1+ γ ) ∈ (0, 1) измеряет важность разделения труда.Эта функция удельных издержек такая же, как если бы работники и коммуникации были взаимозаменяемы в производственной функции по методу Кобба-Дугласа. Действительно, х фиксирует долю затрат, связанных с коммуникацией, и может быть соответствующим образом откалиброван.

Социальное дистанцирование

Мы изучаем эффект социального дистанцирования, которое снижает количество личных контактов до некоторой экзогенной величины N . Это может быть предписано правительственными распоряжениями о закрытии определенных предприятий или о пребывании дома.Но это также может быть результатом добровольного социального дистанцирования в ответ на риск заражения.

Оптимальное количество контактов без социального дистанцирования определяется уравнением (2). Фирмы с n * > N ограничены социальным дистанцированием. Их удельная стоимость увеличится до c ′ = + N γ / γ , что больше оптимальной стоимости, (4)

Первый член средневзвешенного значения меньше единицы, что означает снижение затрат на связь при снижении количества контактов.Второй член больше единицы из-за того, что каждый рабочий должен выполнять более широкий круг задач, чем раньше, и они теряют преимущество специализации. Поскольку n * — это коммуникационный выбор фирмы, минимизирующий затраты, второй член доминирует, а производственные затраты увеличиваются при социальном дистанцировании.

Данные и методология

Чтобы оценить потенциальные нарушения социального дистанцирования, нам нужна мера важности взаимодействия между работниками (соответствует х в модели) и его изменение (зафиксированное соотношением N / n *).

Пусть ξ o обозначает показатель, равный единице, если занятие o интенсивно взаимодействует, и нулю в противном случае. Для индустрии I , χ I 9193 = Σ o S S 9193 ξ o Организация доли работников в затронутых профессиях, с с io Обозначает долю занятости в профессии o в промышленности i .

Мы используем Сеть информации о профессиях (O*NET) [19] для измерения характеристик данной профессии, аналогично предыдущим исследованиям [15, 28–32]. Набор данных O*NET содержит подробные стандартизированные описания почти 1000 профессий по восьми параметрам. Мы фокусируемся на характеристиках работы, связанных с недавними мерами социального дистанцирования, в то время как предыдущая работа была сосредоточена в основном на измерении офшорности данных задач [28, 29].

Вмешательства по социальному дистанцированию ограничивают взаимодействие между людьми и регулируют физическую близость между людьми.Таким образом, мы сосредоточимся на трех связанных характеристиках работы, основанных на рабочем контексте и рабочей деятельности, описанной в O*NET. Первые два показателя показывают, насколько коммуникабельна работа. Коммуникация может быть двух типов: внутренняя коммуникация с коллегами ( командная работа ) или внешняя прямая коммуникация с клиентами ( общение с клиентами ). Третий показатель учитывает возможность того, что работникам может потребоваться физическая близость друг к другу, даже если они не общаются.Мы создаем индекс, который показывает, насколько важно физическое присутствие для выполнения данной работы. В таблице 1 подробно описаны конкретные индексы O*NET, влияющие на каждую из трех наших мер. Поскольку меры социального дистанцирования ограничивают только личное общение, для индексов общения мы требуем, чтобы необходимое личное общение происходило не реже нескольких раз в неделю. Встречи лицом к лицу часто можно заменить более структурированным общением, для которого работа из дома не так разрушительна.Чтобы учесть эту возможность, мы классифицируем занятия только как требующие интенсивной командной работы или ориентированные на клиентов, где и электронные письма, и письма, и записки являются менее частыми формами общения, чем личные встречи. Это исключает большинство менеджеров и некоторые бизнес-услуги. Точно так же для физического присутствия нам требуется, по крайней мере, определенная степень близости к другим работникам, что соответствует работе в общем офисе.

Мы объединяем меры в 6-значные коды занятий (Стандартная классификация занятий; 2010-SOC).У нас есть информация о важности командной работы, контактов с клиентами и физического присутствия для 809 профессий в кодах SOC 2010.

Командная работа и контакты с клиентами тесно взаимосвязаны (рис. 2), но концептуально различаются. В то время как все медицинские профессии требуют командной работы и контакта с клиентами, супервайзеры обычно работают в командах, но не часто общаются напрямую с клиентами. Операторы машин и производственные рабочие в целом находятся в нижней части обоих распределений.Поскольку менеджеры могут заменить личное общение электронными письмами, в соответствии с нашим определением они в целом не считаются занятиями, требующими интенсивной командной работы. Учитывая высокую корреляцию между двумя типами общения, мы часто ссылаемся на профессий с интенсивным общением , которые либо требуют интенсивной командной работы, либо ориентированы на клиентов.

С помощью наших показателей на уровне занятий мы стремимся охватить виды деятельности, требующие частого личного контакта. Мы исходим из того, что эти действия не могут быть эффективно выполнены из дома.Чтобы проверить это предположение, мы используем данные Американского исследования использования времени (ATUS) [22], в ходе которого работников напрямую спрашивают, могут ли они работать из дома. На рис. 3 показана наша мера интенсивности клиентов для каждой профессии в сравнении с долей работников, сообщивших в ATUS, что они могут работать из дома (темные кружки). Действительно, в большинстве профессий, ориентированных на клиентов, очень мало работников, которые могут работать из дома. Картина изменится, если мы посмотрим на профессии, которые больше полагаются на электронную почту, письма и заметки для общения с клиентами (светлые полые кружки).Большинство этих работников могут работать из дома. Интересно, что для каждой степени работы из дома (горизонтальная ось) существует достаточная вариация важности контакта с клиентом (вертикальная ось). Те же самые закономерности можно наблюдать для занятий, требующих интенсивной работы в команде (рис. 4). Это позволяет сделать вывод, что отказ от занятий, основанных в основном на электронной почте, письмах и заметках, достаточен, чтобы контролировать возможность работать из дома.

Рис. 3. Работники, работающие с клиентами и взаимодействующие лицом к лицу, редко могут работать из дома.

Закрашенные кружки обозначают занятия, в которых личные контакты важнее, чем электронная почта и записки. Полые кружки обозначают занятия, в которых электронная почта и заметки более важны, чем личные контакты. Индексы строятся, как описано в основном тексте.

https://doi.org/10.1371/journal.pone.0239113.g003

Рис. 4. Работники с интенсивным коллективным трудом и общением лицом к лицу редко могут работать из дома.

Закрашенные кружки обозначают занятия, в которых личные контакты важнее, чем электронная почта и записки.Полые кружки обозначают занятия, в которых электронная почта и заметки более важны, чем личные контакты. Индексы строятся, как описано в основном тексте.

https://doi.org/10.1371/journal.pone.0239113.g004

Имея в наличии проверенные меры занятости, наш следующий шаг – рассчитать для каждого сектора долю работников, чья работа требует высокого уровня командной работы, клиент контакт и физическое присутствие. Мы используем ту же отраслевую разбивку, что и Текущая статистика занятости (CES) [33].Поскольку все индексы являются абсолютными значениями от 0 до 100, мы используем 62,5 в качестве отсечки, чтобы определить работу, связанную с интенсивной командной работой, интенсивным контактом с клиентами или работу, требующую физического присутствия работника. Структура занятий по отраслям получена из официальной матрицы «отрасль-занятость» [34], мы используем статистику занятости по отраслям-занятиям за февраль 2020 г.

Судя по доле соответствующих профессий в занятости в отрасли, наиболее трудоемкими секторами являются, например, «Больницы», «Жилье» и «Кино- и звукозаписывающая промышленность».Напротив, командная работа не важна в таких секторах, как «Лесное хозяйство и лесозаготовки» и «Рыболовство, охота и отлов». Контакт с клиентами актуален в таких секторах, как «Больницы» и «Розничная торговля», но не актуален для секторов «Автоперевозки» и «Лесное хозяйство и лесозаготовки». Физическое присутствие актуально в таких секторах, как «Автоперевозки», «Ремонт и техническое обслуживание», горнодобывающая промышленность в целом, но не актуально в секторах финансов и информационных технологий.

«Больницы» получили высокие оценки по всем трем параметрам, потому что общение в медицинских бригадах и с пациентами очень важно, а врачи и медсестры работают в непосредственной близости друг от друга.Тем не менее, мы исключаем этот сектор из анализа из-за его неизбежной непосредственной роли в борьбе с эпидемией, которая плохо отражена в простой модели коммуникации.

Чтобы измерить, как количество взаимодействий изменилось из-за социального дистанцирования, мы используем данные SafeGraph [21], компании данных, которая собирает анонимные данные о местоположении из многочисленных приложений, чтобы получить представление о физических местах. Чтобы повысить конфиденциальность, SafeGraph исключает информацию о группе блоков переписи, если менее пяти устройств посетили заведение в месяц из данной группы блоков переписи.

Мы используем файл Monthly Patterns, который фиксирует количество посещений мобильными устройствами в выборке более 4 миллионов точек интереса (POI) в каждом месяце. Каждой POI назначается определенный адрес, включая почтовый индекс и 6-значный код NAICS. Поскольку пандемия поразила разные регионы США в разное время, мы используем как отраслевые, так и региональные данные о мобильности клиентов. Мы агрегируем ежемесячные посещения по 3-значному коду NAICS и почтовому индексу. Это позволяет нам измерить, насколько, например, сократилось количество посещений магазинов одежды в центре Манхэттена.

Мы измеряем процентное изменение количества посещений в период с февраля по май 2020 года. Если в ячейке ZIP отрасли было зафиксировано менее десяти посещений в любом месяце или когда данные о посещениях отсутствуют в SafeGraph, мы заменяем изменение числа посещений средним значением почтовый индекс.

Чтобы проверить данные о мобильности клиентов, мы проверяем расположение секторов в данных бизнес-модели округа (CBP) за 2017 год [20]. Для более точного пространственного разрешения мы используем данные, сгруппированные по областям табуляции почтовых индексов.CBP перечисляет количество заведений определенного размера для каждого почтового индекса и отраслевого кода NAICS. Мы оцениваем занятость в каждой отрасли по каждому почтовому индексу, чтобы иметь возможность вычислить взвешенные по занятости средние национальные значения интересующей нас статистики.

Поскольку размеры предприятий указаны в ячейках (например, 1–4 сотрудника), мы берем среднюю точку каждой ячейки в качестве расчетной занятости (например, 2,5 работника). В отношении малых предприятий и почтовых индексов в переписи не включаются некоторые категории размеров для защиты конфиденциальности предприятий.Мы исчисляем занятость на этих предприятиях на основе национального распределения по размеру предприятий в той же отрасли NAICS. Наша оценка занятости на уровне отрасли является очень хорошим приближением к официальной статистике занятости [33]. Корреляция между нашими оценками, основанными на CBP, и занятостью, указанной в CES, составляет 0,98.

Контрфактические расчеты

Чтобы оценить величину эффекта социального дистанцирования, мы вычислили эффект снижения числа контактов между клиентом и работником.В то же время мы позволяем правительству ввести пропорциональную субсидию на заработную плату λ, чтобы помочь компенсировать издержки от более низкого взаимодействия. При этой субсидии стоимость труда составит (1 − λ).

Мы спрашиваем, какой уровень λ точно компенсирует предприятиям нарушение связи, вызванное социальным дистанцированием. При уменьшении взаимодействий N < n * затраты на производство возрастают. Мы вычисляем субсидию λ, которая, будучи предоставленной каждому работнику, точно компенсировала бы увеличение затрат.Таким образом, предприятию не пришлось бы увольнять никого из своих работников. Цель этого упражнения состоит не в том, чтобы оценить какую-либо конкретную политику поддержки занятости, а в том, чтобы получить представление о масштабах сбоев в бизнесе.

Используя изменение стоимости в уравнении 4, мы можем выразить компенсационную субсидию на оплату труда в отрасли i в регионе r как (5)

Мы калибруем, чтобы соответствовать количеству посещений клиентами предприятий промышленности и с почтовым индексом r в феврале 2020 года, предполагая, что эти посещения были оптимальными до того, как пандемия поразила США.S. Новое количество посещений, N it , будет откалибровано по количеству посещений клиентов в мае 2020 года. изменение контактов. Нижние индексы отмечают, что доля общения зависит от отрасли, а изменение контактов зависит как от отрасли, так и от региона.

Чтобы откалибровать важность общения х i , обратите внимание, что это доля затрат на общение, и ее можно соответствующим образом откалибровать с долей занятости в профессиях с интенсивным общением в промышленности i .Затем мы вычисляем компенсирующую субсидию на заработную плату для каждой отрасли в каждом почтовом индексе, используя уравнение 5. Мы сообщаем средневзвешенные значения этого показателя по секторам и местам.

Результаты

В таблице 2 представлены пять ведущих и пять последних отраслей по двузначным отраслям NAICS, отсортированные по проценту работников в профессиях с интенсивным общением, за исключением больниц и клиник. В различных отраслях розничная торговля, услуги по размещению и питанию, искусство, развлечения и отдых имеют наибольшую долю работников, интенсивно использующих общение, более 35 процентов.Информационные, транспортные, производственные, профессиональные, научно-технические службы и отрасли сельского хозяйства в меньшей степени зависят от личного общения. Эта неоднородность между отраслями важна для понимания эффекта мер социального дистанцирования.

В таблице 3 представлены результаты регрессии логарифмического изменения занятости в отрасли в период с февраля по май 2020 года по нашим индексам социального дистанцирования. Каждая регрессия оценивается с помощью невзвешенного обычного метода наименьших квадратов. Во всей несельскохозяйственной экономике занятость снизилась на 13% (без учета сезонных колебаний) [33].

Как видно из столбца 1, падение было больше в отраслях с большей долей работников, работающих с клиентами. Нет существенной корреляции между долей работников, выполняющих работу, требующую интенсивного командного труда, или долей работников, требующих физического присутствия для выполнения своей работы, и потерями рабочих мест. В столбце 2 мы контролируем изменение в журнале посещений клиентов. Действительно, изменения в количестве посещений клиентов положительно коррелируют с изменениями в сфере занятости (оба показателя снижаются в большинстве наших отраслей). В столбце 3 мы вводим взаимодействия с изменением количества посещений клиентов (в качестве прокси для ln( N / n *)) и доли работников связи (в качестве прокси для х ).Как и предсказывает модель, сокращение количества посещений клиентов оказывает наибольшее влияние на занятость в секторах, где доля работников, работающих с клиентами, самая высокая.

Как видно из приведенных выше результатов регрессии, наибольшее снижение отраслевой занятости наблюдается в тех секторах, где доля работников, работающих с клиентами, самая высокая. Поэтому мы используем долю работников, работающих с клиентами, для следующего анализа.

В откалиброванной модели социальное дистанцирование, имевшее место в период с февраля по май 2020 года, будет компенсировано 39.9-процентная субсидия на заработную плату. Однако компенсационная субсидия на заработную плату распределяется по отраслям неравномерно. Розничная торговля, где визиты клиентов практически прекратились, потребует субсидирования заработной платы в размере 234 процентов. Напротив, компенсирующая субсидия на заработную плату в сельском хозяйстве, на транспорте и в обрабатывающей промышленности составит менее 2 процентов (таблица 4).

Обсуждение и выводы

Основными издержками социального дистанцирования в нашей модели является недостаточное разделение труда. Этот механизм мотивирован [23] и отражает тот же компромисс, что и [24].Наш вклад заключается в указании функции стоимости таким образом, чтобы ее можно было легко сопоставить с данными.

В более широком смысле наш аргумент заключается в том, что частое взаимодействие повышает производительность независимо от того, происходит ли это между рабочими, между рабочими и клиентами или между рабочими и машинами. В основной части эмпирического анализа мы сосредоточились только на первых двух типах взаимодействий, а о третьем умолчали. Но меры социального дистанцирования также затрагивают секторы, где работникам необходимо находиться в физической близости друг от друга, даже если они не общаются, например, для управления оборудованием или доступа к ключевым ресурсам.Это относится к таким секторам, как «Горное дело, разработка карьеров, добыча нефти и газа» и «Транспорт», но не относится к таким секторам, как «Финансы и страхование» и «Профессиональные, научные и технические услуги».

Социальное дистанцирование в большей или меньшей степени коснется всех секторов. Некоторые секторы пострадали от вмешательства из-за ограничения личного общения, другие пострадали из-за ограничения физической близости людей. Некоторые сектора менее затронуты во всех аспектах.Примеры включают «Рыболовство, охота и звероловство», «Печать и связанная с ними вспомогательная деятельность» и производство в целом.

Наши результаты согласуются с результатами параллельного исследования общих экономических последствий пандемии коронавируса с использованием данных O*NET. Недавнее исследование показало, что около 34 процентов рабочих мест в США можно выполнять из дома [15]. Однако, как показывает наш анализ, даже среди профессий, не подпадающих под эту категорию, некоторые из них больше подвержены риску социального дистанцирования, чем другие.Доля работников, работающих в непосредственной близости от других людей, аналогична другим недавним оценкам [31]. Работники этой группы оказались наиболее уязвимыми по широкому спектру социально-экономических показателей [30, 32]. Мы вносим свой вклад в эту работу, (i) создавая модель, чтобы понять, как меры социального дистанцирования влияют на производство, (ii) определяя три группы профессий, на которые влияет социальное дистанцирование, и (iii) проверяя нашу модель с помощью данных о посещениях клиентов и занятости.

Мы видим три направления дальнейших исследований.Первый касается взаимодействия между отраслями и регионами. Всякий раз, когда производительность в каком-либо бизнесе падает, этот шок может распространяться на его покупателей и поставщиков. Таким образом, совокупные последствия эпидемии будут регулироваться взаимосвязями «затраты-выпуск» между секторами, регионами и странами [35–38].

Второе и третье направления касаются долгосрочной реакции предприятий, поскольку они пытаются стать более устойчивыми к таким потрясениям в будущем. Сохранится ли доля телекоммуникаций большой в долгосрочной перспективе, в решающей степени зависит от того, насколько легко они заменяют личное общение.Предыдущая работа показала, что общение лицом к лицу более эффективно при высокоинтенсивном общении, что особенно полезно для преодоления проблем со стимулами в совместном производстве [39, 40]. Данные об интернет-потоках показывают, что телекоммуникации не являются хорошей заменой личных встреч [41]. Ни в одной из этих статей не обсуждаются нарушения мер социального дистанцирования.

В-третьих, предприятия могут изменить свое местоположение в ответ на предполагаемые угрозы и сбои. Эпидемии оказывают непропорционально сильное воздействие на города.Таким образом, вполне возможно, что в постпандемическом пространственном равновесии (здесь это не моделируется, но см. [18]) агломерационная надбавка падает, и фирмы считают менее привлекательным размещаться в городах. Острая точка сравнения — возросшая угроза терроризма в крупных городах после разрушительных нападений на Нью-Йорк, Вашингтон, Лондон, Париж, Мадрид, Москву и Мумбаи. Общий вывод об угрозе терроризма состоит в том, что города остались устойчивыми и привлекательными для бизнеса [42, 43]. Мы предполагаем, что эпидемии и социальное дистанцирование могут быть более пагубными для городов, чем террористические угрозы, потому что они разрывают саму ткань городской жизни.Однако у нас есть ограниченные данные, чтобы делать дальнейшие прогнозы.

Дополнительная информация

Данные S1. Воздействие социального дистанцирования по секторам.

Процентная доля работников, занятых в отрасли с интенсивным командным трудом, общением с клиентами и физической близостью. «communication_share» относится к доле работников, которые либо интенсивно работают в команде, либо работают с клиентами. «affected_share» относится к доле работников в любой из трех профессиональных групп.

https://doi.org/10.1371/journal.pone.0239113.s001

(CSV)

Благодарности

Мы благодарим Габора Бекеша, Петера Харастоши, Петера Каради, Балаша Лендьеля, Давида Кристиана Надя, Андреа Вебер, Чарльза Выплоша и двух анонимных рецензентов за комментарии.

Каталожные номера

  1. 1. Bootsma MCJ, Фергюсон Н.М. Влияние мер общественного здравоохранения на пандемию гриппа 1918 года в городах США. Proc Natl Acad Sci. 2007 г.; пмид:17416677
  2. 2. Маркел Х., Липман Х.Б., Наварро Дж.А., Слоан А., Михальсен Дж.Р., Стерн А.М. и др.Нефармацевтические вмешательства, осуществленные городами США во время пандемии гриппа 1918-1919 гг. ДЖАМА. 2007;298(6):644–654. пмид:17684187
  3. 3. Hatchett RJ, Mecher CE, Lipsitch M. Вмешательства в области общественного здравоохранения и интенсивность эпидемии во время пандемии гриппа 1918 года. Proc Natl Acad Sci. 2007;104(18):7582–7587.
  4. 4. Уайлдер-Смит А., Фридман Д.О. Изоляция, карантин, социальное дистанцирование и сдерживание сообщества: ключевая роль мер общественного здравоохранения старого образца во время вспышки нового коронавируса (2019-nCoV).J Travel Med. 2020; 27(2).
  5. 5. Андерсон Р.М., Хестербек Х., Клинкенберг Д., Холлингсворт Т.Д. Как меры по смягчению последствий в странах повлияют на ход эпидемии COVID-19? Ланцет. 2020;.
  6. 6. Коэн Дж., Купфершмидт К. Массовое тестирование, закрытие школ, карантин: страны выбирают тактику в «войне» против коронавируса. Наука. 2020;.
  7. 7. Томпсон С.А., Серкез Ю. Как ваше государство отреагировало на социальное дистанцирование? Нью-Йорк Таймс.2020;.
  8. 8. Мэр де Блазио выпустил новое руководство для жителей Нью-Йорка; 2020 г. https://www1.nyc.gov/office-of-the-mayor/news/173-20/mayor-de-blasio-issues-new-guidance-new-yorkers.
  9. 9. Адда Дж. Экономическая активность и распространение вирусных заболеваний: данные высокочастотных данных. Q J Экон. 2016;131(2):891–941.
  10. 10. Рен-Льюис С. Экономические последствия пандемии. В: Болдуин Р., Ведер ди Мауро Б., редакторы. Экономика во время COVID-19.Лондон, Великобритания: CEPR Press; 2020. с. 109–112.
  11. 11. Хендерсон СП. Города и развитие. J Reg Sci. 2010;50(1):515–540.
  12. 12. Хендерсон В. Урбанизация в развивающихся странах. Данные Всемирного банка Res Obs. 2002;17(1):89–112.
  13. 13. Херрендорф Б., Роджерсон Р., Валентини А. Рост и структурная трансформация. В: Aghion P, Durlauf SN, редакторы. Справочник по экономическому росту. об. 2. Эльзевир; 2014. с. 855–941.
  14. 14. Дуарте М., Рестучча Д.Относительные цены и отраслевая производительность. J Eur Econ Assoc. 2019;
  15. 15. Дингель Дж., Нейман Б. Сколько работ можно выполнять дома? Институт Беккера Фридмана, Чикагский университет; 2020.
  16. 16. Фон Гаудекер Х.М., Холлер Р., Янис Л., Сифлингер Б., Цимпельманн С. Предложение рабочей силы на ранних стадиях пандемии CoViD-19: эмпирические данные о часах, домашнем офисе и ожиданиях. 2020;.
  17. 17. Шарло С., Дюрантон Г. Внешние эффекты коммуникации в городах.J Городской Эконом. 2004;56(3):581–613.
  18. 18. Тиан Л. Разделение труда и производительность Преимущество городов: теория и данные из Бразилии; 2019.
  19. 19. Национальный центр развития O*NET. O*NET OnLine [набор данных]; 2020.
  20. 20. Бюро переписи населения США. Бизнес-модели округа [набор данных]; 2017.
  21. 21. Безопасный график. Паттерны [набор данных]; 2020.
  22. 22. Бюро трудовой статистики США. Американское обследование использования времени [набор данных]; 2018.
  23. 23. Смит А. Исследование о природе и причинах богатства народов (Книга I). Лондон: В. Страхан; Т. Каделл; 1778.
  24. 24. Беккер Г.С., Мерфи К.М. Разделение труда, затраты на координацию и знания. Q J Экон. 1992;107(4):1137–1160.
  25. 25. Маршалл А. Принципы экономики (восьмое издание). Лондон: Макмиллан; 1920.
  26. 26. Кругман П. География и торговля. Кембридж: MIT Press; 1991.
  27. 27.Гарикано Л., Хаббард Т.Н. Специализация, фирмы и рынки: разделение труда внутри и между юридическими фирмами. J Law Econ Орган. 2009;25(2):339–371.
  28. 28. Фирпо С., Фортин Н.М., Лемье Т. Профессиональные задачи и изменения в структуре заработной платы. ИЗА; 2011. 5542.
  29. 29. Аутор Д.Х., Дорн Д. Рост низкоквалифицированных рабочих мест в сфере услуг и поляризация рынка труда США. Am Econ Rev. 2013; 103 (5): 1553–1597.
  30. 30. Джин Б., Макгилл А.Кто подвергается наибольшему риску в условиях кризиса с коронавирусом: 24 миллиона работников с самыми низкими доходами; 2020 г. https://www.politico.com/interactives/2020/coronavirus-impact-on-low-income-jobs-by-occupation-chart/.
  31. 31. Лейбовичи Ф., Сантакреу А.М., Фамильетти М. Социальное дистанцирование и контактно-интенсивные занятия; 2020 г. https://www.stlouisfed.org/on-the-economy/2020/march/social-distancing-contact-intensive-occupations.
  32. 32. Монги С., Вайнберг А. Характеристики работников с низким уровнем удаленной работы и высокой личной близостью; 2020.
  33. 33. Бюро трудовой статистики США. Текущая статистика занятости [набор данных]; 2020.
  34. 34. Бюро трудовой статистики США. Национальная матрица занятости [набор данных]; 2020.
  35. 35. Калиендо Л., Парро Ф., Росси-Хансберг Э., Сарте П.Д. Влияние региональных и отраслевых изменений производительности на экономику США. Национальное бюро экономических исследований, Inc.; 2014. 20168.
  36. 36. Казелли Ф., Корен М., Лисицки М., Тенрейро С.Диверсификация через торговлю. Q J Экон. 2020;135(1):449–502.
  37. 37. Болдуин Р., Томиура Э. Думая заранее о влиянии COVID-19 на торговлю. В: Болдуин Р., Ведер ди Мауро Б., редакторы. Экономика во время COVID-19. Лондон, Великобритания: CEPR Press; 2020. с. 59–61.
  38. 38. Барро Дж. Н., Грасси Б., Сованья Дж. Отраслевые эффекты социального дистанцирования; 2020.
  39. 39. Гаспар Дж., Глейзер Э. Информационные технологии и будущее городов. J Городской Эконом.1998;43(1):136–156.
  40. 40. Сторпер М., Венейблс А.Дж. Buzz: личный контакт и городская экономика. Дж. Экон Геогр. 2004;4(4):351–370.
  41. 41. Куберес Д. Являются ли Интернет и личные контакты дополнением или заменой? Доказательства интернет-трафика между городами; 2013. 2013010.
  42. 42. Глейзер Э.Л., Шапиро Дж.М. Города и война: влияние терроризма на городскую форму. J Городской Эконом. 2002;51(2):205–224.
  43. 43. Харриган Дж., Мартин П.Терроризм и устойчивость городов. Обзор экономической политики. 2002;8(2).

Стартапы во время кризиса – быстрый ответ на пандемию COVID-19

https://doi.org/10.1016/j.jbvi.2020.e00169Получить права и контент

Основные моменты

Мы быстро ответ на экзогенный шок для инновационных стартапов, вызванный вспышкой COVID-19.

Мы используем смешанные методы, сочетающие качественный подход с количественным анализом международных СМИ.

Во-первых, мы определяем трудности, с которыми сталкиваются стартапы из-за кризиса COVID-19.

Во-вторых, мы покажем, как инновационные стартапы справляются с помощью ответов на бриколаж.

В-третьих, мы собираем предлагаемые меры политики, направленные на поддержку стартапов во время кризиса COVID-19.

Abstract

Резюме исследования

Открытие коронавируса (SARS-CoV-2) и распространение COVID-19 побудили многие правительства принять решительные меры.Карантин значительной части общества и экономической жизни стал экзогенным шоком для многих экономических субъектов, не в последнюю очередь для инновационных стартапов. Это исследование быстрого реагирования сочетает в себе качественный дизайн исследования, полученный от участников предпринимательской экосистемы, с анализом политических мер, которые были запрошены, объявлены и реализованы в международной прессе. Интервью из предпринимательской экосистемы предлагают рассказ из первых рук о невзгодах, с которыми сталкиваются стартапы во время кризиса, и о том, как они справляются с помощью бриколажных ответов, а анализ мер политики может послужить источником вдохновения для разработки инициатив поддержки для защиты стартапов от последствий кризиса. текущей блокировки и смягчения последствий будущих кризисов.

Резюме руководства

Меры изоляции в ответ на распространение нового коронавируса угрожают существованию многих инновационных стартапов. Наше исследование быстрого реагирования впервые иллюстрирует проблемы, с которыми сталкиваются предприниматели в результате кризиса.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.