Упадет ли доллар в ближайшее время 2020: инфляция — 20%, доллар — по 110 рублей — Frank RG

Содержание

Хедж-фонды хотят уронить популярные стейблкоины

Инвестиционные фонды ставят на крах привязки Tether, самой популярной валюты для торговли биткоинами, к доллару США. Может ли это сказаться на российских клиентах системы?

Фото: Александр Рюмин/ТАСС

Хедж-фонды рассчитывают на то, что самый крупный стейблкоин в мире Tether подешевеет из-за того, что обеспечивающие его резервы обесценятся или уже обесценились, сообщает The Wall Street Journal. У фондов возникли подозрения, что значительная часть из 24-миллиардного портфеля компании Tether Holdings — это проблемные акции китайских девелоперов и иные сомнительные активы.

Токены Tether эмитируются одноименной гонконгской компанией. Она контролируется владельцами криптобиржи Bitfinex. Идея стейблкоина Tether заключается в том, что он всегда должен стоить один доллар — за счет резервов компании в размере одного доллара на каждый эмитированный токен. Однако сейчас это утверждение ставится под сомнение. Впрочем, это не первая нападка на этот токен. Они проводятся с завидной регулярностью и всегда заканчивались ничем, считает гендиректор «Крипто-А», инвестор и майнер Алена Нариньяни:

Алена Нариньяни гендиректор «Крипто-А», инвестор и майнер

После ограничения на торговлю валютой в России и финансовые транзакции между Россией и Западом популярность стейблкоинов резко выросла. Теоретически все просто — вы покупаете эту криптовалюту в России, а потом продаете ее в любой другой точке мира. На практике — сложнее. Это и надежность посредника, и большие комиссионные, а главное — как потом эти средства опять завести в банковскую систему, подтвердив чистоту их происхождения — то, что называют compliance, говорит гендиректор инвесткомпании «Инфраструктура России» Станислав Машагин:

Станислав Машагин гендиректор инвесткомпании «Инфраструктура России»

Расчет междунарожных хедж-фондов, которые играют на понижение стейблкоинов, строится на том, что самый крупный из них в мире — USDT — подешевеет из-за того, что обеспечивающие его резервы обесценятся. Сейчас его курс действительно stable, то есть стабилен, и составляет ровно один доллар, а USDC, который эмитирует американская Circle Internet Financial Ltd, — 99,94 доллара.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Инфографика — Кто руководил «Северэлектро», «Ошэлектро», «Жалалабатэлектро», «Востокэлектро»? — Tazabek

Tazabek — Деловое издание Tazabek продолжает серию публикаций о руководителях компаний энергетического сектора Кыргызстана.

В прошлых материалах речь шла о главной генерирующей компании — ОАО «Электрические станции», вырабатывающей практически весь объем электроэнергии в стране, и ОАО «Национальная электрическая сеть Кыргызстана», на плечах которого лежит передача выработанной электроэнергии распределительным компаниям.

Теперь настала очередь компаний, поставляющих выработанное электричество в дома и офисы, школы и детские сады, предприятия и производства. Эту роль выполняют распределительные компаний: ОАО «Северэлектро», ОАО «Востокэлектро», ОАО «Жалалабатэлектро», ОАО «Ошэлектро».

В 2001 году эти компании увидели свет за счет реорганизации АО «Кыргызэнерго». Тогда из состава компании вывели имущественные комплексы электрических и тепловых сетей и образовали на их базе акционерные общества «Северэлектро», «Востокэлектро», «Жалалабатэлектро», «Ошэлектро», «Бишкектеплосеть».

В Нацэнергохолдинге объяснили, на что пойдут сэкономленные за счет объединения энергокомпаний средства В ближайшее время планируется завершить новую модернизацию этой часть энергосектора. Если 20 лет назад компании вывели из состава «Кыргызэнерго», то теперь планируется объединить распредкомпании и ОАО «НЭСК» для оптимизации рабочих процессов и сокращения расходов.

В связи с этим издание Tazabek напоминает, кто руководил распределительными компаниями страны в период после 2010-2011 годов.

Подробнее с информацией смогут ознакомиться подписчики Tazabek

Полная версия новости по подписке

За последними событиями следите в Телеграм-канале @tazabek_official

Данный материал является интеллектуальной и авторской собственностью Tazabek.kg.

Перепечатка материала невозможна без согласия редакции и подписания официального договора.

Бегство заводов из Европы неизбежно. Индустриализация России продолжается!

1. Индустриализация России, деиндустриализация Европы.
2. На рынке франшиз тоже заметно импортозамещение.
3. Что выращивать в Крыму после возвращения днепровской воды?

1. Индустриализация России, деиндустриализация Европы

Перевозка грузов на железнодорожном транспорте в середине марта была лишь на 4% ниже, чем в такой же период в доковидные времена. А это важный косвенный индикатор активности в экономике. Причём падение достигнуто за счёт экспорта и импорта. То есть внешняя торговля с поставками по рельсам сократилась. Внутренние грузоперевозки наоборот возросли. Это свидетельствует о перераспределении потоков. Условно говоря, раньше какая-нибудь алюминиевая крошка продавалась за границу, теперь идёт на отечественные предприятия.


Будем надеяться, это начало большой и важной тенденции. Продукция низкого передела, то есть сырьё и полуфабрикаты перестанут уходить за границу, а начнут перерабатываться в нашей стране. А на экспорт будут отправляться уже готовые товары с высокой добавленной стоимостью. Кроме импортозамещения нам нужно заниматься ещё и отказом от экспорта продукции низкого передела.

Кстати, газ как раз такой товар. Нам бы поменьше продавать его за рубеж и побольше использовать на родине как топливо или исходный материал в химических процессах. На долгосрочную перспективу российской экономике будет на руку, если Европа откажется от нашего газа. Экспорт от этого не уменьшится, он просто станет другим.

Видео программы, если лень читать:

Хорошо помню новости ноября прошлого года: фермеры Великобритании и ЕС массово отказывались от новых посадок овощей в теплицах. Впереди была зима, и они понимали, что не потянут расходы на обогрев. Разумеется, в рамках АПК им отапливают не только теплицы, но и другие объекты: фермы, курятники, помещения под грибоводство. Газ уже во второй половине прошлого года был крайне дорогим, а значит готовая сельхозпродукция теряла конкурентное преимущество по цене. Европейцу выгоднее купить дешёвые турецкие помидоры, чем местные.

А тут и Россия под боком, которая все последние 8 лет прокачивала навыки в выращивании тепличной продукции. Наша страна уже близка к тому, чтобы насытить внутренний рынок в межсезонье. А когда это случится и начнут образовываться излишки, можно будет и о внешней экспансии задуматься. При выращивании овощей закрытого грунта в производственной цепочке есть газ как источник энергии для обогрева.

Естественно, нам выгоднее продать европейцам тепличные огурцы и помидоры, а также перец, лук и шампиньоны впридачу. То есть если они откажутся от голубого топлива из России, на долгосрочном промежутке времени это позитив. С экономической точки зрения предпочтительнее поставлять на экспорт овощи, а не газ. А ещё лучше кетчуп, а не помидоры, потому что это товар с ещё более высокой добавленной стоимостью. Чем она выше, тем больше требуется работников, тем выше занятость и общее благо для страны.

Применение природного газа многообразное. Так, из него выделяют водород, соединяют его с азотом и получают аммиак. А он служит основой для крайне востребованных азотных удобрений. Они используются для питания растений в процессе вегетации. И тут логическая цепочка такая же. Лучше продавать Европе не газ, а удобрения, а ещё лучше готовое зерно, а не удобрения, а ещё лучше крупу для каши, расфасованную по пачкам.

На западе производство всего этого сталкивается с большими издержками, многие компании будут уходить с рынка, не выдержав конкуренции. Российские фермеры займут их нишу. В итоге опять приходим к тому же тезису. Если Европа откажется от услуг Газпрома, у нас на долгосрочном интервале времени экспорт не упадёт, потому что мы наладим поставки более сложных товаров.

У них будет ярко выраженное преимущество по цене, потому что в России ресурсы свои. На эту тему есть свежая новость из Германии. Там крупные торговые сети объявили о повышении цен на продтовары. С 4 апреля подорожание по разным наименованиям составляет от 20 до 50%. И это далеко не первый эпизод, довольно скорая инфляция, к которой немцы не привычны, там наблюдается уже второй год.

Владимир Путин сказал, что в случае отказа от российского газа Европу ждёт деиндустриализация. Он имел в виду, что дешёвый газ — основа работы множества предприятий. С его помощью либо генерируется электричество, либо что-то плавится в печи. Этот источник энергии стал для Европы дорогим. И уже вряд ли будет дешёвым. Это приведёт к медленному, но верному закрытию заводов и фабрик. Их деятельность при таких расходах будет нерентабельной. Как минимум, они не смогут развиваться так быстро, как прежде, когда газ был по 200 евро.

В итоге учредители будут вынуждены перемещать производство в другие страны, туда где энергия и сырьё дешевле. У европейцев ярко выражена предпринимательская жилка, у них есть знания и технологии. Они будут строить заводы там, где это выгодно и продавать свою продукцию в ту же Европу. Ну а цеха, оборудование, персонал станут работать на благо той страны, где они расположены. И Россия здесь — предпочтительный кандидат, не смотря на санкции. Когда промышленный капитал видит, что может получить высокую отдачу от инвестиций, он не остановится ни перед чем. Так что деиндустриализация Европы и индустриализация России — главные экономические тренды на ближайшее десятилетие.

2. На рынке франшиз тоже заметно импортозамещение.

Франшиза — распространённый в наши дни способ для быстрого начала собственного малого бизнеса. Работает это так. Какая-то крупная компания, например сеть бургерных, стала настолько успешной, что многие предприниматели хотят сделать её копию в своём регионе. Для этого они покупают франшизу. Это даёт им право использовать вывеску с этим названием и другие элементы оформления.

Также компания — автор фрашизы — предоставляет оборудование, которое требуется для работы, передаёт инструкции как вести дела, обслуживать клиентов, формировать отчётность. Если используется специализированный софт, то предприниматель, купивший франшизу, также его получает. При таком подходе не нужно ничего изобретать, всё уже описано и продумано людьми, создавшими этот бизнес. Региональный предприниматель заходит на всё готовое. Но при этом делает стартовый платёж, а потом и регулярные отчисления за то, что пользуется чужими наработками.

На днях появилась статистика по активности этого рынка. Как часто предприниматели создают новый бизнес по франшизе. Оказалось, что в конце февраля произошёл резкий спад, примерно на 40%. Это сопоставимо с обвалом, который был весной 2020 года, когда вводились антиковидные ограничения. Но затем рынок начал быстро восстанавливаться. Текущее снижение по сравнению с показателями год назад — около 8%. При этом есть как растущие, так и падающие компоненты. Плохи дела у продажи франшиз фаст-фудов и кофеен. Предприниматели справедливо опасаются, что в наши дни люди склонны экономить на посещении таких заведений.


Зато франшизы по производству каких-либо товаров демонстрируют рост на 27%. Иностранные конкуренты самоустранились, значит можно наладить выпуск данной продукции самому. В таких же пределах — на 28% — разогрелся интерес к самой простой в наши дни франшизе — пункт выдачи заказов интернет-магазинов. Онлайн-торговля процветает, и местные бизнесмены идут в эту сферу, открывают точки по выдаче покупок. Запустить аптеку под каким-то известным брендом — тоже популярная бизнес-идея.

Аналитики портала Бизнесменс.ру отмечают, что многие люди потеряли работу, но не стали унывать и решили податься в предприниматели. По сути вышли на новый качественный уровень деловой активности. Были наёмными работниками, стали руководителями малого бизнеса по франшизе. С этим и связан тот факт, что франчайзинговый рынок обвалился к настоящему моменту не на 40%, а всего на 8%, и даже имеет бурно растущие сегменты.

3. Что выращивать в Крыму после возвращения днепровской воды?

Северо-Крымский канал снова наполнен водой. У агропредпринимателей возникают закономерные вопросы: а что же теперь делать с этим изобилием? Как наилучшим образом распорядиться живительной влагой? Ведь 2022 год сильно отличается от 2013. Сейчас перед сельским хозяйством стоят такие вызовы, которые раньше были незнакомы. В этой связи отмечу несколько тенденций. Фермеры могут использовать их как идеи для стартапа.

На полях известны две разновидности льна. Долгунец и кудряш. Первый — сырьё для производства тканей и ниток. Из второго давят масло. Оба растения нужны экономике. Россия получила мощный импульс для развития собственной лёгкой промышленности. Приходится сбрасывать зависимость от зарубежных производителей одежды. Ну а масло, богатое Омега-3 — ходовой товар на мировом и внутреннем рынке. Это важная часть современной ЗОЖ-культуры. Жмых, образующийся после выдавливания масла, — питательное вещество, которое идёт на корм животным. Это позволяет наладить безотходное производство. Так что лён как долгунец, так и кудряш сейчас на пике востребованности.

Ещё одно растение — рапс. Из него тоже делают популярное в кулинарии масло. Но это не всё. Из него также получают биодизель. Ну и рапсовый жмых — ещё один ценный компонент при кормлении животных. То есть каналы сбыта у фермера довольно разнообразные.

Стоит присмотреться и к промышленному выращиванию растений, плоды которых Россия традиционно импортирует. Под плёнкой в Крыму можно вырастить многое. Опыт культивирования лимонов у нас уже есть, оливок тоже. Всё это стало для жителей нашей страны дорогим из-за ослабления рубля и общемировой продовольственной инфляции. Так что местный продукт будет пользоваться повышенным спросом, если по нему предложить адекватную цену. Влаголюбивые сорта винограда тоже, разумеется, теперь лягут не только на благодатную, но и на хорошо поливаемую почву.

Ореховодство — ещё одно направление крымского сельского хозяйства. За последние годы заложено несколько промышленных плантаций. Грецкие орехи были у нас всегда. Они плодоносят и без полива, но если обеспечить достаточное увлажнение, урожай будет лучше. А вот фундук требователен к воде. Наполнение Северо-Крымского канала даст увеличить площади под эти деревья и снизить расходы на орошение. Культивирование фундука позволит меньше этого ореха завозить из Турции.

К этому добавлю индустрию по производству кормов для сельскохозяйственных животных. Она тоже пойдёт в гору. Крым все последние годы страдал от того, что фураж для скота стоит дорого. На орошаемых территориях урожайность сочных кормовых культур взлетает в 2-2,5 раза. Некоторыми растениями для животных мы и вовсе не занимались из-за отсутствия полива. Это люцерна и соя, например.

В России идёт активное импортозамещение по мясу. Птицеводство и свиноводство уже закрыли внутренний спрос и вышли на азиатские рынки. По говядине ещё нет, но цель достигнуть 100% автономности — близка. Развитие животноводства — ещё одна отличительная черта крымского сельского хозяйства. Она не была столь выражена 10 лет назад. Сейчас для неё открываются блестящие перспективы. Благодаря днепровской воде можно напоить и накормить большее число животных, неся при этом меньше затрат. Так что, в добрый путь.

Я в этот обзор осознанно не включил рис и кукурузу. Это хорошо знакомые для Крыма культуры, мы естественно возобновим их выращивание. Я постарался отметить именно новые веяния, которые актуальны сейчас и идут в русле экономической повестки.

Также ждём дальнейшего развития внутрикрымских ответвлений от Северо-Крымского канала. Это принесёт воду в те регионы, которые раньше благами этого гидротехнического сооружения не пользовались. Новые отводы от главного русла пригодятся и позволят реализовывать такие сельхозпроекты, которые раньше были там не доступны.

——
Приглашаю к себе в телегу! https://t.me/kitaev_economy

валют: доллар в опасности?

Недавнее снижение курса доллара снова подняло вопрос о его статусе де-факто мировой резервной валюты. Но нынешнее обесценивание доллара — это скорее результат идеального краткосрочного шторма, а не постоянного международного отступления от доллара.

Во время кризиса доллар обычно укрепляется.Это связано с тем, что инвесторы стекаются в безопасные ликвидные активы, такие как казначейские облигации США, которые поддерживаются сильной институциональной структурой, а именно Центральным банком. В отличие от членов еврозоны, США не могут объявить дефолт по своему долгу, если только сами не захотят этого. Неудивительно, что пандемия коронавируса ничем не отличалась, по крайней мере, на начальных стадиях. Но несколько недавних событий вызвали снижение, что заставило некоторых поверить в то, что его статус безопасной гавани, де-факто мировой резервной валюты, размывается.Это?

Чем объясняется падение доллара?

С момента своего пика в марте индекс доллара упал более чем на 10 процентов, хотя в последнее время он немного восстановился. На это есть несколько причин.

Неспособность правительства США эффективно сдержать коронавирус, более широкие социальные волнения, непростая политическая обстановка и растущие опасения по поводу государственного долга подорвали долгосрочное доверие к доллару. Более того, дополнительное снижение ставок сгладило разницу между U.С. экономики и других развитых экономик. Идеальный шторм своего рода.

Но, пожалуй, самое главное, что больше всего беспокоит недавнее решение Федеральной резервной системы позволить инфляции превысить 2 процента в попытке достичь среднего уровня инфляции в 2 процента. Цель состоит в том, чтобы ускорить рост и снизить безработицу.

Рост инфляции неизбежно подорвет доллар как средство сбережения, хотя и в краткосрочной перспективе. Ставка безубыточности, которая измеряет разницу между доходностью номинальной облигации и привязанной к инфляции облигации того же срока погашения для 10-летних казначейских облигаций США, расширяется, что указывает на рост инфляции ожиданий .Но в последние дни он застопорился, что говорит о том, что инвесторы скептически относятся к способности ФРС повышать инфляцию. В конце концов, глобализация, демографические сдвиги и технологические разработки ограничили возможности центральных банков достичь своих целей по инфляции.

Но экономисты с Уолл-Стрит не ожидают, что если инфляция начнет расти, такой безудержной инфляции, как в 1970-х годах, не произойдет. Однако при таком низком уровне процентных ставок даже небольшой рост цен может свести на нет значительную часть доходности по облигациям, в результате чего как рынки акций, так и инвесторы в долгосрочные облигации становятся все более уязвимыми.

Потерял ли доллар свой де-факто статус мировой резервной валюты?

Реструктуризация финансовой системы не может произойти в одночасье. И нет достойных замен. Евро и юань, в меньшей степени, являются очевидными соперниками. Но ни один из них не предлагает глубокую ликвидность долларовых рынков.

Доллары по-прежнему составляют чуть более 60 процентов распределенных мировых валютных резервов — по сравнению с примерно 66 процентами в 2015 году.На евро, которые занимают второе место, приходится 20 процентов – на 8 процентов меньше, чем в 2009 году. На китайский юань – 2 процента.

Еврозона договорилась о фонде восстановления в размере 750 миллиардов евро, который может увеличить долю евро в мировых валютных резервах. Периферийные рынки, такие как Греция, предлагают положительную доходность в то время, когда большинство высокорейтинговых облигаций торгуются с доходностью ниже нуля. Но в целом долгосрочные перспективы еврозоны остаются мрачными, что снижает привлекательность активов, деноминированных в евро, в будущем.Как и в США, у него есть проблемы с производительностью, растущим уровнем государственного долга и чрезвычайно низкими процентными ставками.

Еще до пандемии Германия заигрывала с рецессией. Италия по-прежнему сталкивается со значительными структурными проблемами. Другие тоже не лучше. По прогнозам ОЭСР, к концу 2020 года безработица в Испании достигнет 22 процентов. Неработающие кредиты по-прежнему составляют 43,6 процента от общего объема кредитов в Греции. В отличие от США, страны еврозоны могут столкнуться с риском неплатежеспособности.

Блок также более структурно склонен к политическому параличу. Нынешний политический климат в США, хотя и напряженный, является просто результатом сезона выборов, который пройдет. Кроме того, финансовая инфраструктура валютного блока еврозоны уязвима для банковских операций. Пока союз банков и рынков капитала не будет завершен, он не сможет защитить себя от экономических потрясений.

Что касается юаня, его значение, вероятно, будет расти по мере углубления финансовой и экономической интеграции стран ОПОП.Но пока он использует жесткий контроль за движением капитала, он не может заменить доллар. Кроме того, геополитические соображения ограничивают способность Китая продвигать себя в авангарде глобальных валютных соглашений.

Таким образом, мало что может измениться в краткосрочной и среднесрочной перспективе, при условии, что в США не произойдет денежного коллапса. Несмотря на недавнее снижение, в марте Федеральная резервная система расширила своп-линии на несколько стран в попытке стимулировать рынки долларового финансирования, еще раз продемонстрировав свою ключевую роль в мировых финансовых процессах.Странам по-прежнему нужны доллары для финансирования дефицита текущего счета и погашения внешних займов. Около $12 трлн глобальных обязательств номинированы в долларах США. С точки зрения торговли, около 23 процентов мирового экспорта оплачиваются в валюте. Товарные рынки почти полностью долларизованы.

Более того, евро заинтересован в сдерживании длительного укрепления своей валюты, особенно по отношению к доллару. Более сильная валюта подрывает экспорт, что в конечном итоге должно привести к росту курса доллара по отношению к евро.Дефляция в еврозоне также заставит политиков рассмотреть возможность изменения текущего обменного курса.

Заключительные замечания и прогноз

Стоимость доллара в последние месяцы в целом снизилась. Но он по-прежнему относительно силен: в период с 2010 по 2020 год он вырос на 17 процентов по отношению к евро. Вместо этого снижение, похоже, является результатом действительно идеального краткосрочного шторма. Таким образом, ожидайте, что он продолжит свое падение с перерывами в ближайшем будущем , особенно по мере усиления президентской гонки и пика эмоций как в политическом, так и в социальном спектре.Инфляция, хотя и не гарантирована, также будет оказывать некоторое понижательное давление. Но это, скорее всего, временные явления. Кроме того, Америка выиграет от своего гибкого рынка труда, что, вероятно, приведет к более быстрому восстановлению и восстановлению производительности, что повысит спрос на активы, номинированные в долларах. Это то, что произошло после финансового кризиса.

Таким образом, постоянное вытеснение доллара крайне маловероятно. Вялые перспективы роста и неравномерное восстановление в еврозоне подорвут спрос на активы, деноминированные в евро, за исключением облигаций Германии и ЕС.Глава центрального банка Германии Йенс Вайдманн хочет в ближайшее время сократить фискальную и денежно-кредитную поддержку, предполагая, что высокие коэффициенты долга должны быть решены сразу после кризиса. Если ЕЦБ отступит, доходность облигаций увеличится, что может спровоцировать распродажу, что приведет к еще большему росту процентных ставок. Без искусственной поддержки страны, сильно пострадавшие от коронавируса, окажутся во власти рынков частного капитала. Таким образом, им придется убеждать инвесторов в качестве своих облигаций. Единственный способ сделать это — провести реформу и перенастройку.Но это требует времени и воли.

Тем временем в Китае может наблюдаться растущий интерес к использованию юаня в качестве платежного средства в рамках ОПОП. Но пока он не ослабит свой счет операций с капиталом, он также не сможет активизировать процесс интернационализации. Но Китай сталкивается с геополитическими препятствиями, поскольку его авторитарные тенденции не внушают доверия.

Во всяком случае, именно геополитические силы, такие как постоянное использование доллара в качестве инструмента внешней политики, подрывают глобальные позиции доллара.Если превращение доллара в оружие продолжится, остальной мир будет заинтересован в установлении альтернативных механизмов ценообразования на такие продукты, как нефть. Евро как вариант.

Тем не менее, экономические силы продолжают сохранять за долларом важную роль во время кризисов, как это было заметно в марте. Долларовая ликвидность по-прежнему необходима для глобальной финансовой стабильности, не говоря уже о международной торговле. Но также было бы наивно полагать, что нынешние механизмы вечны. Дело в том, что главная угроза доллару на данный момент — это его эмитент.Никто другой. Недавнее снижение является временным явлением, и глобальное доверие к доллару еще не исчезло.

ВТО | Пресс-релизы 2020 г. – Торговля может упасть, поскольку пандемия COVID-19 переворачивает мировую экономику

ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ

  • Мировая торговля товарами может упасть на 13-32% в 2020 году из-за пандемии COVID-19.
  • A 2021 Ожидается восстановление в торговле, но это зависит от продолжительности вспышки и эффективности мер политики.
  • В 2020 году почти все регионы столкнутся с двузначным снижением объемов торговли , причем больше всего пострадает экспорт из Северной Америки и Азии.
  • Торговля, скорее всего, упадет круче в секторах со сложными цепочками создания стоимости , особенно в сфере электроники и автомобильной продукции.
  • Торговля услугами может быть самым непосредственным образом затронута COVID-19 из-за ограничений на транспорт и поездки.
  • Объем торговли товарами уже упал на 0,1% в 2019 году из-за торговой напряженности и замедления экономического роста. Долларовая стоимость мирового экспорта товаров в 2019 году упала на 3% до 18,89 трлн долларов США.
  • Стоимость экспорта коммерческих услуг выросла на 2% до 6,03 трлн долларов США в 2019 году.

Широкий диапазон возможностей прогнозируемого снижения объясняется беспрецедентным характером этого кризиса в области здравоохранения и неопределенностью в отношении его конкретных экономических последствий.Но экономисты ВТО считают, что это снижение, вероятно, превысит спад в торговле, вызванный глобальным финансовым кризисом 2008–2009 годов (диаграмма 1).

Оценки ожидаемого восстановления в 2021 г. столь же неопределенны, а результаты во многом зависят от продолжительности вспышки и эффективности ответных мер политики.

«Этот кризис — это прежде всего кризис в области здравоохранения, который вынудил правительства принять беспрецедентные меры для защиты жизни людей», — заявил генеральный директор ВТО Роберто Азеведо.

«Неизбежный спад в торговле и производстве будет иметь болезненные последствия для домохозяйств и бизнеса, помимо человеческих страданий, вызванных самой болезнью».

«Ближайшая цель — взять пандемию под контроль и смягчить экономический ущерб людям, компаниям и странам. Но политики должны начать планировать последствия пандемии», — сказал он.

«Эти цифры уродливы — от этого никуда не деться.Но возможен быстрый, энергичный отскок. Решения, принятые сейчас, определят будущую форму восстановления и перспективы глобального роста. Нам необходимо заложить основы для сильного, устойчивого и социально инклюзивного восстановления. Торговля будет здесь важным компонентом, наряду с налогово-бюджетной и денежно-кредитной политикой. Сохранение открытости и предсказуемости рынков, а также создание более благоприятной деловой среды в целом будет иметь решающее значение для стимулирования новых инвестиций, которые нам понадобятся. И если страны будут работать вместе, мы увидим гораздо более быстрое восстановление, чем если бы каждая страна действовала в одиночку.»

График 1 – Объем мировой торговли товарами, 2000–2022 гг.


Индекс, 2015 г. = 100

Источник: Секретариат ВТО.

Торговля уже замедлялась в 2019 году, до того, как поразил вирус, из-за торговой напряженности и замедления экономического роста. В мировой торговле товарами за год было зарегистрировано небольшое снижение на -0,1% в натуральном выражении после роста на 2,9% в предыдущем году. Между тем, долларовая стоимость мирового экспорта товаров в 2019 году упала на 3% до 18 долларов США.89 трлн.

Напротив, в 2019 году мировая торговля коммерческими услугами увеличилась, при этом экспорт в долларовом выражении увеличился на 2% до 6,03 трлн долларов США. Темпы расширения были ниже, чем в 2018 году, когда торговля услугами увеличилась на 9%. Подробная информация о развитии торговли товарами и коммерческими услугами представлена ​​в таблицах с 1 по 4 Приложения и может быть загружена с портала данных ВТО по адресу data.wto.org.

Перспективы торговли на 2020 и 2021 годы

Экономический шок от пандемии COVID-19 неизбежно вызывает сравнения с глобальным финансовым кризисом 2008–2009 годов.Эти кризисы похожи в одних отношениях, но очень различны в других. Как и в 2008–2009 годах, правительства снова вмешались в денежно-кредитную и фискальную политику, чтобы противостоять спаду и обеспечить временную поддержку доходов предприятий и домашних хозяйств. Но ограничения на передвижение и социальное дистанцирование для замедления распространения болезни означают, что предложение рабочей силы, транспорт и поездки сегодня напрямую затронуты так, как не было во время финансового кризиса. Были закрыты целые секторы национальной экономики, в том числе отели, рестораны, второстепенная розничная торговля, туризм и значительная часть производства.В этих обстоятельствах прогнозирование требует сильных предположений о развитии болезни и большего доверия оценочным, а не зарегистрированным данным.

Будущие показатели торговли, представленные в таблице 1, таким образом, лучше всего понимаются с точки зрения двух отдельных сценариев (1) : (1) относительно оптимистичный сценарий, при котором резкое падение объемов торговли с последующим восстановлением начнется во второй половине 2020 года. и (2) более пессимистичный сценарий с более крутым начальным спадом и более продолжительным и неполным восстановлением.

Их следует рассматривать как исследование различных возможных траекторий кризиса, а не как конкретные прогнозы будущих событий. Фактические результаты могут легко выйти за пределы этого диапазона, будь то в плюс или в минус.

В оптимистичном сценарии восстановление будет достаточно сильным, чтобы приблизить торговлю к допандемическому тренду, представленному пунктирной желтой линией на графике 1, в то время как пессимистический сценарий предполагает лишь частичное восстановление.Учитывая уровень неопределенностей, стоит подчеркнуть, что начальная траектория не обязательно определяет последующее восстановление. Например, можно увидеть резкое снижение объемов торговли в 2020 г. в соответствии с пессимистическим сценарием, но столь же резкий отскок, приближающий торговлю к линии оптимистического сценария к 2021 или 2022 г.

После финансового кризиса 2008-09 гг. торговля так и не вернулась к своей предыдущей тенденции, представленной пунктирной серой линией на том же графике.Сильный отскок более вероятен, если предприятия и потребители рассматривают пандемию как временное, одноразовое потрясение. В этом случае расходы на инвестиционные товары и потребительские товары длительного пользования могут возобновиться на уровне, близком к прежнему, после того, как кризис утихнет. С другой стороны, если вспышка затянется и/или повторяющаяся неопределенность станет всепроникающей, домохозяйства и бизнес, вероятно, будут тратить более осторожно.

В соответствии с обоими сценариями во всех регионах в 2020 году произойдет двузначное сокращение экспорта и импорта, за исключением «Других регионов» (в которые входят Африка, Ближний Восток и Содружество Независимых Государств (СНГ), включая ассоциированные и бывшие государства-члены) .Это относительно небольшое оценочное сокращение экспорта связано с тем, что страны этих регионов в значительной степени зависят от экспорта энергетических продуктов, спрос на которые практически не зависит от колебаний цен. Если пандемия будет взята под контроль и торговля снова начнет расширяться, в большинстве регионов в 2021 г. может быть зафиксирован двузначный рост: около 21% в оптимистичном сценарии и 24% в пессимистическом сценарии, хотя и с гораздо более низкой базы (таблица 1). . Степень неопределенности очень высока, и вполне вероятно, что как в 2020, так и в 2021 году результаты могут быть выше или ниже этих результатов.

Диаграмма 2. Отношение роста мировой торговли товарами к росту мирового ВВП, 1990–2020 гг.


 % изменения и соотношения

Источник: Секретариат ВТО по торговле и согласованные оценки исторического ВВП. Прогнозы ВВП на основе сценариев, смоделированных с помощью модели глобальной торговли ВТО.

Два других аспекта, которые отличают нынешний спад от финансового кризиса, — это роль цепочек создания стоимости и торговля услугами.Нарушение цепочки создания стоимости уже было проблемой, когда COVID-19 в основном ограничивался Китаем. Это остается существенным фактором и сейчас, когда болезнь стала более распространенной. Торговля, вероятно, снизится более резко в секторах, характеризующихся сложными связями в цепочке создания стоимости, особенно в области электроники и автомобильной продукции. Согласно базе данных OECD Trade In Value Added (TiVa), доля иностранной добавленной стоимости в экспорте электроники составляла около 10 % для США, 25 % для Китая, более 30 % для Кореи, более 40 % для Сингапура и более 50% для Мексики, Малайзии и Вьетнама.Импорт ключевых производственных ресурсов, вероятно, будет прерван из-за социального дистанцирования, которое привело к временному закрытию заводов в Китае и что сейчас происходит в Европе и Северной Америке. Однако также полезно помнить, что сложные нарушения цепочки поставок могут произойти в результате локальных стихийных бедствий, таких как ураганы, цунами и другие экономические потрясения. Управление сбоями в цепочке поставок является сложной задачей как для глобальных, так и для местных предприятий и требует расчета соотношения риска и экономической эффективности со стороны каждой компании.

Торговля услугами может быть компонентом мировой торговли, наиболее непосредственно затронутым COVID-19 из-за введения ограничений на транспорт и поездки и закрытия многих предприятий розничной торговли и гостиничного бизнеса. Услуги не включены в прогноз товарной торговли ВТО, но без них большая часть торговли товарами была бы невозможна (например, транспорт). В отличие от товаров, нет запасов услуг, которые можно использовать сегодня и пополнять на более позднем этапе. В результате спад в торговле услугами во время пандемии может быть потерян навсегда.Услуги также взаимосвязаны, поскольку воздушный транспорт обеспечивает экосистему других культурных, спортивных и развлекательных мероприятий. Однако некоторые службы могут выиграть от кризиса. Это относится и к услугам в области информационных технологий, спрос на которые резко вырос, поскольку компании пытаются предоставить сотрудникам возможность работать из дома, а людям — общаться удаленно.

Влияние вспышки COVID-19 на международную торговлю еще не видно в большинстве торговых данных, но некоторые своевременные опережающие индикаторы уже могут дать представление о масштабах замедления и о том, как оно соотносится с предыдущими кризисами.Индексы новых экспортных заказов, полученные из индексов менеджеров по закупкам (PMI), особенно полезны в этом отношении. Глобальный PMI JP Morgan за март показал, что экспортные заказы в обрабатывающей промышленности упали до 43,3 по сравнению с базовым значением в 50, а экспорт новых услуг упал до 35,5, что свидетельствует о серьезном спаде.

Диаграмма 3: Индексы новых экспортных заказов от менеджеров по закупкам, январь 2008 г. – март 2020 г.


Индекс, база = 50

Примечание.       Значения больше 50 указывают на расширение, а значения меньше 50 — на сжатие.
Источник: IHS Markit.

Развитие торговли в 2019 году

Мировая торговля товарами остановилась в 2019 году из-за сохраняющейся торговой напряженности, при этом к концу года объем торговли сократился. Это показано на диаграмме 4, на которой показаны ежеквартальные объемы торговли товарами с поправкой на сезонные колебания, измеренные средним значением экспорта и импорта. Торговля в четвертом квартале снизилась на 1,0% в годовом исчислении и на 1,2% по сравнению с третьим кварталом 2019 года.Последнее эквивалентно снижению на 4,6% в годовом исчислении.

Диаграмма 4: Мировой экспорт и импорт товаров, 1 кв. 2015 г. – 4 кв. 2019 г.


Индекс, 1 кв. 2015 г. = 100 и изменение в годовом исчислении, %

Источник: Секретариат ВТО и ЮНКТАД.

На диаграмме 5 показаны ежеквартальные объемы экспорта и импорта товаров с учетом сезонных колебаний по регионам. В Южной Америке и других регионах во второй половине 2019 года наблюдалось значительное снижение экспорта, в то время как в Европе, Северной Америке и Азии наблюдался либо минимальный рост, либо умеренное снижение.Объемы импорта в Южную Америку резко снизились в течение 2019 года, при этом Европа, Северная Америка и Азия также завершили год с более низкими показателями. Только импорт в другие регионы продолжал расти, при этом рост в годовом исчислении в каждом квартале составлял от 1,9% до 4,9% в 2019 году.

График 5: Экспорт и импорт товаров по регионам, 1 кв. 2015 г. – 4 кв. 2019 г.


(Индекс физического объема, 1 кв. 2015 г. = 100)

1             Относится к Южной и Центральной Америке и Карибскому бассейну.
2             Другие регионы включают Африку, Ближний Восток и Содружество Независимых Государств, включая ассоциированные и бывшие государства-члены.
Источник:   ВТО и ЮНКТАД.

Хотя услуги не облагаются тарифами в отличие от товаров, объем мировой торговли услугами в стоимостном выражении в 2019 году все же резко замедлился после значительного роста в предыдущие два года. Это показано на диаграмме 6, где показан рост долларовой стоимости экспорта услуг по основным категориям.В категории «Другие коммерческие услуги» в 2019 году был зафиксирован самый сильный рост — на 3%, за ней следуют туристические услуги и услуги, связанные с товарами, на 1%. Падение стоимости транспортных услуг на 0,5% могло отражать ослабление торговли товарами в результате торговых разногласий между крупными экономиками.

Ежемесячные, квартальные и годовые статистические данные о торговле можно загрузить с портала данных ВТО по адресу data.wto.org (2) .

Диаграмма 6: Рост стоимости экспорта коммерческих услуг по категориям, 2015–2019 гг.


Изменение в долларах США, %

Источник: Секретариат ВТО, ЮНКТАД и ITC.

Таблица 1: Объем торговли товарами и реальный ВВП, 2018-2021 гг.

1
Годовое изменение, %

1             Цифры на 2020 и 2021 годы являются прогнозными.
2             Среднее значение экспорта и импорта.
3             Другие регионы включают Африку, Ближний Восток и Содружество Независимых Государств (СНГ), включая ассоциированные и бывшие государства-члены.
Источник: Секретариат ВТО по вопросам торговли и согласованные оценки исторического ВВП.Прогнозы ВВП на основе сценариев, смоделированных с помощью модели глобальной торговли ВТО.

Таблицы приложений

Приложение, таблица 1: Ведущие экспортеры и импортеры в мировой торговле товарами, 2019 г.


(млрд долларов США и %)

1             Оценки Секретариата.
2             Импорт оценивается на условиях ф.о.б.
3             Включает значительный реэкспорт или импорт для реэкспорта.
Источник:   ВТО и ЮНКТАД.

Приложение, таблица 2: Ведущие экспортеры и импортеры в мировой торговле товарами, за исключением торговли внутри ЕС, 2019 г.


(млрд долларов США и %)

1             Оценки Секретариата.
2             Импорт оценивается на условиях ф.о.б.
3             Включает значительный реэкспорт или импорт для реэкспорта.
Источник:   ВТО и ЮНКТАД.

Таблица 3 Приложения: Ведущие экспортеры и импортеры коммерческих услуг, 2019 г.


(млрд долларов США и %)

1             Импорт скорректирован с учетом оценки ФОБ.
2             Предварительные годовые оценки. Квартальные данные недоступны.
—             указывает на неприменимость.
Примечание.       Предварительные оценки основаны на квартальной статистике.Цифры для ряда стран и территорий были рассчитаны Секретариатом. Дополнительные данные доступны на http://data.wto.org/.
Источник:   ВТО, ЮНКТАД и ITC.

Таблица 4 Приложения: Ведущие экспортеры и импортеры коммерческих услуг, за исключением торговли внутри ЕС, 2019 г.


(млрд долларов США и %)

1             Импорт скорректирован с учетом оценки ФОБ.
2             Предварительные годовые оценки.Квартальные данные недоступны.
3             Соответствует классификации услуг BPM5.
—             указывает на неприменимость.
Примечание.       Предварительные оценки основаны на квартальной статистике. Цифры для ряда стран и территорий были рассчитаны Секретариатом. Дополнительные данные доступны на http://data.wto.org/.
Источник: ВТО, ЮНКТАД и МТЦ.

Поделиться

Первенство доллара

5 минут (1403 слова) Читать

Скачать PDF

Глобальная валютная сила доллара США: проблемы и перспективы

Когда весной 2020 года пандемия COVID-19 спровоцировала отток капитала из-за риска, частные инвесторы и финансовые учреждения обратились к казначейским облигациям США как к альтернативному «безопасному активу».Отступление с финансовых рынков вскоре было обращено вспять, отчасти из-за мощной реакции Федеральной резервной системы на угрозу глобального финансового краха. Спустя пятьдесят лет после того, как президент Ричард Никсон разорвал связь между золотыми и долларовыми резервами, хранящимися в иностранных центральных банках, доллар США продолжает играть доминирующую роль в мировой финансовой системе, что оказывает огромное влияние на денежно-кредитную политику США.

Энтони Элсон, бывший штатный экономист МВФ, исследует причины этого явления и перспективы на будущее в Глобальная валютная сила доллара США: проблемы и перспективы .Он прослеживает исторические корни широкого использования доллара в торговых и финансовых потоках до превращения Соединенных Штатов в крупнейшую экономику мира после Второй мировой войны. Финансовые рынки США не имеют себе равных по широте охвата и ликвидности, что способствует использованию доллара в финансовых операциях. Широкое использование доллара дает стимул — сетевой эффект — для новых пользователей также принять его.

Элсон методично излагает преимущества и недостатки долларовой системы.Международные трейдеры и инвесторы США избегают затрат на операции с иностранной валютой и валютного риска. Правительство США может продолжать иметь бюджетный дефицит с низкими процентными ставками из-за спроса на ценные бумаги США. Кроме того, ограничение доступа к глобальной банковской сети, основанной на долларах, с помощью санкций служит ценным инструментом внешней политики.

Элсон описывает преимущества и недостатки долларовой системы.

Уязвимости системы включают зависимость от фискального дефицита для обеспечения мира безопасными активами. Эта «новая дилемма Триффина» поднимает вопрос о том, существует ли порог долга, который вызвал бы опасения по поводу устойчивости долга США. Эти опасения могут проявиться, если процентные ставки вырастут в 2022 году, когда Федеральная резервная система отреагирует на инфляцию. Более того, любое повышение процентных ставок в США повысит стоимость рефинансирования внешнего долга для иностранных правительств.

Что является реальной альтернативой центральной роли доллара? Элсон отмечает, что система с несколькими резервными валютами, включая евро и китайский юань, может иметь преимущества перед существующей системой, основанной на долларах. Но необходимо выполнить ряд условий, прежде чем эти валюты получат большее признание, и Элсон предвидит, что темпы адаптации и изменений будут медленными. Точно так же расширение использования специальных прав заимствования МВФ зависит от реформ в деятельности МВФ и его структуры голосования, которые должны быть согласованы.

Наиболее интересной альтернативой первенству доллара могут быть не другие национальные валюты, а цифровые валюты. Центральные банки активно изучают возможности использования этих электронных платежных средств. Если появится система расчетов по международным транзакциям, которая будет считаться безопасной, стабильной и не зависящей ни от одной страны, то центральная роль доллара может быть полностью заменена другой формой денег.

ДЖОЗЕФ П.ДЖОЙС , профессор экономики Колледжа Уэллсли

Мнения, высказанные в статьях и других материалах, принадлежат авторам; они не обязательно отражают политику МВФ.

Американские фермеры: устойчивы во время пандемии COVID

Автор: Роберт Йоханссон, главный экономист Министерства сельского хозяйства США в Коронавирус Сельское хозяйство Торговля

29 июля 2021 г.

Разрушительные последствия пандемии COVID-19 для США.Система земледелия С. была широка и разнообразна. И они следуют за несколькими годами испытаний производства и рыночных условий для американских фермеров. В 2017 и 2018 годах несколько ураганов обрушились на фермы США; 2019 год принес исторически плохие условия посева, а ответные тарифы сократили потенциал нашего сельскохозяйственного экспорта по сравнению с 2017 годом.

В этом году фермеры и потребители планируют производство и управляют семейными бюджетами в то время, когда рынки — продуктов питания, товаров, рабочей силы, энергии — потрясены глобальными, национальными и региональными отключениями, замедлениями и общей неопределенностью.Эти потрясения для экономики США и мировой экономики повлияли как на спрос, так и на предложение продуктов питания в США и в остальном мире, что привело к краткосрочному локальному дефициту в США, особенно продуктов животноводства, таких как мясо, в то время как фермерам пришлось иметь дело, например, с избыточными поставками молока в других районах.

В целом цены на продукты питания в США выросли с января, в то время как цены, полученные американскими производителями, упали. Но в то время как рост оптовых и розничных цен на продукты питания и некоторые временно пустые полки привлекли большое внимание общественности и вызвали опасения по поводу наличия и доступности наших продуктов питания, серьезные последствия кризиса для США.С. фермеры были гораздо менее заметны.

Здесь мы делимся некоторой информацией и данными о сельскохозяйственных операциях и о том, как кризис повлиял на американских фермеров за последние несколько месяцев.

Тяжелые времена наступили уже много лет

Пандемия COVID-19 не только вызвала новый тип кризиса для сельскохозяйственного сектора, но и пришлась на тяжелые времена для фермеров США. В течение последних нескольких лет мировое производство сырьевых товаров в большинстве лет опережало спрос, и цены падали.После исторической засухи 2012 года в США и пика цен на сырьевые товары в 2013 году мировое производство сырьевых товаров в целом опережало спрос, что способствовало продолжающемуся снижению цен — как в номинальном, так и в реальном выражении. В период с 2012 по 2019 год цены производителей на кукурузу упали на 48% с 6,89 долл. последние 5 лет. Однако себестоимость этих товаров в 2019 году была выше или лишь незначительно ниже, чем пятью годами ранее (см. диаграмму 1).

Таблица 1: Стоимость производства товаров

Источник: Данные о затратах и ​​доходах ERS.

За тот же период многие наши глобальные конкуренты, частично поддерживаемые выгодной стоимостью валюты, увеличили производство на экспорт — пшеницы в Черноморском регионе, кукурузы, соевых бобов и хлопка в Южной Америке. Между тем, американским фермерам пришлось столкнуться со значительными экономическими (тарифы) и погодными проблемами (засуха и ураганы), из-за которых производственные затраты оставались относительно высокими, что сокращало прибыль многих растениеводов, животноводов и молочных фермеров.

Явные признаки финансового бедствия среди американских фермеров появились еще до начала вспышки COVID-19. Инвестиции в оборудование сократились, долги фермеров выросли, как и займы под залог земли. К концу 2019 года уровень просрочек по коммерческим кредитам достиг шестилетнего максимума, а уровень просрочек по кредитам на сельскохозяйственные угодья был самым высоким с 2013 года.[1] Доходы фермерских хозяйств с поправкой на инфляцию увеличились в 2019 году, но только с учетом выплат федеральной помощи фермерам и возмещений по страхованию урожая.Некоторые из этих платежей были введены специально, чтобы помочь фермерам приспособиться к рыночным сбоям, вызванным ответными тарифами, введенными Китаем и другими странами на экспорт сельскохозяйственной продукции из США, и беспрецедентным уровнем запрета посевов из-за погодных условий в 2019 году.

COVID-19 усугубил проблемы, с которыми сталкиваются фермеры

Быстрое распространение COVID-19 в стране и за рубежом и последующее закрытие отдельных секторов экономики привели к беспрецедентным и одновременным потрясениям спроса и предложения в продовольственной системе.

Цены на сырую нефть, начавшие год с отметки 61,18 доллара за баррель, в апреле впервые в истории кратко торговались отрицательно. Розничные продажи в продуктовых магазинах резко выросли, в то время как продажи в сфере общественного питания и питейных заведениях в марте и апреле были на 47,5 млрд долларов ниже, чем за тот же период 2019 года.

Последствия кризиса для фермеров и их семей были немедленными и тяжелыми. Например, сокращение пройденных миль, поскольку люди укрылись на месте, означало снижение спроса на биотопливо, что, в свою очередь, привело к снижению спроса на зерно, используемое в биотопливе, особенно на кукурузу.Кроме того, немедленное и резкое снижение спроса на продукты питания со стороны клиентов ресторанов и отелей изолировало фермеров и производителей продуктов питания от некоторых из их крупнейших покупателей, особенно мясных, молочных и специальных культур. В результате мы наблюдаем значительное снижение цен на сельскохозяйственные товары за последние несколько месяцев (см. диаграмму 2). В последние недели мы наблюдали разворот некоторых цен по мере восстановления мирового спроса.

Источник: Блумберг. Процентные изменения на момент закрытия 17 сентября 2020 г.

Пока потребители столкнулись с локальной нехваткой продовольствия и ростом розничных цен на продовольствие, производители боролись с падением отпускных цен и избытком продукции, что вынуждало их усыплять скот, сбрасывать молоко и избавляться от скоропортящихся продуктов, которые нельзя было хранить. Данные о разнице в ценах на фермерском и розничном уровнях показывают, что по состоянию на август цена, уплачиваемая потребителями за один фунт розничной говядины, например, выросла на 5 процентов с января 2020 года (значительное падение с июня 2020 года). , когда она была на 30 процентов выше), а производители крупного рогатого скота получают на 20 процентов меньше за свой скот.Точно так же цены на молоко для потребителей выросли почти на 5 процентов с начала года, а цены на молоко, получаемые молочными фермерами, хотя и выросли на 5 процентов в августе, они следуют за последовательным снижением цен, полученным с февраля по июнь, в том числе снижение на 31 процент с января по июнь.

Потеря работы по всей стране также сильно ударила по семьям фермеров. В середине июня уровень безработицы в сельской местности составлял 8,8% по сравнению с 11,6% в городах.[2] В то время как округа, зависящие от фермерского хозяйства, потеряли меньше рабочих мест, чем большинство других регионов, многие фермерские семьи полагаются на доходы вне фермы, чтобы помочь с медицинским страхованием и компенсировать потери в работе фермы [3]. С беспрецедентным числом потерь рабочих мест, которые мы наблюдаем с января, влияние на семьи фермеров и их финансы может быть экстремальным, особенно для ферм, операционная маржа которых сейчас так мала.

Согласно недавнему анализу Федерального резервного банка Канзаса, общий объем кредитов, не связанных с недвижимостью, снижается четвертый квартал подряд, упав на 13 процентов во втором квартале 2020 года по сравнению с прошлым годом.[4] Анализ показывает, что наибольшее снижение объема кредитов пришлось на кредиты на корма для скота, которые упали более чем на 40 процентов по сравнению с прошлым годом. Непогашенная задолженность фермерских хозяйств во втором квартале 2020 года также сократилась из-за замедления кредитования; тем не менее, уровень просроченной задолженности по сельскохозяйственным кредитам продолжал расти (диаграммы 3a и b).

Диаграмма 3a&b: Уровень просроченной задолженности и общая сумма просроченных остатков по фермерским кредитам

Исключая Rabobank, N.A. из всех предыдущих периодов (см. сноску 1).Примечание. Коэффициент просроченной задолженности включает долю всех просроченных и невыплаченных кредитов. Источник: Совет управляющих Федеральной резервной системы

. Несмотря на то, что они составляют менее 2,5% сельскохозяйственных кредитов, объем просроченных кредитов на сельскохозяйственную недвижимость и кредиты, не связанные с недвижимостью, увеличился примерно на 17% и 13% соответственно по сравнению с прошлым годом. Объем кредитов, просроченных более чем на 90 дней, по-прежнему составлял наименьшую долю от общего числа просроченных платежей, но увеличивался с той же скоростью, что свидетельствует о том, что ранее просроченные кредиты оставались просроченными.

Беспрецедентные кризисы требовали беспрецедентных мер

Масштабы и скорость, с которой вспышка COVID-19 повлияла на экономику в целом и на продовольственную систему в частности, послужили мотивом для принятия Конгрессом закона CARES Act и определили масштаб и характер ответных мер Министерства сельского хозяйства США. Вскоре стало очевидно, что этот кризис не похож ни на один из тех, с которыми мы когда-либо сталкивались, и что он может представлять реальную угрозу для жизнеспособности многих сельскохозяйственных операций, а вместе с этим и для устойчивости нашего внутреннего продовольственного снабжения.Хотя доказательств в национальном масштабе пока нет, потери одного только сельского хозяйства Техаса оцениваются в 6–8 миллиардов долларов, или 28–37 процентов денежных поступлений штата в 2019 году.[5] Последний прогноз USDA по доходам фермерских хозяйств на 2020 год от 2 сентября предполагает, что в этом году производители получат на 31 миллиард долларов меньше денежных поступлений по сравнению с прогнозами доходов до COVID от февраля.

Для смягчения последствий кризиса потребовался широкий спектр мер, направленных на все аспекты системы спроса и предложения продуктов питания и ее различных заинтересованных сторон.Что наиболее важно, Министерство сельского хозяйства США изначально оказывало помощь в рамках Программы продовольственной помощи в связи с коронавирусом (CFAP 1), которая, по оценкам, предоставила до 16 миллиардов долларов американским фермерам и владельцам ранчо, чтобы помочь им справиться со значительными потерями доходов, которые они понесли во время пандемии. После вступления в силу Закона CARES в марте Министерство сельского хозяйства США быстро разработало обширную программу помощи производителям, теряющим доходы и сталкивающимся с новыми расходами, с регистрацией, начиная с конца мая. Платежи были доступны производителям, терпящим убытки, из широкого спектра U.С. сельское хозяйство[7].

Положительные признаки, но неопределенность сохраняется

Ранее в этом году, когда мы опубликовали первоначальные прогнозы Департамента на 2020 год на Форуме перспектив сельского хозяйства Министерства сельского хозяйства США, ближайшее будущее выглядело лучше (www.usda.gov/oce/ag-outlook-forum). Мы ожидали улучшения погоды, улучшения торговых отношений и роста мировой экономики, что подстегнуло бы спрос на экспорт сельскохозяйственной продукции из США. Вспышка COVID-19 сильно подорвала ожидания на 2020 и 2021 годы.И хотя сроки и темпы восстановления экономики остаются неопределенными, основы сельского хозяйства США достаточно сильны, чтобы противостоять кризису.

Сектор продолжает демонстрировать рост производительности; а разумная политика, технологии и инновации помогают фермерам справляться с последствиями неблагоприятных погодных условий. Хотя дерехо в начале августа на Среднем Западе, сильные пожары на западе и недавняя активность урагана в Персидском заливе привели к локальным потерям, с национальной точки зрения погодные условия улучшились по сравнению с 2018 и 2019 годами, что свидетельствует о более обильном урожае в осень.Рекордные объемы производства мяса и молока ожидаются в 2020 и 2021 годах.

Мы знаем, что сельское хозяйство США высоко конкурентоспособно на мировых рынках, и перспективы торговли выглядят более благоприятными с ожидаемым восстановлением мировой экономики в 2021 году. В целом экспорт сельскохозяйственной продукции в период COVID-19, по-видимому, держался относительно хорошо по сравнению с экспорт США. За первые семь месяцев 2020 года экспорт сельскохозяйственной продукции США снизился на 3,5% по сравнению с прошлым годом по сравнению со снижением на 18% экспорта несельскохозяйственной продукции.Совсем недавно мы наблюдали значительный всплеск покупок в Китае. Например, в то время как экспорт сои из США в этом году начался медленно, с июля Китай закупил 14 млн т. За последние несколько месяцев Китай также заявил о намерении закупить кукурузу в количествах, превышающих его квоту в 7,2 млн тонн, если все они будут завершены. Закупки растут по всем направлениям, при этом общий объем продаж пшеницы, сорго, хлопка, свинины и говядины с начала года превышает уровень 2017 года.

Ограниченное воздействие кризиса на экспорт сельскохозяйственной продукции в целом отражает тот факт, что спрос на продукты питания относительно неэластичен по доходу и что морские перевозки, используемые для большинства сельскохозяйственных продуктов (в частности, наливных), не претерпели значительных нарушений.Экспорт сельскохозяйственной продукции США в 2021 финансовом году прогнозируется на уровне 140,5 млрд долларов, что на 5,5 млрд долларов больше, чем в 2020 финансовом году, в основном за счет увеличения экспорта сои и кукурузы. Прогнозируется, что объем экспорта сои вырастет почти на 26 процентов по сравнению с прошлым годом, поскольку растущий спрос в Китае и прогноз значительного сокращения объема экспорта из Бразилии открывают возможности для увеличения экспорта из США. Прогнозируется также, что экспорт кукурузы вырастет на 700 млн долларов до 9,0 млрд долларов в 2021 финансовом году, а экспорт плодоовощной продукции — на 500 млн долларов до 35 долларов.0 миллиардов должное к ожидаемому увеличению в сбываниях ек вала, среди других продуктов. Точно так же прогнозируется, что экспорт скота, птицы и молочных продуктов вырастет на 500 миллионов долларов до 32,3 миллиарда долларов.

Но, несмотря на эти обнадеживающие признаки, многие американские фермеры продолжают сталкиваться с серьезными проблемами, и ближайшие перспективы для сектора остаются крайне неопределенными. Во многих случаях производители до недавнего времени не испытывали в полной мере последствий разрушения рынков из-за COVID-19. Представьте себе производителя сладкого картофеля, который только начал собирать свой урожай и теперь ему некуда его отправить, и он берет на себя непредвиденные расходы, чтобы избавиться от части, которую не может продать.Или картофелевод, чьи контракты с производителями картофеля на поставку картофеля для ресторанов были сокращены наполовину. Эти производители начали испытывать более высокие затраты и более низкие доходы в результате COVID-19 только недавно.

Ожидается, что воздействие COVID-19 сохранится и в следующем году: согласно прогнозу Исследовательского института продовольственной и сельскохозяйственной политики Университета Миссури, доходы фермерских хозяйств упадут на 21,9 млрд долларов в 2021 году по сравнению с их прогнозом до COVID-19. , даже с учетом более высоких выплат по программам счетов фермеров.

Диаграмма 4: Чистый доход фермы: оценки FAPRI с учетом воздействия COVID и CFAP, при условии отсутствия выплат CFAP в 2021 году

См. информацию ниже.

Данные: Университет Миссури
www.fapri.missouri.edu/wp-content/uploads/2020/03/2020-U.S.-Agricultural-Market-Outlook.pdf (PDF, 2,7 МБ)
www.fapri.missouri. edu/wp-content/uploads/2020/03/2020-online-baseline-tables.xlsx
www.fapri.missouri.edu/wp-content/uploads/2020/09/September-2020-Farm-Income-Update. pdf (PDF, 1.4 МБ)

Примечания. Чистый доход фермы до COVID (NFI — синяя линия) представляет собой прогноз при отсутствии воздействия COVID-19 в 2020 и 2021 годах. Серая линия учитывает влияние COVID на рынок и выплаты по Программе продовольственной помощи в связи с коронавирусом (CFAP). к сельхозпроизводителям. Чистый доход фермы без учета CFAP (оранжевая линия) представляет собой прогноз чистого дохода фермы с учетом воздействия COVID-19, но без прямых выплат из CFAP 1.

Обратите внимание, что прогноз доходов фермерских хозяйств FAPRI на 2020 год включает 11 миллиардов долларов США для CFAP 1 (в отличие от прогноза ERS, который включал 16 миллиардов долларов США) и 5 ​​долларов США.8 миллиардов в кредитах прощены под программой предохранения от Paycheck. Кроме того, прогноз доходов фермерских хозяйств FAPRI на начало сентября 2020 г. не включал никаких платежей, связанных с CFAP 2.

Перспектива дальнейшего воздействия COVID-19 в 2020 и 2021 годах побудила Конгресс рассмотреть вопрос о дополнительной помощи, чтобы помочь сельскохозяйственным производителям приспособиться к сбоям на внутренних и мировых сельскохозяйственных рынках. Ранее в этом месяце Министерство сельского хозяйства США объявило о втором раунде Программы продовольственной помощи в связи с коронавирусом (CFAP 2), которая предоставит дополнительную помощь в размере до 14 миллиардов долларов фермерам, столкнувшимся с рыночными сбоями, вызванными COVID-19, во втором и четвертом кварталах 2020 года.CFAP 2, который основан на ассигнованиях из более раннего Закона CARES, охватывает более широкий спектр товаров по сравнению с CFAP 1, таких как индейки и все столовые яйца, и упрощает процесс подачи заявки на специальные культуры.[8]

Программа CFAP вместе с недавним всплеском экспорта некоторых сельскохозяйственных товаров оказала столь необходимую помощь сельскохозяйственному сектору. Но из-за того, что горизонт все еще омрачен неопределенностью, трудно сказать, закончились ли трудные времена для фермеров или еще впереди.

  1. www.federalreserve.gov/releases/chargeoff/delallsa.htm
  2. (см. www.ers.usda.gov/covid-19/rural-america)
  3. (www.ers.usda.gov/amber-waves/2020/march/family-farm-households-reap-benefits-in-working-off-the-farm)
  4. www.kansascityfed.org/research/indicatorsdata/agfinancedatabook/articles/2020/7-16-20/ag-finance-dbk-7-16-2020
  5. www.afpc.tamu.edu/research/publications/files/698/RR-20-01.pdf
  6. USDA-ERS Статистика доходов и богатства фермерских хозяйств: www.ers.usda.gov/data-products/farm-income-and-wealth-statistics
  7. www.usda.gov/media/press-releases/2020/05/19/usda-announces-details-direct-assistance-farmers-через
  8. Подробную информацию о пакете помощи CFAP2 можно найти на сайте www.farmers.gov. Регистрация началась в понедельник, 21 сентября.

Написать ответ

Комментарии

Луни может прорваться в 2020 году, но 2021 год будет еще лучше: экономист

Breadcrumb Trail Links

  1. Новости
  2. Инвестирование
  3. Экономика

Нефть, США.Доллар США и банковский курс играют важную роль в определении краткосрочного курса

Дата публикации:

02 января 2020 г.  •  2 января 2020 г.  •  3 минуты чтения  •  35 комментариев Банк Канады держал ставки, в отличие от центральных банков других стран . Фото Королевского канадского монетного двора

Содержание статьи

Канадец, возможно, наконец-то готов вырваться из торгового диапазона, который удерживал его на месте в течение большей части 20 месяцев, устроив ралли в 2021 году, в результате которого он может достичь 82 центов. к У.С. доллар.

Содержание статьи

Таково мнение экономиста Capital Economics Стивена Брауна, который прогнозирует, что к 2020 году канадский доллар будет курсить 79 центов за доллар. В последний раз канадская валюта торговалась на уровне 79 центов в апреле 2018 года, когда она не смогла удержать этот уровень более недели. С тех пор курс канадца колеблется в пределах от 73 до 78 центов.

Содержание статьи

Браун считает, что Банк Канады снова будет стоять на своем в 2020 году, даже перед лицом ралли валюты, которое может начать менять свой подход с нейтрального на голубиный.У политиков может возникнуть соблазн подавить ралли снижением ставки, признает Браун, но он не предвидит, что это произойдет, потому что это может отбросить центральный банк в другом месте.

«Банк Канады настолько обеспокоен тем, что потенциально может увеличить долговое бремя домохозяйств за счет снижения процентных ставок и удешевления долга, что я не думаю, что (рост канадского доллара) сам по себе достаточно, чтобы заставить банк снизить процентные ставки, » он сказал.

Тезис Брауна подкрепляется его верой в то, что в 2020 году энергетический сектор восстановится, а рост экспорта нефти на 10–15 процентов подстегнет экономику.Другие предполагают, что доллар США также может быть поддержан ослаблением доллара США, но эта точка зрения далека от консенсуса.

Содержание статьи

Директор по инвестициям Sunlife Global Investments Садик Адатиа считает, что у канадца был скудный год. «Это будет больше ограничено диапазоном, чем что-либо еще», — сказал Адатия. В отличие от Брауна, Адатиа считает, что в энергетическом секторе не будет особых движений, и оставляет возможность для снижения ставки Банком Канады. И пока У.По его словам, рынки Южной Америки могут столкнуться с оттоком некоторого капитала, поскольку инвесторы начинают искать ценность, а не рост, Канада может столкнуться с аналогичными проблемами, сказал он, потому что ее экономика замедляется.

Обеспокоенность по поводу состояния экономики Канады также оказывает давление на главу RBC Global Asset Management по глобальному фиксированному доходу и валютам Дагмару Фиялковски и управляющего портфелем Дэниела Митчелла, которые являются соавторами инвестиционного прогноза на 2020 год, в котором они предсказали, что канадский доллар упадет до 72,99 цента в 2020 году. 2020.

По словам Фиялковски и Митчелл, Канада стала менее привлекательным местом для ведения бизнеса из-за налогов и более строгих правил, в то время как торговля продолжает сокращаться.Это происходит по мере того, как разрыв между темпами найма и ростом ВВП создает «проблему производительности».

«В конечном счете, мы думаем, что долгосрочные негативные явления приведут к тому, что в следующем году канадский доллар будет немного хуже, даже в условиях, когда доллар США в целом падает», — написали они.

Банки рухнут? — The Atlantic

После нескольких месяцев жизни в условиях пандемии коронавируса граждане США хорошо осознают, какие потери она нанесла экономике: нарушенные цепочки поставок, рекордная безработица, банкротство малого бизнеса.Все эти факторы серьезны и могут ввергнуть Соединенные Штаты в глубокую и затяжную рецессию. Но есть и другая угроза для экономики. Он скрывается на балансах крупных банков, и это может иметь катастрофические последствия. Представьте, что вдобавок ко всей неопределенности, связанной с пандемией, вы проснулись однажды утром и обнаружили, что финансовый сектор рухнул.

Чтобы узнать больше тематических статей, скачайте приложение Audm для iPhone.

Вы можете подумать, что такой кризис маловероятен, ведь воспоминания о крахе 2008 года еще так свежи.Но банки извлекли из этого бедствия мало уроков, и новые законы, направленные на то, чтобы удержать их от чрезмерного риска, не помогли. В результате мы можем оказаться на пороге очередного краха, который отличается от 2008 года не столько по сути, сколько по степени. Этот может быть хуже.

Джон Лоуренс: Внутри финансового краха 2008 года

Финансовый кризис 2008 года был связан с ипотекой. Сотни миллиардов долларов в виде кредитов покупателям жилья были переупакованы в ценные бумаги, называемые обеспеченными долговыми обязательствами, известные как CDO.Теоретически CDO были предназначены для того, чтобы снять риск с банков, которые ссужают деньги покупателям жилья. На практике те же банки, которые выдавали жилищные кредиты, также делали большие ставки на CDO, часто используя сложные методы, скрытые от инвесторов и регулирующих органов. Когда рынок жилья пострадал, эти банки пострадали вдвойне. В конце 2007 года банки начали раскрывать десятки миллиардов долларов убытков по субстандартным CDO. В следующем году Lehman Brothers разорился, унеся с собой экономику.

Федеральное правительство вмешалось, чтобы спасти другие крупные банки и предотвратить панику.Вмешательство сработало — хотя в то время его успех не казался гарантированным — и система исправилась. Конечно, многие американцы пострадали в результате краха, потеряв дома, работу и богатство. И без того тревожный разрыв между имущими и неимущими в Америке стал еще больше. Тем не менее к марту 2009 года экономика находилась на подъеме, и начался самый продолжительный бычий рынок в истории.

Чтобы предотвратить очередной кризис, Конгресс в 2010 году принял Закон Додда-Франка. Согласно новым правилам, банки должны были брать меньше займов, делать меньше долгосрочных ставок и быть более прозрачными в отношении своих активов.Федеральная резервная система начала проводить «стресс-тесты», чтобы держать банки в узде. Конгресс также попытался реформировать кредитно-рейтинговые агентства, которые широко обвиняли в том, что они способствовали краху, давая высокие оценки сомнительным CDO, многие из которых были богаты субстандартными кредитами, предоставленными неквалифицированным заемщикам. В ходе кризиса более 13 000 CDO-инвестиций, получивших рейтинг AAA — максимально возможный рейтинг, — объявили дефолт.

Реформы были задуманы из лучших побуждений, но, как мы увидим, они не удержали банки от возврата к старым дурным привычкам.После жилищного кризиса субстандартные CDO, естественно, потеряли популярность. Спрос сместился на аналогичный — и столь же рискованный — инструмент, который даже имеет похожее название: CLO, или обеспеченное кредитное обязательство. CLO ходит и говорит как CDO, но вместо кредитов, выдаваемых покупателям жилья, кредиты выдаются предприятиям, в частности, проблемным предприятиям. CLO объединяют так называемые кредиты с использованием заемных средств, субстандартные ипотечные кредиты корпоративного мира. Это ссуды, предоставленные компаниям, которые максимально увеличили свои заимствования и больше не могут продавать облигации напрямую инвесторам или претендовать на традиционный банковский кредит.В настоящее время непогашенные кредиты с использованием заемных средств на сумму более 1 триллиона долларов. Большинство из них содержится в CLO.

Так же, как легкая ипотека способствовала экономическому росту в 2000-х, дешевый корпоративный долг сделал то же самое в последнее десятилетие, и многие компании нажрались на нем.

Я был частью группы, которая структурировала и продавала CDO и CLO в Morgan Stanley в 1990-х годах. Эти две ценные бумаги удивительно похожи. Как и CDO, CLO имеет несколько уровней, которые продаются отдельно. Нижний слой самый опасный, верхний самый безопасный.Если хотя бы несколько кредитов в CLO будут дефолтными, нижний слой понесет убытки, а остальные слои останутся в безопасности. Если значения по умолчанию увеличатся, нижний слой потеряет еще больше, и боль начнет распространяться вверх по слоям. Однако верхний слой остается защищенным: он теряет деньги только после уничтожения нижних слоев.

Энни Лоури: Вымирание малого бизнеса уже наступило

Если вы не работаете в сфере финансов, вы, вероятно, не слышали о CLO, но, по многим оценкам, рынок CLO больше, чем рынок субстандартных ипотечных CDO. в период своего расцвета.Банк международных расчетов, который помогает центральным банкам добиваться финансовой стабильности, оценил общий размер рынка CDO в 2007 году в 640 миллиардов долларов; он оценил общий размер рынка CLO в 2018 году в 750 миллиардов долларов. С тех пор было создано CLO на сумму более 130 миллиардов долларов, некоторые даже в последние месяцы. Так же, как легкая ипотека способствовала экономическому росту в 2000-х годах, дешевый корпоративный долг сделал то же самое в последнее десятилетие, и многие компании нажрались на нем.

Ознакомьтесь с выпуском за июль/август 2020 г.

Узнайте больше из этого выпуска и найдите свою следующую статью для чтения.

Подробнее

Несмотря на очевидное сходство со злодеями последнего краха, CLO получили высокую оценку председателя Федеральной резервной системы Джерома Пауэлла и министра финансов Стивена Мнучина за то, что они перенесли риск кредитов с использованием заемных средств за пределы банковской системы. Подобно бывшему председателю ФРС Алану Гринспену, который преуменьшал риски, связанные с субстандартными ипотечными кредитами, Пауэлл и Мнучин преуменьшали любые проблемы, которые CLO могут создавать для банков, утверждая, что риск содержится в самих CLO.

Эти оптимистичные взгляды трудно совместить с реальностью.По оценкам Банка международных расчетов, в конце 2018 года банки по всему миру держали CLO на сумму не менее 250 миллиардов долларов. В июле прошлого года, через месяц после того, как Пауэлл заявил на пресс-конференции, что «риск не в банках, Два экономиста из Федеральной резервной системы сообщили, что депозитные учреждения США и их холдинговые компании владеют CLO на сумму более 110 миллиардов долларов, выпущенных только на Каймановых островах. Трудно получить более полную картину, отчасти потому, что банки непоследовательно сообщали о своих активах CLO.Совет по финансовой стабильности, который следит за мировой финансовой системой, в декабре предупредил, что 14 процентов CLO на сумму более 100 миллиардов долларов пропали без вести.

Из сентябрьского номера 2017 года: Фрэнк Партной о том, как индексные фонды могут быть вредны для экономики

У меня есть текущий счет и ипотечный кредит в Wells Fargo; Я решил посмотреть, насколько сильно мой банк инвестирует в CLO. Мне пришлось копаться в сносках последнего годового отчета банка, вплоть до страницы 144.В списке есть его «доступные для продажи» аккаунты. Это инвестиции, которые банк планирует продать в какой-то момент, хотя и не обязательно сразу. Список содержит категории безопасных активов, которые вы можете ожидать: облигации казначейства США, муниципальные облигации и так далее. Среди них находится статья под названием «обеспеченный кредит и другие обязательства» — CLO. Я провел пальцем по странице, чтобы увидеть общую сумму этих инвестиций, инвестиций, которые, как утверждали Пауэлл и Мнучин, находятся «вне банковской системы».

Всего 29,7 миллиарда долларов. Это огромное число. И это внутри банка.

George Wylesol

С 2008 года банки сохраняют больше капитала для защиты от экономического спада, и их балансы теперь менее заемные, чем в 2007 году. И не каждый банк загрузил CLO. Но в декабре Совет по финансовой стабильности подсчитал, что для 30 «глобальных системно значимых банков» средний риск кредитов с использованием заемных средств и CLO составлял примерно 60 процентов наличного капитала.Citigroup сообщила о CLO на сумму 20 миллиардов долларов по состоянию на 31 марта; JPMorgan Chase сообщил о 35 миллиардах долларов (наряду с нереализованным убытком от CLO в размере 2 миллиардов долларов). Несколько банков среднего размера — Banc of California, Stifel Financial — имеют CLO, на долю которых приходится более 100% капитала. Если рынок заемных средств рухнет, их обязательства могут быстро превысить их активы.

Прочтите: Экономические уроки пандемии

Как эти банки могут оправдать ставку таких больших денег на то, что выглядит такой рискованной ставкой? Защитники CLO говорят, что на самом деле это не авантюра — напротив, они настолько надежны, на что только можно надеяться.Это потому, что банки в основном владеют наименее рискованным, верхним уровнем CLO. С середины 1990-х годов во время предыдущего финансового кризиса самый высокий годовой уровень дефолтов по кредитам с использованием заемных средств составлял около 10 процентов. Если 10 процентов кредитов CLO не будут погашены, пострадают нижние слои, но если вы владеете верхним слоем, вы можете даже не заметить. В три раза больше кредитов может оказаться неплатежеспособным, и вы все равно будете защищены, потому что нижние слои понесут убытки. Ценные бумаги структурированы таким образом, что инвесторы с высокой терпимостью к риску, такие как хедж-фонды и частные инвестиционные компании, покупают нижние слои в надежде выиграть в лотерею.Крупные банки соглашаются на меньшую прибыль и безопасность верхнего уровня. На момент написания этой статьи ни один уровень CLO с рейтингом AAA никогда не терял принципала.

Но рейтинг ААА обманчив. Агентства кредитного рейтинга оценивают CLO и их основной долг отдельно. Вы можете предположить, что CLO должен иметь долг AAA, если его верхний уровень имеет рейтинг AAA. Отнюдь не. Помните: CLO состоят из кредитов предприятиям, у которых уже есть проблемы.

Итак, какие долги вы найдете у CLO? По оценкам Fitch Ratings, по состоянию на апрель более 67% из 1745 заемщиков в его базе данных кредитов с использованием заемных средств имели рейтинг B.Это может показаться неплохим, но долг с рейтингом B — паршивый долг. Согласно определениям рейтинговых агентств, способность заемщика с рейтингом B погасить кредит равна вероятности обесценения в неблагоприятных деловых или экономических условиях. Другими словами, две трети этих кредитов с использованием заемных средств, вероятно, потеряют деньги в экономических условиях, подобных тем, в которых мы сейчас находимся. По данным Fitch, 15% компаний, имеющих кредиты с использованием заемных средств, имеют рейтинг еще ниже — CCC или ниже. Эти заемщики находятся на пороге дефолта.

Таким образом, в то время как банки ограничивают свои инвестиции CLO в основном слоями с рейтингом AAA, на самом деле они владеют десятками миллиардов долларов высокорисковых долгов. В этих CLO с высоким рейтингом вы не найдете ни одного кредита с рейтингом AAA, AA или даже A.

Как кредитно-рейтинговые агентства могут избежать наказания за это? Ответ — «корреляция дефолта», мера вероятности дефолта по кредитам в то же время . Основная причина, по которой CLO были такими безопасными, та же самая, по которой CDO казались безопасными до 2008 года.В то время базовые кредиты тоже были рискованными, и все знали, что некоторые из них не окупятся. Но казалось маловероятным, что многие из них объявят дефолт одновременно. Кредиты были распределены по всей стране и среди многих кредиторов. Считалось, что рынки недвижимости являются локальными, а не национальными, и факторы, которые обычно приводят к невыплате жилищных кредитов (потеря работы, развод, плохое здоровье), не все движутся одновременно в одном направлении. Затем цены на жилье упали на 30 процентов по всем направлениям, а дефолты резко возросли.

Из номера за январь/февраль 2013 г.: Фрэнк Партной и Джесси Айзингер о том, что они не знают, что находится внутри американских банков

Для CLO рейтинговые агентства определяют уровни различных уровней путем оценки как рисков кредитов с использованием заемных средств, так и их корреляции дефолтов. . Даже во время рецессии различные секторы экономики, такие как развлечения, здравоохранение и розничная торговля, не обязательно движутся в ногу. Теоретически CLO строятся таким образом, чтобы свести к минимуму вероятность того, что все кредиты будут затронуты одним событием или цепочкой событий.Рейтинговые агентства присваивают высокие рейтинги тем слоям, которые кажутся достаточно диверсифицированными по отраслям и географическим регионам.

Банки публично не сообщают, какие CLO они держат, поэтому мы не можем точно знать, какие кредиты с использованием заемных средств могут быть предоставлены данному учреждению. Но все, что вам нужно сделать, это просмотреть список заемщиков с кредитным плечом, чтобы увидеть потенциальные проблемы. Среди десятков компаний, которые Fitch добавило в свой список «подозрительных кредитов» в апреле, были AMC Entertainment, Bob’s Discount Furniture, California Pizza Kitchen, Container Store, Lands’ End, Men’s Wearhouse и Party City.Все эти компании сильно пострадали от затягивания поясов, которое сопровождает обычный спад.

Мы не переживаем обычный спад. Двумя компаниями с наибольшей суммой непогашенного долга в апрельском списке Fitch были Envision Healthcare, медицинская кадровая компания, которая, среди прочего, помогает больницам оказывать неотложную помощь, и Intelsat, которая предоставляет спутниковый широкополосный доступ. Также в список добавлена ​​компания Hoffmaster, производящая продукцию, используемую ресторанами для упаковки еды на вынос.Компании, которые, как вы, возможно, ожидали пережить нынешний экономический шторм, оказались в числе тех, кто пострадал больше всего, поскольку потребители не только затягивают пояса потуже, но и пересматривают то, что они считают необходимым.

Неуплата кредита уже происходит. В апреле их было больше, чем когда-либо прежде. Дальше будет только хуже.

Еще до того, как разразилась пандемия, кредитно-рейтинговые агентства, возможно, недооценивали, насколько уязвимыми могут быть несвязанные отрасли для одних и тех же экономических сил. Статья 2017 года Джона Гриффина из Техасского университета и Джордана Никерсона из Бостонского колледжа продемонстрировала, что предположения о корреляции по умолчанию, использованные для создания группы из 136 CLO, должны были быть в три-четыре раза выше, чем они были на самом деле. просчеты привели к гораздо более высоким рейтингам, чем ожидалось.«Я уже несколько лет беспокоюсь о том, что CLO AAA потерпят неудачу в следующем кризисе, — сказал мне Гриффин в мае. «Этот кризис более ужасен, чем я ожидал».

В нынешних условиях перспективы заемных средств в ряде отраслей поистине мрачны. Такие компании, как AMC (почти 2 миллиарда долларов долга, распределенного между 224 CLO) и Party City (719 миллионов долларов долга в 183 CLO), были в отчаянном положении до социального дистанцирования. Теперь походы в кино и вечеринки приостановлены на неопределенный срок и могут никогда не вернуться к допандемическому уровню.

Цены на слои CLO с рейтингом AAA упали в марте, прежде чем Федеральная резервная система объявила, что ее дополнительные кредиты в размере 2,3 триллиона долларов будут включать кредиты CLO. (Программа вызывает споры: действительно ли ФРС готова поддерживать CLO, когда так много ранее здоровых малых предприятий изо всех сил пытаются выплатить свои долги? По состоянию на середину мая таких кредитов не было.) Далеко не отпугнуть крупные банки падение вдохновило некоторых из них на покупку по низкой цене: Citigroup приобрела CLO AAA на 2 миллиарда долларов во время падения, которые она продала с прибылью в 100 миллионов долларов, когда цены восстановились.Другие банки, в том числе Bank of America, как сообщается, купили CLO нижнего уровня в мае примерно по 20 центов за доллар.

Читайте: Как ФРС позволила миру взорваться в 2008 году

Между тем, дефолты по кредитам уже происходят. В апреле их было больше, чем когда-либо прежде. Несколько экспертов сказали мне, что этим летом ожидается больше рекордных месяцев. Дальше будет только хуже.

George Wylesol

Если дефолты по кредитам с использованием заемных средств продолжатся, насколько сильно они могут повредить экономике в целом? Что именно является наихудшим сценарием?

На данный момент финансовая система кажется относительно стабильной.Банки по-прежнему могут погасить свои долги и пройти тесты на нормативный капитал. Но напомним, что предыдущий крах разворачивался более года. Настоящее аналогично не осени 2008 года, когда в США был полномасштабный кризис, а лету 2007 года, когда некоторые ценные бумаги уходили под воду, но еще никто не знал, чем это закончится.

То, что я собираюсь описать, неизбежно является спекулятивным, но оно основано на опыте предыдущего краха и на том, что мы знаем о текущих банковских активах.Цель изложения этого наихудшего сценария не в том, чтобы сказать, что он обязательно сбудется. Цель состоит в том, чтобы показать, что может . Уже одно это должно напугать всех нас и повлиять на то, как мы думаем о следующем году и далее.

Позднее этим летом количество дефолтов по кредитам с использованием заемных средств значительно возрастет, поскольку экономические последствия пандемии полностью проявятся. Суды по делам о банкротстве, скорее всего, сдадутся под тяжестью новых исков. (В течение двухнедельного периода в мае Дж. Крю, Нейман Маркус и Дж.C. Penney все подали заявление о банкротстве.) Мы уже знаем, что значительное большинство кредитов в CLO имеют слабые условия, которые предлагают инвесторам лишь минимальную юридическую защиту; на отраслевом языке они «облегченные». Таким образом, держателям кредитов с использованием заемных средств посчастливится получить пенни за доллар в случае дефолта компаний — ничего близкого к 70 центам, которые были стандартными в прошлом.

Когда банки начнут ощущать боль этих дефолтов, общественность узнает, что они были далеко не единственными учреждениями, которые делали большие ставки на CLO.Страховой гигант AIG, который вложил огромные средства в CDO в 2008 году, теперь имеет более 9 миллиардов долларов в CLO. Компании по страхованию жизни США как группа в 2018 году, по оценкам, имели пятую часть своего капитала, связанного с этими же инструментами. Пенсионные фонды, взаимные фонды и биржевые фонды (популярные среди розничных инвесторов) также активно инвестируют в кредиты с использованием заемных средств и CLO.

Сами банки могут показать, что их инвестиции CLO больше, чем предполагалось ранее.На самом деле, мы уже наблюдаем, как это происходит. 5 мая Wells Fargo раскрыл информацию об CLO на сумму 7,7 млрд долларов в другом разделе своего баланса, чем 29,7 млрд долларов, которые я нашел в ее годовом отчете. По мере накопления дефолтов точка зрения Мнучина-Пауэлла о том, что кредиты с использованием заемных средств не могут нанести вред финансовой системе, будет разоблачена как принятие желаемого за действительное.

До сих пор я сосредоточился на CLO, потому что они представляют собой наиболее тревожные активы, которыми владеют банки. Но они также символизируют другие сложные и искусственные продукты, которые банки припрятывают на балансе и вне его.Позже в этом году банки вполне могут сообщить о квартальных убытках, которые намного больше, чем ожидалось. Подробности будут включать головокружительное количество сделок, которые будут напоминать не только жилищный кризис, но и скандал с Enron в начале 2000-х. Помните все эти дочерние компании, созданные Enron (многие из них печально известны в честь 90 003 персонажей из «Звездных войн» и 90 004 персонажей), чтобы не допустить рискованных ставок в финансовых отчетах энергетической компании? Крупные банки используют аналогичные структуры, называемые «предприятиями с переменной процентной ставкой» — компании, учреждаемые в основном для того, чтобы удерживать неучтенные позиции.У Wells Fargo есть активы VIE на сумму более 1 триллиона долларов, о которых мы в настоящее время знаем очень мало, потому что требования к отчетности непрозрачны. Но одной из популярных инвестиций в VIE являются ценные бумаги, обеспеченные коммерческими ипотечными кредитами, такими как кредиты торговым центрам и офисным паркам — две категории заемщиков, испытывающих серьезные трудности в результате пандемии.

Джесси Айзингер: мы повторяем ошибки 2008 года

Первые убытки от CLO сами по себе не уничтожат капитальные резервы, требуемые Доддом-Франком.А некоторые из самых безответственных авантюр последнего кризиса — спекулятивные деривативы и кредитно-дефолтные свопы, о которых вы, возможно, помните, читали в 2008 году, — сегодня менее распространены, говорят мне эксперты. Но потери от CLO в сочетании с потерями от других проблемных активов, таких как ценные бумаги, обеспеченные коммерческой ипотекой, приведут к серьезному дефициту капитала. Между тем, те же самые экономические силы, ударяющие по CLO, сильно ударят по другим частям баланса банков; по мере затягивания рецессии их традиционные источники доходов также иссякнут.Для некоторых эрозия капитала может приблизиться к уровням, пострадавшим от Lehman Brothers и Citigroup в 2008 году. Банки с недостаточными резервами наличности будут вынуждены продавать активы на суровом рынке, и выручка будет скудной. Цены кредитов с использованием заемных средств и, как следствие, CLO будут снижаться.

Источник изображения: на основе данных Fitch Ratings. Четвертый CLO отражает совокупный уровень дефолтов по кредитам с использованием заемных средств в размере 78 процентов.

Вы можете догадаться об остальном: в какой-то момент пойдут слухи, что один крупный банк вот-вот рухнет.Однодневное кредитование, поддерживающее функционирование американской экономики, перестанет действовать. Федеральная резервная система попытается организовать спасение банков. Все это было и в прошлый раз.

Из сентябрьского номера 2015 года: Как банкиры Уолл-стрит не попали в тюрьму

Но на этот раз предложение о финансовой помощи, скорее всего, встретит более жесткое сопротивление с обеих сторон. С 2008 года левые и правые популисты в американской политике стали подозрительно относиться к подачкам крупным банкам. Уже разгневанные тем, что банки были неадекватно наказаны за свои должностные преступления, приведшие к последнему краху, критики будут возмущены, узнав, что они столь вопиющим образом пренебрегли духом реформ, проведенных после 2008 года.Некоторые члены Конгресса зададутся вопросом, имеет ли Федеральная резервная система право покупать рискованные инвестиции для поддержки финансового сектора, как это было в 2008 году. учреждений.) Правительственные чиновники будут проводить лихорадочные собрания, но безрезультатно. Неустойчивый банк рухнет, и за ним выстроятся другие.

И тогда, где-то в следующем году, мы все заглянем в финансовую бездну.В этот момент мы выйдем далеко за рамки предыдущей рецессии, и мы либо исчерпаем средства, которые спасли систему в прошлый раз, либо обнаружим, что на этот раз они не сработают. Что , то ?

До недавнего времени, по крайней мере, США были справедливо сосредоточены на поиске способов выхода из пандемии коронавируса, в которых приоритет отдавался бы здоровью американских граждан. И экономическое здоровье не может быть восстановлено до тех пор, пока люди не почувствуют себя в безопасности, занимаясь своими повседневными делами. Но риски для здоровья и экономические риски следует рассматривать вместе.При расчете рисков повторного открытия экономики мы должны понимать истинные затраты на то, чтобы оставаться закрытыми. В какой-то момент их станет больше, чем может вынести страна.

Финансовый сектор не похож на другие сектора. Если он потерпит неудачу, фундаментальные аспекты современной жизни могут потерпеть неудачу вместе с ним. Мы можем потерять возможность брать кредиты на покупку дома или машины или на оплату обучения в колледже. Без надежного кредита многим американцам будет трудно платить за свои повседневные нужды. Вот почему в 2008 году тогдашний министр финансов Генри Полсон зашел так далеко, что встал на одно колено и умолял Нэнси Пелоси помочь спасти систему.Он понял альтернативу.

Из июньского номера 2012 г.: Как мы неправильно поняли крах

Прискорбно, что нынешняя ситуация настолько ужасна отчасти потому, что после последнего краха банки снова стали плохо себя вести — слишком рисковали, скрывались долг в сложных инструментах и ​​забалансовых предприятиях и, как правило, используют лазейки в законах, чтобы обуздать свою жадность. Пощадить их во второй раз в этом столетии будет намного сложнее.

Если мы проявим для этого политическую волю — или если мы предотвратим наихудшие возможные последствия в это опасное время — США будет необходимо.правительство С. провести достаточно жесткие реформы, чтобы предотвратить следующий кризис. Мы видели, как банки реагируют на строгие выговоры и скромные реформы. На этот раз регулирующим органам, возможно, придется демонтировать систему в том виде, в каком мы ее знаем. Банки должны играть гораздо более простую роль в новой экономике, самостоятельно принимая кредитные решения, а не отдавая их кредитно-рейтинговым агентствам. Им следует держаться подальше от любых новомодных систем безопасности, которые могут заменить CLO. Чтобы предотвратить новый кризис, нам также нужно гораздо больше прозрачности, чтобы мы могли видеть, когда банки поддаются искушению.Банк не должен иметь возможность удерживать активы на сумму 1 триллион долларов вне своих бухгалтерских книг.

Если нам удастся продержаться в следующем году, не столкнувшись с крахом, мы должны найти способы помешать крупным банкам пойти ва-банк на ставках, которые они не могут позволить себе проиграть. Их удача — и наша — в какой-то момент иссякнет.


Эта статья была опубликована в печатном издании за июль/август 2020 года под заголовком «Худший худший случай».

Пандемия COVID-19 и вирус стоимостью 16 триллионов долларов | Инфекционные болезни | ДЖАМА

Пандемия SARS-CoV-2 (тяжелый острый респираторный синдром, коронавирус 2) представляет собой самую большую угрозу процветанию и благополучию, с которой США столкнулись со времен Великой депрессии.Эта точка зрения объединяет смертность, заболеваемость, состояния психического здоровья и прямые экономические потери для оценки общей стоимости пандемии в США при оптимистичном предположении, что она будет существенно ограничена к осени 2021 года. Эти затраты намного превышают затраты, связанные с обычными рецессии и войны в Ираке, и аналогичны тем, которые связаны с глобальным изменением климата. Однако увеличение инвестиций в тестирование и отслеживание контактов может принести экономические выгоды, которые по крайней мере в 30 раз превышают расчетные затраты на инвестиции в эти подходы.

С момента начала заболевания коронавирусом 2019 (COVID-19) в марте было подано 60 миллионов заявлений на страхование по безработице. До COVID-19 наибольшее количество еженедельных новых обращений за пособием по безработице (на основе данных с 1967 г.) составляло 695 000 за неделю со 2 октября 1982 г. За 20 недель, начавшихся в конце марта 2020 г., новые заявления о безработице превысили 1 миллион на человека. неделю; по состоянию на 20 сентября количество новых требований было чуть меньше этой суммы.

Рецессии питаются сами собой.Рабочие, не работающие на работе, тратят меньше, и, следовательно, последующий доход от бизнеса снижается. Федеральное правительство компенсировало большую часть первоначальных потерь из-за остановки, что предотвратило то, что, вероятно, стало бы новой Великой депрессией. Но вирус продолжается, и, таким образом, полное выздоровление ожидается не раньше, чем в будущем. Бюджетное управление Конгресса прогнозирует в общей сложности 7,6 трлн долларов упущенной выгоды в течение следующего десятилетия. 1

Более низкая производительность — не единственная экономическая стоимость COVID-19; смертность и снижение качества жизни также могут быть измерены в экономических терминах.На сегодняшний день примерно 200 000 случаев смерти напрямую связаны с COVID-19; гораздо больше, несомненно, произойдет. В США происходит около 5000 смертей от COVID-19 в неделю, а предполагаемое эффективное репродуктивное число (R t [т. е. среднее число людей, заражающихся от человека с инфекцией SARS-CoV-2]) составляет примерно 1. Если такие темпы сохранятся, в следующем году можно ожидать еще 250 000 смертей. Сезонные факторы могут увеличить смертность, хотя неизвестно, будет ли COVID-19 демонстрировать большую сезонность.Помимо смертей от COVID-19, исследования показывают увеличение смертности от других причин, что составляет почти 40% смертей, связанных с COVID-19. Таким образом, если текущая траектория сохранится, в следующем году в США, по оценкам, произойдет 625 000 кумулятивных смертей, связанных с пандемией.

Хотя оценить конкретную человеческую жизнь невозможно, экономисты разработали технику оценки «статистических жизней»; то есть измерение того, сколько стоит для людей снижение риска смертности или заболеваемости.Этот подход использовался в качестве стандарта в регуляторной политике США и при обсуждении глобальной политики в области здравоохранения. 2

Существует обширная экономическая литература, в которой оценивается ценность статистической жизни; например, в регулировании окружающей среды и здоровья. Хотя ни одно число не является общепринятым, часто используются диапазоны. Например, в политике охраны окружающей среды и здоровья, 3 , предполагается, что статистическая жизнь стоит 10 миллионов долларов. При более консервативном значении в 7 миллионов долларов на жизнь экономическая стоимость преждевременных смертей, ожидаемых в течение следующего года, оценивается в 4 доллара.4 трлн.

У некоторых людей, переживших COVID-19, вероятно, будут серьезные долгосрочные осложнения, включая респираторные, сердечные и психические расстройства, и может быть повышен риск преждевременной смерти. Данные, полученные от выживших после COVID-19, свидетельствуют о том, что долгосрочные нарушения возникают примерно у одной трети выживших с тяжелым или критическим заболеванием. 4 Поскольку количество выживших после тяжелого или критического заболевания COVID-19 примерно в 7 раз превышает число смертей от COVID-19, долгосрочное ухудшение состояния может затронуть более чем в два раза больше людей, чем число умерших.

Учитывая преобладание респираторных осложнений среди выживших после COVID-19, пострадавшие могут быть такими же, как и люди с умеренной хронической обструктивной болезнью легких, которая, по оценкам, имеет ухудшение качества жизни примерно от -0,25 до -0,35. Предполагая общее снижение ожидаемой продолжительности жизни с поправкой на качество, включая продолжительность, а также качество жизни, на 35% и принимая во внимание предполагаемую стоимость года жизни, получаем предполагаемые потери от долгосрочных осложнений в размере 2 долларов США.6 триллионов для случаев прогнозируют через следующий год.

Вирус поражает даже людей, у которых не развивается COVID-19. Потеря жизни среди друзей и близких, страх заразиться вирусом, беспокойство по поводу экономической безопасности, а также последствия изоляции и одиночества — все это сказалось на психическом здоровье населения. Доля взрослых в США, которые сообщают о симптомах депрессии или тревоги, с апреля 2020 года составила в среднем примерно 40%; сопоставимый показатель в начале 2019 года составлял 11 человек.0%. 5 Эти данные означают примерно 80 миллионов дополнительных людей с психическими расстройствами, связанными с COVID-19. Если, в соответствии с преобладающими оценками, стоимость этих состояний оценивается примерно в 20 000 долларов США на человека в год, а симптомы психического здоровья сохраняются только в течение 1 года, оценка этих потерь может составить примерно 1,6 триллиона долларов США.

Расчетные совокупные финансовые затраты в связи с пандемией COVID-19, связанные с потерей продукции и ухудшением здоровья, представлены в таблице.Общая стоимость оценивается более чем в 16 триллионов долларов, или примерно 90% годового валового внутреннего продукта США. Для семьи из 4 человек предполагаемые потери составят почти $200 000. Примерно половина этой суммы — это потерянный доход в результате рецессии, вызванной COVID-19; остальное — экономические последствия более короткой и менее здоровой жизни.

Таблица. Расчетная экономическая стоимость кризиса COVID-19

Выходные потери такой величины огромны.Потери производства во время Великой рецессии составили лишь четверть от этого объема. Экономические потери более чем в два раза превышают общие денежные затраты на все войны, которые США вели с 11 сентября 2001 года, включая войны в Афганистане, Ираке и Сирии. 6 По другому показателю эта стоимость приблизительно равна оценке ущерба (например, от снижения производительности сельского хозяйства и более частых суровых погодных явлений) в результате 50-летнего изменения климата. 7

По этой причине меры, которые могут существенно снизить распространение SARS-CoV-2, имеют огромное социальное значение.Рассмотрите политику широкомасштабного тестирования населения, отслеживания контактов и изоляции. Например, если предположить, что будет протестировано 100 000 человек, стоимость тестирования составит примерно 6 миллионов долларов. Согласно текущим данным о распространенности SARS-CoV-2 в некоторых районах, около 5000 человек получат положительный результат теста.

Такой подход может предотвратить многие инфекции. Не каждый человек с положительным результатом теста на SARS-CoV-2 заразен; возможно, 20% людей с положительным результатом теста находятся на достаточно позднем этапе развития инфекции, поэтому вероятность передачи низка. 8 Кроме того, примерно 25% людей с положительным результатом теста, скорее всего, не будут помещаться в карантин. 9 Однако, учитывая, что R t составляет около 1, снижение передачи на 45% может привести к уменьшению примерно на 2750 положительных случаев. Это могло бы предотвратить около 14 смертей (оценочная стоимость ≈ 96 миллионов долларов) и около 33 критических и тяжелых случаев (оценочная стоимость ≈ 80 миллионов долларов). Эти последующие случаи, если они не произойдут, могут в конечном итоге привести к еще меньшему количеству случаев, но даже игнорируя это, прогнозируемая экономическая отдача от стратегии тестирования и отслеживания примерно в 30 раз превышает затраты (т. миллионов).

По оценкам Фонда Рокфеллера, политика проведения 30 миллионов тестов в неделю потребует дополнительных расходов в размере 75 миллиардов долларов в течение следующего года 10 ; добавление стоимости отслеживания контактов может увеличить общую сумму примерно до 100 миллиардов долларов.

В настоящее время Конгресс обсуждает, следует ли оказывать экономическую поддержку для смягчения экономического ущерба, вызванного COVID, с помощью законодательства, следующего за Законом о помощи, помощи и экономической безопасности в связи с коронавирусом (CARES).Наиболее прибыльные инвестиции, которые должны быть включены в такое законодательство, — это расширенное тестирование и отслеживание контактов. Минимум 5% любого вмешательства по оказанию экономической помощи COVID должно быть посвящено таким мерам здравоохранения.

В более общем плане огромные финансовые потери от COVID-19 предполагают фундаментальное переосмысление роли правительства в подготовке к пандемии. В настоящее время США уделяют первоочередное внимание расходам на неотложную помощь, а расходы на здравоохранение и инфраструктуру гораздо меньше.Поскольку нация изо всех сил пытается оправиться от COVID-19, инвестиции, вложенные в тестирование, отслеживание контактов и изоляцию, должны быть постоянными и не прекращаться, когда опасения по поводу COVID-19 начинают отступать.

Автор, ответственный за переписку: Дэвид М. Катлер, доктор философии, факультет экономики, Гарвардский университет, 1805 Cambridge St, Cambridge, MA 02138 ([email protected]).

Опубликовано в Интернете: 12 октября 2020 г.doi:10.1001/jama.2020.19759

Раскрытие информации о конфликте интересов: Д-р Катлер сообщает о получении вознаграждения за участие в качестве свидетеля-эксперта в судебных разбирательствах по опиоидам и вейпингу, личных вознаграждений за подготовку статьи от Brookings Institution и поддержке исследований от Pharmaceutical Research. и Производители Америки вне представленной работы. Он также является уполномоченным Комиссии по политике здравоохранения в Массачусетсе. Д-р Саммерс сообщает о получении личных гонораров от различных финансовых учреждений помимо представленной работы и личных гонораров за подготовку статьи от Института Брукингса.

Финансирование/поддержка: Эта работа финансировалась Национальным институтом старения в рамках премии P01AG005842.

Роль спонсора/спонсора: Национальный институт старения не участвовал в подготовке, рассмотрении или утверждении рукописи; и решение представить рукопись для публикации.

Дополнительная информация: Более подробная информация о расчетах доступна на http://scholar.harvard.edu/cutler.

1.

Бюджетное управление Конгресса. Обновление экономического обзора: 2020–2030 годы . Бюджетное управление Конгресса; 2020.

2.Джеймсон Д, Саммерс Л, Аллейн г, и др. Глобальное здравоохранение 2035: мир сближается в одном поколении.  Ланцет . 2013; 382:1898-1955.Google ScholarCrossref 3.

Робинсон Л. COVID-19 и неопределенности стоимости статистической жизни. Регуляторный обзор . 5 августа 2020 г.

4.Ахмед Х, Патель К., Гринвуд Д, и др. Долгосрочные клинические исходы у выживших после вспышек коронавируса после госпитализации или поступления в отделение интенсивной терапии: систематический обзор и метаанализ последующих исследований. medRxiv . Препринт опубликован 22 апреля 2020 г. doi:10.1101/2020.04.16.200679757.Nordhaus W.  Прогнозы и неопределенности в отношении изменения климата в эпоху минимальной климатической политики. Am Economic J . 2018;10(3):333-360. doi:10.1257/pol.20170046Google Scholar .

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.