Заработок неофициальный: что может узнать налоговая, как легализовать

Содержание

Что такое облагаемые и не облагаемые налогами доходы

Вы можете получать доход в форме денег, собственности или услуг. В этом разделе обсуждаются различные виды дохода, которые облагаются или не облагаются налогами, в частности, зарплата и дополнительные льготы наемных работников, доход от бартера, партнерства, корпорации типа S и роялти. Информация, приведенная на данной странице, не должна рассматриваться как исчерпывающая. Прочие надлежащие шаги могут потребоваться для той или иной конкретной формы коммерческой деятельности.

Обычно сумма вашего дохода облагается налогом, если законом специально не предусмотрено освобождение от уплаты налога. Облагаемый налогом доход должен указываться в налоговой декларации и облагаться налогом. Не облагаемый налогом доход, возможно, должен указываться в налоговой декларации, но он не облагается налогом. Перечень имеется в Публикации 525, «Облагаемый и не облагаемый налогом доход» (Английский).

Условно полученный доход. Обычно вы должны платить налоги на суммы, включенные в ваш доход, даже если он фактически не находится в вашем распоряжении.

Действительный чек, который вы получили или который предоставлялся вам до конца налогового года, считается условно полученным в этом году, даже если вы не получили по нему деньги или не положили его на свой счет до конца следующего года. Например, если почта пыталась доставить вам чек в последний день налогового года, но вас не было дома для того, чтобы получить его, вы должны включить сумму этого чека в свой доход за этот налоговый год. Если же чек был отправлен вам по почте таким образом, что вы не могли получить его до конца налогового года или вы не могли получить средства до конца года по другой причине, вы включаете сумму этого чека в свой доход за следующий год.

Переназначение дохода. Доход, полученный за вас вашим агентом, является доходом, который вы условно получили в том году, в котором его получил этот агент. Если вы заключили договор о получении третьей стороной дохода для вас, вы должны включить любую сумму в свой доход в тот момент, когда эта сторона получила его.

Пример. Вы и ваш работодатель договорились о том, что часть вашей зарплаты выплачивается непосредственно вашей бывшей супруге. Вы должны включить в свой доход эту сумму в момент ее получения вашей бывшей супругой.

Доход в форме предоплаты. Доход в форме предоплаты, например, компенсация за будущие услуги, обычно включается в ваш доход в тот год, когда вы получили его. Однако если вы ведете бухгалтерский учет методом начисления, вы можете отнести на следующий год предоплату за услуги, которые будут выполнены до конца следующего налогового года. В этом случае вы включаете оплату в свой доход в тот момент, когда вы зарабатываете ее, предоставляя услуги.

Компенсация наемных работников

Обычно вы должны включать в свой валовой доход всю компенсацию, полученную вами за оказанные личные услуги. Помимо зарплаты, оклада, комиссионных, сборов и чаевых, это включает и другие формы компенсации, например, дополнительные льготы и фондовые опционы.

Вы должны получить Форму W-2, «Справка о заработной плате и налогах» от своего работодателя, в которой указана компенсация за предоставленные вами услуги.

Уход за детьми. Если вы предоставляете уход за детьми на дому у них, на дому у себя или в другом месте ведения коммерческой деятельности, полученная вами оплата должна включаться в ваш доход. Если вы не являетесь наемным работником, вы, возможно, работаете на себя и должны включать оплату за свои услуги в Приложение C (к Форме) 1040 или 1040-SR), «Доход или потери от занятий предпринимательской деятельностью». Обычно вы не являетесь наемным работником, если вы не подчиняетесь своему работодателю в части того, что и как вам делать, и если он не контролирует вашу деятельность.

Уход за детьми на дому у них. Если вы предоставляете уход за детьми родственников или соседей на дому у них, как постоянно, так и эпизодически, на вас распространяются изложенные выше правила ухода за детьми

Дополнительные льготы

Дополнительные льготы, получаемые вами в связи с предоставлением услуг, включаются в ваш доход в качестве компенсации, если только вы не платили за них обоснованную рыночную цену или не освобождены от уплаты налогов специальным законом. Если вы воздерживаетесь от оказания услуг (например, согласно обязательству о неучастии в конкурентной борьбе), это рассматривается в части, связанной с данными правилами, как предоставление услуг.

Получатель дополнительных льгот.

Вы являетесь получателем дополнительных льгот, если вы предоставляете услуги, за которые предоставляются дополнительные льготы. Вы считаетесь получателем, даже если льготы были предоставлены другому лицу, например, члену вашей семьи. Например, если ваш работодатель предоставляет вашей супруге автомобиль за оказываемые вами услуги, то считается, что этот автомобиль предоставлен вам, а не вашей супруге.

Для того чтобы стать получателем дополнительных услуг, вы не должны быть наемным работником той стороны, которая предоставляет эти дополнительные услуги. Если вы являетесь партнером, директором или независимым подрядчиком, вы также можете быть получателем дополнительных услуг.

Доход от предпринимательской деятельности и инвестиций

Сдача личной собственности в аренду. Если вы сдаете напрокат личную собственность, например, оборудование или автомобили, то форма отчетности о доходе и расходах обычно определяется следующим:

  • является ли сдача собственности напрокат предпринимательской деятельностью, а также
  • ведется ли сдача собственности напрокат с целью получения дохода.

Обычно, если основная цель сдачи собственности напрокат заключается в получении дохода или прибыли, и вы сдаете собственность напрокат постоянно и регулярно, ваша деятельность по сдаче собственности напрокат является предпринимательской. Дополнительная информация о вычитании из налогооблагаемой базы доходов на ведение предпринимательской деятельности и деятельности, цель которой не заключается в получении дохода, приведена в Публикации 535, «Расходы на ведение предпринимательской деятельности» (Английский).

Доход партнерства

Обычно партнерство не облагается налогом. Оно «передает» свои доходы, потери, вычеты из налогооблагаемой базы и налоговые зачеты партнерам пропорционально доле каждого при распределении. Дополнительная информация приведена в Публикации 541 (Английский).

Доля партнера при распределении. Доля партнера при распределении доходов, потерь, вычетов из налогооблагаемой базы и налоговых зачетов обычно основана на соглашении между партнерами. Вы должны указывать в своей налоговой декларации долю во всех этих позициях, независимо от того, выделялись ли они вам фактически. Однако ваша доля в потерях партнерства ограничена базовым значением вашей собственности в партнерстве с поправкой на момент того года партнерства, в течение которого произошла потеря.

Налоговая декларация партнерства. Хотя партнерство обычно не платит налогов, оно должно подавать налоговую декларацию для сведения по Форме 1065, «Подоходная налоговая декларация для партнерства в США». В этой налоговой декларации указываются операции партнерства в течение налогового года и те позиции, которые «передаются» партнерам.

Доход корпорации типа S

Обычно корпорация типа S не платит налогов на доход. Вместо этого она «передает» свои доходы, потери, вычеты из налогооблагаемой базы и налоговые зачеты акционерам пропорционально доле каждого в собственности компании. Вы должны указывать свою долю по всем этим позициям в своей налоговой декларации. Обычно «передаваемые» вам позиции соответствующим образом увеличивают или уменьшают сумму акционерного капитала корпорации типа S.

Налоговая декларация корпорации типа S. Корпорация типа S должна подавать налоговую декларацию по Форме  1120S, «Форма подоходной налоговой декларация для корпорации типа S в США», в которой указываются результаты деятельности корпорации за налоговый год и значения доходов, потерь, вычитаний из налогооблагаемой базы или налоговых зачетов, влияющих на личные налоговые декларации акционеров. Обращайтесь за дополнительной информацией к Инструкциям по заполнению формы 1120S (Английский).

Oтчисления за авторские права

Роялти от авторских прав, патентов, а также недвижимой собственности, содержащей месторождения нефти, газа и полезных ископаемых, облагаются налогом, как обычный доход.

Роялти обычно указываются в Части I Формы E (Форма 1040 или Форма 1040-SR), «Дополнительные доходы и потери». Однако, если вы имеете долевое участие в эксплуатации в секторах нефти, газа и полезных ископаемых или занимаетесь коммерческой деятельностью в качестве работающего на себя писателя, изобретателя, художника и т.п., указывайте свой доход и свои расходы в Форме C.

Обращайтесь за дополнительной информацией к Публикации 525, «Облагаемый и не облагаемый налогом доход» (Английский).

Виртуальные валюты

Продажа или иной вид обмена виртуальной валюты, либо использование виртуальной валюты для оплаты за товары или услуги, либо хранение виртуальной валюты в качестве инвестиций, как правило, имеют налоговые последствия, которые могут повлечь за собой налоговые обязательства. Данное руководство предназначено для физических лиц и коммерческих предприятий, которые используют виртуальную валюту (Английский).

Бартер

Бартер – это обмен товарами или услугами. Обычно не происходит обмена наличными деньгами. Пример бартера – это водопроводчик, оказывающий услуги по ремонту водопровода в обмен на зубоврачебные услуги зубного врача. Понятие бартера не включает соглашения, по которым осуществляется исключительно неформальный обмен услугами схожего типа на некоммерческой основе (например, уход за детьми совместно с соседними родителями). В момент получения вами собственности или услуг при бартере вы должны включить их справедливую рыночную стоимость в свой доход. Обращайтесь за дополнительной информацией по ссылке  Налоговая тема 420 – доход от бартера.

ГК РФ Статья 1086. Определение заработка (дохода), утраченного в результате повреждения здоровья / КонсультантПлюс

ГК РФ Статья 1086. Определение заработка (дохода), утраченного в результате повреждения здоровья

1. Размер подлежащего возмещению утраченного потерпевшим заработка (дохода) определяется в процентах к его среднему месячному заработку (доходу) до увечья или иного повреждения здоровья либо до утраты им трудоспособности, соответствующих степени утраты потерпевшим профессиональной трудоспособности, а при отсутствии профессиональной трудоспособности — степени утраты общей трудоспособности.

2. В состав утраченного заработка (дохода) потерпевшего включаются все виды оплаты его труда по трудовым и гражданско-правовым договорам как по месту основной работы, так и по совместительству, облагаемые подоходным налогом. Не учитываются выплаты единовременного характера, в частности компенсация за неиспользованный отпуск и выходное пособие при увольнении. За период временной нетрудоспособности или отпуска по беременности и родам учитывается выплаченное пособие. Доходы от предпринимательской деятельности, а также авторский гонорар включаются в состав утраченного заработка, при этом доходы от предпринимательской деятельности включаются на основании данных налоговой инспекции.

Все виды заработка (дохода) учитываются в суммах, начисленных до удержания налогов.

3. Среднемесячный заработок (доход) потерпевшего подсчитывается путем деления общей суммы его заработка (дохода) за двенадцать месяцев работы, предшествовавших повреждению здоровья, на двенадцать. В случае, когда потерпевший ко времени причинения вреда работал менее двенадцати месяцев, среднемесячный заработок (доход) подсчитывается путем деления общей суммы заработка (дохода) за фактически проработанное число месяцев, предшествовавших повреждению здоровья, на число этих месяцев.

Не полностью проработанные потерпевшим месяцы по его желанию заменяются предшествующими полностью проработанными месяцами либо исключаются из подсчета при невозможности их замены.

4. В случае, когда потерпевший на момент причинения вреда не работал, учитывается по его желанию заработок до увольнения либо обычный размер вознаграждения работника его квалификации в данной местности, но не менее установленной в соответствии с законом величины прожиточного минимума трудоспособного населения в целом по Российской Федерации.

(в ред. Федерального закона от 26.11.2002 N 152-ФЗ)

5. Если в заработке (доходе) потерпевшего произошли до причинения ему увечья или иного повреждения здоровья устойчивые изменения, улучшающие его имущественное положение (повышена заработная плата по занимаемой должности, он переведен на более высокооплачиваемую работу, поступил на работу после получения образования по очной форме обучения и в других случаях, когда доказана устойчивость изменения или возможности изменения оплаты труда потерпевшего), при определении его среднемесячного заработка (дохода) учитывается только заработок (доход), который он получил или должен был получить после соответствующего изменения.

(в ред. Федерального закона от 02.07.2013 N 185-ФЗ)

Открыть полный текст документа

калькулятор кредитов на авто в 2022 году

Кредит с остаточным платежом Suzuki

от 13,5 %

Легковой автомобиль

ежемес. платежот 15 223 ₽

до3 млн ₽

от 20%от 40 000 ₽

Стаж работы от 3 мес. на последнем месте

Регистрация постоянная

Автокредит

от 14,9 %

Легковой автомобиль

ежемес. платежот 15 335 ₽

до3 млн ₽

от 0%от 0 ₽

Регистрация постоянная / временная

Мотокредит на Yamaha

от 11,7 %

Мототранспорт

ежемес. платежот 15 080 ₽

до2 млн ₽

от 20%от 40 000 ₽

Стаж работы от 3 мес. на последнем месте

Регистрация постоянная

Автокредит на Kia

от 5,5 %

Легковой автомобиль

ежемес. платежот 14 592 ₽

до5 млн ₽

от 20%от 40 000 ₽

Стаж работы от 3 мес. на последнем месте

Регистрация постоянная

Кредит на новый автомобиль

0,7 %

Легковой автомобиль

ежемес. платежот 14 220 ₽

до7 млн ₽

от 20%от 40 000 ₽

Стаж работы от 3 мес. на последнем месте

Регистрация постоянная

Автокредит на Geely

от 13,4 %

Легковой автомобиль

ежемес. платежот 15 215 ₽

до5 млн ₽

от 20%от 40 000 ₽

Стаж работы от 3 мес. на последнем месте

Регистрация постоянная

Автокредит на Changan

от 4,9 %

Легковой автомобиль

ежемес. платежот 14 545 ₽

до1,5 млн ₽

от 20%от 40 000 ₽

Стаж работы от 3 мес. на последнем месте

Регистрация постоянная

Автокредит на Chevrolet

от 12,7 %

Легковой автомобиль

ежемес. платежот 15 160 ₽

до1,5 млн ₽

от 20%от 40 000 ₽

Стаж работы от 3 мес. на последнем месте

Регистрация постоянная

Автокредит на Lada

от 5,5 %

Легковой автомобиль

ежемес. платежот 14 592 ₽

до3,5 млн ₽

от 10%от 20 000 ₽

Стаж работы от 3 мес. на последнем месте

Регистрация постоянная

Автокредит на Land Rover

от 11 %

Легковой автомобиль

ежемес. платежот 15 024 ₽

до12 млн ₽

от 20%от 40 000 ₽

Стаж работы от 3 мес. на последнем месте

Регистрация постоянная

Автокредит с остаточным платежом

11,4 %

Легковой автомобиль

ежемес. платежот 15 056 ₽

до5 млн ₽

от 20%от 40 000 ₽

Необходимость страхования каско

Стаж работы от 3 мес. на последнем месте

Регистрация постоянная

Рефинансирование остаточного платежа

0,2 %

Легковой автомобиль

ежемес. платежот 14 182 ₽

до3 млн ₽

от 0%от 0 ₽

Стаж работы от 3 мес. на последнем месте

Регистрация постоянная

Мотокредит

от 11,7 %

Мототранспорт

ежемес. платежот 15 080 ₽

до2 млн ₽

от 20%от 40 000 ₽

Стаж работы от 3 мес. на последнем месте

Регистрация постоянная

Автокредит на ГАЗ

от 12,5 %

Легковой автомобиль

Коммерческий транспорт

ежемес. платежот 15 144 ₽

до5 млн ₽

от 20%от 40 000 ₽

Стаж работы от 3 мес. на последнем месте

Регистрация постоянная

Рефинансирование с заменой авто

2,2 %

Легковой автомобиль

ежемес. платежот 14 336 ₽

до5 млн ₽

от 20%от 40 000 ₽

Стаж работы от 3 мес. на последнем месте

Регистрация постоянная

Автокредит на УАЗ

от 15 %

Легковой автомобиль

Коммерческий транспорт

ежемес. платежот 15 343 ₽

до3 млн ₽

от 20%от 40 000 ₽

Стаж работы от 3 мес. на последнем месте

Регистрация постоянная

Автокредит на Honda

от 0,1 %

Легковой автомобиль

ежемес. платежот 14 174 ₽

до7 млн ₽

от 10%от 20 000 ₽

Стаж работы от 3 мес. на последнем месте

Регистрация постоянная

Кредит на легковой автомобиль с пробегом

от 0,7 %

Легковой автомобиль

ежемес. платежот 14 220 ₽

до4 млн ₽

от 20%от 40 000 ₽

Стаж работы от 3 мес. на последнем месте

Регистрация постоянная

Кредит на легковой автомобиль с пробегом у частного лица

от 0,7 %

Легковой автомобиль

ежемес. платежот 14 220 ₽

до4 млн ₽

от 0%от 0 ₽

Стаж работы от 3 мес. на последнем месте

Регистрация постоянная

Автокредит на Suzuki

от 14,9 %

Легковой автомобиль

ежемес. платежот 15 335 ₽

до2,8 млн ₽

от 20%от 40 000 ₽

Стаж работы от 3 мес. на последнем месте

Регистрация постоянная

Облагается ли налогом заработок в интернете? — Финансы на vc.ru

Очень многие задаются подобным вопросом. Нужно ли платить налоги с заработка в интернете?

{«id»:111149,»type»:1,»typeStr»:»content»,»showTitle»:false,»initialState»:{«isActive»:false},»gtm»:»»}

{«id»:111149,»gtm»:null}

7010 просмотров

Да, нужно. В Российской Федерации по законодательству, любые доходы в интернете облагаются налогами. Поэтому нужно платить налоги с заработанных денег.Прочитав эту статью, вы узнаете, как лучше уплачивать налоги с заработка через интернет.

Самый оптимальный способ

В такой ситуации, работая в интернете, выгодно быть индивидуальным предпринимателем, чтобы работать по закону. Поскольку, работая на упрощённой системе налогообложения ваша ставка от дохода будет равна 6%.

{ «osnovaUnitId»: null, «url»: «https://booster.osnova.io/a/relevant?site=vc&v=2», «place»: «between_entry_blocks», «site»: «vc», «settings»: {«modes»:{«externalLink»:{«buttonLabels»:[«\u0423\u0437\u043d\u0430\u0442\u044c»,»\u0427\u0438\u0442\u0430\u0442\u044c»,»\u041d\u0430\u0447\u0430\u0442\u044c»,»\u0417\u0430\u043a\u0430\u0437\u0430\u0442\u044c»,»\u041a\u0443\u043f\u0438\u0442\u044c»,»\u041f\u043e\u043b\u0443\u0447\u0438\u0442\u044c»,»\u0421\u043a\u0430\u0447\u0430\u0442\u044c»,»\u041f\u0435\u0440\u0435\u0439\u0442\u0438″]}},»deviceList»:{«desktop»:»\u0414\u0435\u0441\u043a\u0442\u043e\u043f»,»smartphone»:»\u0421\u043c\u0430\u0440\u0442\u0444\u043e\u043d\u044b»,»tablet»:»\u041f\u043b\u0430\u043d\u0448\u0435\u0442\u044b»}} }

Таким образом, вы получаете:

1. Относительно не высокую ставку налогообложения

2. Фиксированные платежи для ИП

В общем, если у вас оборот от 1000 долларов в месяц, то уже есть поводы задуматься о том, чтобы стать индивидуальным предпринимателем.

Можно ли обойти налоги на заработок в интернете?

Думаю, что многие зашли на эту статью именно с этой целью. Ведь многие надеятся как-то обойти такие налоги, чтобы не платить их. Ответ: да, можно. Но очень ненадёжно.Если вы рассматриваете заработок в интернете как подработку, совмещая ее с основной работой, то у вас вряд-ли с него будет высокий доход.

Таким образом, вы можете избежать уплаты налога при помощи электронных платежных систем. Таких, которые, в принципе, по большому счету, не отслеживаются (Webmoney, Qiwi, Яндекс деньги, Paypal и прочие). Транзакции денежных средств на этих платежных системах до налоговой почти не доходят.Но, если переводить деньги сразу же на расчетный счёт в банке, то банки стараются поддерживать законность операций в рамках своего сектора, избегая различных штрафов, санкций и прочих проблем. Поэтому они будут наблюдать за этим приключением более пристально.Если вы получаете прибыль на расчётный счёт или на банковскую карту, то тут вероятность проблем сильно возрастает. Банки относятся очень серьезно к этому, и будут брать на контроль такие ситуации.

Подумайте, а надо ли вам это?

По хорошему, платить налоги нужно. Платить или нет — решайте вы сами. Думайте насчёт оборота и насчёт того, каким способом вы эти деньги получаете. Большие ли у вас суммы?

Неофициальная работа, подработка: дополнительный заработок с неполной занятостью

Будь в курсе

Хочешь получать аналогичные вакансии на email?

Да, пожалуйста Готово! Настраивай уведомления здесь

Одесса, Приморский Сегодня 20:41 Удаленная работа Неполный рабочий день

Луганск, Жовтневый Сегодня 20:15 Полная занятость Неполный рабочий день

Мелитополь Сегодня 19:55 Полная занятость Неполный рабочий день

Ивано-Франковск Сегодня 19:40 Частичная занятость Неполный рабочий день

Сторожинец Сегодня 19:27 Частичная занятость Неполный рабочий день

Киев, Подольский Сегодня 18:33 Полная занятость Неполный рабочий день

Киев, Днепровский Сегодня 18:20 Полная занятость Неполный рабочий день

Украинская Сегодня 18:05 Подработка Неполный рабочий день

Запорожье, Хортицкий Сегодня 17:52 Подработка Неполный рабочий день

Винница, Замостянский Сегодня 17:33 Сезонная / временная работа Неполный рабочий день

Киев, Святошинский Сегодня 17:26 Частичная занятость Неполный рабочий день

Днепр, Соборный Сегодня 17:23 Полная занятость Неполный рабочий день

Самые наболевшие вопросы собственников арендного жилья

Риелторские агентства предлагают договор, согласно которому агенты будут посредниками между владельцем и нанимателем в течение всего срока аренды. Но у частных риелторов такая опция встречается редко, ведь подобные услуги стоят недешево. Собственники квартир, как правило, соглашаются на ежемесячное обслуживание со стороны риелтора лишь в определенных ситуациях, например, когда собственник квартиры живет за рубежом или ему некогда заниматься квартирными вопросами.

Агенты будут встречаться и показывать сдаваемую квартиру каждому потенциальному арендатору, чтобы найти оптимальный вариант, соответствующий условиям договора с арендодателем. Агенты также могут взять на себя решение вопросов по взаимодействию с госорганами и другими организациями, задействованными при заключении договоров аренды.

Но, к сожалению, на рынке все еще есть нечестные риелторы, которые изначально пытаются подсунуть собственникам договор, в котором прописаны услуги по обслуживанию квартир с «драконовскими» условиями, когда, к примеру, за расторжение договора полагается штраф в виде платы за два или три месяца. Следует внимательно читать любой договор с первой до последней строчки.

К сожалению, не все собственники к юридическим документам относятся с должным вниманием, считая, что важно не то, что написано в «этих бумажках», а устные договоренности. Это не так. Если вы подписали договор с риелтором, в котором он налагает на вас какие-то обязательства об оплате, он может подать на вас в суд, и уже суд обяжет вас выполнить условия договора.

Если по каким-то причинам вы заключаете договор с риелтором на оказание посреднических услуг на весь период найма квартиры, обязательно следует обратить внимание на те функции, которые должен выполнять посредник. Например, вы можете указать в договоре, что риелтор обязан регулярно контактировать с арендатором, с определенной периодичностью посещать квартиру, контролировать выплату арендной платы, проверять сохранность имущества в квартире, самостоятельно решать вопросы, связанные с мелким ремонтом (например, в случае засора в раковине), обращаться в страховую компанию, если необходим более существенный ремонт (когда квартира застрахована), а при необходимости должен расторгнуть договор найма и подыскать нового жильца. Если же в договоре функции риелтора прописаны нечетко, такой документ не стоит подписывать, так как в «аварийных» случаях вы будете решать все вопросы самостоятельно, а риелтор будет лишь получать с вас деньги.

Неофициально: Зарплаты гонщиков Формулы 1 в 2021 году

Итальянская La Gazzetta Dello Sport опубликовала информацию о зарплатах гонщиков в сезоне 2021 года. Цифры неофициальные, а выплата бонусов по итогам сезона и рекламные контракты могут существенно скорректировать доходы в большую сторону.

Самым высокооплачиваемым гонщиком чемпионата является действующий чемпион мира Льюис Хэмилтон. В 2021-м зарплата пилота Mercedes составит $45 млн. Для сравнения, в прошлом году зарплата Льюиса оценивалась в 47 млн. евро.

Немногим меньше Льюиса зарабатывает Макс Ферстаппен – итальянское издание оценивает его зарплату в $40 млн. Почётное третье место делят между собой Себастьян Феттель, Даниэль Риккардо и Шарль Леклер со скромными на фоне двух лидеров 15 миллионами долларов.

Зарплаты гонщиков Формулы 1 в 2021 году

Гонщик Команда Зарплата
Л.Хэмилтон Mercedes $45 млн.
М.Ферстаппен Red Bull $40 млн.
Д.Риккардо McLaren $15 млн.
С.Феттель Aston Martin $15 млн.
Ш.Леклер Ferrari $15 млн.
Ф.Алонсо Alpine $10 млн.
В.Боттас Mercedes $10 млн.
К.Сайнс Ferrari $10 млн.
Л.Стролл Aston Martin $10 млн.
К.Райкконен Alfa Romeo $10 млн.
С.Перес Red Bull $8 млн.
Л.Норрис McLaren $5 млн.
Э.Окон Alpine $5 млн.
П.Гасли AlphaTauri $5 млн.
А.Джовинацци Alfa Romeo $1 млн.
М.Шумахер Haas $1 млн.
Н.Мазепин Haas $1 млн.
Д.Расселл Williams $1 млн.
Н.Латифи Williams $1 млн.
Ю.Цунода AlphaTauri $0,5 млн.

Что такое неформальная экономика? – МВФ Ф&Р

Скачать PDF

Меньшее количество работников вне формальной экономики может способствовать устойчивому разработка

Неформальная экономика, включающая деятельность, имеющую рыночную стоимость и увеличивающую налоговые поступления. а ВВП, если они были зафиксированы, является глобально распространенным явлением. По данным Международной организации труда, около 2 млрд. рабочих, или 60 процентов занятого населения мира в возрасте от 15 лет и старше. старше, проводят хотя бы часть своего времени в неформальном секторе.Размер неформальный сектор медленно сокращается по мере развития экономики, но с широким вариации по регионам и странам. Сегодня неформальный сектор по-прежнему приходится около трети экономического роста стран с низким и средним уровнем дохода. активность — 15 процентов в странах с развитой экономикой (см. график).

Неформальность охватывает широкий спектр ситуаций внутри стран и между ними, и возникает по ряду причин.

С одной стороны, отдельные лица и фирмы могут предпочесть остаться за пределами формальная экономика, чтобы избежать налогов и социальных отчислений или соблюдения стандарты и лицензионные требования.Это относится к общему, но ошибочное мнение о том, что причиной неформальности в основном являются фирмы и частные лица «мошенничают», чтобы не платить налоги. С другой стороны, люди могут полагаться на неформальную деятельность как на подстраховку: им может не хватать образование и навыки для официальной занятости или быть слишком бедным, чтобы получить доступ государственные и финансовые услуги. Готовящаяся к выходу книга, в которой собраны последние исследования сотрудников МВФ и ученых-исследователей призвана пролить новый свет на эту тему. путем более подробного изучения измерения неформальности, анализа ее движущих сил и экономические последствия, а также обсуждение возможных ответных мер политики.

Широкое распространение и сохранение неформального труда, особенно в страны с формирующимся рынком и развивающиеся страны, все больше признается в качестве препятствие для устойчивого развития. Неформальные фирмы не вносят вклад в налоговой базы и, как правило, остаются небольшими, с низкой производительностью и ограниченным доступ к финансам. В результате экономический рост в регионах или странах с крупным неформальным сектором остается ниже потенциального. Неформальные работники больше шансов быть бедными, чем работники формального сектора, потому что они отсутствие официальных контрактов и социальной защиты, а также потому, что они, как правило, менее образованный.

Распространенность неформальной работы также связана с высоким неравенством: работники с аналогичными навыками, как правило, зарабатывают меньше в неформальном секторе, чем их коллег из формального сектора, а также разрыв в заработной плате между формальным и неформальным рабочих выше при более низком уровне квалификации. Это объясняет, почему большой снижение неформальной занятости в Латинской Америке, наблюдаемое за последние 20 лет, было связано со значительным сокращением неравенства.

Неформальная работа также связана с гендерным неравенством.В двух из трех странах с низким уровнем дохода и уровнем дохода ниже среднего, женщины чаще, чем мужчин не только на неформальной занятости, но и на нестандартные и низкооплачиваемые категории неформальной занятости.

Таким образом, борьба с неформальностью необходима и безотлагательна для поддержки инклюзивного экономического развития и сокращения бедности во всем мире. Пандемия COVID-19 только укрепило это чувство безотлагательности: его сокрушительное воздействие на неформальные деятельность во всем мире высветила необходимость того, чтобы правительства обеспечивали спасательный круг для больших слоев населения, не охваченных (или недостаточно охвачены) существующими программами социальной защиты.

Однако разработка эффективной политики по борьбе с неформальной осложняется его многочисленными причинами и формами как внутри, так и внутри страны. Неформальность – это ответ на набор специфичных для страны характеристики и институты, и не существует универсального решение. Обширные исследования и политические эксперименты как в развивающихся, так и в страны с развитой экономикой, тем не менее, указывают на общий набор руководящих принципов для разработки политики.Четыре типа политики доказали свою эффективность:

  • Улучшение доступа к образованию и его качества, вероятно, является единственным самый действенный способ снизить уровень неформальности. Реформы образования, направленные как на усиление равенства доступа, так и на обеспечение что учащиеся остаются в школе до конца среднего цикла (и широкие возможности технического и профессионального обучения) особенно важный.
  • Структура налоговой системы должна избегать непреднамеренного увеличения стимулов для отдельные лица и фирмы остаются в неформальном секторе. Общепризнанно, что более простой налог на добавленную стоимость и корпоративный налог системы (без или с минимальными исключениями и лазейками) с более низкими ставками, как а также низкие налоги на заработную плату помогают сократить неформальную занятость. Поддерживающая социальная системы защиты, включая прогрессивный подоходный налог и защиту беднейшим, помогите решить вопросы распределения.
  • Политика расширения доступа к финансовым услугам за счет расширения доступа к формальные (или банковские) финансовые услуги могут помочь снизить уровень неформальности. Отсутствие доступа к финансам является основным препятствием для неформальных фирм и предпринимателей, подавляя производительность и рост их бизнеса. Страны с более широким доступом к финансам, как правило, растут быстрее и меньшее неравенство в доходах.
  • Ряд структурных политик может помочь повысить стимулы и снизить стоимость оформления. Регулирование рынка труда может быть упрощено для обеспечения большей гибкости и способствовать выходу неформальных работников на работу в официальном секторе. Конкуренция политика может способствовать проникновению малых фирм в некоторые сектора за счет устранения монополии. Устранение чрезмерной регламентации и бюрократической Требования также помогают.Цифровые платформы, в том числе от правительства к человеку мобильные переводы, могут способствовать инклюзивному росту, принося финансовые счета для тех, у кого нет банковских счетов, расширение прав и возможностей женщин в финансовом отношении и помощь малым а средние предприятия растут в формальном секторе.

Неформальность критически влияет на то, насколько быстро экономика может расти, развиваться и обеспечивают достойные экономические возможности для своего населения. Стабильный развитие требует сокращения неформальности с течением времени, но этот процесс неизбежно будет постепенным, потому что неформальный сектор в настоящее время является единственным жизнеспособным источником дохода для миллиардов людей.Неформальность лучше решались путем неуклонных реформ, таких как инвестиции в образование, и политики, устранить его глубинные причины. Атаки на сектор, мотивированные просмотром что он, как правило, работает нелегально, и уклонение от уплаты налогов не является отвечать.

КОРИН ДЕЛЕШАТ — начальник отдела Африканского департамента МВФ.

ЛЕАНДРО МЕДИНА — старший экономист отдела МВФ. Департамент стратегии, политики и анализа.

Мнения, высказанные в статьях и других материалах, принадлежат авторам; они не обязательно отражают точку зрения МВФ и его Исполнительного совета или политику МВФ.

Падение сквозь трещины в COVID-19

БРИФИНГ ПО COVID-19: идеи для инклюзивных финансов 

Ошеломляющие 90 процентов работников в развивающихся странах полагаются на неформальную экономику (Bonnet, Vanek, and Chen 2019).Во всем мире насчитывается около 2 миллиардов неформальных работников, которые определяются как лица, работающие на случайной основе или без фиксированной заработной платы (ILO 2020a). 1 Они не признаны органами социальной защиты и не пользуются защитой, обеспечиваемой трудоустройством в формальном секторе, однако они составляют большинство рабочей силы. Многие потеряли возможности получения дохода из-за пандемии COVID-19, и предоставление помощи этим людям имеет решающее значение.


Неофициальные работники занимаются уличной торговлей, надомной работой, сбором мусора, домашней работой и другими краткосрочными контрактами.Они могут не иметь документов, их обычно классифицируют как живущих чуть выше черты бедности, и они могут не соответствовать требованиям или даже не искать государственной поддержки в обычное время. Поэтому они часто не регистрируются в программах социальной защиты. Они, как правило, зависят от менее формальных или нерегулируемых поставщиков финансовых услуг (FSP), таких как ломбарды и кредиторы до зарплаты. Выявление, локализация и охват «неформальной бедноты» или «невидимой бедноты» — сложная задача, особенно сейчас.

Поскольку кризис COVID-19 продолжается, правительства всего мира пытаются отреагировать на него.Агентства социальной защиты используют ресурсы и информацию для решения экономических проблем, возникших в результате этого беспрецедентного кризиса в области здравоохранения. Финансовые регуляторы облегчают доступ к мерам по оказанию помощи, которые призваны смягчить экономическое воздействие на отдельных лиц и рынки. Тем не менее, несмотря на рекордные масштабы реагирования, включая денежные переводы от правительства к человеку (G2P) в более чем 140 странах, программы помощи не смогли охватить многих нуждающихся. В этом брифинге рассматриваются проблемы, с которыми сталкиваются неформальные работники, и причины, по которым уже принятые меры по оказанию помощи могут их не охватывать.Затем мы рекомендуем улучшения программы, которые можно внести в среднесрочной перспективе в разгар пандемии и в долгосрочной перспективе в ожидании будущих глобальных потрясений.

COVID-19 создает и усугубляет проблемы для неформальных работников

Растет потерянный трудовой доход. Из 2 миллиардов неформальных работников во всем мире примерно 1,6 миллиарда могут лишиться средств к существованию из-за кризиса COVID-19. По оценкам Международной организации труда (2020b), в странах с более низким и низким доходом потеря трудового дохода из-за карантинных мер может означать увеличение относительной бедности более чем на 56 процентных пунктов для неформальных работников и их семей.(См. вставку 1.) Этот широкий сегмент работает в сфере услуг по размещению и питанию, производстве, оптовой и розничной торговле и многих других секторах и включает более 300 миллионов фермеров, ведущих натуральное хозяйство. Оценки потери доходов могут увеличиться, поскольку увольнения, связанные с пандемией, выталкивают все больше людей из формальной экономики в неформальную работу. Неформальные работники особенно подвержены риску, поскольку у них нет социальной защиты, доступа к хорошему медицинскому обслуживанию, доступу к надежному электроснабжению и, в некоторых случаях, доступу к санитарной инфраструктуре.Сильнее всего пострадали сектора розничной торговли и сферы услуг, такие как уличная торговля и работа по дому, — как правило, низкооплачиваемая работа, основанная на личных связях (WIEGO 2020a).

ВСТАВКА 1. Потеря дохода неформальными работниками в Кении, Мьянме и Перу

Опросы неформальных работников на таких рынках, как Кения, Мьянма и Перу, показали значительное снижение доходов, как только были приняты меры по социальному дистанцированию и изоляции.Первоначальное исследование, проведенное в Кении в апреле 2020 года, показало, что падение доходов затрагивает широкий спектр источников средств к существованию, но сильнее всего ударяет по городским жителям.

В Мьянме более 60 процентов домохозяйств первоначально столкнулись с прекращением работы, а 38 процентов закрыли свои микро- или малые предприятия. Позже эти цифры выросли: 70 процентов домохозяйств сообщили о прекращении работы, а 49 процентов владельцев микро-, малых и средних предприятий (ММСП) закрыли свою деятельность (Zollman et al. 2020; Wallace 2020).Другое исследование, проведенное в апреле Apoyo Consultoria, показало, что доходы работников в Перу упали на 30 процентов в формальном секторе и на 20 процентов в неформальном секторе. Около 70 процентов экономически активного населения Перу работает неформально.

Женщины непропорционально затронуты (Grown and Sánchez-Páramo 2020). Новые данные Организации Объединенных Наций (2020 г.) о воздействии COVID-19 свидетельствуют о том, что по сравнению с жизнью мужчин экономическая и продуктивная жизнь женщин страдает непропорционально и по-разному.В странах с низким уровнем дохода 92 процента женщин работают неформально по сравнению с 87 процентами мужчин (Moussié and Staab 2020). Многие женщины лишились работы на дому и других источников дохода, и теперь они должны заботиться о значительной части из 1,6 миллиарда детей, чьи школы или детские сады закрыты (WIEGO 2020b; Saavedra 2020). Возросшее бремя обеспечения детей едой — дополнительные покупки, приготовление пищи и уборка — является дополнительными затратами и отнимает у женщин время. Неудивительно, что недавний опрос домохозяйств в Индии показал, что «по всем направлениям женщины более подвержены стрессу, чем мужчины» (Afridi, Dhillon, and Roy, 2020).

Лица ЛГБТИ также могут быть несоразмерно затронуты . «[Лесбиянки, геи, бисексуалы, трансгендеры и интерсексуалы (ЛГБТИ)] люди с большей вероятностью будут безработными и живут в бедности, чем население в целом…. Многие представители ЛГБТИ-сообщества работают в неформальном секторе и не имеют доступа к оплачиваемому отпуску по болезни, пособию по безработице и страховому покрытию. Кроме того, дискриминационная политика в отношении оплачиваемых отпусков не распространяется на все гендеры в равной степени, и ЛГБТИ-люди могут не иметь возможности взять отпуск с работы для ухода за членами семьи» (UN Human Rights 2020).17 мая 2020 года эксперты по правам человека в области сексуальной ориентации и гендерной идентичности опубликовали заявление, в котором отмечается, что трансгендеры уже непропорционально полагаются на неформальную работу из-за проблем с документацией, дискриминации и образования, среди прочего. Невидимость в национальных реестрах, регулярный отказ в доступе к медицинским услугам и высокий уровень насилия усугубляются ранее существовавшими проблемами, с которыми сталкивается транс-сообщество (OAS 2020).

Пожилые неформальные работники нуждаются в особой защите. Пожилые неформальные работники нуждаются в дополнительной защите, чтобы гарантировать, что они имеют достаточную денежную поддержку (часто от своих семей) и могут безопасно получать пособия в соответствии с протоколами здравоохранения, связанными с пандемией COVID-19. Пожилым работникам может быть трудно оправиться от утраченных активов, а международная реакция была недостаточной для признания особой уязвимости пожилых людей. Например, единый набор рекомендаций Всемирной организации здравоохранения для пожилых людей относится только к тем, кто живет в учреждениях длительного ухода — редкой форме жилья в развивающихся странах (Lloyd-Sherlock and Pillemer 2020).Смертность и долги, связанные с пандемией, будут катастрофическими в развивающихся странах, где многие пожилые люди все еще работают, особенно в странах с небольшим объемом государственной помощи.

Неграмотные и малограмотные работники неформального сектора сталкиваются с трудностями в поисках пособий. Неграмотные и малограмотные неформальные работники могут не иметь свободного доступа к информации о государственных программах помощи или не иметь возможности заполнить заявления. Языковые барьеры, вероятно, будут проблемой в отдаленных сельских районах, где проживает много неграмотных людей и где не говорят на преобладающем официальном языке страны.Существует большая разница в уровне грамотности между поколениями в развивающихся странах, где пожилые люди (65+ лет) менее грамотны, чем молодые люди (Roser and Ortiz-Ospina 2013).

Жизнь молодых людей сильно нарушена. Молодежь как сегмент пережила в последние месяцы несколько потрясений: сбои в образовании и профессиональной подготовке, безработица, потеря дохода и большие трудности с поиском работы. По оценкам, с начала кризиса более чем каждый шестой молодой работник перестал работать (ILO 2020c).Это уязвимое население уже имеет ограниченную устойчивость с точки зрения сбережений на случай непредвиденных обстоятельств и медицинского страхования, а это означает, что эти молодые люди практически не имеют доступа к обычным медицинским услугам. Пандемия повышает их уязвимость.

Пандемия оставит многих неформальных работников без дохода. Исследования показали, что местные органы власти в Индии используют карантин для демонтажа инфраструктуры уличной торговли (WIEGO 2020b). Исследование также показало, что сборщики мусора в Колумбии хотят продолжать работать во время пандемии, потому что боятся, что в противном случае их заменят крупные частные компании по управлению отходами.

В дополнение к потере дохода и потребности в чрезвычайных субсидиях, некоторые неформальные работники рискуют получить чрезмерную задолженность. Из домохозяйств и ММСП, участвовавших в недавнем опросе в Мьянме, 84 процента указали, что у них возникли трудности с обслуживанием докризисного долга из-за экономических потрясений, вызванных кризисом COVID-19 (Wallace 2020). Среди тех, кто взял экстренный долг, 35 процентов используют его для предметов первой необходимости, таких как продукты питания и медицинские покупки. Кризис подчеркивает необходимость сделать наиболее уязвимых людей видимыми и определить способы предоставления уязвимым сегментам информации и поддержки, в которых они нуждаются.

Пандемия COVID-19 быстро выявила уязвимость работников неформального сектора, которые не фигурируют в программах социальной защиты и не защищены трудоустройством в формальном секторе, несмотря на то, что они составляют большинство работников в экономике. Это существенный пробел в системе социальной защиты. Неясно, как скоро неформальные работники восстановятся, и если (или когда) восстановятся, то полностью или частично. Консалтинговая фирма BFA (2020) прогнозирует, что в большинстве сценариев восстановление не произойдет, а скорее произойдет «хромание» или «откат» — это означает, что неформальным работникам потребуется много времени, чтобы восстановиться, если они вообще восстановятся, и что число обездоленных людей станет больше.Если пропасть бедности сохраняется в течение длительного времени и становится постоянной, это предвещает серьезные социальные проблемы на горизонте. Но если некоторые части неформального сектора скоро вернутся к работе наполовину или почти на полную мощность, неформальные работники могут оказаться более устойчивыми.

Ответ и его влияние

Неформальные работники часто исключаются из усилий по оказанию помощи, потому что они относительно невидимы для правительств, агентств по оказанию помощи и FSP. С этой «формальной невидимостью» необходимо бороться (Hamilton 2020).Имеется мало данных о 300–400 миллионах работников, которые живут чуть выше черты бедности и, как правило, не имеют права на участие в государственных схемах социальной защиты. В Африке, где более 85 процентов населения работает в неформальном секторе, правительства в основном сосредоточили внимание на формальной африканской экономике: авиакомпаниях, энергетике, страховании и формальном бизнесе (МОТ, 2020d). Некоторые правительства объявили о мерах по поддержке неформального сектора с предупреждением о том, что потребуется время для реализации этих мер.Однако помощь может не доходить до уязвимых неформальных работников по нескольким причинам, включая следующие:

  • Правила приемлемости и квалификации могут исключать неформальных работников из программ поддержки доходов.
  • Правительства и агентства по оказанию помощи могут столкнуться с препятствиями при выявлении нуждающихся.
  • Трудности с предоставлением поддержки могут ограничивать доступ к мерам поддержки.
  • Неравномерное осуществление мер по облегчению бремени задолженности часто исключает неформальных работников.
  • Политики не могут продвигать доступную помощь.

Чтобы лучше понять и решить эти основные проблемы, требуется больше информации о том, как меры по оказанию помощи влияют на несколько сегментов неформальных работников.

ПРОБЛЕМЫ С ДОСТУПОМ К ПОДДЕРЖКЕ ДОХОДОВ

Мало данных о бенефициарах. Правила о том, кто имеет право на получение помощи и как они ее обеспечивают, создали проблемы и барьеры в оказании чрезвычайной помощи COVID-19 (Jerving 2020).Неформальных работников может быть трудно выявить и связаться с ними, потому что они, как правило, не входят в категории людей, официально зарегистрированных в государственных органах. Даже в обычное время они могут не соответствовать критериям для участия в программах социальной защиты, которые используют проверку нуждаемости и другие механизмы для определения права на получение помощи.

В Южной Африке было выявлено около 6–8 миллионов неформальных работников — более 10 процентов населения, — которые не зарабатывают из-за воздействия COVID-19 и карантина. Правительство Южной Африки разработало грант для этого сегмента и теперь может впервые составить список тех, кто попадает в категорию неформально занятых.

Идентификация и нацеливание представляют собой сложную задачу. Проблемы, связанные с правильным выявлением бедных, документировались и решались в течение многих лет с точки зрения социальных выплат. В некоторых случаях существует несколько систем идентификации, происходит дублирование или люди не могут пройти идентификацию и поэтому невидимы. Устранение барьеров особенно актуально сейчас, чтобы усилия по оказанию помощи могли охватить уязвимые слои населения. Как отмечает Центр Mercatus в своих рекомендациях по оказанию денежной помощи экономически уязвимым слоям населения Индии: «Наемные работники, работающие ежедневно в неформальном секторе, действительно невидимы в рамках индийской политики» (Rajagopalan and Tabarrok 2020).

В документе

WIEGO (2020a) отмечается, что в условиях пандемии «ограничения на мобильность затрудняют получение неформальными работниками поддержки доходов», поскольку у многих нет цифровых банковских счетов или доступа к мобильным денежным переводам. В некоторых странах временное закрытие банковских отделений и банкоматов во время карантина лишает доступа к наличным деньгам тех, кто больше всего от них зависит (Hernandez and Kim 2020).

Другое исследование показывает, что более половины бедных женщин в Индии, вероятно, исключены из правительственной программы экстренных денежных переводов в связи с COVID-19, потому что экстренные переводы направляются на счета PMJDY, которыми владеют только 150 миллионов из примерно 326 миллионов бедных женщин. (Панде и др.2020). 2 Кроме того, каждая пятая бедная женщина живет в домохозяйствах, где отсутствуют продовольственные карточки, которые обычно дают доступ к центральной системе продовольственных пайков.

Это подчеркивает озабоченность по поводу правил приемлемости, которые требуют формы идентификации, доступной не всем. Исследование, проведенное на Филиппинах, показало, что только 11 процентов опрошенных членов микропредприятий получили денежную помощь от правительства, несмотря на то, что 30–50 процентов потеряли средства к существованию (Rapisura 2020).В Бангладеш есть опасения, что недавний правительственный пакет стимулирующих мер не дойдет до неформального сектора, даже если он больше всего в нем нуждается и ему не хватает капитала для восстановления после убытков (Kabir 2020). (См. вставку 2.)

ВСТАВКА 2. Бангладешские программы помощи нацелены на неформальных работников, но не приносят им пользы

Поденные наемные работники оказались в числе наиболее пострадавших, когда правительство Бангладеш объявило об остановке экономики в связи с кризисом COVID-19.Более 85 процентов рабочей силы страны являются неформальными, что составляет почти половину ее ВВП (Independent 2020; ADB 2010). Исследование, проведенное Исследовательским центром власти и участия и Институтом управления и развития BRAC (2020 г.), также указывает на то, что доходы ультрабедных, умеренно бедных и уязвимых небедных в стране упали на 70 процентов из-за пандемии.

В апреле в рамках правительственных мер по реагированию на кризис стоимостью 11 миллиардов долларов премьер-министр объявил о программе на 90 миллионов долларов для поддержки «поденных рабочих, рикш, транспортников, строителей, разносчиков газет, сотрудников ресторанов и отелей и других лиц, потерявших рабочих мест в связи с общим праздником или частичной блокировкой» (Shawon 2020).Единовременный денежный перевод будет переведен на банковские счета рабочих, но это не коснется значительной части населения. (Глобальный Findex Всемирного банка показывает, что только 50 процентов взрослого населения Бангладеш имели доступ к счетам в 2017 году [Demirguc-Kunt et al. 2018].) Правительство также включило 5 миллионов крайне бедных и уязвимых людей в свою программу продовольственной поддержки и объявило что 5 миллионов бедных домохозяйств получат примерно 30 долларов в виде мобильной денежной помощи (Business Standard 2020).

К июлю СМИ сообщили, что правительству не хватает надлежащих механизмов для оказания помощи законным бенефициарам, а также отметили коррупцию (Rahman 2020). Например, 200 имен в списке распределения денег использовали один и тот же номер телефона. Многие зарегистрировались в программах экстренной помощи, используя несколько номеров мобильных телефонов и поддельные номера национальных удостоверений личности. Кроме того, был украден рис, предназначенный для бедных (Das 2020).

Хотя правительственный план стимулирования предлагал оборотный капитал малым и средним предприятиям, большинство из них (включая те, которыми руководят женщины) не могли воспользоваться кредитами, поскольку у них не было связей с коммерческими банками, которые были выбраны для распределения средств.

Каналы доставки часто не достигают наиболее уязвимых групп населения. Хотя цифровые модели доставки могут эффективно снизить затраты и уменьшить утечку информации, у них есть свои проблемы. Правительства должны обеспечить, чтобы помощь доходила до тех, кто в ней больше всего нуждается — по обе стороны цифрового разрыва. (См. вставку 3.) Например, программа правительства Индонезии по выдаче карт до трудоустройства предоставляет бенефициарам примерно 215 долларов США в течение четырехмесячного периода.Заявки должны быть заполнены онлайн, что может стать препятствием для людей с ограниченными цифровыми навыками или возможностями подключения (Gentilini et al. 2020b).

В другом недавнем примере получатели социальных пособий на Филиппинах получили немедленные субсидии на экстренные денежные переводы через предоплаченные карты, которые у них уже были. Люди, которые еще не участвовали в программе и не имели карты, столкнулись с длительными задержками в получении денежной помощи от местных органов власти (Энано, 2020 г.).

ПОСТАВЩИКИ НЕ ПРЕДЛАГАЮТ МЕР ПО СНИЖЕНИЮ ДОЛГА

Учитывая проблемы, с которыми в настоящее время сталкиваются уязвимые группы населения при получении доступа к поддержке доходов, им, вероятно, придется продать свои скудные активы, чтобы выжить в краткосрочной перспективе.Это создаст большую нестабильность в среднесрочной и долгосрочной перспективе и затруднит их восстановление после последствий кризиса COVID-19. Эти группы населения могут брать новые или увеличивать займы для покрытия повседневных потребностей. В свою очередь, этот дополнительный долг может увеличить их риск и усугубиться тем фактом, что облегчение бремени задолженности может вообще не коснуться их. Есть две основные причины, по которым облегчение бремени задолженности может не дойти до неформальных работников: (i) ПФУ, на которые они полагаются, не продлевают облегчение бремени задолженности, и (ii) они не информированы о своих возможностях.

 

ВСТАВКА 3. Экстренная помощь неформальным работникам в Бразилии и Перу

Новое приложение позволяет государственному банку Бразилии Caixa оказывать экстренную помощь неформальным работникам, самозанятым и безработным. Но многим еще предстоит получить помощь из-за проблем с приложением и устаревшей информации или из-за того, что они не внесены в государственный реестр (Duarte de Souza 2020).

В Перу министерство труда и государственный банк учредили bono independiente, денежную социальную выплату, доступ к которой имеют не имеющие банковских счетов неформальные работники.Согласно базе данных министерства труда, в марте 2020 года правительство Перу утвердило две социальные выплаты в размере примерно 110 долларов США каждая в пользу независимых и неформальных работников с низким доходом (правительство Перу, 2020a). a Однако программа должна была охватывать только 800 000 из более чем 7 миллионов неформальных работников. В мае правительство одобрило новое перечисление в размере примерно 220 долларов США каждому из 6,8 млн домохозяйств, не имеющих официального дохода и не являющихся получателями других социальных пособий (правительство Перу, 2020a).Несмотря на усилия, многие неформальные работники с низким доходом могут быть не включены.

а. Цифровая платформа правительства объясняет пользователям, как получить доступ к социальным выплатам.

Нерегулируемые поставщики услуг не имеют права на послабления и не обязаны предоставлять снисхождение. Хотя регулирующие органы предписывают или поощряют платежные каникулы и перепрограммирование кредита, такие меры обычно применяются к меньшинству хороших заемщиков, которые являются клиентами регулируемых поставщиков.Бедные клиенты с большей вероятностью, чем другие, будут брать кредиты у нерегулируемых поставщиков, которые не предлагают мер по отсрочке погашения кредита и часто имеют едва ли применимые стандарты защиты прав потребителей. Кредиторы до зарплаты являются примером того типа поставщиков, который на многих рынках выходит за рамки компетенции регулирующих органов.

В России защитники прав потребителей отмечают, что в настоящее время кредитные каникулы предоставляются узкому кругу потребителей. И хотя операции микрофинансирования в Мьянме были приостановлены до 15 мая 2020 года, Департамент финансового регулирования обнаружил, что некоторые микрофинансовые организации не соблюдали директивы о погашении, и их заемщики были вынуждены погашать кредиты без возможности продления (Myanmar Times 2020).

Финансовые регуляторы не передают эффективно информацию о том, кто имеет право на помощь и как они могут получить к ней доступ. Те немногие, кто получает выгоду от мер по отсрочке погашения кредита, могут не понимать полных условий кредита и могут в конечном итоге оказаться в худшем положении из-за процентов и комиссий, особенно если воздержание приведет к раздутым платежам. Навигация и понимание множества различных мер по оказанию помощи могут быть чрезвычайно сложными, и заемщики, у которых мало или совсем нет опыта работы с официальными финансовыми услугами, могут быть плохо подготовлены для взвешивания вариантов.Без явных коммуникационных инициатив уязвимые клиенты могут даже не знать о существовании вариантов. В Перу потребители все чаще обращаются за информацией в главную потребительскую организацию страны, поскольку меры по отсрочке погашения кредита поощряются, а не обязательны, и поставщики могут применять их по-разному. Точно так же потребители в Малайзии звонили в ассоциацию потребителей страны FOMCA за информацией, потому что они не получают необходимую им информацию от банков.

Лучшее восстановление и помощь в будущем

Пандемия обнажает слабые места в системах оказания помощи и дает уроки для продвижения вперед. Это подчеркнуло острую необходимость быть лучше подготовленными и координированными для непредвиденных сценариев. Хотя решения должны быть адаптированы к конкретным потребностям, правительства и промышленность должны ответить на три всеобъемлющих вопроса, чтобы подготовиться к следующему глобальному кризису:

  1. Как мы можем постоянно выявлять уязвимые сегменты, чтобы знать, кто они, до того, как произойдет новый кризис?
  2. Как мы можем обеспечить, чтобы помощь была подходящей для уязвимых людей и чтобы были доступны каналы доставки для них?
  3. Как регулирующие органы могут следить за развитием рынка и проблемами потребителей, чтобы лучше выявлять и понимать потребности уязвимых сегментов?

Как мы можем выявлять уязвимые сегменты на постоянной основе, чтобы мы знали, кто они, прежде чем произойдет новый кризис? Некоторые примеры того, как это сделать, включают следующее:

  • Государственные учреждения могут развивать и формализовать отношения с организациями и представителями этих сегментов, таких как НПО, ассоциации потребителей, женские группы или профессиональные ассоциации.
  • Учреждения могут обеспечить лучшую интеграцию источников данных и использовать прокси для определения, где люди больше всего нуждаются в поддержке, — например, путем разработки защищенных данных способов использования данных о состоянии здоровья от социальных служб для выявления пробелов в оказании помощи. В другом примере Сомалийский денежный консорциум связывает некоторые из своих денежных переводов с системами здравоохранения, чтобы он мог ориентироваться на домохозяйства со случаями COVID-19 и обеспечивать, чтобы у этих семей было достаточно денег, чтобы они могли пройти карантин (Jerving 2020).
  • Государственные учреждения могут узнать больше о финансовых продуктах и ​​каналах, от которых зависят конкретные сегменты, и определить каналы оказания помощи, которые они считают наиболее безопасными и простыми в использовании.
  • Агентства могут протестировать сценарии кризиса, чтобы лучше понять потребности уязвимых людей и выявить пробелы в системе социальной защиты.

Как мы можем гарантировать, что помощь будет подходящей для уязвимых людей и что для них будут созданы каналы доставки? Системы доставки должны быть протестированы с помощью моделирования и оптимально скоординированы с субъектами государственного и частного секторов, включая следующие:

КОРОБКА 4.Система рассмотрения жалоб на Филиппинах

Департамент социального обеспечения и развития Филиппин создал специальную систему подачи жалоб в связи с COVID-19 для людей, которым было отказано в помощи или которые не могут получить к ней доступ. Важно постоянно оценивать характер спроса по мере продолжения кризиса. Ранние отчеты из Филиппин показывают снижение количества кредитных заявок, поскольку люди сосредоточены на неотложных потребностях. Ожидается, что ситуация изменится по мере того, как страны будут выходить из кризиса, а неформальные работники снова будут нуждаться в оборотном капитале.

Регулирующие органы должны четко сформулировать, как просроченные или невыплаченные кредиты повлияют на кредитную историю клиентов. В некоторых странах указано, что кредиторы не должны сообщать о просроченных платежах, являющихся частью соглашения об отсрочке платежа с заемщиком, как о просроченных платежах. В таких случаях не менее важно, чтобы клиенты понимали, как оспорить неточные отчеты в бюро кредитных историй, например, с помощью механизма подачи жалоб.

  • Государственные и частные агентства могут инициировать текущие межведомственные усилия по подготовке и координации своих мер реагирования, включая операции на местах и ​​их внутреннюю и внешнюю связь.Улучшение коммуникации с общественностью и межведомственная и внутриведомственная координация имеют ключевое значение. (См. вставку 4.) Правительство, промышленность и представители гражданского общества должны тесно сотрудничать, чтобы власти могли быстро понять динамику кризиса и скоординировать свои действия.
  • Цифровые финансовые услуги могут помочь сделать оказание помощи более эффективным и действенным. В то время как в некоторых странах есть цифровая инфраструктура, во многих нет инфраструктуры, которая может охватить всех.В условиях экономического кризиса важно иметь хорошо развитую агентскую сеть, чтобы при необходимости можно было увеличить количество пунктов приема/выдачи наличных для приема средств (Баур-Язбек, Чен и др.). Роест, 2019 г.; Эрнандес и Ким, 2020 г.). Кроме того, политика государственного финансирования телефонов или счетов с низким балансом может помочь людям, которые больше всего нуждаются в доступе к цифровым каналам.
  • Поставщики услуг должны иметь планы реагирования на различные кризисные ситуации. Поскольку возможно, что следующий кризис может привести к широкомасштабному сбою в цифровых технологиях, планы реагирования на стихийные бедствия должны включать аналоговые меры помощи, такие как рассылаемые по почте ваучеры, предоплаченные карты и раздача наличных от двери к двери.Им также следует планировать быстрое расширение удаленных колл-центров.

Как регулирующие органы могут следить за развитием рынка и проблемами потребителей, чтобы лучше выявлять и понимать потребности уязвимых сегментов? Странам необходимо наращивать свой потенциал для мониторинга и измерения воздействия мер политики и регулирующих органов на клиентов, чтобы органы власти могли точно корректировать свои действия. Эти усилия могут включать следующее:

  • Регулирующие органы могли бы собирать сегментированную информацию о бенефициарах, чтобы они могли лучше понять и оценить потребности неформальных работников.(См. вставку 5.)
  • Регуляторные органы могут потребовать от FSP подробных статистических данных о жалобах с данными, которые, например, указывают категорию проблемы, продукт, местонахождение, решение и другую информацию. Создаваемые властями системы анализа данных могут включать в себя сравнение времени и аналогов, что позволит им проверять жалобы, обрабатываемые внутри FSP, а также споры, обрабатываемые внешними механизмами разрешения споров.
  • Политики могут обеспечить, чтобы регулирующие органы имели право временно изменять и корректировать правила.

Кризисные ситуации усиливают уязвимость наиболее уязвимых домохозяйств и выдвигают на первый план важность не только решения практических краткосрочных проблем при охвате этих сегментов, но и необходимость предоставления им базовой защиты. (См. вставку 6.) Их часто не учитывают в социальных программах, они часто сталкиваются с открытой дискриминацией, а цифровой разрыв затрудняет доступ к ним. Им также часто не хватает долгосрочных сбережений, они с меньшей вероятностью будут финансово вовлечены и имеют ограниченный опыт работы с цифровыми технологиями, такими как функции продуктов электронных денег, не говоря уже о знаниях о защите данных.Властям срочно необходимо разработать долгосрочные программы, направленные на решение фундаментальных вопросов защиты и проблем, связанных с цифровыми финансовыми услугами. Кризис COVID-19 дает правительствам возможность удовлетворить насущные потребности неформального сектора, включив эти сегменты во все аспекты процесса разработки политики, чтобы, когда разразится следующий кризис, руководство было готово с решениями.

ВСТАВКА 5. Мониторинг выявляет недостатки усилий по оказанию помощи в Бразилии

Мониторинг и отзывы об усилиях по оказанию помощи могут помочь выявить (i) пробелы, в которых помощь не доходит, и (ii) потенциальные недостатки политики исключения.Отзывы и данные могут поддержать необходимость стимулировать изменение политики. Например, в Бразилии, хотя Федеральная прокуратура по вопросам труда официально рекомендовала горничным получать оплачиваемый отпуск, чтобы оставаться дома во время пандемии, согласно опросу, только 39 процентов обычных горничных и 48 процентов ежедневных горничных получили этот отпуск. обслуживание Locomotiva (Гимараайнш 2020). Это побудило некоторых горничных протестовать, а других требовать выплаты по болезни. Кроме того, в марте конгресс Бразилии принял закон о помощи, разрешающий ежемесячную выплату «чрезвычайного базового дохода» в размере 102 долларов США новым безработным, включая неформальных работников.Однако до сих пор из-за неправильного исполнения и бюрократических проволочек немногим более половины из 63,5 миллионов человек подали заявки на получение средств (Caixa 2020). Отсутствие доступа к Интернету и другие факторы, связанные с бедностью, могут помешать миллионам вообще подать заявку. (Государственная политика и общество 2020).

 

ВСТАВКА 6. Благодаря усилиям стран программы денежных переводов стали доступны неформальным работникам

Многие страны предпринимают шаги для обеспечения того, чтобы неформальные работники имели доступ к поддержке доходов, даже те работники, которые ранее не получали социальных пособий.Денежные переводы в настоящее время используются для охвата неформальных работников несколькими способами, включая следующие:

  • На основе уже существующих национальных социальных реестров (Бразилия).
  • Представляем онлайн-платформы (Таиланд).
  • Подключение к базам данных в сфере здравоохранения и энергетики (Марокко и Сальвадор соответственно).
  • Проверка налоговой информации (Колумбия и Аргентина).
  • Создание городских схем (Германия).
  • Внедрение программ разовых денежных переводов (Кабо-Верде, Эквадор, Малайзия, Намибия, Северная Македония, Филиппины и Вьетнам).

Эти программы доступны повсеместно в Сербии, Гонконге и Сингапуре. Из-за преобладания неформальных работников в городских и пригородных районах такие страны, как Китай, Уганда и Тринидад и Тобаго, предпринимают шаги по внедрению и адаптации таких схем к своим собственным условиям.

Источник: Gentilini et al.(2020а).

1 По данным Международного бюро труда, занятость в неформальной экономике включает занятость в неформальном секторе плюс неформальную занятость вне неформального сектора — неформальную занятость в формальном секторе и в домашних хозяйствах. Национальные определения и связанные с ними статистические данные могут различаться. См. Международное бюро труда (2018 г., стр. 11).
2 PMJDY — это государственная программа, запущенная в августе 2014 года для предоставления универсальных банковских услуг каждому взрослому, не пользующемуся банковскими услугами.

Чтобы просмотреть полный список литературы, см. PDF .

Исходное исследование для этого брифинга было проведено группой CGAP, в которую входили Мэри Гриффин, Хуан Карлос Исагирре, Антоник Конинг, Мэтью Сурсурян и Майра Валенсуэла. Мы благодарим читателей предыдущих черновиков, предоставивших полезные комментарии и предложения, в частности Джейми Андерсона, Грега Чена, Герхарда Кутзее, Гаятри Мурти и Коринн Рике.


Фото с веб-сайта: Темиладе Аделаджа через Communication for Development Ltd.для CGAP

Лучшее восстановление: COVID-19 и неформальные работники в Индонезии

  До пандемии более 70 миллионов работников, или более половины рабочей силы Индонезии, зарабатывали себе на жизнь в неформальном секторе. Хотя не все неформальные работники бедны и не все бедняки работают в неформальном секторе, неформальный сектор в Индонезии часто связан с неустойчивой занятостью и нестабильным доходом», — пишет Джоанна Октавия , докторант Уорикского института. для исследования занятости.

_______________________________________________

 

Незарегистрированные, нерегулируемые и незащищенные неформальные работники в Индонезии непропорционально сильно пострадали от экономических последствий пандемии COVID-19. В этом посте я кратко расскажу о текущем трудовом режиме и условиях труда неформальных работников страны, а затем о помощи, предложенной правительством после вспышки пандемии. Я также рассматриваю основные проблемы, стоящие перед реагированием на кризис, и предлагаю пять краткосрочных и долгосрочных политических рекомендаций.

 

Обзор действующего режима труда

В настоящее время государственное признание неформальных работников в Индонезии минимально. Действующий Закон о рабочей силе и поддерживающая его политика не признают неформальных работников, определяя работников только как тех, кто имеет официальные рабочие отношения с работодателем и получает от него доход.

В действительности в Индонезии найм различных видов работ, таких как работа по дому, часто осуществляется неофициально и в устной форме без письменного контракта.Эта практика, сама по себе являющаяся результатом господствующих социальных норм, часто скрывает наличие трудовых отношений между работником и работодателем, оставляя работника практически без правовой защиты. Льготы формальной занятости, такие как страхование, оплачиваемое работодателем, оплачиваемый отпуск, заблаговременное уведомление об увольнении и выходное пособие, не распространяются на неформальных работников.

Второй тип неформальной работы, популярный в Индонезии, — это работа на себя, при которой работники работают не по найму, не подчиняясь работодателю.Примеры таких профессий включают уличных торговцев, а также водителей мотоциклетных такси, работающих на платформах, которые в Индонезии классифицируются платформами как независимые подрядчики.

Рисунок 1:  Этот рисунок был подготовлен Chen (2007) и иллюстрирует пять групп работников неформального сектора в развивающихся странах. Из Чен, М. (2007). Переосмысление неформальной экономики: связи с формальной экономикой и формальной нормативно-правовой средой.(Рабочий документ ДЭСВ № 46). Получено из Организации Объединенных Наций.

 

В 2015 году Агентство социального обеспечения по вопросам благосостояния рабочих ( BPJS Ketenagakerjaan ) запустило схему без найма, которую неформальные работники, в том числе самозанятые и самозанятые, могут зарегистрироваться и оплачивать самостоятельно. Однако использование схемы без наемных работников было относительно низким: данные агентства показали, что по состоянию на сентябрь 2019 года только от 4 до 5 миллионов неформальных работников — из более чем 70 миллионов неформальных работников по всей стране — подписались на схему. .

 

Неформальный сектор и меры реагирования на COVID-19

До пандемии более 70 миллионов работников, или более половины рабочей силы Индонезии, зарабатывали себе на жизнь в неформальном секторе. Хотя не все неформальные работники бедны и не все бедняки работают в неформальном секторе, неформальный сектор в Индонезии часто связан с нестабильной занятостью и нестабильным доходом. Большинство малоимущих в Индонезии зарабатывают средства к существованию в неформальном секторе или являются безработными (Katadata, 2016).

Рисунок 2: Процент бедных в зависимости от сектора занятости. Центральное бюро статистики, 2016

 

Вспышка пандемии в начале 2020 года и последовавшие за ней строгие меры по физическому дистанцированию и блокировке немедленно привели к прекращению повседневной деятельности и закрытию предприятий, школ и общественных мест во многих городских центрах по всей Индонезии. По мере того, как все больше и больше людей оставались дома, изменения в мобильности и потребительском поведении привели к серьезному сокращению доходов неформальных работников, таких как уличные торговцы и водители транспорта, средства к существованию которых зависят от этой деятельности.Другие неформальные отрасли, требующие личных контактов, в том числе работа по дому, оказались в числе наиболее пострадавших. Некоторые, например временные работники в индустрии туризма, были полностью уволены с работы, поскольку предприятия продолжали сокращаться.

Различные отчеты предполагают, что средний дневной заработок неформальных работников упал на целых 80 процентов с начала пандемии, хотя фактические цифры различаются для разных профессий. Эти потери в доходах еще больше увеличились, поскольку массовые увольнения вытеснили людей из формального сектора в неформальную работу, что сделало неформальный рынок труда более конкурентоспособным (Интервью с водителем мотоциклетного такси, работающего на платформе, 2020 г.).

 

Препятствия для государственного вмешательства

Из-за неоднородности неформального сектора, на уровне 2,1 млн. Руб. До 2,1 млн. Долларов США или 145,80 долл. США в месяц (RP 454 652 или 32 доллара США на душу населения в месяц), и не имел права на поддержку государственной поддержки перед пандемией (азиатский банк развития, 2010 г.; Центральное бюро статистики, 2020 г.). Тем не менее, несколько месяцев в пандемии, правительство Индонезии начало дополнительный ассортимент программ социальной помощи для достижения цепного сегмента населения, который ранее не был охвачен какой-либо другой программой.К ним относятся, помимо прочего: наборы основных продуктов питания для семей с низким доходом в районе Большой Джакарты; ежемесячные денежные трансферты (BLT) программы RP 600 000 RP (эквивалентны 42 долл. США) за подвижные семьи по всей стране; и программа карточек перед трудоустройством, которая обеспечивает финансирование обучения ищущих работу и уволенных работников (Barany, Simanjuntak, Widia and Damuri, 2020; Hirawan, 2020).

Фактическая эффективность этих программ в смягчении экономического воздействия пандемии на неформальные работники остается неизвестной.На это есть несколько причин:

Неофициальные работники не имеют документов, что затрудняет их выявление и установление контакта с ними. Работники неформального сектора в Индонезии распределены по секторам и профессиям, начиная от уличной торговли и заканчивая строительством, домашней работой, различными видами транспорта, в основном на краткосрочных контрактах. Во многих случаях они зарабатывают чуть выше черты бедности и, таким образом, до пандемии считались «недостаточно бедными» для схем социальной помощи, что исключало их из поля зрения правительства.Из-за отсутствия документации мало что известно об их состоянии, что затрудняет точное определение того, кто они, чем занимаются и как с ними связаться.

Проблемы с доставкой усугублялись устаревшей информацией о местожительстве.  Различные исследования неформального сектора показывают, что часть работников неформального сектора в городских районах были экономическими мигрантами, которые переехали в поисках лучших возможностей трудоустройства. Manning and Pratomo (2013), например, предположили, что недавние мигранты, как правило, работали в неформальном секторе, в то время как Fanggidae, Sagala and Ningrum (2016) обнаружили, что четверть водителей мотоциклетных такси, работающих на платформах, опрошенных ими в Джакарте, были мигрантами. которые родились за пределами столицы.Что касается места жительства, более недавнее исследование Ворана (2012) показало, что только 42 процента городских неформальных работников владеют домом, в котором они живут, в то время как другие обычно снимают дом или комнату в пансионе.

Важно отметить, что единого способа сообщить об изменении адреса в настоящее время не существует. В результате эти изменения в месте жительства не были учтены в первых волнах усилий по охвату социальной помощью, в результате чего пакеты помощи не дошли до целевых бенефициаров.Например, один мототаксист, работающий на платформе, с которым я разговаривал, сказал мне, что с начала пандемии по его старому адресу, указанному в его национальном удостоверении личности, не доставлялись посылки социальной помощи в натуральной форме, а по нынешнему адресу — нет.

Причины, по которым работники выбирают работу в неформальном секторе, могут быть разными. Ранние теоретики считали, что работники входят в неформальный сектор, когда они ищут формальную работу (Hart, 1973; ILO, 1972). Однако в последние годы другие подходы к неформальному сектору предполагают, что работники могут предпочесть оставаться неформальным, чтобы избежать обременительных операционных и нормативных расходов, включая налогообложение (de Soto, 1989; Maloney, 2004).Хотя это могло рассматриваться как стратегия выживания, пандемия продемонстрировала, что действия вне формальной сферы действия закона сделали их уязвимыми перед различными рисками, такими как потеря средств к существованию, подвергая их большим трудностям в реальности.

 

Рекомендации по политике

Препятствия для государственного вмешательства в основном связаны с потребностью в более качественных данных и, в долгосрочной перспективе, с интеграцией неформальных работников в официальную регулирующую среду

Внедрение национальной базы данных для обеспечения адресной поддержки. Проект единого идентификационного номера, который в настоящее время консолидирует правительство Индонезии, направлен на интеграцию существующих идентификаций, таких как водительские права и семейный реестр, в единую личность, привязанную к национальному удостоверению личности. Наличие консолидированной системы идентификации и официальная регистрация всех лиц в системе значительно облегчит разработку и реализацию мер поддержки для тех, кто работает в неформальном секторе.

Важно, чтобы правительство оставалось чутким и чутко реагировало на проблемы неформальных работников, многие из которых ранее предпочитали оставаться незарегистрированными, при разработке национальной базы данных, которая могла бы отслеживать не только их личность, но и их экономическую деятельность.Например, хотя неформальные работники не платили подоходный налог так же, как их формальные коллеги, в действительности они часто косвенно облагались налогом через различные расходы, такие как взятки и арендная плата за рыночные прилавки (Rothenberg, Gaduh, Burger, Chazali, Tjandraningsih). , Радикун, Сутера и Вейлант, 2016). Наряду с созданием национальной базы данных следует рассмотреть такие механизмы, как пороги доходов и прогрессивные ставки налогообложения, усилия по предотвращению неправомерного использования данных, а также всеобъемлющую оценку факторов, влияющих на неформальные условия труда.

Перевод рабочих на новые важные должности. В краткосрочной перспективе данные из национальной базы данных можно использовать для перераспределения неформальных работников на новые важные должности. Правительство Индонезии отреагировало на проблемы, связанные с безработицей, запустив схему «Деньги за работу» для строительства инфраструктуры, такой как дороги и здания. Тем не менее, в этом направлении еще многое можно сделать, особенно в городских центрах, например в Джакарте и Сурабае.

Для достижения этой цели правительство могло бы изучить возможность установления партнерских отношений с организациями и общественными инициативами, служащими интересам неформального сектора, такими как Консорциум городской бедноты и RekomenJasa, чтобы определить навыки и квалификацию неформальных работников и привести их в соответствие с рыночным спросом.Хотя верно то, что многие отрасли претерпели изменения, другие, такие как медицинские услуги, электронная коммерция и логистика, растут в результате изменения настроений и поведения потребителей. Есть возможности переквалифицировать и повысить квалификацию работников, чтобы воспользоваться этим ростом.

Пересмотр Закона о рабочей силе для признания неформальных работников и учета всех видов работы. Легкость, с которой неформальные работники могут потерять доступ к своему единственному источнику дохода и быть уволенными без предварительного уведомления во время этой пандемии, подчеркивает важность распространения Закона о рабочей силе на всех работников.Сегментирование различных типов неформальных работников по их рабочему графику или модели занятости поможет политикам оценить факторы, влияющие на занятость неформальных работников, их неотложные основные потребности и системы социальной защиты, которые они используют. Кроме того, более глубокое понимание сектора может помочь директивным органам лучше понять потребности неформальных работников, прояснить обязательства, которые каждая заинтересованная сторона имеет по отношению к конкретному работнику, посредством изменения политики и при необходимости уточнить будущую помощь.

Рисунок 3:  Классификация на основе платформы адаптирована из Lettieri et al. (2019). Платформенная экономика и технорегулирование — эксперименты с репутацией и подталкиванием. Будущее Интернет, 11(7), 163.

 

Создание поддерживающих правил для учета работы на платформе . Платформенная работа приобрела популярность в последние годы благодаря расширению доступа к недорогим смартфонам и интернет-пакетам. Например, в Индонезии насчитывается около 4 миллионов водителей мотоциклетных такси, более 5 миллионов фрилансеров и 5 миллионов финтех-агентов, оказывающих цифровые финансовые услуги.Благодаря низким барьерам для входа платформы сыграли важную роль в привлечении рабочей силы и сокращении безработицы в городских районах.

Во всем мире платформы сталкиваются с растущей критикой своих алгоритмических методов управления, что приводит к низкой оплате труда, переутомлению и истощению (Wood, Graham and Lehdonvirta, 2018). Трудовые отношения между платформами и работниками, выполняющими заказы, поступающие через систему, которые в большинстве случаев классифицируются как независимые подрядчики, а не сотрудники, были предметом судебных исков во многих странах.Однако важно отметить, что неформальная работа воспринимается по-разному на разных платформах, поскольку каждая платформа спроектирована и работает по-разному (Octavia, 2020).

В Индонезии отношения между платформами и работниками еще не урегулированы. Как и во многих странах, отношения, наряду с правами и обязанностями каждой стороны, просто описываются цифровым контрактом, который согласовывается работниками при регистрации на определенной платформе. В большинстве случаев работники не могут договариваться о плате за услуги или условиях труда, что создает дисбаланс сил при принятии решений платформами.Учитывая популярность и повсеместное распространение работы с платформами, правительству крайне важно разработать поддерживающую политику, которая защитит работников, в то же время обеспечивая деловую уверенность для клиентов и уважая гибкость, которую обеспечивают некоторые платформы.

Переосмысление социальной защиты, чтобы обеспечить безопасность для всех. Наконец, пандемия высветила хрупкость неформальных условий труда и выявила недостаточный охват социальной защитой работников неформального сектора.Низкий охват схемы без наемных работников предполагает различные возможности: информация могла не дойти до целевых работников, что как операционные, так и нормативные расходы перевешивают преимущества получения защиты, или что нет достаточно сильного стимула для регистрации. Это подчеркивает необходимость того, чтобы правительство рассмотрело базовые положения о системе социальной защиты, которые были бы широкими, инклюзивными и могли бы быстро и эффективно охватить людей, подвергающихся риску.

Переносимые льготы, которые предоставляются отдельным лицам, а не работе, которую они выполняют, могут быть рассмотрены как лучшая альтернатива действующей схеме социальной защиты, которая проводит различие между работниками и лицами, не являющимися работниками.Это особенно применимо к работникам, нанятым несколькими работодателями или получающим работу через агентство или платформу на сдельной основе. Вместо того, чтобы работники должны были самостоятельно платить по схеме страхования, не являющейся работником, работодатели или заинтересованные стороны, которые прямо или косвенно получают выгоду от труда работника, могли бы выплачивать сумму или дополнительный процент заработка работника на его или ее счет переносимых пособий. . Затем работники могли использовать эти средства для оплаты своей страховки или других услуг, таких как пенсионные сбережения.

 

Заключение

Неформальная занятость была частью индонезийского рынка труда и долгое время была исключена из официальной нормативно-правовой базы. Пандемия была особенно разрушительной для 70 миллионов неформальных работников Индонезии, которые продолжают зарабатывать себе на жизнь без социальной защиты. Без вмешательства серьезные экономические издержки кризиса COVID-19 ввергнут миллионы неформальных работников в нищету.

По мере того, как экономика движется к восстановлению, крайне важно, чтобы мы поддерживали политику, а также нормативно-правовую среду, которая учитывала бы потребности всех работников, независимо от их условий труда и трудовых отношений.Задача политики состоит в том, чтобы признать размер и значение неформального сектора, а также признание перехода работников из одного сектора в другой в зависимости от географического положения в меняющемся мире труда.

 


Каталожные номера

Азиатский банк развития. (2010). Неформальный сектор и неформальная занятость в Индонезии (Отчет по стране, 2010 г.). Азиатский банк развития, BPS-Statistics Indonesia. https://www.adb.org/sites/default/files/publication/28438/informal-sector-indonesia.пдф

Барани, Л.Дж., Симанджунтак, И., Видиа, Д.А., и Дамури, Ю.Р. (2020). Bantuan Sosial Ekonomi di Tengah Pandemi COVID-19: Sudahkah Menjaring Sesuai Sasaran? (Комментарии CSIS ECON-002-ID). Получено с https://www.csis.or.id/publications/bantuan-sosial-ekonomi-di-tengah-pandemi-covid-19-sudahkah-menjaring-sesuai-sasaran

Центральное бюро статистики. (2020). Persentase Penduduk Miskin Maret 2020 naik menjadi 9,78 persen [Пресс-релиз]. Получено с https://www.bps.go.id/pressrelease/2020/07/15/1744/persentase-penduduk-miskin-maret-2020-naik-menjadi-9-78-persen.html

Чен, М. (2007). Переосмысление неформальной экономики: связи с формальной экономикой и формальной нормативно-правовой средой. (Рабочий документ ДЭСВ № 46). Получено из Организации Объединенных Наций.

Де Сото, Х. (1989). Другой путь: невидимая революция третьего мира. Нью-Йорк: Основные книги.

Fanggidae, В., Сагала, М.П., ​​и Нингрум, Д.Р. (2016). Транспортные работники по требованию в Индонезии: к пониманию экономики совместного использования на развивающихся рынках. Перкумпулан Пракарса. https://www.justjobsnetwork.org/wp-content/uploads/2018/03/toward-understanding-sharing-economy.pdf

Финансиалку. Ринчиан Юран BPJS Кетенагакерджаан Ян Харус Анда Баяр (2020). Получено с https://www.finansialku.com/iuran-bpjs-ketenagakerjaan/

Харт, К. (1973). Возможности неформального дохода и занятость в городах в Гане. Журнал современных африканских исследований, 11 (1), 61–89.

Хираван, Ф. (2020). Оптимизация распределения Программы социальной помощи во время пандемии COVID-19 (Комментарии CSIS ECON-003-EN). Получено с https://www.csis.or.id/publications/optimizing-the-distribution-of-the-social-assistance-program-during-the-covid-19-pandemic

.

Международное бюро труда. (1972). Занятость, доходы и равенство: стратегия повышения продуктивной занятости в Кении . МОТ. https://www.ilo.org/public/libdoc/ilo/1972/72B09_608_engl.пдф

Катаданные. (2016). 37 Персен Пендудук Мискин Тидак Мемилики Пекерджаан. [Файл данных]. Получено с https://databoks.katadata.co.id/datapublish/2016/11/08/37-persen-penduduk-miskin-tidak-memiliki-pekerjaan

.

Леттьери и др. (2019). Платформенная экономика и технорегулирование — эксперименты с репутацией и подталкиванием. Будущее Интернет, 11(7), 163.

Мэлони, В.Ф. (2004). Новый взгляд на неформальность. World Development, 32 (7), 1159-1178.

Мэннинг, К.и Пратомо, Д. (2013). Застревают ли мигранты в неформальном секторе? Результаты опроса домохозяйств в четырех индонезийских городах. Бюллетень индонезийских экономических исследований, 49 (2), 167-192.

Октавия, Дж. (2020). На пути к национальной базе данных работников неформального сектора: ответные меры на пандемию COVID-19 и будущие рекомендации (Комментарии CSIS DMRU-070-EN). Получено с https://csis.or.id/publications/towards-a-national-database-of-workers-in-the-informal-sector-covid-19-pandemic-response-and-future-recommendations/

Ротенберг, А.Д., Гаду А., Бургер Н. Э., Чазали К., Тяндранингсих И., Радикун Р., Сутера К. и Вейлант С. (2016). Переосмысление неформального сектора Индонезии. World Development, 80 , 96-113.

Вауран, ПК (2012). Strategi Pemberdayaan Sektor Informal Perkotaan di Kota Manado. Jurnal Pembangunan Ekonomi dan Keuangan, 7 (3).  

  WIEGO. (2020). Социальная защита для неформальных работников. https://www.wiego.org/social-protection-informal-workers

Вуд, А., Грэм, М., Лехдонвирта, В., и Хьорт, И. (2018). Хороший концерт, плохой концерт: автономия и алгоритмический контроль в глобальной экономике концертов. Работа, занятость и общество, 0 (0), 1-20.

 


* Мнения, выраженные в блоге, принадлежат только авторам. Они не отражают ни позицию Центра Юго-Восточной Азии Со Суи Хока, ни Лондонской школы экономики и политических наук.

* В рамках своей докторской диссертации автор провела 9-месячную полевую работу в Джакарте, Индонезия, опрашивая водителей мотоциклетных такси на платформе об их участии в организации сообщества и крупномасштабной уличной мобилизации.Некоторые идеи, изложенные в этом посте, основаны на данных, которые она собрала в поле

.

* Части рекомендаций, изложенных в этом посте, основаны на политическом комментарии, ранее опубликованном автором совместно с Центром стратегических и международных исследований, «К национальной базе данных работников неформального сектора: ответ на пандемию COVID-19 и будущие рекомендации». ».

 

Переходы между неформальной и формальной занятостью: результаты опроса рабочих в Бангладеш | IZA Journal of Development and Migration

Частота и причины смены места работы

В таблице 7 показана средняя продолжительность текущей работы на момент опроса (то есть количество лет, в течение которых респонденты работали на своей текущей работе).Средний стаж работы частных наемных работников составляет около 4 лет. У государственных служащих средний стаж работы значительно выше — почти 15 лет. Для временных работников продолжительность составляет 6 лет; с учетом того, как был задан вопрос, продолжительность для временных работников следует интерпретировать как продолжительность времени, в течение которого работник выполнял определенный вид работы, хотя и не обязательно у одного и того же работодателя. Сноска 7 У самозанятых средняя продолжительность текущей работы составляет 8–10 лет, а у семейных работников продолжительность работы несколько меньше (6 лет).По крайней мере, часть различий в медианной продолжительности текущей работы можно объяснить различиями в возрастном распределении по типам занятости. Наш анализ показывает, что государственные служащие старше (средний возраст 41 год), за ними следуют самозанятые (средний возраст 39 или 40 лет, в зависимости от того, есть ли у них несемейные работники), временные работники (средний возраст 35 лет). ), частных служащих (средний возраст 31 год) и семейных работников (средний возраст 30 лет). Чтобы учесть эти дисбалансы в возрастном распределении, мы используем приведенный ниже анализ выживания.

Таблица 7 Медианная продолжительность работы на текущей работе (годы)

Второе ограничение сравнения средней продолжительности текущей работы, как показано в Таблице 7, заключается в том, что они цензурированы справа, поскольку мы не можем знать, как долго люди будут оставаться на их текущую работу. Чтобы разобраться в этих вопросах, мы сначала изучили общее количество рабочих мест, о которых сообщалось, что люди занимали их за последние 15 лет (т. е. с 2000 года). Сноска 8 Панель (а) рис. 2 показывает, что более половины рабочих (53%) занимали только одну работу (т.т. е. их текущая работа) с 2000 года. Около 34% работников сообщают о двух местах работы за последние 15  лет, а еще 13% сообщают о трех или более местах работы за это время. Таким образом, рабочие демонстрируют высокий уровень стабильности работы. Во-вторых, на панели (б) рис. 2 мы оцениваем непараметрические кривые выживания (Каплан и Мейер, 1958), которые учитывают правую цензуру, используя информацию о текущей и прошлой работе. Согласно результатам в таблице 7, государственные должности показывают наибольшую продолжительность. После 5  лет работы только 5% работников ушли с государственной работы.Эта доля увеличивается до 12% и 15% после 10 и 15 лет работы соответственно.

Рис. 2

Текучесть работ. a Совокупное количество рабочих мест с 2000 г. b Кривые выживания по видам занятости

Интересно, что мы обнаружили, что у самозанятых самая низкая текучесть кадров после государственных служащих. Только 9% самозанятых лиц, которые не нанимают работников (или нанимают только членов семьи), прекратили свою деятельность через 5  лет.Эта цифра увеличивается до 21% и до 29% через 10 и 15 лет соответственно. Текучесть еще ниже для самозанятых лиц, которые нанимают несемейных работников. Через 5 лет свою деятельность прекратили только 6%; через 10 и 15 лет это сделали только 18% и 24% соответственно. Эти выводы согласуются с приведенными выше выводами о том, что значительный процент работников, выбирающих самозанятость, делают это добровольно; они также остаются самозанятыми в течение длительного периода времени.

С другой стороны, 30% частных служащих ушли с работы после 5  лет работы.Эта цифра увеличивается до 55% и 70% после 10 и 15 лет работы соответственно. После частных служащих следующий по величине уровень текучести приходится на временных работников и семейных работников. После 15  лет работы 60% временных работников уволились со своей работы, а 45% семейных работников ушли с работы.

В таблице 8 мы используем анализ выживания, чтобы выяснить, связана ли продолжительность занятости с определенным работником или характеристиками работы. Этот подход позволяет нам контролировать дисбаланс в распределении определенных характеристик (например, возраста) по категориям занятости, а также учитывать правовую цензуру на текущей работе, поскольку мы используем информацию о продолжительности занятости на текущей, а также на прошлой работе.В таблице показано предполагаемое влияние нескольких переменных, включая тип занятости, на коэффициенты опасности с использованием спецификации модели пропорциональных рисков Кокса. В этой таблице статистически значимый коэффициент выше единицы указывает на то, что переменная связана с более высокой вероятностью ухода с работы, тогда как статистически значимый коэффициент ниже единицы указывает на то, что переменная связана с более низкой вероятностью ухода с работы. Коэффициент, равный 1, указывает на то, что переменная не связана с вероятностью ухода работника с работы.

Таблица 8 Модели пропорциональных рисков Кокса

Таблица 8 содержит две спецификации: одна не включает льготы по трудоустройству, а другая включает. Мы представляем результаты обеих спецификаций, потому что доступ к пособиям по занятости в некоторой степени определяется типом занятости (таблица 4). Например, как показано выше, государственные служащие имеют доступ к большинству преимуществ. И, по определению, мы кодируем пособия по безработице равными нулю для самозанятых и семейных работников. Таким образом, представляет интерес проанализировать, как тип занятости коррелирует с продолжительностью работы как в тех случаях, когда пособия не контролируются (или не учитываются) в анализе, так и в тех случаях, когда они учитываются.

Мы обнаружили, что наличие диплома об окончании средней школы (или более высокой степени) или завершение профессионального обучения связано с более высокой вероятностью ухода с работы. Этот вывод может отражать тот факт, что существует больший спрос на навыки образованных работников, что обеспечивает им большую мобильность. Мужчины также демонстрируют более высокую вероятность ухода с работы. Женщины могут демонстрировать более низкую мобильность, чем мужчины, потому что им труднее устроиться на новую работу из-за семьи, графика или ограничений в поездках.

Мы также обнаружили, что льготы, в частности уведомление об увольнении и пенсионные пособия, снижают риск увольнения с работы. Что еще более интересно, анализ продолжительности в Таблице 8 подтверждает выводы эмпирического анализа кривой выживания на рис. 2b. Другими словами, у частных служащих (базовая категория) самая высокая текучесть кадров, даже с учетом различий в возрасте, поле, доходах, образовании, профессиональном обучении и льготах. На самом деле в Таблице 8 показана почти та же закономерность, что и на Рис.2b, за исключением того, что самозанятые имеют более низкий уровень риска увольнения, чем государственные служащие, но только после вычета последствий доступа к пособиям по занятости.

Столбец (1) в Таблице 8 показывает, что без учета различий в доступе к пособиям вероятность ухода с работы для государственного служащего в 0,135 раза выше вероятности для частного служащего (базовая категория). Работники других видов занятости также имеют более низкую вероятность ухода с работы, чем частные служащие, но более высокую вероятность, чем государственные служащие.Столбец (2) в таблице 8 показывает, что после учета того факта, что государственные служащие в среднем имеют более высокий доступ к льготам (таблица 4), их вероятность ухода с работы увеличивается в 0,280 раза по сравнению с вероятностью частного служащего.

Для сравнения, оценки изменяются в противоположном направлении для самозанятых после учета пособий по безработице. Например, в столбце (1) Таблицы 8 вероятность того, что самозанятый работник, не являющийся членом семьи, оставит свою работу, равна 0.в 242 раза больше вероятности для частного служащего. Эта оценка уменьшается до 0,185 в колонке (2) после вычета влияния отсутствия доступа к пособиям по безработице. Фактически столбец (2) в Таблице 8 показывает, что самозанятые с несемейными работниками имеют самую низкую вероятность ухода с работы (хотя различия между государственными служащими и самозанятыми без несемейных работников не являются статистически значимыми). ).

Приведенные выше данные свидетельствуют о том, что частные служащие чаще всего меняют место работы, а государственные служащие и самозанятые — реже всего.В Таблице 9 мы исследуем, в какой степени эти наблюдаемые переходы являются произвольными или непроизвольными. В ходе опроса всех работников спрашивали, почему они оставили свою предыдущую работу (или перестали работать на прежнем предприятии). На панели (а) мы приводим результаты, основанные на последней информации о смене работы для наемных работников. Эта таблица показывает, что наиболее распространенной причиной ухода с оплачиваемой работы является то, что работник нашел предпочтительную работу. Решение начать бизнес также является распространенным ответом, на который приходится 20% смен работы среди частных служащих.Только 6% частных служащих и 12% временных работников сообщают, что их работа была уволена. Таким образом, среди наемных работников оказывается, что значительная часть текучести кадров является добровольной. Этот вывод особенно важен, потому что, как отмечалось выше, у частных служащих самый высокий уровень текучести кадров. Таблица 9. Основная причина ухода с предыдущей работы с работниками, не являющимися членами семьи, — сообщить о прекращении деятельности из-за отсутствия прибыли.В отличие от наемных работников, гораздо меньшая доля сообщает, что они нашли предпочтительную работу. Однако 10–30% решили начать другой бизнес.

В совокупности Таблицы 3 и 9 и Рис. 2b показывают, что многие люди, работающие не по найму, делают это добровольно. У них более низкая текучесть кадров, чем у частных наемных работников, и они, как правило, покидают свой бизнес, если не могут получать прибыль. Те, кто отказывается от оплачиваемой работы, с гораздо большей вероятностью сделают это добровольно, чем те, кто отказывается от ведения бизнеса.

Переходы между типами занятости

В таблице 10 приведены модели перехода для работников, которые переходят с одной работы на другую. В каждой строке указан тип работы, на которой работник работал ранее, а в каждой колонке указан тип работы, на которую он или она перешли. Для целей данного анализа все самозанятые работники сгруппированы вместе. В целом мы обнаружили, что работники, которые переходят с одной работы на другую, скорее всего, останутся на той же работе.Например, 45% работников, увольняющихся с государственной работы, переходят на другую государственную работу. Точно так же 57% частных служащих (40% временных работников), которые переходят на другую работу, остаются на частной (нерегулярной) занятости. Эта стабильность также очевидна среди самозанятых: 62% тех, кто уходит из одного бизнеса, где они работают не по найму, переходят в другой бизнес, в котором они остаются самозанятыми. Единственным исключением из этой общей схемы являются семейные работники, у которых те, кто совершает переход, с наибольшей вероятностью откроют собственный бизнес.

Таблица 10 Переход между категориями занятости

Однако таблица 10 также показывает, что между типами занятости происходят существенные переходы, включая переход к самозанятости и выход из нее. Более 30% работников, покидающих частную занятость, открывают собственный бизнес или занимаются семейным бизнесом. И наоборот, 26% самозанятых работников, покидающих свой бизнес, переходят на работу в качестве частных наемных работников. Существует также некоторый сдвиг между случайной и частной работой по найму; 7% частных служащих, которые переходят на временную работу, в то время как 22% случайных сотрудников, которые переходят, переходят на частную оплачиваемую работу.

В таблицах 11, 12 и 13 мы исследуем корреляты перехода от частной, случайной и самозанятости. Мы ограничиваем этот анализ переходами с этих трех видов работы, потому что они представляют собой большую часть занятости (и большинство переходов).

Таблица 11. Переходы от частной занятости (предельные эффекты) Таблица 12. Переходы от случайной занятости (предельные эффекты) Таблица 13. Переходы от самозанятости

), которые описывают факторы, которые, при условии ухода с частной оплачиваемой работы, связаны с переходом на различные виды работы (государственная, частная, случайная, работающая не по найму и семейный работник).Мы обнаружили, что более образованные работники, покидающие частную занятость, с большей вероятностью начнут новую частную работу и с меньшей вероятностью перейдут на случайную работу.

Пол не коррелирует с вероятностью перехода на определенные виды работы, за исключением (и только на уровне значимости 10%) того, что мужчины реже, чем женщины, переходят от частной занятости к работе в семье.

Существуют также различия в вероятности перехода в зависимости от дохода (на уровне значимости 10%) и стажа работы.Работники с более высоким (ежемесячным) доходом и более длительным стажем работы с меньшей вероятностью начнут новую работу в качестве частного наемного работника. В частности, те, у кого более высокий стаж, с большей вероятностью перейдут к самозанятости. Интересно, что в то же время мы обнаружили, что пожилые работники с большей вероятностью устроятся на другую работу в частном секторе и с меньшей вероятностью найдут работу в правительстве в качестве временного работника или семейного работника.

Наконец, как и следовало ожидать, работники, которые сообщают, что они уволились с работы, потому что нашли предпочтительную работу, с большей вероятностью перейдут на государственную или частную оплачиваемую работу и с меньшей вероятностью перейдут на случайную работу или самозанятость, в то время как те которые сообщают о прекращении своей работы, потому что они предпочли самозанятость, на самом деле переходят к самозанятости или становятся семейными работниками.

В таблице 12 представлен аналогичный набор результатов для перехода от случайной занятости к частной, случайной или самостоятельной занятости. В этом случае мы не показываем переходы к государственной службе или семейной работе из-за небольшого количества наблюдаемых переходов в этих категориях. Сноска 9 Как и следовало ожидать, работники с более высоким уровнем образования с меньшей вероятностью перейдут к другим видам случайной занятости и с большей вероятностью перейдут к частной оплачиваемой работе или самозанятости.Кроме того, работники, которые занимались случайной работой в течение более длительного периода времени, с меньшей вероятностью начнут другую случайную работу и с большей вероятностью перейдут на частную оплачиваемую работу.

В целом, эти результаты согласуются с идеей о том, что временные работники, особенно с высшим образованием, могут продвигаться вверх по формальной лестнице по мере накопления опыта. Это также отражено в выводах о том, что те, кто сообщает, что они оставили свою предыдущую работу, потому что нашли предпочтительную работу, с большей вероятностью устроятся на частную оплачиваемую работу.

В Таблице 13 мы видим, что среди работников, прекращающих самозанятость, самые молодые (лица моложе 25 лет, пропущенная группа) с большей вероятностью перейдут к частной занятости по сравнению с работниками в возрасте от 26 до 45 лет. Мы также обнаруживают, что самые молодые работники с меньшей вероятностью начинают заниматься самозанятостью по сравнению с работниками в возрасте от 26 до 35 лет.

обучения, с большей вероятностью перейдут на случайную работу и с меньшей вероятностью откроют новый бизнес.В соответствии с предыдущими результатами мы также обнаружили, что те, кто сообщает о том, что бросили свою предыдущую самостоятельную деятельность, потому что они нашли предпочтительную работу, с большей вероятностью перейдут на частную работу.

Смена места работы и заработок

Далее мы опишем взаимосвязь между текучестью кадров и заработком, различая тип смены места работы. В таблице 14 показано, что среднее процентное изменение месячной заработной платы, когда работник меняет работу, составляет 2,7%. Тем не менее, существует широкий разброс в изменении ежемесячного заработка в зависимости от типа заканчиваемой работы.Среднее изменение заработка является положительным для работников, увольняющихся с государственной работы (13,6%) или работающих в частном секторе (12,0%), но равным нулю для работников, прекращающих случайную работу, и отрицательным для работников, прекращающих самозанятость (- 5,2% для тех, у кого нет наемных работников или только семейные работники и - 43,7% для тех, у кого нет членов семьи) или должность семейного работника (- 25,2%).

Таблица 14 Процентное изменение заработка в зависимости от смены типа занятости

Таблица 14 также показывает, что существуют значительные различия в изменении заработной платы в зависимости от следующего вида занятости, которую принимает работник.Например, у работников, увольняющихся с государственной работы, чтобы перейти на другую государственную работу, средний заработок увеличивается на 10,9%, а у государственных служащих, которые переходят на частную работу, среднемесячный заработок снижается на 30,8%.

Рабочие, которые заканчивают частную работу, имеют положительное медианное изменение месячного заработка, за исключением случаев, когда они начинают заниматься случайной работой или заниматься самозанятостью без наемных работников. Тот факт, что медианное изменение заработка для лиц, увольняющихся с работы в частном секторе, в большинстве случаев является положительным, согласуется с выводом о том, что увольнение с работы в частном секторе в большинстве случаев является добровольным и связано с продвижением по служебной лестнице.Стоит отметить, что работники, которые бросают частную работу, чтобы начать свой собственный бизнес, нанимая несемейных работников, имеют значительное среднее увеличение месячного заработка (42,9%).

Среднее изменение месячного заработка для работников, покидающих случайную работу, составляет 0%. Это объясняется тем, что большинство этих работников переходят на другую временную работу, при этом медианное изменение дохода составляет 0%. Те, кто переходит на другой тип работы, испытывают отрицательное медианное изменение в заработке, за исключением тех, кто начинает бизнес с работниками, не являющимися членами семьи (и испытывают медианное изменение на 19.2%).

Среднее изменение месячного заработка для лиц, прекращающих заниматься самозанятостью без наемных работников (или только с семейными работниками), является отрицательным, за исключением тех, кто начинает другую деятельность по — члены семьи сотрудников. Интересно отметить, что медианное изменение месячного заработка для тех, кто бросает самозанятость без наемных работников (или только с семейными работниками), чтобы начать частную работу, является отрицательным (- 16.7%). Эти результаты согласуются с представленными выше данными о том, что прекращение деятельности по найму в большинстве случаев является вынужденным (не принося достаточной прибыли), а не потому, что самозанятые нашли предпочтительную работу (таблица 9 b ).

В целом эти данные свидетельствуют о том, что частная работа по найму не всегда может быть предпочтительнее самозанятости. Это особенно верно для самозанятых предприятий, которые больше похожи на предпринимательские стартапы (т. е. нанимают лиц, не являющихся членами семьи), а не на домашние предприятия.В соответствии с этими выводами, самозанятые работники, которые нанимают не членов семьи и переходят на другие виды работы, демонстрируют значительное падение ежемесячного дохода, независимо от того, к какой деятельности они переходят. Точно так же мы наблюдаем падение заработной платы среди семейных работников в домашнем хозяйстве, когда они переходят на частную оплачиваемую работу; однако возможно, что самозанятые и семейные работники жертвуют своим доходом на другие преимущества наемного труда, такие как стабильность работы. Сноска 10

Смена места работы и льготы

В этом разделе мы опираемся на обширную информацию, собранную в ходе обследования пособий, чтобы выяснить, меняются ли и как эти льготы при переходе работников с одной работы на другую. Наши данные о переходе позволяют нам исследовать, постоянно ли работники продвигаются «вверх» по лестнице формальности с точки зрения получения дополнительных преимуществ.

В таблице 15 показана матрица перехода, аналогичная той, что показана в таблице 10, но основанной на льготах, а не на типе занятости.На панели (а) строки показывают тип контракта, который работник имел на предыдущей работе, а столбцы показывают тип контракта на текущей работе. Самозанятые и семейные работники показаны отдельно. Как и при переходе от одного типа занятости к другому, мы обнаруживаем существенную стабильность в пособиях. Около 50% работников, увольняющихся с работы по письменному контракту, начинают новую работу по письменному контракту; аналогичная доля работников с устным контрактом (без контракта) на предыдущей работе имеет такой же уровень выгоды на следующей работе.Однако мы также находим свидетельства движения как вверх, так и вниз по лестнице формальности. Около 11% работников, у которых ранее был устный договор, сообщают о письменном, а 8% работников, у которых ранее был письменный договор, теперь сообщают об устном договоре. Переходы между более чем одним уровнем льгот (от отсутствия контракта к письменному контракту или наоборот) менее распространены, но наблюдаются. Аналогичным образом, панель (b) показывает, что вопрос о том, получает ли работник уведомление об увольнении, довольно стабилен, но 15% работников, увольняющихся с работы с уведомлением об увольнении, переходят на оплачиваемую работу без уведомления об увольнении, в то время как 13% уходят с работы без уведомления. уведомление об увольнении на работу с уведомлением об увольнении.

Таблица 15 Изменения в доступе к пособиям по безработице между сменой работы

Если добавить переходы к самозанятости и выход из нее, текучесть между уровнями пособий становится еще более заметной. Например, в случае уведомления об увольнении почти 50% тех, кто уходит с работы с уведомлением об увольнении, переходят либо на оплачиваемую работу без уведомления об увольнении, либо на самозанятость.

Анализ других пособий (отпуск по болезни, случайный отпуск, отпуск, отпуск по беременности и родам, оплачиваемая сверхурочная работа, премии и пенсионные пособия) приводит к аналогичным выводам и здесь не приводится.На рис. 3 мы обобщаем наши выводы о смене льгот, показывая общее изменение количества льгот, которое наблюдается, когда работник меняет работу. Красные полосы включают только людей, покидающих работу по найму (т. е. работу в правительстве, частную занятость и случайную работу). Синие полосы показывают переходы для всех работников, в том числе тех, кто прекращает самозанятость и семейную работу. Как показано на этом рисунке, когда работник переходит на новую работу, он или она имеет высокую вероятность сохранить или увеличить количество своих льгот.Тем не менее, существует также существенный риск получения доступа к меньшему количеству пособий. Например, учитывая только тех, кто уходит с оплачиваемой работы, около 47% сохраняют или увеличивают количество пособий, а 53% имеют доступ к меньшему их количеству. Принимая во внимание все смены работы (т. е. включая тех, кто покидает самостоятельную занятость и семейных работников), мы обнаруживаем, что 60% сохраняют или получают больше пособий, а 40% имеют доступ к меньшему количеству. Неудивительно, что добавление перехода от самозанятости и семейной работы приводит к более низкому риску потери доступа к пособиям и более высокой вероятности получения пособий, поскольку по определению самозанятые и семейные работники не имеют доступа к этим пособиям по занятости. .

Рис. 3

Изменение количества пособий после смены места работы

Наконец, мы регрессировали изменение количества пособий по безработице после перехода на другую работу по характеристикам работника и по причине ухода с предыдущей работы. В таблице 16 показано, что пожилые работники с большей вероятностью перейдут на работу с меньшим количеством пособий по безработице. Уход с работы с более высоким заработком связан с потерей количества пособий по трудоустройству, что позволяет предположить, что более высокооплачиваемая работа также предлагает больше преимуществ.Мы также обнаружили, что уход с работы с более высоким стажем работы связан с потерей количества пособий, особенно если мы сосредоточимся только на переходах с государственной, частной и случайной занятости.

Таблица 16 Корреляты изменения количества пособий после смены места работы

Наибольшим фактором, определяющим изменение количества пособий, является причина ухода с предыдущего места работы. Работники, которые добровольно уходят на предпочитаемую работу, с большей вероятностью сообщают об увеличении количества пособий по трудоустройству по сравнению с теми, кто увольняется недобровольно (в связи с увольнением, закрытием фирмы или прекращением работы).В среднем работники, которые увольняются по собственному желанию, демонстрируют увеличение на одно пособие (на два, если мы рассматриваем только переходы с оплачиваемой работы). Неудивительно, что работники, сообщающие об уходе с прежней работы из-за того, что они предпочитали заниматься самозанятостью (или работать в семейном бизнесе), сообщают о потере большего количества пособий по трудоустройству, чем те, кто уволился по собственному желанию. Это связано с тем, что эти работники действительно с большей вероятностью перейдут к самозанятости и, таким образом, не сохранят за собой никаких пособий по трудоустройству (таблицы 11 и 12).

Насколько велики штрафы за заработок для самозанятых и неформальных наемных работников? | IZA Journal of Labor & Development

В таблице 3 представлены результаты оценки штрафов (-) и надбавок к заработной плате (+) для всех самозанятых работников по сравнению со всеми наемными работниками, непрофессиональных самозанятых работников по сравнению с формальными и неформальные работники, работодатели и специалисты по сравнению с формальными и неформальными работниками, а также неформальные по сравнению с формальными работниками.

Таблица 3. Надбавки(+) или штрафы(-) за самозанятость и неформальный заработок в разбивке по группам доходов

В среднем по странам возникает четкий порядок; с учетом образования, возраста, пола, региона проживания и отрасли промышленности больше всего зарабатывают работодатели и специалисты, работающие на себя.В частности, работодатели и специалисты зарабатывают больше, чем формальные и неформальные наемные работники, и больше, чем самозанятые непрофессиональные самозанятые работники. После работодателей и специалистов идут работники формального сектора, которые зарабатывают больше, чем непрофессиональные самозанятые и неформальные работники. Наконец, непрофессиональные самозанятые зарабатывают больше, чем самая низкооплачиваемая категория, неформальные работники.

По уровню развития (ВВП на душу населения)

В таблице 3 также представлены различия в доходах отдельно для стран по уровню дохода.Оценки показывают существенные различия между странами с низким, средним и высоким доходом. Неформальные работники сталкиваются с штрафом за заработок по сравнению с формальными работниками в каждой группе доходов. Штраф за неформальный заработок невелик и существенно не отличается от нуля в странах с низким доходом. Штраф за заработок неформальных работников увеличивается с ростом ВВП на душу населения: от менее 2 процентов в странах с низким уровнем дохода до более 30 процентов в странах с уровнем дохода ниже среднего и выше среднего (таблица 3c).

Непрофессиональные самозанятые работники в странах с низким уровнем доходов в среднем получают надбавку по отношению ко всем работникам, в то время как непрофессиональные самозанятые работники в странах с высоким уровнем доходов платят штраф (таблица 3b).В целом, заработок непрофессиональных самозанятых работников по сравнению с наемными работниками падает по мере увеличения дохода на душу населения в стране. Рисунок 1b, на котором представлено распределение штрафов и премий за собственный заработок в зависимости от уровня дохода страны, дополнительно иллюстрирует эту закономерность. Во многих странах с низким доходом существует надбавка к заработной плате непрофессиональных самозанятых работников, в странах со средним доходом разница в доходах между непрофессиональными самозанятыми работниками и наемными работниками составляет около нуля (хотя в большинстве случаев она отрицательна (т.е. штрафы)), в то время как почти во всех странах с высоким уровнем доходов применяются штрафы за прибыль. Эта модель увеличения штрафов за заработок для самозанятых работников сохраняется независимо от того, изучаем ли мы разницу в доходах между самозанятыми и наемными работниками (рис. 1a) или между непрофессиональными работниками и наемными работниками (рис. 1b). Более того, такая же закономерность проявляется для всех рассматриваемых демографических подгрупп: городских, сельских, мужских, женских, по возрастным группам и уровням образования (рис. 2, 3 и 4 и таблицы 5, 6, 7, 8 и 9). Сравнение непрофессиональных самозанятых работников с формальными наемными работниками информативно, но сопряжено с большими затратами, поскольку выборка сократилась с 42 до 15 стран.В этой небольшой выборке оценочное наказание, с которым сталкиваются непрофессиональные самозанятые работники по сравнению с официальными работниками, одинаково во всех группах доходов страны. В частности, расчетный штраф составляет 16 процентов (и статистически незначимо) в странах с низким уровнем дохода и 23 и 12 процентов в странах с доходом ниже и выше среднего соответственно (см. Таблицу 3d).

Рис. 1

a Разница в доходах по сравнению с логарифмическим ВВП на душу населения – Самозанятость по сравнению ссотрудники. b Разница в доходах по сравнению с логарифмическим ВВП на душу населения – Непрофессиональные работники, работающие на собственные средства, по сравнению с наемными работниками. c Разница в доходах по сравнению с логарифмическим ВВП на душу населения – Работодатели и специалисты по сравнению с наемными работниками

Рис. 2

a Разница в доходах по сравнению с логарифмическим ВВП на душу населения – самозанятость в городах по сравнению с наемными работниками. b Дифференциал в доходах по сравнению с логарифмическим ВВП на душу населения – городской Непрофессиональный собственный счет по сравнению ссотрудники. c Разница в доходах по сравнению с логарифмическим ВВП на душу населения – городские работодатели и специалисты по сравнению с наемными работниками

Рис. 3

a Разница в доходах по сравнению с логарифмическим ВВП на душу населения – самозанятость женщин по сравнению с наемными работниками. b Разница в доходах по сравнению с логарифмическим ВВП на душу населения – женщины Непрофессиональные работники, работающие самостоятельно, по сравнению с наемными работниками. c Разница в доходах по сравнению с логарифмическим ВВП на душу населения – женщины-работодатели и специалисты по сравнению ссотрудников

Рис. 4

a Разница в доходах по сравнению с логарифмическим ВВП на душу населения – самозанятость мужчин по сравнению с наемными работниками. b Разница в доходах по сравнению с логарифмическим ВВП на душу населения – мужчины Непрофессиональные работники, работающие за собственный счет, по сравнению с наемными работниками. c Разница в доходах по сравнению с логарифмом ВВП на душу населения – работодатели и специалисты-мужчины по сравнению с наемными работниками

Работодатели и специалисты получают статистически значимую надбавку в размере более 50 процентов в странах с низким уровнем дохода и уровнем дохода выше среднего (таблица 3b).Эта надбавка падает до 8 процентов и становится статистически незначимой в странах с высоким уровнем дохода. На рисунке 1c представлены различия в доходах между работодателями и специалистами по сравнению с работниками для каждой страны в нашей выборке. Работодатели и специалисты в большинстве стран с низким и средним уровнем дохода зарабатывают больше, чем работники. Во многих странах с высоким уровнем дохода работодатели и специалисты сталкиваются с штрафом по сравнению с наемными работниками, а в странах, где они получают надбавку по сравнению с наемным работником, надбавка, как правило, невелика.

По регионам мира

В таблице 4 представлены результаты оценок штрафов (-) и премий (+) по регионам мира. Как мы уже отмечали ранее, более 90% выборки опросов приходится на Латинскую Америку, Европу и Центральную Азию. За пределами Латинской Америки, Европы и Центральной Азии самая большая группа опросов в нашей выборке проводится в странах Африки к югу от Сахары. Поэтому мы сосредоточим внимание на этих регионах в нашем региональном анализе. Мы находим некоторые сходства между регионами, но также и некоторые интересные различия, которые предполагают, что следует соблюдать осторожность при распространении результатов исследований в Латинской Америке на другие регионы мира.

Таблица 4. Надбавки(+) или штрафы(-) за самозанятость и неформальный заработок по регионам мира

Во всех регионах, по которым у нас есть данные (Латинская Америка, развивающиеся страны Европы и Восточной Азии и страны Африки к югу от Сахары), непрофессиональные самозанятые работники платят штраф за заработок по сравнению с официальными работниками. Точно так же неформальные работники зарабатывают значительно меньше, чем формальные работники в Латинской Америке (но не в развивающихся странах Европы и Центральной Азии со средним уровнем дохода).С другой стороны, в то время как работодатели и специалисты получают статистически значимые надбавки по сравнению с работниками в Латинской Америке и странах Африки к югу от Сахары, это не так в Европе и Центральной Азии. Как в странах с высоким уровнем дохода, так и в развивающихся странах Европы и Центральной Азии нет статистически значимой разницы в доходах работодателей и специалистов по сравнению с наемными работниками. В совокупности эти результаты показывают, что неформальные работники находятся в особо неблагоприятном положении в Латинской Америке (но не в развивающихся странах Европы и Центральной Азии), в то время как работодатели и профессиональные самозанятые работники в Латинской Америке и странах Африки к югу от Сахары добиваются гораздо лучших результатов, чем в странах Африки к югу от Сахары. Европы и Средней Азии.Поскольку латиноамериканские и развивающиеся страны Европы и Центральной Азии имеют одинаковый ВВП на душу населения, маловероятно, что уровень развития объясняет эти региональные различия.

Только для городских рабочих

Многие анализы самозанятости и сегментации рынка труда сосредоточены на городских и несельскохозяйственных рынках труда. Поэтому полезно изучить результаты только для городских рабочих и посмотреть, согласуются ли они с результатами, полученными с использованием данных для всех рабочих (городских и сельских). Сноска 8 Таблица 5 повторяет таблицу 3, используя данные только для городских рабочих.

Таблица 5 Только для городских рабочих: Самостоятельная занятость и неформальный заработок Надбавки(+) или штрафы(-) по группам доходов

Нет заметных различий между таблицей 3 (город плюс сельская местность) и таблицей 5 (только город). Результаты для городских рабочих аналогичны результатам для всех рабочих вместе взятых. Четкий порядок возникает в странах с любым уровнем дохода. С учетом образования, возраста, пола, региона проживания и отрасли промышленности больше всего зарабатывают работодатели и профессиональные самозанятые.Работодатели и специалисты зарабатывают больше, чем формальные и неформальные наемные работники, и больше, чем непрофессиональные самозанятые работники. После работодателей и специалистов идут работники формального сектора, которые зарабатывают больше, чем непрофессиональные самозанятые и неформальные работники. Наконец, непрофессиональные самозанятые зарабатывают больше, чем самая низкооплачиваемая категория, неформальные работники.

В странах с низким уровнем доходов штрафы за непрофессиональных самозанятых работников по сравнению с официальными наемными работниками и за неформальных по сравнению с служащими.формальных сотрудников мало. В странах со средним уровнем дохода штрафы для непрофессиональных самозанятых работников по сравнению с официальными наемными работниками и для неформальных по сравнению с формальными наемными работниками выше, чем в странах с низким уровнем доходов, и статистически отличны от нуля. Штрафы для непрофессиональных самозанятых работников являются самыми большими и статистически значимыми в странах с высоким уровнем дохода. Панели a и b на рис. 2 дополнительно иллюстрируют эту закономерность, представляя распределение штрафов и надбавок к доходам самозанятых по уровню дохода страны.В большинстве (но не во всех) стран с низким доходом существует надбавка за собственный доход непрофессионалов, разница в доходах стран со средним доходом колеблется около нуля (хотя в большинстве случаев это штрафы), и почти во всех странах с высоким доходом применяются штрафы за собственный доход непрофессионала. учетные работники.

На рисунке 2c представлены различия в доходах работодателей и специалистов по сравнению с наемными работниками. В большинстве стран с низким и средним уровнем дохода работодатели и специалисты получают надбавку по сравнению с наемными работниками, в то время как в большинстве стран с высоким уровнем дохода работодатели и специалисты платят штраф по сравнению с наемными работниками.

Для мужчин и женщин

В большинстве стран, представленных в выборке, женщины несут основную ответственность за неоплачиваемые семейные обязанности, такие как уход за детьми, работа по дому и уход за пожилыми людьми. Это говорит о том, что женщины могут ценить гибкость самозанятости больше, чем мужчины, и поэтому могут быть готовы согласиться на более низкий заработок, чтобы компенсировать большую гибкость в часах и месте работы («разрыв в оплате труда материнства»). Возможно, женский труд обычно недооценивается, и, в свою очередь, структура заработной платы в таких странах может отражать это мнение.Таким образом, возможно, что штрафы/надбавки за самозанятость и неформальный заработок могут различаться между мужчинами и женщинами. Чтобы изучить эту возможность, мы переоцениваем весь набор различий в доходах отдельно для мужчин и женщин. В таблицах 6 и 7 представлены результаты.

Таблица 6. Мужчины и женщины: самозанятость и неформальные доходы Премии(+) или штрафы(-) по группам доходов Таблица 7. Мужчины и женщины: самозанятость и неформальный заработок, надбавки(+) или штрафы(-) по регионам мира

Результаты показывают, что как непрофессиональные самозанятые мужчины, так и женщины сталкиваются со штрафами за заработок по сравнению с формальными наемными работниками, но штрафы, с которыми сталкиваются женщины, как правило, больше, чем штрафы, с которыми сталкиваются мужчины.Дополнительные штрафы, с которыми сталкиваются непрофессиональные самозанятые женщины, увеличиваются по мере увеличения дохода на душу населения в стране (таблица 6). Например, различия между мужчинами и женщинами в штрафе за заработок для непрофессиональных самозанятых по сравнению с формальными наемными работниками незначительно отличаются от нуля в странах с низким уровнем дохода, но являются большими и статистически значимыми в странах со средним уровнем дохода. От стран со средним уровнем дохода к странам с высоким уровнем дохода разрыв между мужчинами и женщинами увеличивается еще больше.Различия между мужчинами и женщинами в штрафах за заработок между непрофессиональными самозанятыми работниками по сравнению с наемными работниками являются самыми большими в странах с высоким уровнем доходов.

Различия между мужчинами и женщинами-работодателями и самозанятыми профессионалами еще более разительны. В странах со средним и высоким доходом мужчины-работодатели и специалисты получают надбавку по сравнению с наемными работниками, а женщины платят штраф. Эти результаты показывают, что женщины могут быть более склонны, чем мужчины, согласиться с отрицательной компенсирующей разницей в доходах для самозанятости, и что это явление более заметно в странах с высоким уровнем дохода.

С другой стороны, штрафы за неформальную занятость (по сравнению с официальной) одинаковы для мужчин и женщин. Это говорит о том, что различия в размерах штрафов/премий за самостоятельную занятость между мужчинами и женщинами могут быть связаны с компенсацией различий в гибкости самозанятости, в то время как для работников неформального сектора подобной гибкости не существует.

В таблице 7 представлены штрафы/надбавки к доходам отдельно для мужчин и женщин в разных регионах мира.Во всех регионах женщины платят более высокий штраф, чем мужчины, за непрофессиональную самостоятельную деятельность по сравнению с формальной занятостью. С другой стороны, во всех регионах штрафы за неформальную занятость по сравнению с официальной занятостью одинаковы для мужчин и женщин.

Наиболее заметное региональное различие проявляется в различиях в доходах работодателей и специалистов по сравнению с наемными работниками. В Латинской Америке мужчины получают премию как работодатели и специалисты, а женщины — нет, в то время как в Европе и Центральной Азии ни мужчины, ни женщины не получают значительных надбавок или штрафов как работодатели и специалисты.

На рисунках 3 и 4 представлено распределение надбавок/штрафов к заработной плате для мужчин и женщин по ВВП на душу населения в странах. Шаблоны для каждого пола аналогичны общим шаблонам. Штрафы за заработок как для непрофессиональных самозанятых, так и для неформальных работников невелики в странах с низким уровнем дохода и увеличиваются с ростом ВВП на душу населения.

По уровню образования

В таблице 8 представлены штрафы/надбавки за самозанятость и неформальные/официальные заработки для работников с четырьмя уровнями образования: неполное начальное, высшее начальное, незаконченное среднее/университетское и высшее. Сноска 9 В целом существуют статистически значимые надбавки к доходам самозанятых для менее образованных работников в странах с низким доходом, но статистически значимые штрафы за заработок для этой группы в странах со средним и высоким доходом. Надбавки/штрафы к доходам самозанятых существенно не отличаются от нуля по большей части для самозанятых выпускников средних школ и университетов.

Таблица 8. По уровню образования: самозанятость и неформальный заработок, надбавки(+) или штрафы(-), по группам дохода

На всех уровнях образования к неформальным работникам применяются штрафные санкции по сравнению с формальными работниками.Также на всех уровнях образования штрафы за заработок, с которыми сталкиваются неформальные работники, увеличиваются по мере роста ВВП страны на душу населения. На всех уровнях образования штрафы за неформальный заработок малы и часто незначительны в странах с низким уровнем дохода, но возрастают и становятся статистически значимыми в странах со средним уровнем дохода.

По возрасту

Предыдущие исследования показывают, что успешные самозанятые работники, как правило, являются работниками среднего возраста. Это говорит о том, что мы могли бы найти надбавки к доходам для пожилых самозанятых, но штрафы к доходам для более молодых самозанятых.Чтобы изучить этот вопрос, в Таблице 9 представлены различия в доходах самозанятых и наемных работников, непрофессиональных самозанятых по сравнению с наемными работниками и работодателями, а также специалистов по сравнению с наемными работниками для трех возрастных групп: 15–24, 25–44 и 45–64 лет. . Ни штрафы за заработок для непрофессиональных самозанятых работников, ни надбавки к заработку работодателей и специалистов не демонстрируют какой-либо четкой закономерности между возрастными группами; для некоторых групп доходов они больше для пожилых работников, а для других групп доходов они меньше для пожилых работников по сравнению с более молодыми работниками.

Таблица 9 По возрасту: Самостоятельная занятость и неформальный заработок Надбавки(+) или штрафы(-) по группам доходов

Для всех возрастных категорий неформальные работники подвергаются штрафам за заработок по сравнению с формальными работниками. Также на всех возрастных уровнях штрафы за заработок, с которыми сталкиваются неформальные работники, увеличиваются по мере роста ВВП страны на душу населения. Штрафы за неформальный доход малы и часто незначительны в странах с низким уровнем дохода, но увеличиваются и становятся статистически значимыми в странах со средним уровнем дохода.

Обсуждение и интерпретация результатов

Платят ли самозанятые работники штраф или получают надбавку, зависит от множества факторов, в том числе от уровня развития их страны, ее местонахождения, пола работника и от того, работники являются работодателями (предпринимателями) и квалифицированными самостоятельными работниками или являются (предположительно неквалифицированными) непрофессиональными самозанятыми работниками. Что касается последнего пункта, то работодатели и специалисты, работающие на себя, как правило, получают более высокие премии, что согласуется с гипотезой о том, что их заработки отражают не только их более высокую производительность, но также доходность капитала и риск.Другими словами, работодатели и специалисты, скорее всего, получат положительный заработок, компенсирующий разницу в дополнительных расходах или рисках, связанных с открытием собственного бизнеса.

Работодатели-мужчины и профессиональные самозанятые работники во многих развивающихся странах получают особенно большую надбавку к заработной плате по сравнению с официальными работниками, в то время как работодатели и специалисты-женщины этого не делают. Фактически, наши оценки показывают, что женщины-работодатели и специалисты в странах с низким и высоким доходом платят статистически значимый штраф по сравнению с работниками, в то время как в странах со средним доходом предполагаемые штрафы статистически незначимы.Эти гендерные различия согласуются с гипотезой о том, что женщины более склонны соглашаться на более низкую заработную плату в качестве компенсации разницы в доходах за гибкость самозанятости.

Страховые взносы, получаемые работодателями и самостоятельными специалистами, также различаются в зависимости от региона. Эти работники получают большие и статистически значимые надбавки по сравнению с работниками в Латинской Америке. Но в странах с высоким уровнем доходов и развивающихся странах Европы и Центральной Азии нет существенной разницы в доходах работодателей и специалистов по сравнению с формальными работниками.Это говорит либо о том, что работодатели и специалисты в Европе и Центральной Азии сталкиваются с неблагоприятными условиями, с которыми они не сталкиваются в Латинской Америке или странах Африки к югу от Сахары, либо о том, что латиноамериканским работодателям требуется более высокая прибыль для открытия или поддержания своего бизнеса, чем в Европе.

Данные о сегментации рынка труда неоднозначны, и они гораздо сильнее для стран со средним уровнем дохода, чем для стран с низким уровнем дохода. В развивающихся странах непрофессиональные самозанятые работники сталкиваются с штрафами за заработок по сравнению с официальными работниками.Этот результат согласуется с гипотезой о сегментации рынка труда в развивающихся странах. Однако мы также находим доказательства того, что по мере роста ВВП на душу населения в стране доходы самозанятых падают по сравнению с заработками наемных работников. Это относится как к непрофессиональным самозанятым работникам, так и к работодателям и профессиональным самозанятым работникам. Этот вывод не согласуется с гипотезой о том, что сегментация рынка труда приводит к штрафам за самозанятость.Напротив, это больше согласуется с гипотезой о том, что разница в доходах возникает из-за компенсирующей разницы, когда самозанятые работники готовы платить штраф за заработок в обмен на гибкость самозанятости.

Данные о сегментации неформальных наемных работников следуют аналогичной модели. Неформальные работники в развивающихся странах, как правило, сталкиваются с штрафами за заработок по сравнению с формальными работниками, что согласуется с сегментацией рынка труда между формальной и неформальной занятостью в развивающихся странах, вызванной исключением неформальных работников из формального сектора.Однако штрафы за заработок, с которыми сталкиваются неформальные работники, являются низкими и незначительными в странах с низким уровнем дохода и большими и статистически значимыми в странах со средним уровнем дохода. Это говорит о том, что сегментация рынка труда между формальной и неформальной занятостью более заметна в странах со средним уровнем дохода, чем в странах с низким уровнем дохода.

При другом рассмотрении увеличение штрафа за самозанятость и неформальный заработок по мере роста ВВП указывает на то, что по мере развития стран формального сектора заработок работников увеличивается быстрее, чем заработок самозанятых или неформального сектора.Это говорит о том, что основное внимание следует уделять тому, что происходит с формальными работниками, а не с самозанятыми и неформальными работниками. Это верно для одной традиционной дуалистической модели экономического развития, когда формальный сектор в наименее развитых странах невелик (а самозанятость и неформальная занятость велики) из-за отсутствия спроса на продукцию формального сектора недостаточно для обеспечения необходимой экономии. масштаба (см. Lewis 1954 и La Porta and Schleifer 2014). По этой причине фирмы формального сектора в странах с низким доходом будут менее производительными.По мере увеличения спроса на отечественную продукцию масштабы производства и производительность в формальном секторе увеличиваются. Это приведет к увеличению доли работников, занятых в официальном секторе, а также к увеличению заработков работников формального сектора, что, в свою очередь, приведет к более строгим наказаниям для неформальных работников и непрофессиональных самозанятых.

Таким образом, наши данные согласуются с мнением о том, что разрыв в доходах между самозанятыми, неформальными и формальными работниками обусловлен эффективной заработной платой и распределением квазиренты в фирмах формального сектора.Поскольку фирмы формального сектора в странах с низким доходом, вероятно, менее производительны, чем фирмы в более развитых странах, и предлагают меньше ресурсов, повышающих производительность труда, эти фирмы получают меньше ренты, которую можно разделить с работниками. По мере развития стран и получения фирмами доступа к инновационным технологиям производительность труда работников в фирмах повышается, что позволяет фирмам делиться большей частью своей квазиренты с работниками. Это увеличивает заработную плату формальных работников по сравнению с самозанятыми и неформальными работниками.Также разумно ожидать, что рыночная власть формальных работников также будет увеличиваться по мере развития стран из-за растущего преобладания профсоюзов и более строгого соблюдения трудового законодательства. Если переговорная сила работников положительно коррелирует с уровнем развития и производительностью труда, то корреляция между долей работника в квазиренте и развитием и производительностью будет еще сильнее.

Заблокировано, затем заблокировано: неформальные работники сталкиваются с резким восстановлением — мир

Более 60% занятого населения мира работает в неформальной экономике.Часть из них, которую еще не подсчитали, были вынуждены уйти с работы во время карантина в городах по всему миру, и теперь они сталкиваются с реальностью долговых ловушек, в которые они попали, чтобы пережить пандемию COVID-19.

Масштабы кризиса, с которым сталкиваются неформальные работники во всем мире, такие как уличные торговцы, домашние работники и сборщики мусора, раскрываются в последнем исследовании WIEGO (Женщины в неформальной занятости: глобализация и организация, международная неправительственная организация), Кризис COVID-19 и исследование неформальной экономики. Первоначальные выводы, обобщенные в блоге Неформальные работники видят впереди долгий путь к восстановлению — если только Закон № о правительствах не показывает, как первая волна блокировок уничтожила доходы и что эти работники практически не получали государственной поддержки. У многих не было иного выбора, кроме как брать эксплуататорские кредиты.

Международный координатор WIEGO, доктор Салли Роувер, говорит, что сокращение их доходов было внезапным и масштабным. «Наши данные рисуют мрачную глобальную картину рабочих, сообщающих, что они полностью остались без работы, с нулевым заработком в разгар карантина в их городах», — отмечает она.«В таких местах, как Ахмадабад, Индия, мы видим почти 100 процентов определенных секторов в выборке исследования, таких как домашние работники, надомники, уличные торговцы и сборщики мусора. В Бангкоке, Таиланд, массажисты полностью остались без работы, когда вступили в силу меры социального дистанцирования».

WIEGO и ее местные партнеры опросили более 2200 работников неформальной занятости в 12 городах по всему миру. Доктор Майкл Роган, директор программы городской политики, говорит, что почти 70 процентов всех респондентов сообщили о нулевом заработке в период блокировки.«Учитывая, что многие неформальные работники зарабатывают изо дня в день, чтобы обеспечить себя едой, такое сокращение доходов имело серьезные последствия для рабочих и их домохозяйств, — заявляет он. — Несколько участников исследования рассказали нам, как потеря повлияло на их физическое и психическое здоровье и как в конечном итоге это проявилось в виде голода. В Плевене, Лиме, ​​Дурбане и Тируппуре более половины выборки сказали нам, что члены домохозяйств голодали».

Исследование также раскрывает основные способы, с помощью которых неформальные работники справлялись с финансовыми последствиями пандемии, особенно в отсутствие адекватной государственной поддержки и мер по оказанию помощи.

Доктор Роувер утверждает, что многие использовали схожие стратегии, чтобы выжить — копаясь в своих сбережениях, занимая деньги и закладывая активы: «То, что мы видим с этими стратегиями выживания, — это идеальный шторм. Когда вы зарабатываете изо дня в день, накапливать активы и сбережения действительно сложно, поэтому, когда мы слышим, что уличные торговцы тратят сбережения, чтобы свести концы с концами, мы знаем, что это означает меньше денег для пополнения своих запасов, когда придет время идти. вернуться к работе».

«Заем денег еще больше загоняет неформальных работников в этот порочный круг.Чуть более 40% респондентов заявили, что прибегают к взятию долга. Это не только усложнит их выздоровление, когда они начнут возвращать эти недавно приобретенные долги, но и многие люди, возможно, вступили в эксплуататорские отношения, из-под которых им будет чрезвычайно трудно выбраться», — отмечает д-р Роувер, также указывая, что путь к выздоровлению в это беспрецедентное время необходимо было обеспечить беспрецедентную реакцию правительства, чтобы вернуть людей на работу.

«Бедность должна решаться путем трудоустройства.Труд приносит не только доход, но и достоинство, общность и целеустремленность. Масштабы этого кризиса требуют от правительств активизироваться, мыслить нестандартно и начать восстановление с неформальных работников», — отмечает она. Участники исследования добавили, что им все еще нужны денежные гранты и продовольственная помощь, но наиболее распространенная точка зрения заключалась в том, что для того, чтобы действительно выйти за рамки выживания и иметь возможность восстановить и восстановить свои средства к существованию и доходы, им нужно вернуться к работе.

Доктор Роувер и докторРоган уточняет, что для этого требуется, чтобы национальные и местные органы власти работали вместе с организациями неформальных работников, чтобы восстановить торговые пути, восстановить рабочие места и помочь работникам получить доступ к рынкам. В то время как национальные правительства могут расширять меры помощи для решения неотложных трудностей и долгов, местные органы власти могут сотрудничать с организациями работников для одновременной поддержки занятости и общественного здравоохранения.

Для интервью, пожалуйста, свяжитесь с Николь Прайор на [email protected] или +64 27 239 2575 (NZT), Кендра Хьюз по адресу kendra.hugh[email protected] (EST) или Грасиела Мора по адресу [email protected]

Примечания редактора

Кризис COVID-19 и неформальная экономика — это лонгитюдное исследование, проведенное WIEGO в 12 городах, в котором оценивается влияние кризиса COVID-19 на определенные группы неформальных работников и их домохозяйства. С помощью вопросника и подробных интервью в рамках первого раунда оценивалось влияние кризиса в двух точках — период пиковой блокировки (апрель 2020 г.) и ослабление блокировки (май/июнь) — по сравнению с периодом до пандемии COVID-19 (февраль). 2020).Во 2-м раунде будут оцениваться сохраняющиеся воздействия в сравнении с признаками восстановления в марте-апреле 2021 года по сравнению с периодом до COVID-19 и 1-м раундом. В этом отчете представлены краткие результаты 1-го раунда исследования. Исследователи опросили и опросили надомников, уличных торговцев, консервщиков, сборщиков мусора, домашних работников, водителей мототакси, массажисток. (Исследование предоставляет демографический профиль этой рабочей силы, документирует условия их работы и последствия COVID-19)

Кризис COVID-19 и исследование неформальной экономики — результат сотрудничества организации «Женщины в неформальной занятости: глобализация и организация» и партнерских организаций, представляющих работников неформального сектора в 12 городах: Аккра, Гана; Ахмадабад, Индия; Бангкок, Тайланд; Дакар, Сенегал; Дар-эс-Салам, Танзания; Дели, Индия; Дурбан, Южная Африка; Лима, Перу; Мехико, Мексика; Плевен, Болгария; Нью-Йорк, США; и Тируппур, Индия, при поддержке Международного исследовательского центра развития, Канада.Смешанные методы лонгитюдного исследования включают телефонные опросы неформальных работников и полуструктурированные интервью, проводимые с лидерами неформальных работников и другими ключевыми источниками информации. Раунд 2 будет проведен в марте и апреле 2021 года.

Айсит Тансел () и Элиф Акар ()

Глава в Неравенство после 20-го века: документы шестой встречи ECINEQ , 2016, том.24, стр. 121-154 от Emerald Publishing Ltd.

Резюме: Резюме В этом исследовании исследуется разрыв в доходах формальной и неформальной занятости в Турции. Мы фокусируемся на различиях в доходах, которые можно объяснить наблюдаемыми характеристиками и ненаблюдаемой неизменной во времени индивидуальной неоднородностью. Сначала мы оценим стандартные уравнения доходов Минсера, используя метод наименьших квадратов (МНК), с учетом характеристик отдельных лиц, домохозяйств и должностей. Затем мы используем панельные данные и методы квантильной регрессии (QR) для учета ненаблюдаемых факторов, которые могут повлиять на доходы и внутреннюю неоднородность в формальном и неформальном секторах.Результаты OLS подтверждают существование штрафа для неформального сектора, почти половина которого объясняется наблюдаемыми переменными. Мы обнаружили, что формальные наемные работники получают значительно больше, чем их неформальные коллеги и самозанятые, что подтверждает неоднородность внутри неформальной занятости. Результаты QR показывают, что разница в оплате труда неравномерна по распределению доходов. В отличие от общепринятой литературы, в которой неформальная самозанятость рассматривается как высший уровень, а наемная занятость — как низший уровень, мы обнаруживаем, что самозанятость соответствует нижнему уровню турецкого рынка труда.Наконец, оценка фиксированных эффектов показывает, что ненаблюдаемые индивидуальные характеристики в сочетании с контролем наблюдаемых характеристик полностью объясняют разницу в оплате труда между формальной и неформальной занятостью в общей выборке и выборке женщин. Однако в мужской выборке сохраняется штраф за неформальный сектор.

Ключевые слова: Разрыв в доходах; формальная/неформальная занятость; динамика рынка труда; панельные данные; Турция; J21; J31; J40; O17 (поиск похожих статей в EconPapers)
Дата: 2016
Ссылки: Добавить ссылки на CitEc
Цитаты: Просмотреть цитаты в EconPapers (7) Отслеживать цитаты по RSS-каналу

Загрузки: (внешняя ссылка)
http://www.emeraldinsight.com/10.1108/S1049-258520 … RePEc&WT.mc_id=RePEc (текст/html)
Доступ к полному тексту ограничен подписчиками

Связанные работы:
Рабочий документ: Разрыв в доходах от формальной/неформальной занятости: данные из Турции (2012 г.) Разрыв в доходах от неформальной занятости: данные из Турции (2012 г.)
Рабочий документ: Разрыв в доходах от формальной и неформальной занятости: данные из Турции (2012 г.)
Этот элемент может быть доступен в другом месте в EconPapers: Найдите элементы с таким же названием.

Экспортный номер: BibTeX РИС (EndNote, ProCite, RefMan) HTML/текст

Постоянная ссылка: https://EconPapers.repec.org/RePEc:eme:reinzz:s1049-258520160000024006

Информация для заказа: Этот товар можно заказать в издательстве
Emerald Group Publishing, Howard House, Wagon Lane, Bingley, BD16 1WA, UK
http://www.emeraldgr … ies.htm?id=1049-2585

Доступ к статистике для этой главы

Другие главы исследования экономического неравенства от Emerald Publishing Ltd.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.