Детские дома для детей инвалидов в москве: Детские дома-интернаты в Москве — адреса и телефоны, 79 компаний

Содержание

Детский дом-интернат для детей-инвалидов № 11

Материал юбилейного буклета


С 2002 года сестры Свято-Димитриевского сестричества работают в доме-интернате № 11 для детей-инвалидов. В таких интернатах находятся дети, которые часто имеют по несколько диагнозов: олигофрения (нарушение интеллекта) разной степени, гидроцефалия, органическое поражение ЦНС, синдром Дауна, различные физические нарушения. Всего в этом детском доме 600 детей, из них более 100 — лежачие. Не секрет, что здесь очень тяжелое положение — не хватает медперсонала, на отделение из 30 лежачих детей приходится всего две-три санитарки. В штатном расписании отделений для лежачих нет ни педагогов, ни психологов.
Сестры взяли на себя уход за отделением самых тяжелых лежачих детей (30 человек, кормить их можно только из соски) и также помогают в более легком отделении лежачих. Сейчас в интернате работают 25 сестер от сестричества. Некоторые из них — выпускницы Свято-Димитриевского училища сестер милосердия, другие окончили патронажные курсы. Приходят несколько добровольцев.
Сестры перестилают, моют, кормят детей, а еще играют с ними, слушают музыку, помогают в реабилитации. Дети заметно поправились, начали улыбаться. Несколько человек переведено в более легкие отделения: благодаря сестрам они научились ходить или передвигаться на коляске, начали есть с ложки. Директор и врач интерната с радостью отмечают перемены, произошедшие с детьми; выпускников училища и сестер милосердия теперь приглашают работать в других отделениях интерната.

В 2003 году в доме-интернате открыт домовый храм во имя св. блгв. царевича Алексия, сестры помогают священникам причащать детей на еженедельных службах.

Ответственный за храм в ДДИ № 11 иерей Александр Лаврухин: «Сестры, которые ухаживают за детьми, привозят на службу некоторых неходячих в колясках и приводят по очереди детей, которые могут ходить сами, из отделений, где они живут. В среднем на службу приходит около 40 пациентов интерната. С этими детьми можно и нужно заниматься, рассказывать им о вере, о Христе. Но в этом храме не просто служить. В нем особенн

Ошибка #404 — Департамент труда и социальной защиты населения города Москвы

Навигация по сайту

  • Департамент
    • Руководство
    • Положение о Департаменте
    • Подразделения Департамента
    • График приема граждан
    • Подведомственные организации
    • Противодействие коррупции
    • Противодействие терроризму
    • Ветеранам социальной защиты населения
    • Общественный совет при Департаменте труда и социальной защиты населения города Москвы
    • Международное сотрудничество
    • Федеральный закон 442-ФЗ «Об основах социального обслуживания граждан в РФ»
    • Антимонопольное законодательство
    • Государственные и городские программы
    • Информационная безопасность
  • Деятельность
    • Информирование о путевках
    • Социальные выплаты и пособия
    • Труд и занятость
    • Социальная интеграция инвалидов
    • Поддержка семей с детьми
    • Опека и попечительство, поддержка детей-сирот
    • Льготы. Адресная помощь
    • Государственные услуги
    • Социальная помощь бездомным гражданам
    • Осуществление Департаментом государственного контроля (надзора) в отношении юридических лиц и индивидуальных предпринимателей
    • Проект Мэра «Московское долголетие»
    • Бесплатная юридическая помощь и содействие в получении нотариальной помощи
    • Субсидии, предоставляемые Департаментом
    • Независимая оценка качества условий оказания услуг организациями социального обслуживания города Москвы
    • Государственные меры поддержки добровольчества и социально ориентированных некоммерческих организаций
  • Пресс-центр
    • Новости
    • Наши события
    • Публикации в СМИ
    • Издания
    • Фотографии
    • Пресс-служба
    • Опросы
    • Форум социальных инноваций
    • Тесты
    • Москва социальная: история соцзащиты в столице

Детский дом-интернат для детей-инвалидов | Детские дома Москвы

Адрес: Москва, Щукинская улица, 7

К сожалению, станция метро, к которой ближе всего находитя Детский дом-интернат для детей-инвалидов не была указана.

К сожалению, телефон компании Детский дом-интернат для детей-инвалидов не был указана.

К сожалению, время работы Детский дом-интернат для детей-инвалидов не известно.

Сайт: веб сайт не указан.

Описание организации:

Основной вид деятельности компании “Детский дом-интернат для детей-инвалидов” – Детские дома Москвы. Организация находится по адресу Москва, Щукинская улица, 7. По всем вопросам и пожеланиям можно связаться по телефону , либо оставить отзыв на нашем сайте. Официальный веб-сайт – .

Как добраться (доехать) к «Детский дом-интернат для детей-инвалидов» (местоположение на карте с указанием улицы)

Описание категории:


Детский дом – является социально-медицинским учреждением для постоянного проживания детей в возрасте от 4 до 18 лет (с образованным в случае необходимости отделением для молодежи в возрасте от 18 до 35 лет) с недостатками физического и / или умственного развития и психическими расстройствами, которые требуют постороннем уходе, бытовом и медицинском обслуживании, образовательных и реабилитационных услуг.
Основными задачами дома-интерната является обеспечение надлежащих условий для проживания, обучения, воспитания, медицинской и социальной реабилитации и оказания медицинской помощи воспитанникам с физическими или умственными недостатками развития и психическими расстройствами.

В начале 2007 г.. По России насчитывалось 748 000 детей-сирот (2,8% от всей детской популяции), из них в детских учреждениях находилось 174000.
По данным Генпрокуратуры РФ только 10% выпускников российских государственных детских домов и интернатов адаптируются к жизни, 40% совершают преступления, еще 40% выпускников становятся алкоголиками и наркоманами, 10% кончают жизнь самоубийством.


Свято-Софийский детский дом для детей-инвалидов: день первый

Служба «Милосердие» открыла первый в России детский дом для детей-инвалидов. Мы хотим, чтобы здесь особые дети чувствовали себя как дома: принимали гостей и ходили в гости сами, развивали те таланты, которые у них есть — чтобы каждый из них чувствовал себя личностью

Два года прошло с того момента, когда Святейший Патриарх Кирилл озвучил идею о создании церковного приюта для детей-инвалидов. 2 марта 19 детей из московского ДДИ №15 переехали в новый Свято-Софийский детский дом. Еще двоих детей ожидают в ближайшее время. Это значит, что служба «Милосердие» открыла первый в России негосударственный детский дом для детей с множественными нарушениями развития.

Мы хотим, чтобы здесь такие дети чувствовали себя как дома: принимали гостей и ходили в гости сами, развивали те таланты, которые у них есть — чтобы каждый из них чувствовал себя личностью.

Утро дети встретили еще в государственном ДДИ №15, а вот после завтрака начались сборы для путешествия в новый дом

Пока ребят распределяли по автобусам, вокруг суетились волонтеры и сотрудники интерната. На фото — 8-летний Гор

Светлана Емельянова, директор Свято-Софийского детского дома, руководит посадкой в автобусы

Дети не первый раз едут на автобусах, да и маршрут знакомый: вот уже два года сестры регулярно возили их на занятия в Центр Лечебной Педагогики, до которого теперь можно будет гулять пешком. Так вышло, что он совсем рядом с новым домом

Но все равно переезд для детей — это огромный стресс. Они очень чувствительны к эмоциям, которые переживают взрослые рядом

А это уже на новом месте. Гор выходит одним из первых — через пять минут он будет гонять на коляске по первому этажу дома, изучать каждый уголок

Тяжелая дорога по московским пробкам позади — можно расслабиться на руках у сотрудника нового дома. На фото — дефектолог Свято-Софийского детского дома Светлана Щербакова

Первые игры на новом месте — оторваться невозможно!

А кто-то изучает свою комнату. Кстати, здесь у каждого ребенка постельное белье со своим рисунком

Мы очень надеемся, что каждому ребенку удастся найти друга. Потому что каждый ребенок должен чувствовать, что кому-то нужен

«Мы хотим, чтобы наш дом был открыт, как открыт дом каждого из нас: чтобы сюда приходили гости, чтобы с детьми занимались волонтеры, чтобы здесь реализовывались самые современные методы реабилитации», — об этом на открытии сказал епископ Орехово-Зуевский Пантелеимон, духовник службы «Милосердие»

Столько новых впечатлений за один день!

Еще в прошлом году в этом здании был Свято-Софийский детский дом для мальчиков: мальчики нашли свои семьи, а те, что постарше, начинают самостоятельную жизнь

Епископ Пантелеимон навестил детей в новом доме

Свято-Софийский детский дом для детей-инвалидов является проектом Православной службы помощи «Милосердие». Поддержать его вы можете на специальной странице проекта.

Дом интернат для детей инвалидов Archives

Фотосет с чувством

— Ирина Карягина, волонтер группы Добровольческого движения Даниловцы   в Детском доме-интернат №24 Дорогие друзья, хочу с вами поделиться интересным событием, […] Читать далее

Давайте верить в чудеса!

— Анастасия Делкова, координатор группы Добровольческого движения Даниловцы   в Детском доме-интернат №24 28 апреля, в преддверии Светлого праздника Пасхи, мы […] Читать далее

Мастер-класс по пожаротушению в ДДИ

— Александр Гречухин, волонтер группы Добровольческого движения Даниловцы   в Детском доме-интернат №24 18 мая 2019 года в «Центре содействия семейному […] Читать далее

Дети с горячими сердцами

— Елена Сметанина, волонтер группы Добровольческого движения Даниловцы   в Детском доме-интернат №24 Апрельским прохладным утром состоялось мое первое посещение ДДИ […] Читать далее

Давайте быть добрее друг к другу!

— Анастасия Делкова,  координатор группы Добровольческого движения Даниловцы   в Детском доме-интернат №24 Милосердие – ключ к процветанию общества. Мы не можем […] Читать далее

Заключительный день координатора,  какой он?

— Виктория Дороничева,  координатор группы Добровольческого движения Даниловцы   в Детском доме-интернат №24 Три года назад я стала координатором в ЦССВ «Сколковский». […] Читать далее

Заряд радости на весь год

— Ирина Капошко,  выпускница Школы координаторов, волонтер группы Добровольческого движения Даниловцы   в Детском доме-интернат №24 На среду, обычное время для посещения […] Читать далее

Вы когда-нибудь видели в жизни чудо?

— Анастасия Делкова,  волонтер группы Добровольческого движения Даниловцы   в Детском доме-интернат №24 Чудеса происходят с нами каждый день, но мы просто […] Читать далее

Как Дед Мороз детей порадовал в доме-интернате №24

— Родион Грудинский,  волонтер группы Добровольческого движения Даниловцы   в Детском доме-интернат №24 -А что это у нас за сугроб под новогодней […] Читать далее

Зачем идти в волонтеры-даниловцы?

— Павел Иванов,  волонтер группы Добровольческого движения Даниловцы   в Детском доме-интернат №24 Задаю себе вопросы “Почему я решил этим заниматься? Может […] Читать далее

Спектакль в доме-интернате для детей с нарушениями в развитии №24

— Степан Петров,  волонтер группы Добровольческого движения Даниловцы   в Детском доме-интернат №24 Встречаемся на пруду с утками, беседуем, потом заходим в […] Читать далее

Выпускники ДДИ 24 вернулись, чтобы дать концерт – рассказ даниловца

— Валентина Соловцова,  волонтер группы Добровольческого движения Даниловцы   в Детском доме-интернат №24 Как обычно в среду, мы все группой поехали в […] Читать далее

Волонтерская группа даниловцев в ДДИ 24: коллаж и бокс

— Екатерина Клинкова,  волонтер группы Добровольческого движения Даниловцы   в Детском доме-интернат №24 Среда – а это значит, что волонтерская группа собирается […] Читать далее

Выпускники ДДИ 24 вновь встретились с даниловцами

— Валентина Соловцова,  волонтер группы Добровольческого движения Даниловцы   в Детском доме-интернат №24 Среда, 17 октября, мы с волонтерами, как обычно, в […] Читать далее

Рисовать с детьми в ДДИ №24 всегда в радость!

— Анастасия Коломина,  специалист по сопровождению волонтеров, ведущий мастер-классов и тренингов Добровольческого движения Даниловцы Рисовать с детьми в ДДИ №24 к […] Читать далее

ПНИ ― это конец? Куда уходят особенные дети

Молодёжный интернет-журнал МГУ “Татьянин день” опубликовал новый материал о Добровольческом движении Даниловцы. Виктория Дороничева учится на логопеда и работает воспитательницей […] Читать далее

Не надо делать из волонтерства машинку на веревочке!

В блоге даниловцев на портале “Сноб” опубликован новый материал. За 10 лет существования мы в «Даниловцах» нащупали и поняли такую вещь: достаточно […] Читать далее

История в фотографиях – группа в Детском доме-интернате №24

Добровольческому движению Даниловцы – 10 лет! За эти годы наработан огромный опыт работы в волонтерских группах и накоплены яркие воспоминания. […] Читать далее

Гостевой визит в ДДИ №24

— Александра Желтова,  координатор группы Добровольческого движения Даниловцы   в Детской психиатрической больнице №6 Известно, что знакомство с волонтерской группой начинается со знакомства с ее координатором. Именно этот […] Читать далее

Видео-визитка волонтёрской группы в ДДИ28

Этот волонтёрский год для «Даниловцев» особый – движению 10 лет! На данный момент у нас 19 волонтёрских групп, и каждая […] Читать далее

Признания в любви

— Виктория Дороничева,  координатор группы Добровольческого движения Даниловцы   в Детском доме-интернат №24 Наши встречи с подопечными в ДДИ 24 в холодное […] Читать далее

Волонтеры всегда возвращаются

— Юлия Курбатова,  волонтер группы Добровольческого движения Даниловцы   в Детском доме-интернат №24 Для меня первое посещение ДДИ связано с неожиданными положительными […] Читать далее

Первое посещение подопечных в ДДИ №24 в новом году

— Виктория Дороничева,  координатор группы Добровольческого движения Даниловцы   в Детском доме-интернат №24 Первая поездка в этом году состоялась в минувшую среду. […] Читать далее

Сказочные герои в ДДИ №24

— Ядвига Долгих,  волонтер группы Добровольческого движения Даниловцы   в Детском доме-интернат №24, координатор группы  в Детском доме-интернат №7 ДДИ №24 для […] Читать далее

Дед Мороз и Снегурочка в ДДИ №24

— Марианна Бушуева,  волонтер группы Добровольческого движения Даниловцы   в Детском доме-интернат №24 Каждую неделю ушедшего года мы дарили детям заботу и […] Читать далее

Новогодние подарки даниловцев подопечным в ДДИ №24

— Виктория Дороничева,  координатор группы Добровольческого движения Даниловцы   в Детском доме-интернат №24 За полтора месяца до Нового года я стала составлять […] Читать далее

Когда подопечные взрослеют

— Варвара Михалищина,  волонтер группы Добровольческого движения Даниловцы в Детском доме-интернат №24 По инициативе координатора нашей группы Виктории Дороничевой, решили мы проведать […] Читать далее

Сила даниловцев в ДДИ №24 – в команде!

— Виктория Дороничева,  координатор группы Добровольческого движения Даниловцы   в Детском доме-интернат №24   А вы знаете, что такое настоящая и сплоченная […] Читать далее

Радость в мелочах – один поход в ДДИ №24

— Варвара Михалищина,  волонтер группы Добровольческого движения Даниловцы в Детском доме-интернат №24 Когда у меня в голове появилось чёткое понимание того, что […] Читать далее

Дети в ДДИ №24 со своими радостями и печалями, но без мам

— Марианна Бушуева,  координатор группы Добровольческого движения Даниловцы   в Детском доме-интернат №24 Стать волонтером я надумала уже давно, но откладывала «на […] Читать далее

“Волк и семеро козлят”в ДДИ №24

— Виктория Дороничева,  координатор группы Добровольческого движения Даниловцы   в Детском доме-интернат №24 В эту среду мы решили показать нашим подопечным кукольный […] Читать далее

Быть волонтером в ДДИ №24 проще, чем кажется

— Юлия Бузина,  волонтер группы Добровольческого движения Даниловцы   в Детском доме-интернат №24 Я долго не могла приступить к этому тексту. Отчасти […] Читать далее

Первый впечатления от посещения подопечных в ДДИ №24

— Валентина Соловцова,  волонтер группы Добровольческого движения Даниловцы   в Детском доме-интернат №24 После решающей встречи с координатором Викой, я поняла, насколько […] Читать далее

Даниловцев благодарят за хорошую работу с детьми в ДДИ №24

Администрация детского дома-интернат 24 направила благодарственное письмо волонтерам добровольческого движения «Даниловцы» за хорошую работу с детьми. Благодарственное письмо  от директора […] Читать далее

Трогательные встречи в ДДИ №24

— Николай Левит,  волонтер группы Добровольческого движения Даниловцы   в Детском доме-интернат №24 «Оп-па», – вдруг неожиданно говорит Даша и обнажает свои […] Читать далее

Группа даниловцев в ДДИ №24 спешит на помощь

— Виктория Дороничева,  координатор группы Добровольческого движения Даниловцы   в Детском доме-интернат №24 С самого утра прогноз погоды был неутешительным: за окном […] Читать далее

Гостевой визит в ДДИ 24

— Екатерина Дмитриева, координатор группы Добровольческого движения Даниловцы в РДКБ (отделения нефрологии и гинекологии) Мне всегда казалось, что группа в […] Читать далее

Уход за зубами в ДДИ 24

— Николай Левит,  волонтер Добровольческого движения Даниловцы   в Детском доме-интернат №24 Чем мы обычно занимаемся с детьми в ДДИ 24? Гуляем, […] Читать далее

Островок искренности и чистоты – ДДИ 24

— Ольга Бородкина,  волонтер Добровольческого движения Даниловцы   в Детском доме-интернат №24 Впервые о «Даниловцах» я услышала на радио «Вера» в программе […] Читать далее

Лучики Пасхи в ДДИ №24

— Виктория Дороничева,  координатор  Добровольческого движения Даниловцы   в Детском доме-интернат №24 Наш Пасхальный мастер-класс мы планировали заранее. В этот день Коля, […] Читать далее

Первые впечатления о ДДИ 24 волонтера-новичка

— Кристина Соколова,  волонтер Добровольческого движения Даниловцы   в Детском доме-интернат №24 Хочу поделится с вами впечатлениями о моем первом посещении детского дома-интерната […] Читать далее

Весеннее настроение в ДДИ 24

— Николай Левит,  волонтер Добровольческого движения Даниловцы   в Детском доме-интернат №24 Весна с каждым днём всё увереннее вступает в свои права. Кажется, […] Читать далее

Одиночный поход в ДДИ 24

— Николай Левит,  волонтер Добровольческого движения Даниловцы   в Детском доме-интернат №24 Ездил к ребятам, но так там закоченел, что не мог думать […] Читать далее

Механизм сбычи мечт или большое сердце маленького Макса

Знакомьтесь, это Макс. Ему семь лет, он учится в первом классе московской школы. Максим весёлый активный мальчик. Любит родных. Ну, […] Читать далее

Дом престарелых и детей-инвалидов: других таких в России нет

В селе Старобаишево есть уникальный дом, где живут вместе сироты-инвалиды и старики. Оказалось, что такое сочетание очень полезно для тех и других. Наш корреспондент побывал в этом учреждении

Впервые диагностированная миопия -17/-20 не редкость почти для всех детских домов для детей инвалидов. Так происходит из-за того, что зачастую уровень региональной медицины низок, ближайшие больницы находятся далеко, а медосмотры проводятся формально. В некоторых учреждениях они пишутся под копирку из года в год

От Уфы до села Старобаишево 120 км, а от Москвы – почти 1300. В селе живут чуть больше 600 человек, своих, местных. А еще 142 не местных – это обитатели специализированного учреждения, Старобаишского дома-интерната для престарелых и сирот-инвалидов: 114 стариков и 28 сирот. Других подобных заведений в России не существует

Бабушки и девочки

Все началось со сказки. Жили-были старички в одном доме с детьми-инвалидами. И однажды решили они почитать детям перед сном сказки, чтобы освободить нянечек, пусть пока позаботятся о тех, кто «потяжелее». Так и начали дети и старички разговаривать.

Затем дошло дело до кулинарии. Бабушки стали рассказывать девочкам и мальчикам, как печь блины и пирожки. Но одними рассказами сыт не будешь, и скоро они все вместе оказались на кухне.

Бабушка Света стоит за спиной Дианы, девочки из детского отделения. Диана, высунув язык от усердия, наливает блинное тесто на сковородку, бабушка Света подхватывает сковороду и покачивает ее из стороны в сторону, чтобы тесто растеклось. Светлана Яковлевна потеряла в 1993 году всю семью, муж и дети погибли в автомобильной аварии.

– Не знаю, как я это пережила. Говорили, что я сильный человек. Только зачем мне эта сила… Теперь моя семья здесь.

И она поправляет платок на голове девочки.

– У Дианы, конечно, тяжелый характер, она девочка резкая, но они сошлись, как бабушка с внучкой, – рассказывает директор Старобаишского дома-интерната Эльза Шайхутдинова, – Диане очень нравится, как баба Света печет блины и пирожки.

Однажды баба Света сделала больше ста пирожков с мясом для всех лежачих больных. Она пекла их всю ночь, чтобы успеть к завтраку, к 9 часам утра.

Дикие дети

Денис живой и бойкий мальчик, несмотря на аппараты Илизарова на ногах. Он радуется, когда правильно отвечает. Денис утром занял очереди во все медицинские кабинеты, чтобы попасть на прием ко всем врачам. Когда выяснилось, что ЭЭГ ему делать не нужно, расстроился до слез: «Мне нужно! Я в очереди стоял!»

В 2002 году в Старобаишево открыли дом престарелых на 45 коек. Через три года к этому зданию пристроили большой основной корпус и стариков переселили туда. В их бывших комнатах было решено организовать отделение для детей-инвалидов с физическими недостатками. В марте 2007 года в интернате появились первые два ребенка, в июне – еще 14. Ментально сохранных детей отобрали на специальной комиссии в Серафимовском доме-интернате для детей-инвалидов.

– Сначала нам было страшно работать с детьми, потому что до этого мы работали с людьми старше 50 лет. У нас не было ни методики, ничего, откуда можно взять информацию по организации проживания детей-сирот, – рассказывает директор.

Первые трудности были связаны с тем, что дети, приехавшие из ДДИ, ни разу в жизни не покидали стен «своего» учреждения и были, по ее словам, совершенно «стерильны»:

– Дети были дикие, за пределы интерната не выходили, всего пугались. Они совершенно не знали, как устроен мир.

Медицинский десант

– Цветочки когда бывают? – спрашивает психиатр бригады врачей благотворительного фонда «Дорога жизни» Ольга Атмашкина.

– Осенью! – бойко кричит Денис

– Ладно, попробуем цвета. Это какой цвет?

– Оранжевый!

– Правильно. А это какая фигура, – Ольга показывает на треугольник.

Денис задумывается и неуверенно говорит:

– Неугольник…

Сегодня в Старобаишском интернате необычный день: к детям приехали врачи из Москвы. Уже три с половиной года фонд «Дорога жизни» организует поездки выездной медицинской бригады в региональные сиротские учреждения. Команда из 14 врачей: педиатр, лор, ортопед, неврологи, нейрохирурги, сурдолог, челюстно-лицевой хирург, психиатр, психолог, врач УЗИ – каждый месяц отправляется в самые удаленные ДДИ и дома ребенка.

С собой везут портативное оборудование для УЗИ, ЭЭГ и ЭКГ, чтобы на месте проводить исследования, которые обитателям детского дома часто не делаются просто потому, что до ближайшей больницы надо ехать 100 или 200 км.

За 3,5 года работы врачи фонда «Дорога жизни» смогли помочь более чем 3,5 тысячам детей. 160 остро нуждающихся сирот приехали в Москву, их прооперировали в лучших московских клиниках, дети прошли реабилитацию, многие из них после этого обрели семьи.

В этот раз в план поездки были включены два учреждения – Серафимовский ДДИ и Старобаишский дом-интернат. И если в Серафимовский врачи приехали уже второй раз, чтобы провести контрольные осмотры и скорректировать назначения, то до Старобаишского они добрались впервые.

А это очень больно?

Родители Самата лишены родительских прав. Когда он поступил в интернат, он впервые увидел игрушки. До этого он играл бутылками из-под алкоголя. Разговаривал мальчик только матом. Воспитательница научила Самата говорить: «Я тебя люблю». Сейчас он забыл все плохие слова

В холле коридора – очередь из инвалидных колясок. Все 28 детей, которые сейчас живут здесь, ждут, когда начнется осмотр.

– А вы долго ехали? – спрашивает кто-то.

– А меня посмотрите? – раздается другой голос.

– А меня зовут Иван! – это мальчик в очках.

– О! Иван! А у нас тоже есть Иван, – отвечает ему педиатр фонда Наталья Гортаева и подзывает врача ультразвуковой диагностики Ивана Кротова,– Иди сюда, Иван! Вот, твой тезка. Какие хорошие, все говорят, какие молодцы, – это она бормочет уже себе под нос.

Дети и правда выглядят оживленными, общительными и непосредственными. Они рассказывают о себе на приемах у врачей и не стесняются спрашивать. Они не боятся взрослых и с любопытством заглядывают на экран монитора УЗИ, чтобы разглядеть, что он там показывает.

Широкий зрачок

Окулист Раиса Васильева проверяет зрение детей «на расширенный зрачок». У большинства из них — это первое такое исследование, потому что у местного окулиста нет специальных капель для расширения зрачка

– А это кто у нас? – заглядывает в карту врач-окулист Раиса Васильева, – Ну-ка, Варвара, посмотри сюда.

Она проводит исследование «на широкий зрачок», впервые в «медицинской истории» многих детей. Мальчик у двери с опасением спрашивает меня, слыша плач из кабинета:

– Это очень больно?

– Не, – отвечаю, – капельки закапают специальные, пощиплет немного и все.

По рассказам сотрудников интерната у местного врача в больнице города Дюртюли нет капель для расширения зрачка. Если родители детей настаивают на полноценном обследовании, то их посылают в аптеку за каплями.

Поэтому рабочий день в интернате для окулиста «Дороги жизни» «прожит не зря»:

– В каждом сиротском учреждении я впервые диагностирую миопию –17, иногда до –20. Эти дети ничего не видят, просто всю свою жизнь! Максимум на расстоянии 3 см от глаз. Но здесь все получше, есть даже трое полностью здоровых по зрению. Но одну миопию –16 я все же нашла…

Мне и здесь хорошо

Катя и бабушка Альмира. Отказницу Катю перевели из Серафимовского детского дома-интерната по ее просьбе, она очень хотела учиться в школе. Сейчас Катя ходит в школу. Альмира потеряла почти всех родных, долго лежала в больнице. А потом невестка выгнала ее и из дома сына Альмиры. Теперь она живет в Старобаишево, занимается с детьми, учит стихи и песни. Фото предоставлено директором интерната Эльзой Шайхутдиновой

Дети, которые живут в Старобаишском интернате, чаще всего приходят из неблагополучных семей. Так, Варвара попала в интернат после того, как ее отец до смерти избил Варину сестру. Мы не знаем, был ли ребенок свидетелем этого, но при любой, даже мнимой угрозе, при любом недовольстве пятилетняя девочка начинает хмуриться, хныкать, а затем и громко рыдать. Говорить Варя не умеет. Совсем.

У маленькой Алсу – пьющие родители. Сейчас опека инициировала лишение родительских прав. Когда кто-то рядом говорит о доме, Алсу пугается и говорит, что не хочет домой, ей и здесь хорошо.

С февраля Алсу начала ходить в детский сад в поселке. Кроме нее в садик ходит еще шесть человек из интерната. В школе – обычной, поселковой – учатся семь «интернатских» детей.

Еще 12 занимаются «на дому», но с 11:30 едут в школу – на русский язык, математику и географию. Там же дети обедают. Все школьные мероприятия – осенний и весенний бал, новый год – тоже не обходятся без ребят из интерната.

Старики и дети: опыт совместного счастья

В туалет нельзя!

Первые трое воспитанников пошли в поселковую школу в 2018 году. Для того, чтобы это случилось, директору интерната Эльзе Разифовне пришлось дойти до уполномоченного по правам ребенка в республике Башкортостан Миланы Скоробогатовой. Против «интернатских» были и родители, и учителя.

Родители считали, что инвалиды «будут обижать» здоровых детей, обращались в прокуратуру, чтобы запретить им учиться в обычной школе. А учителя просто игнорировали новых учеников. Вели себя так, будто их и не существует.

– Я целую неделю ходила в школу, разговаривала со всеми, и только дети были не против того, чтобы наши ребята учились вместе с ними, – говорит Эльза Шайхутдинова, и я слышу, как она сдерживает слезы.

– В первые дни учителя не выпускали наших детей в туалет, представляете? Сказали, что с 9 до 13 нельзя!

Когда за ребятами из интерната приехал автобус, чтобы отвезти их «домой», первоклассник Рома сидел в коляске в мокрых брюках. Не смог дотерпеть. Вот тогда-то директор не выдержала и обратилась за защитой.

– Очень было обидно за наших ребят… Но теперь-то все хорошо, больше такого не было, вы не волнуйтесь, – успокаивает она меня, – у наших ребят много друзей за стенами интерната, те, кто постарше, имеют профили «ВКонтакте», переписываются, общаются.

Три первых в истории интерната школьника уже закончили 9 классов, двое из них отучились в профлицее. Алексей после учебы уехал в Питер, работать строителем. А Салим вернулся к себе на родину, женился, сейчас у него у него своя семья.

Дедушки

Дядя Саша Печеркин и Виль готовят мясо по-французски. Родителей Виля лишили родительских прав и с 2012 года он живет в Старобаишском интернате. Дядя Саша был одинок, жил в обветшавшем доме и сам перебрался в интернат. Фото предоставлено директором интерната Эльзой Шайхутдиновой

В доме престарелых живет дядя Володя, дедушка с болезнью Паркинсона. Он включился в заботу о детях вместе с бабушками, носит самых маленьких на руках в баню и из бани, помогает проводить конкурсы и соревнования. Он и на кухне готов что-то сделать, и во дворе снег убрать, и с детьми поиграть. «Наша палочка-выручалочка», говорит о нем директор.

Равилю 57 лет. Он бывший работник мебельной фабрики. Умеет и шурупы скрутить, и мебель собрать. Уже два года учит мальчишек выжиганию, резьбе по дереву, показывает, как починить сломанную вещь.

Недавно Равиль женился. Жену нашел здесь же, в интернате. Альбине всего 30, но из-за черепно-мозговой травмы она оказалась в доме престарелых. Ее привезли истощенную, в пролежнях, с третьей группой инвалидности – умирать.

Очень красивая и очень больная женщина стала предметом повышенного интереса местных мужчин. Равилю стало жалко Альбину. И он сделал ей предложение. Полтора года назад пара зачитала никах, то есть заключила брак по мусульманскому обряду. После этого супруги стали жить вместе, в одной комнате.

Равиль следит за лечением жены, Альбина реабилитировалась, встала с инвалидной коляски. Сейчас у нее 1 группа инвалидности, она устраивается на работу в своем же доме-интернате, помощником на кухне. Теперь она бегает на лыжах, танцует, поет, вяжет и учит вязать всех желающих из детского отделения.

Чтобы было не больно

Сережа жил у родной мамы. Потом у приемной. А потом опять вернулся в интернат. Мальчика вернули после того, как он выпрыгнул из окна. По словам Сережи, он это сделал, потому что не хотел жить у приемной мамы. Он рассказывает клиническому психологу Ксении Сибиряковой, что она его била и не давала есть

Врачи фонда «Дорога жизни», уезжая после рабочего дня из интерната, все говорили о том, какие живые и социализированные дети живут в Старобаишском, о том, как положительно влияет на детей общение со сверстниками и со стариками. Хотя, конечно, несмотря на все старания сотрудников интерната, уровень медицинской помощи, которую оказывают детям, остается невысоким.

В самом интернате один психолог – и для детей, и для взрослых. В районных больницах врачи тоже не очень любят связываться с сиротами, ухаживать за ними некому, да и настаивать на обследованиях никто не будет, поэтому некоторые дети недообследованы или не получают адекватного лечения.

– Бесполезно пытаться социализировать детей и каким-то образом устраивать его досуг, когда у него болит, – говорит директор фонда «Дорога жизни» Анна Котельникова. – Неважно, что болит – зуб, рука, нога. Начинать надо с того, чтобы ребенку было не больно. Именно поэтому наши врачи едут в отдаленные сиротские учреждения.

Мы узнали, что она жива!

Эльза Шайхутдинова, директор интерната, делает все, чтобы ее подопечным жилось лучше:

– Есть те пожилые, которые хотят спокойствия, и мы их не трогаем. А есть те, кто потеряли семью и тянутся к нашим деткам.

Сначала пожилые делились прошлым, а детки радовались, задавали глупые вопросы, смеялись и так продлевали старикам жизнь. И тем, и другим очень нужно общение.

Сотрудники не могут им дать этого в полной мере. И вы знаете, главная жизнь у нас здесь начинается, когда заканчиваются все процедуры и уроки. Тогда, когда наступает время общения.

Некоторые дети из Старобаишского интерната уезжают в приемные семьи. В августе 2019 года усыновили Махмуда. В опекунской семье, где он сейчас живет, уже пять лет росла его родная сестра, которую удочерили из детского дома.

Приемные родители приехали и в Старобаишево – познакомится с братом-инвалидом своей приемной дочери. Какое-то время они общались с ним, забирали его погостить на каникулы, притирались к мальчику, оценивали свои силы. И, наконец, усыновили и его. Махмуд переписывается и созванивается со своими друзьями из Старобаишского интерната и рассказывает, что у него пока все хорошо.

Родители пятнадцатилетней Айсылу, обитательницы интерната, были уверены, что их дочь умерла. Маму заставили отказаться от ребенка в роддоме: малышка была «тяжелой» и врачи уверили родителей, что долго она не проживет. «Зачем вам это надо, – говорили они, – родите другую, здоровую». Под давлением врачей оба написали отказ.

– Мы все гадали, где же могилка нашей дочери, – рассказывал потом ее отец, – а тут нам приходит исполнительный лист на алименты из интерната. Так мы узнали, что она жива!

Азалию мама нашла по фотографиям. Она родила девочку в 17 и отказалась от ребенка в роддоме, боялась родителей. Потом женщина вышла замуж, родила дочь. Она разглядывала в интернете фотографии воспитанников детских домов, искала девочку, похожую на ее младшую. И нашла!

– Когда мама Азалии приехала, она была такой робкой. Боялась, что мы ее будем ругать и осуждать. Но зачем нам это! И вот мы сидим, мама Азалии плачет, мы плачем. А Азалия, конечно, знала слово «мама», но материнской ласки никогда не знала.

И она смотрит на нас и не понимает, почему мы плачем, – говорит Эльза Разифовна. – Ну, потом уехала она с мамой, и теперь у нее все хорошо. Каждый ребенок – это отдельная история. Хочется, чтобы будущее у наших детей было счастливое, и чтобы они никогда больше не знали, что такое горе.

Фото: Анна Гальперина

Насилие, безнадзорность и изоляция детей с ограниченными возможностями в детских домах России

Насилие, пренебрежение и изоляция детей с Инвалиды в детских домах России

Ключевые термины

Сводка

Ключ Рекомендации

К Правительство России, включая Министерства труда и социальной защиты, Здравоохранение и образование

Немедленно

от среднего до Долгосрочный

Кому Международные партнеры России, включая Европейский Союз и его Государства-члены, Детский фонд Организации Объединенных Наций (ЮНИСЕФ), Мир Банк и другие международные финансовые учреждения и все доноры — Государственные и неправительственные организации — участвуют в программах помощи с Россия в контексте многостороннего и двустороннего финансирования

Методология

И.Справочная информация

Высокие ставки Институционализации

Россия Система сегрегации

Уход за младенцами Учреждения

Учреждения для детей школьного возраста

Последствия Институционализации и лучших альтернатив

II. Физический и психологическое насилие в российских учреждениях

Физический Насилие

Использование Ограничители

Переплет

Конфайнмент в Детские кроватки

Чемодан Исследования: Последствия физических ограничений для развития

Химическая промышленность Сдерживающие (седативные)

Принудительный Психиатрическая госпитализация как наказание

Использование Изоляция при переводе в новое учреждение или в качестве наказания

Психологический Насилие

Угрозы

Оскорбления и Унизительный язык

Пренебрежение Сиделки

Уныние Семейного контакта

Отсутствие Эффективные механизмы подачи жалоб

Отсутствие Эффективный мониторинг: «Никто не проверяет ребенка»

III.Пренебрежение и отсутствие здравоохранения, образования и развлечений

Отсутствие Адекватное питание

Отсутствие Надлежащее медицинское обслуживание и реабилитация

Клинический Экзамены («Диспансеризация»)

Неспособность Безопасное лечение вне учреждений

Отсутствие Доступ к образованию

Отсутствие Обучение детей в «лежачих» комнатах

Усилия на Обучение детей, проживающих в учреждениях

Отсутствие Доступ к игре и отдыху

Тяжелая Физическое и когнитивное недоразвитие

Никита П.: Помещение в металлическую кроватку

Света Л .: Влияние хронического стресса

Люба П .: Ан Предотвращаемая задержка развития

Роман К .: А Срок лишения

PMPC Экзамен

Отсутствие Подготовка к самостоятельности и участию в жизни общества

Права на Здоровье, надлежащее питание, образование и игры

IV. Давление, чтобы поместить детей в учреждения

Давление на Родители по медицинскому персоналу

Давление до Отказ от детей при рождении

Давление до Откажитесь от детей в старшем возрасте

Препятствия на пути к Воспитание детей в обществе

Отсутствие Финансовая поддержка

Отсутствие Доступ к медицинской помощи и реабилитации

Отсутствие Доступ к образованию

Права на Семейная жизнь, образование и доступная среда

В.Правительство Ответ

Национальный Стратегия действий в интересах детей на 2012-2017 годы

Фонд для поддержки детей, находящихся в сложной жизненной ситуации

Осадка Поправки о доступности и недискриминации

Последние Инициативы по детским домам

VI. Альтернативы институционализации

Проблемы с существующими альтернативами институционализации

Отсутствие Механизмы размещения детей в семьях

Отсутствие Социальная поддержка приемных и приемных семей

Утешение Люди из приемных детей с ограниченными возможностями

Успех Истории: Трансформации детей в семейных условиях

НПО Заполнение Пробелы

Рекомендации

К Правительство России, включая министерства труда и социальной защиты, Здравоохранение и образование

Немедленно

от среднего до Долгосрочный

К Государственная Дума РФ

Кому Уполномоченный по правам ребенка РФ

Кому Международные партнеры России

Благодарности

Приложение: Правительственные письма, ответы

Посох бил меня и таскал за волосы.Они дали мне таблетки, чтобы успокоить меня.

— Настя Ю., 19-летняя женщина с отклонениями в развитии инвалидность, описывающая обращение с персоналом в детском доме для детей с нарушения развития в Псковской области, где проживала с 1998 по 2011 год

Каждый ребенок с инвалидностью в России имеет значительную шанс попасть в государственный детский дом. Почти 30 процентов всех русских дети с ограниченными возможностями живут отдельно от своих семей и сообществ в закрытых учреждениях.У этих детей есть диапазон нарушений, включая физические ограничения, такие как ограниченная подвижность, слепота и глухота; нарушения развития, такие как синдром Дауна синдром; и психосоциальные расстройства, такие как депрессия, среди прочего. Дети инвалиды в государственных детских домах могут подвергаться серьезным злоупотреблениям и пренебрежение, которое серьезно затрудняет их физическое, эмоциональное и интеллектуальное рост.

Дети с ограниченными возможностями могут быть перепредставлены в институциональный уход.Международная неправительственная организация по правам детей организация (НПО) оценивает, что примерно 45 процентов детей, живущих в государственных учреждениях есть инвалидность в той или иной форме, несмотря на то, что дети с ограниченными возможностями составляют от 2 до 5 процентов населения России. общее детское население. Неспособность российского правительства обеспечить значимые альтернативы для этих детей означают, что многие дети с инвалиды проводят детство в стенах учреждений, никогда наслаждается семейным домом, посещает школу или играет на улице, как и другие дети.

Дети в специализированных детских домах для детей раннего возраста в центральной части России часто проводят свои дни практически без внимания со стороны персонала, которому часто не хватает обучения тому, как вовлекать детей с ограниченными возможностями в образовательные или развлекательные мероприятия.© 2013 Андреа Маццарино / Хьюман Райтс Вотч 452309 10-летний мальчик Никита П. в своей кроватке в детском доме для детей с отклонениями в развитии Свердловской области. Дети, разделенные по отдельным «лежачим» комнатам, проводят подавляющую часть дня прикованных к кроваткам или кроваткам. © 2013 Андреа Маццарино / Хьюман Райтс Вотч 452309 Роман К., 18 лет, (слева) и Люба П., 15 лет, в «лежачей» палате детского дома для детей с ограниченными возможностями на северо-западе России. Роман К. ждал перевода в учреждение для взрослых с ограниченными возможностями.Педиатр, специализирующийся на здоровье детей с ограниченными возможностями, рассказала Хьюман Райтс Вотч, что, судя по фотографиям, и Роман К., и Люба П. выглядят значительно недоразвитыми для своего возраста, что, возможно, связано с отсутствием полноценного питания, стимуляции и медицинской помощи. © 2013 Андреа Маццарино / Хьюман Райтс Вотч 452309Света Л., 13-летняя девочка в своей кроватке в «лежачей» комнате детского дома для детей с ограниченными возможностями на северо-западе России. Педиатр, специализирующийся на здоровье детей с ограниченными возможностями, рассказала Хьюман Райтс Вотч, что, судя по фотографиям, Света Л.выглядела значительно недоразвитой для своего возраста, что могло быть результатом отсутствия стимуляции и сбалансированного питания. © 2013 Андреа Маццарино / Хьюман Райтс Вотч 452309 Наташа К. живет в приюте для детей с ограниченными возможностями на северо-западе России, в комнате для девочек в возрасте от 12 до 18 лет. Не имея подготовки и других ресурсов для вовлечения Наташи К. ненасильственными методами, Сотрудники связали Наташе К. руки за спиной, чтобы она не поцарапала глаза. © 2013 Андреа Маццарино / Хьюман Райтс Вотч 452309 Дети в специализированном приюте для детей-инвалидов в средней полосе России.Иногда сотрудники привязывают руки детям к их туловищу, чтобы они не поцарапали глаза или не бросили стульчики или детские кроватки. © 2013 Андреа Маццарино / Хьюман Райтс Вотч 452309 Мальчик сидит на полу в государственном детском доме для детей с ограниченными возможностями в Свердловской области. © 2013 Андреа Маццарино / Хьюман Райтс Вотч, 452309 Группа девочек в возрасте от 10 до 15 лет в приюте для детей с ограниченными возможностями на северо-западе России. Многие дети в «специализированных» детских домах проводят свои дни, сидя в комнатах, с минимальным вниманием со стороны персонала, которому часто не хватает подготовки и других ресурсов, чтобы вовлечь детей в занятия, соответствующие их возрасту и инвалидности.© 2013 Андреа Маццарино / Хьюман Райтс Вотч 452309Коляски сложены стопкой на верхних балконах учреждения для взрослых с ограниченными возможностями на северо-западе России. Сотрудники Хьюман Райтс Вотч рассказали, что в учреждении экономят реабилитационное оборудование, например инвалидные коляски, для учета их в ходе государственных проверок. Жители этого учреждения, которые могут использовать эти инвалидные коляски, вместо этого прикованы к постели весь день из-за убеждения персонала, что они слишком больны, чтобы заниматься какой-либо деятельностью. © 2013 Андреа Маццарино / Хьюман Райтс Вотч, 452309 Стена, окружающая психоневрологический интернат или закрытое учреждение для взрослых с ограниченными возможностями.Для подавляющего большинства детей с ограниченными возможностями, проживающих в государственных детских домах, поступление в психоневрологические интернаты в возрасте 18 лет практически неизбежно. © 2013 Андреа Маццарино / Хьюман Райтс Вотч 452309 Даша, девочка с синдромом Дауна, вскоре после своего первого дня рождения в Москве в 2000 году. Это фото было сделано в первые дни Даши дома с семьей, к которой она вернулась после первого года жизни. жизнь в местном детском доме. © Частный 452309 Даша, которая провела первый год своей жизни в детском доме, читала дома в Москве вместе со своей младшей сестрой Аней.© Частный 452309 Даша с родителями дома в Москве, где она с удовольствием заботится о своей пожилой бабушке и младшей сестре, также на фото. © Частный 452309 452309

Этот отчет основан на посещениях Хьюман Райтс Вотч исследователей в 10 детских домов в 6 регионах России, а также более чем в 200 интервью с родителями, детьми и молодыми людьми в настоящее время и в прошлом проживающих в учреждениях в этих регионах в дополнение к 2 другим регионам Россия.Дети рассказали, как сотрудники детского дома избивали их, применяли физические фиксаторы, чтобы привязать их к мебели, или давали им сильные успокаивающие средства в попытках контролировать поведение, которое сотрудники считают нежелательным. Персонал также насильственно изолирован детей, отказывали им в контактах со своими родственниками, а иногда заставляли их подвергнуться психиатрической госпитализации в качестве наказания.

Многие дети также страдали от плохого питания и недостатка медицинское обслуживание и реабилитация, что в некоторых случаях приводит к серьезной задержке роста рост и отсутствие нормального физического развития.Хьюман Райтс Вотч определила что сочетание этих практик может представлять собой бесчеловечное и унижающее достоинство лечение. Дети с ограниченными возможностями, проживающие в детских домах, также мало или нет доступа к образованию, отдыху и играм.

Дети с определенными видами инвалидности, обычно которые не могут ходить или говорить, прикованы к так называемому «лежачему» комнаты в отдельных палатах, где персонал заставляет их оставаться в кроватках почти всю их жизнь.Хьюман Райтс Вотч задокументировала особо тяжелые формы запущенность в «лежачих» комнатах исследуемых учреждений. Практика содержания детей с определенными видами инвалидности в таких условия являются дискриминационными, бесчеловечными и унижающими достоинство, и они должны быть отменен.

Исследование Детского фонда Организации Объединенных Наций (ЮНИСЕФ) и другие продемонстрировали, что институционализация имеет серьезные последствия для физического, когнитивного и эмоционального развития детей, и что насилие, с которым дети могут столкнуться в учреждениях, может привести к серьезным задержки в развитии, различные нарушения, необратимый психологический вред, и рост числа самоубийств и преступной деятельности.ЮНИСЕФ призвал правительства стран Центральной и Восточной Европы и Центральной Азии прекратить отправка детей младше 3 лет, в том числе детей с ограниченными возможностями, в учреждения.

В то время как в России нет полной и четкой статистики по детей в государственных учреждениях или патронатных семьях, по оценкам экспертов, подавляющее большинство у большинства этих детей есть хотя бы один живой родитель. Россия высокая уровень институционализации детей с ограниченными возможностями обусловлен отсутствием государственных и поддерживаемых государством услуг, таких как инклюзивное образование, доступную реабилитацию и другую поддержку, которая сделает возможным детские семьи для их воспитания.Кроме того, многие родители сталкиваются с давление со стороны медицинских работников с целью оставить детей с ограниченными возможностями государственный уход, в том числе при рождении. Хьюман Райтс Вотч задокументировала ряд случаев в котором медицинский персонал ошибочно утверждал, что дети с определенными типами инвалидность не имеет потенциала к интеллектуальному или эмоциональному развитию и будет представляют собой бремя, с которым родители не смогут справиться. Во всех этих случаях дети, выросшие в своих семьях, намного превзошли все ожидания.

Дети с ограниченными возможностями, поступающие в учреждения в раннем возрасте возраст вряд ли вернется в их родные семьи в результате практики государственные комиссии на местном уровне рекомендовать продолжение институционализации дети. Правительство России не смогло адекватно поддержать и способствовать усыновлению и воспитанию детей с ограниченными возможностями, хотя эти Типы программ формально существуют. В результате, когда дети с ограниченными возможностями им исполнилось 18 лет и они вышли из детских домов, они в подавляющем большинстве помещены в государственные учреждения для взрослых с ограниченными возможностями.Персонал многих детских домов тоже не работает обеспечить обучение и практические знания, которые дадут детям навыки им нужно жить независимо, когда они станут взрослыми.

Находясь в детских домах, дети с ограниченными возможностями подвергаться серьезному насилию, пренебрежению и угрозам. Например, права человека Посмотрите документально подтвержденное использование седативных средств для сдерживания детей, которых считают «Активен» в 8 из 10 учреждений, которые он посетил в ходе курса исследования этого отчета.Двадцатипятилетний Андрей М., молодой человек с нарушение развития, проживавшие в детском доме Псковской области до 2008 года, рассказала Хьюман Райтс Вотч: «Нам постоянно делали уколы, а потом они отправили нас в спальню, чтобы мы спали ».

Хьюман Райтс Вотч побеседовала со многими сотрудниками детских домов, которые выразили желание поддержать максимальное развитие детей и кто приложили все усилия, чтобы сделать это, используя имеющуюся в их распоряжении информацию и ресурсы.Некоторые из этих сотрудников были также те, кто использовал такие методы, как физические и химические ограничения, например. Результаты ниже представлены с понимание того, что сотрудники с благими намерениями часто участвуют в недопустимом методы воспитания детей из-за отсутствия информации, например, обучение ненасильственные дисциплинарные методы, а также ресурсы, такие как дополнительные персонал, чтобы помочь им заботиться о большом количестве детей.

Дети с ограниченными возможностями, проживающие в государственных учреждениях, могут также сталкиваются с различными формами пренебрежения, включая отсутствие доступа к адекватным питание, здоровье и реабилитация, игры и отдых, внимание со стороны воспитатели и образование.Например, Ольга Валерьевна, врач-педиатр Свердловской обл. районный детский дом для детей с отклонениями в развитии, заявил, что не все воспитанники детского дома ходят в школу, в том числе 150 воспитанников «Лежачие» комнаты, которые, по ее утверждению, «не обучались» ( необучаемых ) — устаревший диагноз, который продолжают государственные врачи и сотрудники учреждения назначить некоторым детям. В том же приюте другой педиатр заявил: это вместо того, чтобы выбирать пищу, соответствующую возрасту и здоровью детей потребности, сотрудники «измельчают все, что у нас есть, и используют трубки для кормления тех, кто не могут прокормить себя.”

В результате насилия и пренебрежения дети с инвалидность в государственных учреждениях может быть серьезно физически и умственно отсталой для их возраста. Нина Б., независимый московский педиатр со специализацией о здоровье детей-инвалидов, рассказала Хьюман Райтс Вотч, что дети из детских домов часто атрофируются из-за отсутствия стимуляции, передвижение и доступ к реабилитационным услугам.

Дети с ограниченными возможностями, также проживающие в государственных учреждениях сталкиваются с многочисленными препятствиями на пути усыновления и опеки, включая отсутствие правительства механизмы активного поиска приемных и приемных родителей для детей с инвалидность; отсутствие поддержки приемных и приемных семей детей с инвалидность; и отрицательное отношение некоторых государственных чиновников к детей-инвалидов и их активные попытки отговорить родителей от усыновление или воспитание этих детей на том основании, что они не смогут заботиться о них.

Правительство Российской Федерации в последние годы разработало несколько политик, которые включают важные меры по прекращению институционализации и предоставить лучшие альтернативы детям с ограниченными возможностями и их семьи. Например, правительство сформулировало Национальную стратегию действий. в интересах детей на 2012-2017 годы, целью которого является создание правительства службы поддержки, которые позволят детям с ограниченными возможностями оставаться в их родные семьи, вернуть детей с ограниченными возможностями, которые живут в учреждений своим родным семьям, и увеличить количество русских регионы, в которых не используются какие-либо формы институционального ухода за сиротами.В правительство также учредило фонд для финансирования проектов региональными правительства и НПО в определенных приоритетных областях, включая предотвращение отказа от детей и социальная интеграция детей с ограниченными возможностями.

Однако этой политике с благими намерениями не хватает четкой федеральной планы реализации и мониторинг. Таким образом, они не могут адекватно обратиться к широко распространенной практике помещения детей в учреждения инвалидности и создать достаточно значимые альтернативы для детей с инвалиды и их семьи.

В мае 2014 года правительство России также приняло постановление который создает детские дома как временные учреждения, основной целью которых является для размещения детей в семьях и поручений, которые охраняют детские дома права детей на здравоохранение, питание и информацию об их права, среди других основных прав, гарантированных Конвенцией о Права ребенка (КПР). Хотя резолюция содержит важные меры защиты для всех детей, проживающих в государственных учреждениях, Хьюман Райтс Вотч что некоторые из его статей могут изолировать детей с ограниченными возможностями, живущих в государственных учреждений от своих сверстников без инвалидности и что разрешение не уделяет достаточного внимания потребностям детей с инвалидности в отношении усыновления, воспитания и доступа к информации о свои права.

В России сильное гражданское общество, в том числе многие группы, которые защищать интересы детей с ограниченными возможностями и предоставлять услуги обоим детям в учреждениях и дети с ограниченными возможностями и их семьи вне учреждения. Например, несколько групп в Москве и других городах России. повышать осведомленность о правах человека и достоинстве людей с ограниченными возможностями, предоставить родителям новорожденных с ограниченными возможностями информацию об услугах доступны для этих детей в сообществе, и предоставляют такие услуги, как группы поддержки родителей детей с ограниченными возможностями.

Что касается прав инвалидов, Правительство России предприняты шаги по созданию более доступной инфраструктуры и сообществ услуги для всех людей с ограниченными возможностями. Например, в мае 2014 г. Государственная Дума РФ приняла в первом чтении ряд поправок, включающих: запрет на дискриминацию по признаку инвалидности и расширенный список изменения, которые необходимо внести, чтобы общественные объекты и услуги были доступны.

Хотя эти инициативы важны, России предстоит пройти долгий путь пойти, чтобы позволить детям с ограниченными возможностями расти в своих сообществах и участвовать в общественной жизни. Самое главное, что Хьюман Райтс Вотч обнаружила что дети с ограниченными возможностями и их семьи почувствовали влияние правительственные меры в очень ограниченной степени. Родители продолжают отказываться от своих детей на государственную опеку с небольшой информацией или вообще без информации об их права детей и потенциал развития или о местных услуги, которые могут помочь им в воспитании детей.

В целях обеспечения защиты прав детей с инвалидности в России и соблюдать ее международные права человека обязательств, правительство должно немедленно принять политику нулевой терпимости за насилие, жестокое обращение, изоляцию и пренебрежение детьми с инвалиды, проживающие в государственных учреждениях и гарантирующие права детей еде, образованию и играм. Кроме того, правительство должно ускорить и расширять инициативы по предотвращению давления со стороны медицинских работников на родителей детей с ограниченными возможностями отказаться от ухода в учреждения.В случаях, когда дети осиротели или живут без попечения родителей, государство должно обеспечить, чтобы институционализация используется только на короткий срок, в экстренных ситуациях, чтобы предотвратить разлучение братьев и сестер, а при необходимости и конструктивно для ребенка и в его или ее интересах.

В долгосрочной перспективе Россия должна предпринять конкретные шаги, чтобы положить конец размещение детей, особенно младенцев, разлученных с их родители, за крайне ограниченным исключением, как описано выше.

Пока правительство не примет меры, оно будет бесполезно отправьте этих детей на жизни в четырех стенах, изолированные от их семьи и сообщества, лишенные возможностей, доступных другим дети.

К русским Правительство, в том числе министерства труда и социальной защиты, здравоохранения, и образование

Немедленно

  • Установить политику нулевой терпимости для государства сотрудники детского учреждения, которые избивают, унижают или оскорбляют дети.
  • Прекратить использование средств ограничения свободы, седативных средств, принуждения изоляция и принудительное психиатрическое лечение как средство управления или воспитание детей на попечении.
  • Отменить практику содержания детей в определенных виды инвалидности в «лежачие» комнаты.
  • Убедитесь, что родители и дети могут связаться и посещать друг друга по желанию, без каких-либо неблагоприятных последствий для детей благополучие.
  • Гарантия детям-инвалидам, проживающим в штате доступ учреждений к инклюзивному образованию, адекватному питанию и воде, здравоохранение, реабилитация и игры.
  • Создать надежные механизмы и системы мониторинга возмещение, доступное детям с ограниченными возможностями.
  • Убедитесь, что институционализация используется только в краткосрочной перспективе, в экстренных ситуациях, чтобы предотвратить разлучение братьев и сестер, когда необходимы и конструктивны для ребенка и в его или ее интересах, в том числе по:
    • Предоставление информации будущим родителям и медицинским работникам работники, которые обслуживают молодых родителей о правах и достоинстве детей с инвалидность;
    • Предоставление родителям детей с ограниченными возможностями телефона номера и адреса служб поддержки на уровне сообщества, таких как ранние образовательные программы для детей с ограниченными возможностями.

От среднего до долгосрочного

  • Составьте план с указанием сроков, чтобы положить конец помещение детей в специализированные учреждения, особенно младенцев, разлученных с их родители, за крайне ограниченным исключением. Этот план должен:
    • Обеспечить государственное финансирование формального ухода за детьми льготы для людей с ограниченными возможностями варианты ухода в семье;
    • Включить меры по возвращению детей с ограниченными возможностями в их родные семьи и обеспечить, чтобы семьи получали адекватную поддержку заботиться об этих детях;
    • Включить меры по ac
.

Россия: Дети с ограниченными возможностями сталкиваются с насилием и пренебрежением

(Москва) — Почти 30 процентов всех детей с ограниченными возможностями в России живут в государственных детских домах, где они могут столкнуться с насилием и пренебрежением. России следует прекратить жестокое обращение с детьми с ограниченными возможностями, находящимися под опекой государства, и сделать своей приоритетной задачей оказание поддержки детям с ограниченными возможностями, чтобы они могли жить со своими семьями или в других семейных условиях, а не в учреждениях.

В 93-страничном отчете «Брошенные государством: насилие, пренебрежение и изоляция для детей с ограниченными возможностями в российских детских домах» обнаружено, что многие дети и молодые люди с ограниченными возможностями, которые жили в государственных детских домах, подвергались серьезному насилию и пренебрежению в отношении детей. часть персонала учреждения, препятствующая их развитию.Некоторые дети, опрошенные Хьюман Райтс Вотч, рассказывали, что сотрудники детских домов избивали их, вводили успокоительные и отправляли в психиатрические больницы на несколько дней или недель, чтобы контролировать их или наказать.

«Насилие и пренебрежение к детям с ограниченными возможностями в детских домах душераздирающе и совершенно прискорбно», — сказала Андреа Маццарино, исследователь Хьюман Райтс Вотч по Европе и Центральной Азии и автор отчета. «Российское правительство должно ввести политику абсолютной нетерпимости к насилию в отношении детей в учреждениях и немедленно усилить программы по сохранению детей в их семьях.”

Отчет основан на более чем 200 интервью с детьми, членами семьи, адвокатами и персоналом детских домов, а также на посещениях 10 государственных детских домов по всей России, где живут дети с ограниченными возможностями. Большинство детей в этих учреждениях имеют семьи. Но сотрудники учреждений, которые посещала Хьюман Райтс Вотч, иногда не поощряли свидания с семьями или другие контакты с членами семьи, утверждая, что такие контакты «балуют» детей, приучая их к слишком большому вниманию.

Дети и активисты за права детей сообщили, что в детских домах дети часто не имеют доступа к необходимой медицинской помощи, адекватному питанию, вниманию и возможностям для игр, и что многие дети практически не получают формального образования.Отсутствие надлежащей поддержки и обучения для персонала детских домов, а также нехватка персонала являются центральным фактором в обращении персонала с детьми. У детей было мало, если вообще было, реальных возможностей обратиться за помощью или сообщить о жестоком обращении.

Как минимум 95 процентов детей, живущих в российских детских домах и патронатных семьях, имеют хотя бы одного живого родителя. Российское правительство публично взяло на себя обязательство отказаться от чрезмерного использования детских учреждений, в том числе детей с ограниченными возможностями. Но правительственные чиновники не уделили достаточного внимания конкретным обстоятельствам, в которых содержатся дети с ограниченными возможностями в специализированных учреждениях.

В случаях, задокументированных Хьюман Райтс Вотч, многие дети с ограниченными возможностями попадали в детские дома из-за того, что медицинские работники оказывали давление на их родителей, чтобы те бросили их, утверждая, что у детей отсутствует потенциал развития или что родители не смогут заботиться о них. Отсутствие адекватного и надлежащего образования, доступа к реабилитации и медицинскому обслуживанию, а также финансовой и другой государственной поддержки во многих общинах в России также повлияло на решения родителей поместить или оставить своих детей в учреждениях.

В детских домах Хьюман Райтс Вотч задокументировала сегрегацию детей, которых сотрудники считали наиболее «тяжелыми», в так называемые «лежачие» комнаты, где их приковывали к кроваткам и часто привязывали тряпками к мебели. Многим из этих детей уделялось мало внимания, за исключением кормления и смены подгузников. Многим детям в таких условиях редко предоставляется возможность оставить свои кроватки, пообщаться с другими детьми или выйти на улицу. По словам Хьюман Райтс Вотч, практика помещения детей с определенными видами инвалидности в «лежачие» комнаты является дискриминационной и должна быть прекращена.

«Многие дети с ограниченными возможностями, помещенные в« лежачие »комнаты, страдают ошеломляющими задержками в их физическом, эмоциональном и интеллектуальном развитии», — сказал Маццарино. «Этой трагедии можно избежать, если только всем детям с ограниченными возможностями будут предоставлены надлежащее питание, медицинское обслуживание и образование, на которые они имеют право».

Хьюман Райтс Вотч побеседовала со многими сотрудниками детских домов, которые выразили желание помочь детям развить свой потенциал. Однако сотрудники часто относятся к детям неприемлемо, поскольку им не хватает адекватной поддержки, включая обучение ненасильственным дисциплинарным методам или удовлетворению пищевых и физических потребностей детей с различными видами инвалидности.

Согласно международному праву, Россия обязана защищать детей от всех форм насилия и пренебрежения, чтобы гарантировать, что дети с ограниченными возможностями не разлучены со своими родителями против их воли, и защитить детей с ограниченными возможностями от всех форм дискриминации.

Среди шагов, предпринятых российским правительством для снижения высоких показателей помещения детей в специализированные учреждения, является разработка Национальной стратегии действий в области прав детей на 2012-2017 годы.Документ включает обязательство не допускать передачи детей в специализированные учреждения и сокращать институциональный уход. Однако, как выяснила Хьюман Райтс Вотч, в этой и других стратегиях уделяется недостаточное внимание особым потребностям детей с ограниченными возможностями и отсутствуют конкретные планы по реализации и мониторингу.

Теперь, когда правительство осознало необходимость сокращения количества детей в детских учреждениях, ему необходимы четкие и достижимые планы для достижения этой цели, заявила Хьюман Райтс Вотч.Государство должно оказывать поддержку детям, живущим со своими биологическими семьями, или, если это невозможно, расширять программы опеки и усыновления.

В России отсутствует федеральная система помещения детей с ограниченными возможностями в приемные или приемные семьи. И родители в этих семьях сообщали о препятствиях на пути к воспитанию детей с ограниченными возможностями в их общинах, включая отсутствие поддержки и возможностей для получения образования и других услуг. Они также описали негативное отношение государственных чиновников.

Правительство России должно разработать план с указанием сроков, чтобы положить конец помещению детей в специальные учреждения, заявила Хьюман Райтс Вотч. Передавать детей под опеку государства следует только на короткий срок и в очень ограниченных обстоятельствах, которые служат наилучшим интересам ребенка и соответствуют международному праву в области прав человека. Правительство должно также оказывать социальную поддержку и услуги семьям, чтобы помочь им растить детей с ограниченными возможностями дома.

Международные и местные доноры должны выделять средства на программы, которые помогают переводить детей из детских домов в семейную опеку, а также на программы, поддерживающие включение детей в общество, такие как доступные школы и медицинские услуги.

«Пока российское правительство и доноры не примут мер, десятки тысяч российских детей могут провести свою жизнь между четырьмя стенами, изолированными от своих семей, сообществ и сверстников, и лишенные всех возможностей, доступных другим детям», — сказал Маццарино. «Правительство России может делать гораздо больше для поддержки родителей, воспитывающих ребенка с ограниченными возможностями, вместо того, чтобы загонять детей в детские учреждения».

.

В России детские дома — пожизненное заключение для детей с ограниченными возможностями

Первоначально опубликовано EurasiaNet.org

Когда в 2012 году Россия ввела запрет, запрещающий американцам усыновлять детей из детских домов, аналитики отметили, что больше всего пострадают дети-инвалиды в государственных учреждениях.

В распространенном Хьюман Райтс Вотч отчете «Брошенные государством: насилие, пренебрежение и изоляция детей с ограниченными возможностями в российских детских домах» рассказывается, как реализуется наихудший сценарий для детей с ограниченными возможностями.Согласно отчету, около трети всех детей с ограниченными возможностями в России живут в так называемых закрытых учреждениях, где они терпят безнадзорность и тяжелые условия.

Выступая 7 января на мероприятии в Фондах открытого общества в Нью-Йорке, главный исследователь доклада Андреа Маццарино подчеркнула, что, хотя в отношении прав инвалидов происходят изменения, цели федерального уровня реализуются медленно и неравномерно по всей России. В результате многие дети-инвалиды в детских домах продолжают истощаться при ограниченном контакте с внешним миром или практически без него.[Примечание редактора: EurasiaNet.org действует под эгидой OSF].

Отчет содержит пять страниц рекомендаций: Маццарино подчеркнул, что Россия должна стремиться к отмене всех форм учреждения для детей. «Наша позиция заключается в том, что учреждения должны быть закрыты», — заявила она.

Маццарино подробно описал различные нарушения институциональных прав детей-инвалидов, в том числе принудительную седацию, отказ в контакте с родственниками и принудительное физическое ограничение, а также само существование «лежачих комнат», в которых лица с тяжелыми формами инвалидности помещаются в детские кроватки. , где они остаются «почти всю свою жизнь».Маццарино также подчеркнул необходимость в службах поддержки, которые могли бы позволить родителям заботиться о детях-инвалидах дома, а также о мерах, препятствующих медицинскому персоналу советовать родителям отказываться от детей-инвалидов при рождении.

«Я думаю, что на этом этапе необходимо изменение сверху вниз», — сказал Маццарино. Она указала на «Национальную стратегию действий в интересах детей», принятую правительством России в 2012 году, как на хорошую отправную точку. «Россия — огромная страна.Что-то хорошее происходит, но не везде ».

Администраторы и врачи, участвующие в системе ухода, представляют собой серьезное препятствие на пути реформ, поскольку некоторые требуемые изменения значительно сократят финансирование детских домов и даже повлекут за собой закрытие некоторых учреждений, отметил Маццарино.

Маццарино подчеркнул, что иностранные доноры могут сыграть значительную роль в продвижении реформы, несмотря на существование так называемого «закона об иностранных агентах», который затрудняет возможность местных неправительственных организаций получать финансирование из нероссийских источников.По словам Маццарино, российское федеральное правительство заинтересовано в улучшении условий жизни детей-инвалидов. Таким образом, благотворительные и гуманитарные организации, в том числе большинство групп, занимающихся правами инвалидов, как правило, не подвергались проверке в соответствии с законодательством об иностранных агентах.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *