Банкротство физических лиц 2020: Госдума приняла в первом чтении закон о банкротстве без суда — Российская газета

Содержание

Банкротство после коронавируса: чего стоит ждать

После победы над коронавирусом российский рынок ожидает не только многократное увеличение банкротств, но и большая реформа самого банкротного законодательства. Реабилитация должников вместо их ликвидации, слепой выбор арбитражных управляющих и доступность банкротства для физических лиц – основные направления реформы оглашены еще до кризиса. Но будет ли реформа скорректирована из-за пандемия и когда она начнется?

Каждый новый кризис вызывает панические настроения и заявления, что «мир никогда уже не будет прежним», а спустя несколько месяцев после апокалипсиса об остроте переживаний закономерно вспоминают только коллеги-банкротчики, разгребающие остатки рухнувших бизнесов. Остальная страна ходит в новые рестораны и магазины, открывшиеся на месте менее удачливых предшественников. Но законодательство о банкротстве хранит следы каждого из кризисов – все они заставляли проводить реформы. Достаточно вспомнить специальный режим банкротства банков, появившийся после кризиса 1998 г. , и главу в законе о банкротстве об оспаривании сделок, которая принята после кризиса 2008 г.

Очередные изменения в российском законодательстве о банкротстве начали обсуждать задолго до пандемии. Самым заметным в последние месяцы был, пожалуй, проект реформы банкротного законодательства, подготовленный Минэкономразвития (хотя изменения в это законодательство обсуждаются и внедряются с завидным постоянством). Все дальнейшие шаги имеет смысл обсуждать с оглядкой на этот программный документ. Пожалуй, самая ожидаемая реформа – повсеместное использование реабилитационных процедур банкротства вместо ликвидационных. Сами по себе предложения Минэкономразвития в этой части (отмена заведомо бессмысленной и порой вредной процедуры наблюдения, более четкое разграничение оставшихся процедур) выглядят более чем здраво, но надеяться сейчас на революцию, увы, все равно не приходится. Самый замечательный банкротный закон не предоставит финансирование бизнесу, у которого не хватает средств на расчет с кредиторами, не даст закрывшемуся из-за пандемии ресторану возможности рассчитаться с арендатором, банком, поставщиком и налоговым органом.

Поэтому единственной альтернативой ликвидации пока остается принудительное прекращение части обязательств должника в ущерб интересам кредиторов, а подобные благодеяния не могут быть массовыми, так как наносят удар по платежеспособности кредиторов – среди которых фискальный орган, а его интересы ущемлены у нас уж точно никак быть не могут.

Переход к широкому использованию реабилитационных процедур именно в эпоху массовых банкротств может оказаться вдвойне сложным.

Во-первых, инвесторов, готовых вкладываться в реструктуризацию проблемного бизнеса, не будет или будет слишком мало. То есть даже потенциально прибыльный бизнес, который мог бы привлечь финансирование со стороны на этапе банкротства или перед началом формальной процедуры и относительно легко пройти реабилитацию, в период кризиса скорее всего будет ликвидирован.

Во-вторых, повышенная нагрузка на любую систему делает гораздо более сложным внедрение изменений, тем более настолько глубоких. Новые процедуры, доселе не известные ни суду, ни арбитражным управляющим, вряд ли будут успешно применены в условиях многократного увеличения количества банкротных дел. Во многих судах нагрузка на судей банкротных составов и до кризиса (совмещенного с реформой) была чрезмерной. Судьи московских арбитражных судов вынуждены уделять слушанию по одному делу не более 10 минут, а при обсуждаемом сценарии и, например, при увеличении количества банкротных дел в 2 раза время рассмотрения дела, очевидно, уменьшится, условно, до пяти минут, за которые суд должен будет применить неизвестное ему законодательство, не имея под рукой правоприменительной практики.

Стоит сказать, что реструктуризация намного сложнее ликвидации и требует куда большей вовлеченности судьи – равно как хирургическая операция на сердце требует намного больше времени и усилий хирургов, чем вскрытие пациента, операции не дождавшегося.

Так что самые благие замыслы законодателя вполне могут разбиться о реалии арбитражных судов, но и другой принципиально важный участник процесса – арбитражный управляющий – тоже может не поддержать реформу. Похоже, что профессиональное сообщество арбитражных управляющих совершенно не в восторге от предстоящих изменений.

Как итог, текущий кризис мы, вероятнее всего, переживем в условиях ликвидационного уклона банкротства, однако по его завершении остается надежда на более широкое использование реабилитационных процедур.

К сожалению, положение арбитражных управляющих давно оказалось гордиевым узлом российского банкротства. Основной принцип финансирования их деятельности – небольшое ежемесячное вознаграждение (или даже одноразовое в случае банкротства граждан) и процентное вознаграждение по результатам проведенных процедур банкротства. Казалось бы, вполне разумный подход, но работает, как задумано, он довольно редко – как правило, только в тех процедурах, где активов должника достаточно, чтобы заинтересовать стороннего инвестора, который их финансирует (практически ни один арбитражный управляющий в одиночку сделать это не в состоянии). Поэтому обычно процедуры банкротства финансируются кем-то из кредиторов или акционерами должника, которые получают в свое полное распоряжение и имущество должника, и управляющего.

Результат вполне предсказуем – среднестатистическая процедура банкротства сейчас похожа скорее не на цивилизованный процесс, в котором учитываются законные интересы всех участников, а на первобытную схватку, где побеждает сильнейший и самый зубастый кредитор.

Последние поправки в закон о банкротстве предлагают помимо всего прочего изменить сложившееся положение вещей и доверить выбор управляющего компьютерному алгоритму, а также несколько изменить порядок начисления вознаграждения. Арбитражные управляющие уже реагировали на эти предложения – и очень остро. За их возражениями достаточно легко читается опасение остаться без средств, которые платят нечистоплотные заказчики банкротных процедур. Без сомнения, безобразия с контролируемыми банкротствами должны быть пресечены, и с предложением о выборе кандидатуры управляющего компьютерным алгоритмом нельзя не согласиться – по крайней мере пока российские суды по разным причинам не готовы объективно и информированно назначать управляющих по своему усмотрению.

Но если не учитывать финансовые интересы арбитражных управляющих (в их легитимной части, разумеется), то может оказаться так, что вести процедуры, ликвидационные и реабилитационные, будет просто некому. Пока эта дилемма остается неразрешенной, а потому власти внезапно могут оказаться заложниками арбитражных управляющих – если в период массовых банкротств последние начнут бойкотировать проведение процедур.

Еще один очень большой блок реформы – банкротство физических лиц. Законопроект об изменениях в законодательстве о банкротстве в этой части уже рассмотрен Госдумой в первом чтении. Консенсус здесь заключается в том, что банкротство должно быть доступно для широкого круга граждан, оказавшихся в тяжелой финансовой ситуации. Предполагается упростить (и, соответственно, удешевить) процедуры, сократить бюрократические формальности, необходимые для освобождения граждан-банкротов от долгов. До последних событий этот законопроект выглядел полезным и для кредиторов, но в ситуации, когда процент неплатежеспособных заемщиков может вырасти на порядок, упрощенное банкротство должников по потребительским кредитам может потащить на дно и микрофинансовые, и кредитные организации.

Возврат в случае дефолта по таким кредитам в любом случае практически невозможен, поэтому речь скорее о факторе времени – насколько быстро финансовые организации будут вынуждены отразить убытки в балансах и (потенциально) обанкротиться сами. Эта часть реформы банкротного законодательства ближе всего к завершению, но может оказаться невыгодной для крупных банков – а значит, замороженной.

В любом случае после снятия режима ограничений на работу бизнеса для отрасли банкротства самой большой загадкой будет, начнется ли основная часть реформы законодательства после окончания кризиса в экономике (по опыту прежних лет речь о 1,5–2 годах) или правительство постарается добиться игры по новым правилам уже сейчас. Это мы, скорее всего, узнаем уже летом.

А пока на банкротства у нас мораторий.

Автор – советник, руководитель практики банкротства и финансовой реструктуризации международной юрфирмы «Ильяшев и партнеры», координатор INSOL Europe в России

Банкротство физических лиц в 2020 году в Москве: стоимость процедуры и услуг юриста по банкротству

С момента принятия первой утвержденной редакции Закона о банкротстве физических лиц прошло уже почти пять лет. За это время банковское сообщество перестало настороженно относиться к данной процедуре и все чаще выступает в ней заявителем. Арбитражные суды, в свою очередь, активно используют при банкротстве физических лиц определенные обкатанные годами и практикой механизмы его проведения. Так суды одного региона в обязательном порядке начинают рассматривать дело о банкротстве с введения реструктуризации долга. При этом представленными документами подтверждается не только отсутствие денег у должника, но и его нетрудоспособность. В других регионах суды сразу переходят к процедуре реализации имущества должника.

Неизменными до 2020 года оставались лишь причины, которые заставляли граждан запустить процесс банкротства. Среди самых главных были непогашенные задолженности, нарушенные кредитные обязательства и отсутствие каких-либо финансовых источников. В 2020 году к ним добавилась, а в действительности стала первопричиной, — пандемия коронавируса, когда исчезли и без того призрачные надежды на дополнительный заработок!

В условиях, когда Нац. Бюро Кредитных Историй третий год подряд фиксирует рост числа банкротов в России, сомневаться, что их будет значительно больше после снятия режима самоизолиции, не приходится.

Именно поэтому компания Волан М готова предложить компетентную информационную и юридическую помощь гражданам Москвы и области для принятия решения о запуске процедуры финансового банкротства.

Для начала разберемся с информационной стороной процесса. Дополнительные знания о процедуре вряд ли будут лишними, а кого-то, возможно, даже сподвигнут к самостоятельным действиям.

Разберем подробно основные понятия, связанные с банкротством физического лица, и осветим важные моменты и вопросы, которыми интересуются наши клиенты. Итак:

Гражданин банкрот

Как сообщило агентство Bloomberg, ссылаясь на собственные источники в дипломатических кругах, если пакет мер будет одобрен всеми 27 странами Евросоюза, то в силу ограничения вступят уже в марте 2021 года. В поддержку санкций выступают прибалтийские государства, Польша и Швеция.

В то же время Германия и Италия считают, что новые рестрикции против России могут повредить экономическим интересам ЕС.

«Брюссель не хочет сжигать все мосты с Москвой», – прокомментировал агентству один из собеседников.

Ранее, 12 февраля, давая интервью журналисту Владимиру Соловьеву для Youtube-канала «Соловьев Live», глава российского Министерства иностранных дел Сергей Лавров заявил, что если Евросоюз введет санкции, создающие риски для чувствительных сфер российской экономики, «Москва готова к разрыву отношений с Брюсселем».

Насколько возможен сценарий разрыва отношений, чем он чреват как для России, так и для Европы – об этом «Финансовая газета» поговорила с доктором экономических наук, экспертом Бизнес-школы Финансового университета при правительстве России Константином Ордовым.

Константин Ордов

– Заявление министра иностранных дел России Сергея Лаврова о возможном разрыве отношений между нашей страной и Евросоюзом, на мой взгляд, является неким гипотетическим предположением. Де-факто, это больше похоже на детскую игру «Кто первый моргнет», когда рассказывают какие-то ужасные истории на ночь.

Если мы попытаемся рационально подойти к анализу этих высказываний и экономической подоплеке событий, мы понимаем, что ни одного убедительного довода для разрыва отношений нет, причем ни у нашего государства, ни у стран ЕС. Особенно, если принимать во внимание, что сейчас, после кризиса, Европа находится не в лучшем положении: все оптимистичные прогнозы восстановления экономики не сбываются – это мы видим по второму месяцу 2021 года. А, принимая во внимание взаимосвязь нашей экономики и европейской, мы четко осознаем, что и для нас негатив еще аукнется – с высокой вероятностью, если такая слабость европейской экономики сохранится, то и Россия не сможет в нынешнем году показать рост ВВП выше трех процентов.

Так что нервозность в экономических показателях заставляет страны «кивать» друг на друга, и искать иные факторы, чтобы отвлечь внимание от действительно насущных проблем и необходимости больше внимание уделять развитию экономики.

Это мы попытались сделать срез сегодняшнего дня. Но если попробуем посмотреть на тренд в среднесрочной и долгосрочной перспективе, мы увидим, что мир уже давно живет в глобализованной экономике, и только глубокая интеграция позволяет бизнесу быть эффективным. В настоящее время уже выстроились транснациональные цепочки, когда и компании, и целые государства вынуждены в них встраиваться. И в этом смысле «опускание железного занавеса» уже невозможно себе представить.

Сам по себе факт каких-то недопониманий в политической сфере не так часто выражается в экономической. А то, что в экономической сфере может случиться разрыв отношений – такого точно не будет. И это очевидно для каждого.

Впрочем, здесь стоит обратить внимание, как подобные речи о вероятности разрыва, влияют на инвестиционный климат. На мой взгляд, они являются воистину разрушительными. Причем, для России они являются более разрушительными, нежели для Европы, потому, что мы-то ожидаем прямых иностранных инвестиций, финансовый и фондовый рынки зависят от иностранных спекулянтов. И в этой части, мне думается, даже сами разговоры о том, как может быть, при каких условиях возможно разорвать отношения, для достаточно понимающих иностранных инвесторов, абсолютно адекватно оценивающих всю невозможность подобного события, тем не менее, для них тоже может встать вопрос: а стоит ли экспериментировать со вложениями в страну, которая может либо ввести какие-либо ограничения на различного рода операции, как вывод капитала, экономическую активность?

И в этом смысле, мне кажется, нам совсем не выгодно поддаваться каким-либо провокациям со стороны иностранных чиновников и бюрократов.

 То есть, вы полагаете, что Сергею Лаврову не стоило выражать столь жесткую риторику?

– Может, и стоило. Но тогда, думаю, нам стоит объяснить, что вызвало необходимость подобной риторики – какая рациональная цель и задача преследовались.

Действительно, когда тебя «задирают», ты можешь на нервах что-то ответить, как-то отреагировать. Но это не способ решения проблемы, это раз, не способ достижения – это два, и, что главное, это не способ развиваться.

От подобной риторики Россия не получает плюсов с точки зрения уважения других стран, и стимулов для сотрудничества с другими государствами. Мы не решаем наши внутренние экономические проблемы, потому что наша продуктовая зависимость от импорта составляет от 60 до 70%.

Получается, мы одной стороны боремся с повышением цен на продукты питания, а с другой – понимаем, что в случаях даже временных перебоев по некоторым товарам, нам гарантирован либо дефицит, либо взлет цен.

Необходимо не забывать, что мы с вами живем в современном мире. Это когда-то давно, на заре становления государства, главными целями были охрана и безопасность. Сегодня это перестает быть главным и первичным, а во главу угла встают экономические цели. И одна из главных, – обеспечение достойного уровня жизни наших граждан. Думаю, сегодня все задачи нашего государства должны быть направлены на реализацию социальных функций, на создание более комфортных условий для населения. И если через эту призму мы начнем просматривать, то я также не вижу какой-то государственности и долгосрочности в подобного рода высказываниях.

 И тем ни менее, если чисто гипотетически представить, что разрыв во взаимоотношениях России и Евросоюза состоялся – какие риски возникнут у нашей страны и чем чревата ситуация для ЕС?

– На мой взгляд, самые страшные санкции для России и российской экономики, как мы считали еще недавно, это отключение системы SWIFT и запрет на продажу энергоресурсов, нефти  например. Так вот – разрыв связей с Евросоюзом – это гораздо хуже, чем наш самый страшный сон. Прогнозировать последствия здесь просто невозможно.

Взять хотя бы такой пример: Соединенные Штаты Америки вводят санкции против нашей страны, а другие государства, даже если они с денными мерами не согласны, все равно, по большей части, присоединяются к ограничительным мерам. Вот и здесь, если встанет вопрос о разрыве наших отношений с Европой, – на чьей стороне будут другие государства? Боюсь, мы неприятно удивимся. Ведь мы столкнемся не только с разрывом с Европой, но и со многими нашими давнишними контрагентами.

Если мы говорим про товарооборот, то Европа –  наш крупнейший торговый партнер. Если мы говорим про финансы – финансовый рынок обрушится, это совершенно понятно.

По некоторым группам товаров мы зависимы от импорта из стран Евросоюза. По технологичным товарам мы существенно зависим от ЕС, а потому разрыв взаимоотношений вызовет настоящий паралич российской экономики.

Важно, конечно, помнить, что у нас есть накопленные в немыслимых объемах золотовалютные резервы, поэтому, возможно, у России будет некий гандикап, – в продолжение разговора об игре «Кто первый моргнет».

Если резервы помогут нам какое-то время относительно «не замечать» проблему, а апокалипсис в экономике наступит не сразу, до тех пор, пока у нас будет возможность использовать наши ресурсы, то европейцы обычно не так готовы к риску, к потерям.

Мы с вами говорим, насколько болезненны для наших компаний санкции, которые уже введены, а ограничение на ввоз технологий уже негативно сказывается на нашем потенциале. Тем не менее, сегодня мы сохраняем ряд отраслей, где у нас есть первенство и лидерство. Однако в случае новых рестрикций, мы рискуем их потерять, и у нас не останется надежд и потенциала для развития.

Это, конечно, страшно представить такое!

Что меня в этой ситуации успокаивает, что нет доводов за разрыв – ни у европейцев, по большому счету, ни у нас. Потому, что проиграют все, и проиграют существенно.

 Я понимаю, что в политике лучше воздерживаться от прогнозов, но, тем не менее, когда, на ваш взгляд, можно ждать потепления отношений между Россией и ЕС?

– А, может, в конце концов, его, потепления, и не стоило бы ждать?

Я – за рациональность. И в настоящее время, когда политики находятся в некоей конфронтации, в прениях, дискурсах, Европа как была, так и остается нашим крупнейшим партнером. Наши экономические связи с ней как были, так и есть. Просто, возможно, негатив политики сдерживает развитие новых бизнесов, обмен технологиями. Ведь и Россия могла бы многое дать мировой экономике, и Европа обогащалась в использовании наших специалистов, делясь своими наработками.

Мир глобален. Я думаю, что нам с вами было бы лучше всячески разделить бизнес и политику…

 То есть – «мухи  отдельно, котлеты – отдельно»?..

– Да, нужно отделять и не путать их. Как бы политики не ругались, мы видим, что к закрытию бизнесов это не ведет.

Пандемия и экономический кризис могут стать холодным душем, если в нынешнем, 2021 году не увидим тех темпов восстановления, которых ждали мы, и которых ждала Европа. И этот душ наверняка охладит желание политиков спекулировать на каких-либо ограничениях, а уж тем более, осознанно их вызывать.

Запросы на банкротство физических лиц в России выросли на 73% — Экономика и бизнес

МОСКВА, 27 октября. /ТАСС/. Запросы на банкротство физических лиц в сентябре 2020 года выросли на 73,6% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Такие данные приводит в своем исследовании юридический сервис «Юрхелп» (есть в распоряжении ТАСС).

«Наибольшее количество запросов на банкротство физических лиц пришлось на апрель 2020 года — 11867. В дальнейшем до июля 2020 года количество запросов снижалось, но уже в августе произошел рост до 9789 с некоторой коррекцией в сентябре. Если сравнивать количество аналогичных запросов в сентябре 2019 года, то рост в годовом выражении составил 73,6%», — отмечается в исследовании.

Эксперты «Юрхелп Research» объясняют это общей ситуацией в стране, на которую наложился негативный новостной фон, состояние неопределенности, а также сокращение доходов, связанное с вынужденным нерабочим периодом.

Абсолютным лидером по количеству запросов на банкротство физлица по итогам 9 месяцев 2020 года стала Москва и область (27,4% от общего количества). Далее со значительным отрывом следуют Санкт-Петербург и область (7,9%), а также Краснодарский край (6,2%).

«Если рассматривать количество запросов на банкротство физических лиц как индикатор текущего положения дел в экономике страны, то, с этой точки зрения, ситуация достаточно тяжелая. Более того, позитивных сигналов практически нет, поэтому можно предположить дальнейший рост запросов на банкротство в 2021 году», — комментирует Игорь Жарков, основатель и CEO проекта «Юрхелп».

В рамках исследования было проанализировано порядка 130 тыс. запросов в период с сентября 2019 года по сентябрь 2020 года включительно по всей России.

О компании

Юридический сервис «Юрхелп» основан в 2015 году. Проект занимается юридической поддержкой физических лиц по финансовым вопросам. По итогам 2019 года было обработано и успешно решено более 1500 юридических кейсов разной степени сложности.

изменений в законе о банкротстве — итоги 2020 года и чего ожидать в 2021 году

В год проблем со здоровьем и финансовых затруднений для многих людей и предприятий, пострадавших от пандемии, 2020 год принес некоторые существенные изменения в законы о банкротстве. Некоторые из этих изменений существовали до пандемии; другие были прямым ответом на пандемию с целью помочь находящимся в трудном положении предприятиям и отдельным лицам. Впереди мы, вероятно, можем ожидать дальнейших изменений в Кодексе о банкротстве с приходом Конгресса.

Закон о реорганизации малого бизнеса от 2019 года (SBRA)

SBRA — это новый закон о банкротстве в августе 2019 года, который вступил в силу 19 февраля 2020 года. В соответствии с этим новым законом малые предприятия, имеющие долги до $ 2 725 625, могут воспользоваться преимуществами нового и «более простого» процесса реорганизации банкротства согласно главе 11. В Кодекс о банкротстве был добавлен новый компонент «Подраздел V» процесса реорганизации по главе 11. Целью подраздела V является сокращение времени и затрат на реорганизацию малого бизнеса.Ряд компонентов типичных заявлений о банкротстве в соответствии с главой 11 был исключен в соответствии с подразделом V, включая сборы доверительного управляющего в США, отдельное заявление о раскрытии информации и комитет кредиторов. Одним из новых дополнений является Доверительный управляющий подраздела V, лицо с опытом ведения бизнеса, которое должно «содействовать разработке согласованного плана реорганизации».

Закон о помощи, чрезвычайной помощи и экономической безопасности при коронавирусе (CARES)

Принятый 27 марта 2020 года в рамках программы экономического стимулирования в размере 2 трлн долларов для облегчения экономической ситуации для юридических и физических лиц, Закон CARES расширил лимит долга по SBRA с 2 725 625 долларов США до 7 500 000 долларов США.Срок действия этого компонента Закона CARES истекает через один год 27 марта 2021 года. Эти изменения были предназначены для временного увеличения числа предприятий, которые могут воспользоваться реорганизацией банкротства, предусмотренной в подразделе V.

Закон CARES также внес некоторые изменения в Кодекс о банкротстве, разрешив в случаях, предусмотренных главой 13, которые ранее были ограничены сроком до 5 лет по планам погашения, быть измененными до 7 лет. Дополнительные положения Закона CARES предусматривают, что фонды льготного стимулирования физических лиц освобождены от уплаты налогов и не должны считаться доходом для целей банкротства.

Новый законопроект, ожидающий рассмотрения в Конгрессе, который может существенно изменить положение о банкротстве потребителей

В декабре 2020 года был принят Закон 2020 года о реформе банкротства потребителей, который в будущем существенно изменит порядок управления банкротством потребителей. Предлагаемый закон устранит заявки о банкротстве по главам 7 и 13 и заменит их новой главой 10. Эта одна глава о банкротстве позволит потребителю-должнику иметь три типа планов платежей, предусматривающих минимальную окупаемость необеспеченных платежей. кредиторам и позволяют погашать задолженность по студенческим займам и другие невыплачиваемые в настоящее время обязательства. В отсутствие демонстрации «неоправданных трудностей» (сложного стандарта) обязательства по студенческим займам в настоящее время считаются необязательными. Хотя предлагаемый закон еще не является законом, похоже, что Конгресс поддержит изменение правил банкротства для физических лиц в следующем году.

Заявки о банкротстве

Общее количество заявок на банкротство в 2020 году снизилось на 30 процентов по сравнению с показателями 2019 года, в значительной степени из-за экономической стабилизации и мер стимулирования, предпринятых правительством в ответ на пандемию COVID-19.В то время как число дел о банкротстве потребителей значительно сократилось, количество заявлений о коммерческом банкротстве увеличилось на 29 процентов в течение 2020 года. Большая часть сокращения числа заявлений о банкротстве потребителей, вероятно, связана с действующими в настоящее время мораториями на выселение и взыскание. Кроме того, многие суды по всей стране приняли меры, которые позволяют приостановить или отсрочить судебное разбирательство по взысканию. Эти действия по защите прав кредиторов являются общим стимулом для физических лиц рассмотреть возможность подачи заявления о защите от банкротства, и приостановка многих действий на данный момент также привела к тому, что люди отложили подачу заявления о банкротстве.

Чего ожидать в 2021 году

Положение о прекращении действия Закона о CARES, которое продлевает лимит долга в делах по подразделу V, истекает 27 марта 2021 года. Если этот срок не продлен, может существовать значительное количество предприятий с долгами более 2,75 миллиона долларов, но менее 7,5 долларов. M, которому будет предложено рассмотреть возможность подачи заявки в рамках «более легкого» варианта банкротства до крайнего срока в марте. Это, вероятно, приведет к увеличению количества коммерческих заявок в течение следующих нескольких месяцев.

Если задолженность по студенческому кредиту станет погашаемой в соответствии с новым предложенным законом о банкротстве (или другим предложенным законом) в следующем году, весьма вероятно, что количество дел о банкротстве потребителей значительно увеличится. Скорее всего, существует искусственное подавление подачи исков о банкротстве потребителей, учитывая, что многие из наиболее распространенных финансовых бедствий (выселения, выкупа права выкупа, взыскания) в настоящее время более или менее приостановлены. Даже если изменение порядка погашения задолженности по студенческим займам не станет реальностью, в этом году, похоже, наступит расплата, когда, скорее всего, наступят отсроченные платежи по ипотеке и арендные платежи, а судебные разбирательства по кредитам вернутся в нужное русло.

Хотя большая часть государственной помощи в ответ на COVID-19 была сосредоточена на сохранении рабочих мест и жилья, непреднамеренными жертвами этой реакции на пандемию стали домовладельцы и другие кредиторы, которые были вынуждены приостановить свои права взыскания из-за обязательных мораторий и суда. разбирательства.Эти задержки и приспособления обычно имеют форму отсрочки и отсрочки, а не прямого прощения обязательства. В какой-то момент эти ограничения будут сняты, и накопившиеся судебные разбирательства возобновятся; вероятно, в результате многие частные лица и предприятия обратятся к вариантам банкротства в качестве защитных мер.

По мере того, как мы выберемся из пандемии, меры по оказанию помощи и моратории будут прекращены или отменены. Для многих предприятий и частных лиц, которые остаются в затруднительном финансовом положении, это может привести к увеличению числа заявлений о банкротстве.В 2021 году также могут быть внесены некоторые изменения в законодательство, которые также могут привести к увеличению числа заявлений о банкротстве.

Майкл А. Стил — поверенный в отделе финансовой реорганизации и прав кредиторов в Brennan, Manna & Diamond. Не стесняйтесь обращаться к нему по адресу [email protected] или (330) 374-7471.

Сообщение от Майкл А. Стил

10 основных изменений в законодательстве о банкротстве потребителей, предлагаемых в Законе о реформе банкротства потребителей от 2020 года | Брэдли Арант Боулт Каммингс, ТОО

9 декабря 2020 года демократы в Конгрессе, включая Элизабет Уоррен (штат Массачусетс.) и Джеррольд Надлер (штат Нью-Йорк) предложили радикальный закон, который коренным образом изменил бы закон о банкротстве потребителей. Предлагаемые изменения обычно облегчают потребителям доступ к системе банкротства и погашение своих долгов. Ниже рассматриваются 10 критических изменений, предложенных в Законе о реформе банкротства потребителей от 2020 года (CBRA).

1. Главы 7 и 13 заменены новой главой 10

CBRA предлагает заменить действующие главы 7 и 13 о банкротстве потребителей совершенно новой главой 10.В настоящее время Глава 7 позволяет потребителям с номинальным располагаемым ежемесячным доходом погашать свои долги после ликвидации любых активов, не освобожденных от налога, для выплаты своим кредиторам. Глава 13 предусматривает, что потребители погашают свои долги после выплаты располагаемого дохода кредиторам в соответствии с трех- или пятилетним планом погашения.

Согласно CBRA, потребители с долгами менее 7,5 миллионов долларов будут подавать документы в соответствии с новой главой 10. Потребители с долгами более 7,5 миллионов долларов будут обращаться за помощью в соответствии с главой 11. Чтобы обратиться за помощью в соответствии с главой 10, потребители должны будут подать прошение и некоторые дополнительные графики и заявления, аналогичные тем, которые в настоящее время поданы в соответствии с разделом 521 Кодекса о банкротстве.

2. Больше никаких кредитных консультаций

Самыми последними крупными поправками к Кодексу о банкротстве были приняты Закон о предотвращении злоупотреблений в случае банкротства и защите прав потребителей 2005 года (BAPCPA). В соответствии с BAPCPA увольнение потребителей зависело от участия в курсах кредитного консультирования и подачи свидетельства о завершении рассмотрения их дел о банкротстве.Новый CBRA устраняет это, казалось бы, произвольное требование кредитного консультирования.

3. Удаленные 341 встречи, которые не противоречат графику занятости потребителей

До COVID-19 потребители должны были лично явиться на собрания по разделу 341, на которых их под присягой проверяли управляющие по банкротству и кредиторы. Пока страна находилась на карантине, 341 встреча стала проводиться удаленно, с помощью конференц-связи и видеоконференцсвязи. В соответствии с CBRA, потребительские должники по-прежнему будут проверяться на 341 встрече, но эти встречи могут проводиться удаленно.Кроме того, 341 встреча будет запланирована на время, которое не противоречит рабочему графику потребителей.

4. Сосредоточьтесь на платежеспособности потребителей, а не на выборе расходов

В соответствии с действующим Кодексом о банкротстве дела потребителей о банкротстве могут быть переведены в другую главу или отклонены как «злоупотребляющие», если потребители решат потратить свои деньги на определенные «роскошные» расходы, такие как обучение в частной школе, оплата дорогих транспортных средств и поддержка. выплаты для взрослых детей.CBRA исключает анализ того, тратят ли потребители свой располагаемый доход на приемлемые, не связанные с роскошью расходы. Вместо этого CBRA смотрит только на то, есть ли у потребителей средства для выполнения «минимального платежного обязательства», исходя из стоимости их активов, не освобожденных от налогов, и их годового дохода.

5. Три типа планов по главе 10: планы «проживание» и «имущество» для погашения обеспеченных долгов и общие планы погашения необеспеченных долгов

Потребители, указанные в главе 10, могут подать один или несколько планов, включая (1) план «Резиденция», который касается ипотечных кредитов на основные жилые дома потребителей; (2) план «Имущество», который касается долгов, обеспеченных другим имуществом; и (3) общий план погашения, который касается необеспеченных долгов, таких как долги по кредитным картам, медицинским и студенческим ссудам.Потребители, которые должны платить минимальную сумму платежа, не получат разряда без подтверждения плана погашения.

Планы на жительство и недвижимость в рамках CBRA позволяют потребителям изменять процентные ставки по кредитам, корректировать графики погашения и устранять дефолты. В отличие от нынешней главы 13, потребители могут изменять условия ипотечного кредитования своих основных жилых домов в соответствии с CBRA. Однако, если планы проживания или собственности не предлагаются вместе с планом погашения, потребители не будут получать выплаты в отношении долгов по жилью или собственности.Обеспеченные кредиторы сохраняют свои права залога до получения полной суммы задолженности на дату вступления в силу планов. У потребителей есть 15 или 5 лет после даты погашения, в зависимости от того, что больше, чтобы произвести платежи по обеспеченным долгам. Примечательно, что если потребитель не выполняет свои обязательства по плану проживания или недвижимости, обеспеченному кредитору не разрешается предпринимать действия до тех пор, пока потребитель не просрочит платеж по ипотеке в течение 120 дней, а по другим залогам — в течение 90 дней.

6. Некоторые потребители получают немедленную выписку без каких-либо платежей

В настоящее время потребители, которые подают заявление о банкротстве согласно Главе 7, обычно освобождаются от ответственности примерно через 90 дней. Потребители, подпадающие под действие главы 13, получают выписку после успешного завершения трех- или пятилетнего плана погашения. Вместо этих периодов ожидания CBRA предусматривает, что потребители, у которых недостаточно активов и доходов, не освобожденных от налога, для инициирования минимального платежного обязательства, будут немедленно освобождены от налогов. Примечательно, однако, что некоторые долги по разделу 523 Кодекса о банкротстве по-прежнему не подлежат погашению. Кроме того, залоговое право на имущество будет по-прежнему оставаться в силе после отмены CBRA.

7. Потребители с обязательствами по минимальной оплате получают выписку после подтверждения плана

CBRA оценивает способность потребителей производить платежи своим кредиторам на основе суммы их активов, не освобожденных от налогов, и их дохода. Потребители, которые должны произвести платежи своим кредиторам, будут предлагать планы погашения, согласно которым их минимальные платежные обязательства должны быть выплачены в течение трехлетнего периода. Кредиторы будут получать платежи в соответствии с планами главы 10 в соответствии с действующей схемой приоритетов.Планы подтверждаются при условии, что они осуществимы, не предложены недобросовестно, и оплачивают полную минимальную сумму платежных обязательств. Кроме того, потребители получают данные о разрядах во время подтверждения, а не после успешного завершения плановых платежей.

8. Сроки оплаты услуг адвокатов должников

В настоящее время некоторые потребители не могут позволить себе обязательную предварительную подачу единовременной выплаты для юридического представительства в деле о банкротстве согласно Главе 7. Недостаток денежных средств может привести к тому, что потребители, которые имели бы право на судебную защиту по главе 7, подадут заявку в соответствии с главой 13, которая позволяет оплачивать гонорары адвокатам должников в ходе рассмотрения дела.Потребители в таких ситуациях часто не выполняют свои планы согласно главе 13, не платят своим кредиторам и не получают отказов. CBRA решает эту проблему, позволяя со временем оплачивать адвокатам потребителей. Это обеспечивает доступ к средствам защиты от банкротства для тех потребителей, которые в противном случае не смогли бы позволить себе подать заявление о банкротстве.

9. Задолженность по студенческой ссуде может быть погашена

CBRA вносит поправки в раздел 523, позволяя потребителям погашать определенные ранее не подлежащие погашению долги, включая долги по студенческим займам.Это включает как частные, так и федеральные студенческие ссуды. Согласно CBRA, долги по студенческим займам обычно рассматриваются как прочие необеспеченные потребительские долги.

10. Внесены поправки в другие федеральные законы о защите прав потребителей.

Помимо внесения поправок в Кодекс о банкротстве, CBRA также вносит изменения в некоторые федеральные финансовые законы о защите прав потребителей. Новое положение о «нечистых руках» предусматривает отказ в удовлетворении требований, если правообладатель или его предшественник нарушили федеральный закон о защите прав потребителей в отношении потребителя. Кроме того, в Закон о добросовестной практике взыскания долгов (FDCPA) внесены поправки, предусматривающие, что подача доказательства требования о банкротстве в отношении просроченного долга (то есть долга, который не подлежит взысканию в соответствии с применимым сроком давности) является несправедливой практикой. FDCPA еще более расширен и предусматривает, что взыскание или попытки взыскания погашенных долгов, кроме тех, которые добровольно выплачиваются потребителями, также являются недобросовестной практикой. Чтобы следить за соблюдением федеральных законов о защите прав потребителей в связи с банкротствами, CBRA создает нового уполномоченного по делам о банкротстве потребителей при Бюро финансовой защиты потребителей (CFPB).

Мы будем держать вас в курсе новых событий, пока CBRA проходит через Конгресс.

После наводнения Covid-19, приливной волны банкротства?

getty

Количество людей, подавших заявление о банкротстве, может стать рекордным в следующем году. И хотя реформа банкротства искусственно стимулировала рекорд 2005 года, когда было возбуждено почти 2,1 миллиона дел, этот пик будет связан с реальностью экономики, охваченной Covid-19. Это приливная волна банкротства другого цвета.

До сих пор в 2020 году не произошло всплеска личных банкротств. Фактически, общее количество заявок на банкротство с начала года соответствует показателям 2019 года.

Это может быть связано с федеральными стимулирующими выплатами, обязательной ипотекой и другим отказом от ссуд, усилением страхования по безработице и дополнительной поддержкой, предоставляемой Законом о помощи, помощи и экономической безопасности в связи с коронавирусом (CARES) и другими государственными программами. Это может быть потому, что люди берут в долг меньше. Но какой бы ни была причина спада, банкротства все равно будут расти, если безработица и потеря дохода сохранятся.

Однако неопределенность была отличительной чертой Covid-19 в 2020 году. Имея это в виду, возможно, стоит относиться к прогнозам о банкротстве с недоверием. Есть по крайней мере две точки зрения о будущем банкротства. Один прогнозирует всплеск банкротств, поскольку количество заявок быстро достигнет рекордного уровня. Другая более взвешенная точка зрения, согласно которой умеренное и постепенное увеличение числа банкротств кажется столь же, если не более вероятным.

Гипотеза всплеска

Нет ничего загадочного в том, почему увеличение банкротства кажется вероятным.

«Все мы в этой области ожидаем резкого роста банкротств, вероятно, в конце этого года и тем более в Новом году, поскольку более долгосрочные последствия пандемии ударили по людям в кошельке», — говорит Айк Шульман, юрист по вопросам банкротства. и соучредитель Национальной ассоциации адвокатов по делам о банкротстве потребителей (NACBA), профессиональной группы в Вашингтоне, округ Колумбия.

Хотя в прошлом в сфере банкротства наблюдался резкий рост спроса — подробнее об этом чуть позже — на этот раз все по-другому.«Что мы наблюдаем с Covid-19, так это то, что так много людей и даже не мечтали поговорить с адвокатом по банкротству или подать заявление о банкротстве. Это было не в их самых смелых мечтах », — говорит Шульман.

Клиенты банкротства 2020 года, скорее всего, не будут чрезмерно расточительными, они будут ответственными, даже экономные люди, у которых была постоянная работа и которые надежно оплачивали счета, пока Covid-19 не оставит их без работы. «Коврик вырвал у них из-под чего-то, что они не могли контролировать», — говорит Шульман.«Это было неплохое финансовое планирование или все, к чему они могли быть готовы».

Владельцы бизнеса тоже испытывают давление. По словам Шульмана, рестораны и магазины розничной торговли, закрытые на месяцы по распоряжению правительства и теперь в состоянии обслуживать лишь ограниченное количество клиентов из-за требований социального дистанцирования, особенно сильно пострадали. «Теперь мне регулярно звонят представители малого бизнеса, — говорит он. «Все больше и больше из них понимают, что им просто не выжить с Covid, и они будут вынуждены закрыться.”

Шульман также указывает на приближающийся конец отсрочки по ипотечным кредитам как предвестник воздушного шара банкротства. Согласно закону, принятому в конце марта в Законе о CARES, кредиторы разрешили домовладельцам, имеющим ипотечные кредиты с федеральной поддержкой, прекращать выплаты в течение шести месяцев с возможным продлением еще на шесть месяцев. Начиная с 1 октября пострадавшие домовладельцы не только должны будут возобновить выплаты, но и банки могут потребовать, чтобы они немедленно выплатили все пропущенные платежи.

«Если кредиторы не будут работать с ними, это вызовет волну банкротств согласно главе 13», — говорит Шульман.Подача документов в соответствии с главой 13 федерального кодекса о банкротстве позволяет должникам установить план погашения, обычно позволяющий от трех до пяти лет наверстать упущенное.

Более размеренный вид

Неопределенность играет большую роль в ожиданиях некоторых других наблюдателей за сценой банкротства. Среди них Роберт Лоулесс, исследователь банкротства и профессор юридического колледжа Университета Иллинойса, который описывает свои взгляды как противоположные.

«Увеличатся ли банкротства? Наверное, — говорит Лоулесс.«Но людям нужно быть скромнее в своих прогнозах. Я думаю, что вероятность банкротств увеличится. Я не думаю, что это абсолютная уверенность ».

Лоулесс говорит, что его исследование показывает, что банкротство связано с уровнем долга, а не с уровнем безработицы. «Людям нравится говорить о безработице», — говорит он. «Но если у людей нет долгов, они не заявляют о банкротстве. Он не кладет деньги на ваш банковский счет, не еду на стол и не находит вам работу ».

По этому поводу Федеральный резервный банк Нью-Йорка сообщил, что, несмотря на то, что безработица достигла высот, невиданных со времен Великой депрессии, уровень долга домохозяйств снижается.Во втором квартале остатки на кредитных картах упали на самую большую сумму с момента начала сбора данных. Количество открываемых новых кредитных счетов также упало на рекордную величину. ФРС объяснила это эффектом Covid-19, который сопровождался резким снижением потребительских расходов из-за запрета на домоседство Covid-19 и социального дистанцирования.

Лоулесс указывает на это снижение кредитного баланса как на обнадеживающий знак. «Если люди не берут взаймы, а объем потребительского кредита снизился, у людей не будет столько причин для подачи заявления о банкротстве», — рассуждает он.

И, как уже отмечалось, количество заявок о банкротстве в этом году снизилось. Согласно статистике, собранной Американским институтом банкротства (ABI), группой адвокатов, кредиторов, аукционистов, судей, ученых, бухгалтеров и других из Вашингтона, округ Колумбия, годовая подача в суды штатов и федеральных округов до августа была на 27% меньше, чем в 2019 году.

ABI также опубликовал прогноз: количество заявок, поданных по главе 11 предприятиями, вероятно, резко возрастет — несколько крупных корпораций уже добивались реорганизации согласно главе 11 — и, вероятно, могут превзойти рекорд 1986 года по подаче заявок по этой главе, заявляет организация.

Тем не менее, заявки по главе 13, которые часто подаются физическими лицами со стабильным доходом и хорошими перспективами для выплаты в конечном итоге кредиторам, скорее всего, уменьшатся в пользу заявок по главе 7, которые не требуют от заемщиков погашать долги. В целом, если экономика не восстановится, а безработица сохранится, запись о банкротстве может быть установлена ​​в 2021 году, прогнозирует организация.

В поддержку сдержанного взгляда Лоулесса является проведенное им исследование, показывающее, что подача заявок на банкротство потребителей обычно не происходит в одночасье.«Легко сказать, что все остались без работы, поэтому у нас будет куча документов о банкротстве», — говорит он. «Но большинство людей борются от двух до пяти лет, прежде чем подадут заявление о банкротстве. У банкротства длинный хвост. Сроки будут долгими. Мы говорим не месяцы, а, наверное, два или три года ».

Бум банкротств в прошлом

Хотя Covid-19 беспрецедентен, бум банкротств — нет. Маловероятно, что даже Covid-19 может вызвать что-либо подобное историческому пику числа заявлений о банкротстве в 2005 году.

Если вы пытаетесь вспомнить, какой экономический катаклизм произошел в том году, ваша память не виновата. 17 октября 2005 г. вступил в силу новый федеральный закон о банкротстве — Закон о предотвращении злоупотреблений в банкротстве и защите потребителей. Поскольку новый закон считался менее благоприятным для заемщиков, люди бросились в суд до даты вступления в силу.

«Мы, вероятно, получали год или полтора регистрации за месяц», — вспоминает Лоулесс о неделях, предшествовавших 17 октября 2005 года.«Затем он упал, как скала, и опилки оставались на низком уровне, пока в 2007 году не начал рушиться жилищный пузырь». Следующий пик, достигнутый в 2010 году, когда резко возросло количество потерь права выкупа, все еще не достиг уровня 2005 года.

Может показаться возможным, что экономический кризис, вызванный Covid, может привести к еще одному пику, который может соответствовать или превышать годовой показатель 2005 года (почти 2,1 миллиона заявок). Но никто не ожидает, что ежемесячный уровень подачи заявок приблизится к 630 000 дел, поданным в октябре того же года, не говоря уже о ежедневном скачке в 150 000 за один день (14 октября).

И Лоулесс снова указывает, что экономический хаос и банкротство не обязательно идут рука об руку. Например, отмечает он, предыдущий пик до 2005 года приходился на 1990-е годы, десятилетие почти непрерывного экономического подъема. «Людям нравится думать о банкротстве как о показателе состояния экономики», — говорит он. «Это не.»

Перспективы реформ

Хотя создатели конституции США разрешили принимать законы о банкротстве, такие законы начинались как серия временных мер.Современное банкротство в Соединенных Штатах началось в 1898 году, когда Конгресс принял первый устойчивый закон о защите заемщиков от кредиторов.

В 1938 году федеральный закон Чендлера расширил банкротство и сделал его более привлекательным для должников, предоставив им больший выбор в том, как они погашают свои долги. Федеральный закон 1978 г. заменил закон 1898 г. Следующей крупной реформой стал закон 2005 года, который вызвал безумие среди заемщиков, которые хотели избежать его более драконовских требований.

Адвокаты по делам о банкротстве и защитники прав потребителей считают, что 2020 год созрел для новой реформы, которая сделает банкротство более благоприятным для должников.NACBA Шульмана предлагает ряд изменений, в том числе национальный предел минимальной суммы, которую заемщики могут защитить от необеспеченных кредиторов при подаче документов.

В то время как федеральный закон регулирует большую часть случаев банкротства, законы штата решают, какую часть активов заемщика могут получить кредиторы. Эти законы сильно различаются. В некоторых штатах разрешается, например, домовладельцам содержать дома любой ценности, в то время как в других предусмотрена гораздо более ограниченная защита или даже ее отсутствие.

Другие предложения по реформе включают более высокие ограничения на количество лиц, подающих документы в долг, которые могут иметь право на подачу документов в соответствии с Главой 13, что может особенно помочь подателям документов из малого бизнеса, поскольку это намного дешевле, чем Глава 11.

Реформаторы также хотят защитить людей, находящихся в банкротстве, от дискриминации со стороны Администрации малого бизнеса, которая регулярно спрашивает заемщиков, подающих заявки на получение ссуд, обеспеченных государством, о том, находятся ли они в состоянии банкротства. Не в последнюю очередь они хотели бы, чтобы Конгресс восстановил возможность выплаты студенческих ссуд.

Шульман полон надежд. «Когда я смотрю на историю банкротств, я вижу, что наиболее значимые изменения происходили тогда, когда страна переживала самый тяжелый экономический кризис», — отмечает он.

Некоторые из предлагаемых изменений уже внесены в Закон о комплексных решениях для оказания экстренной помощи в области здравоохранения и экономического восстановления (HEROES), который является частью законодательства о стимулировании COVID-19, одобренного Палатой представителей США. Но до сих пор, в отличие от закона CARES, он не был рассмотрен Сенатом.

Лоулесс согласен с тем, что реформа может произойти. Среди прочего, он заявляет, что действующие законы о банкротстве сильно устарели, и не только потому, что инфляция повлияла на потолок долга. «Есть одно положение, которое по-прежнему позволяет должникам освобождать видеомагнитофоны», — говорит он.«Это записано в кодексе о банкротстве. В кодексе о банкротстве много мусора, который необходимо очистить.

Итог

Все это оставляет нас в том, что в 2020 году станет знакомым: с зловещим чувством, но с отсутствием ясности в отношении того, что именно это предвещает. Обладая значительной логикой и доказательствами, подтверждающими его, Шульман почти не сомневается, что в недалеком будущем будет больше заявлений о банкротстве, чем мы видели за долгое время, если не когда-либо. «Все эти вещи еще не поразили поклонников, но они скоро появятся», — обещает он.

Со своей стороны, взгляд Лоулесса на перспективы бума банкротств более осмотрительный, но все же не совсем оптимистичный. «Природа увеличения и форма кривой неизвестны», — говорит он. «Это могло быть просто постепенное повышение. Вы можете просто увидеть, как нарастают и нарастают банкротства ».

Закон о реформе банкротства потребителей от 2020 года

Сегодня сенаторы Элизабет Уоррен (штат Массачусетс), Дик Дурбин (штат Иллинойс) и Шелдон Уайтхаус (штат Род-Айленд) и представители Джеррольд Надлер (штат Нью-Йорк) и Дэвид Чичиллин (штат Род-Айленд) представили Закон о реформе банкротства потребителей. 2020 года.Это первая крупная реформа законодательства о банкротстве потребителей, принятая после принятия Закона о предотвращении злоупотреблений в банкротстве и защите потребителей от 2005 года (BAPCPA). В то время как BAPCPA внесла ряд крупных, но целенаправленных реформ в закон о банкротстве потребителей (а также несколько положений о банкротстве предприятий), CBRA является гораздо более амбициозным законопроектом: он предлагает полную реформу структуры закона о банкротстве потребителей с внимание к сокращению затрат и трений, которые не позволяют потребителям расплачиваться со своими долгами в случае банкротства.

Это длинный пост с расширенным обзором счета. У спонсоров законопроекта есть одностраничная версия или двухстраничное резюме, но я полагаю, что вы здесь, на бланках, потому что вы просто не можете получить достаточно закона о банкротстве, и мы рады помочь. Однако позвольте мне начать с раскрытия. Мне посчастливилось оказать помощь со счетом вместе с несколькими другими Слипстерами. Это означает, что я знаю, что в нем содержится, и я считаю, что это действительно хороший и важный закон, который, я надеюсь, станет законом.

Новая глава 10 о банкротстве потребителей (исключение требований потребителей 7 и главы 13)

Принимая во внимание, что банкротство потребителей долгое время существовало в двух основных вариантах — ликвидации (глава 7) и планах погашения (глава 13), CBRA предлагает единую структуру главы (новая глава 10). Согласно CBRA, индивидуальные должники больше не будут иметь права на главу 7, а глава 13 будет полностью отменена. Все индивидуальные должники с долгами менее 7,5 миллионов долларов будут иметь право на участие в главе 10; тем, у кого больше долгов, придется подать заявку на 11 (или 12, если они имеют право). При оценке CBRA важно помнить об этой структуре. В то время как CBRA берет элементы из глав 7 и 13, CBRA не пытается воспроизвести существующие 7 или 13. Это означает, что если вы приходите в CBRA с мышлением «подождите, это не то, как мы делаем это в 13», ну, да , в том-то и дело.

CBRA — это огромный законопроект (188 страниц) с множеством положений. В дополнение к новой главе 10 он также содержит поправки к многочисленным положениям глав 1, 3 и 5 Кодекса о банкротстве, а также к некоторым федеральным законам о финансовой защите потребителей.Я не собираюсь описывать все подробно, но я хочу осветить, как будет работать глава 10, а также некоторые основные моменты из других положений. Это очень длинный пост, но я думаю, что важно, чтобы там было четкое изложение того, как будет работать глава 10, потому что, несомненно, будут некоторые неправильные толкования законопроекта, и я бы хотел, чтобы рассмотрение законопроекта было фактические заслуги.

Глава 10

Глава 10 призвана стать единой точкой входа почти для всех потребителей. Это контрастирует с нынешней системой, в которой потребители могут «выбирать» от 7 до 13. Я заключил «выбор» в кавычки, потому что часто это не имеет смысла. В главе 7 не предусмотрена оплата гонораров адвокатам, поэтому потребители, которые не могут накопить на банкротство, не имеют другого реального выбора, кроме главы 13. Более того, даже когда потребитель может позволить себе 7, адвокаты по банкротству играют большую роль в принятии решения о том, в какую главу подавать. Отчасти это связано с тем, что 7 и 13 имеют разные инструменты, но отчасти это также местная правовая культура.Уровень подачи заявок по главе 7 и 13 сильно различается в зависимости от штата — в некоторых штатах есть культура 7, а в других — 13. Это вряд ли согласуется с духом конституционного утверждения «единых законов о банкротстве». Что еще хуже, есть существенные эмпирические доказательства того, что миноритарные должники с большей вероятностью попадут в главу 13, которая и дороже (примерно в 2,5 раза дороже), и с меньшей вероятностью приведет к погашению долгов (только около трети главы 13 случаев приводит к выписке, в то время как практически во всех случаях главы 7 это происходит). Замена двухколейной системы на одну главу устраняет эти несоответствия.

Подача заявки по главе 10 — это не что иное, как подача краткого заявления в суд по делам о банкротстве. Все требования к консультированию по кредитным вопросам BAPCPA отменены. Не было никаких доказательств того, что консультирование по кредитным вопросам помогло потребителям — это были лишь дополнительные расходы и препятствия для получения помощи при банкротстве. (Но вам лучше поспорить, что это будет отрасль, которая выступает против законодательства — их бизнес-поток, санкционированный правительством, находится под угрозой.)

Как только должник подает заявление о приостановлении, срабатывает автоматическое приостановление, как и приостановка сообязанности. Должник сохраняет контроль над своей собственностью, за исключением случаев, когда она должна быть передана доверительному управляющему в соответствии с обязательством по минимальной оплате (обсуждается ниже). Должник должен будет предоставить большую часть (но не всю) информации, которая в настоящее время требуется в соответствии с разделом 521 об активах и обязательствах потребителя, и кредиторы по-прежнему будут иметь возможность задать вопрос должнику на собрании по разделу 341. CBRA допускает удаленное присутствие на 341 встрече и не требует личного присутствия должника, если это будет обременительно для должника (включая более чем минимальные поездки).Встреча также должна быть назначена на время, не противоречащее занятости должника (нет причин пропускать работу и обанкротиться!).

В соответствии с действующим законодательством CBRA освобождает определенное имущество должника от требований кредиторов. Льготы обновляются и упрощаются в соответствии с CBRA. Должник может выбирать между набором федеральных исключений и исключениями, предусмотренными законом штата (при условии ограничения по борьбе со злоупотреблениями для недавно приобретенных ценностей усадьбы). Однако штаты не могут отказаться от федеральных исключений.Ключевые изменения федеральных исключений включают освобождение от подстановки в размере 35 000 долларов США и освобождение от налога на усадьбу (с дополнительной защитой для пожилых людей), привязанное к лимиту соответствующего кредита FHFA, который отражает географические различия в ценах на жилье. Освобождения должников также корректируются в зависимости от количества их иждивенцев.

Ключевая особенность CBRA заключается в том, что он отсеивает «не может заплатить» от «может заплатить» должника на основе сочетания неиспользованных активов должника и будущего дохода. Это другой подход к двухканальной системе, которая позволяет должникам выбирать между отказом от активов, но сохранением будущего дохода (глава 7) или сохранением активов, но отказом от будущего дохода (глава 13).Экран платежей CBRA учитывает только доходы и активы, а не расходы. На что должник хочет потратить свои деньги, это его дело. Должнику не нужно будет оправдывать выбор в отношении образования или медицинского обслуживания своих детей.

Вместо этого, каждый должник по главе 10 имеет «минимальное платежное обязательство», которое представляет собой сумму не освобожденных от налогообложения активов должника и постепенно увеличивающийся процент годового дохода, превышающий 135% от среднего дохода штата для домохозяйства такого же размера. Это обязательство по минимальному платежу — это то, что должник должен будет заплатить, чтобы получить освобождение от ответственности.(Для заявлений о принудительном банкротстве, которые в настоящее время чрезвычайно редки, минимальные платежные обязательства рассчитываются только в отношении текущих неиспользованных активов потребителя, а не будущего дохода потребителя — никаких планов принудительных выплат.)

Немедленное освобождение дебиторов без обязательств по минимальному платежу

Если минимальное платежное обязательство должника равно нулю, должник имеет право на немедленное погашение всех необеспеченных долгов, кроме тех, которые не подлежат погашению согласно разделу 523.Это означает, что должники, которые не могут заплатить, проходят процедуру банкротства невероятно быстро и с очень низкими затратами. Это то, что должна делать хорошо продуманная система банкротства потребителей: сортировка должников и требование о выплате только от тех, кто имеет реальную способность выплатить.

Освобождение после подтверждения для дебиторов с минимальным платежным обязательством

Если у должника есть положительное минимальное платежное обязательство (должник «может заплатить»), должник должен предложить «план погашения», касающийся личной ответственности должника по необеспеченным и обеспеченным обязательствам, в соответствии с которой должник должен заплатить как минимум этот минимум сумма выплаты свыше трех лет.Этот план может быть оплачен в соответствии с любой комбинацией будущего дохода, активов, освобожденных от налогов, и активов, освобожденных от налогов (что дает возможность погашения в рассрочку неиспользованных активов). Распределения по плану следуют водопаду 726/1326, но нет требования, чтобы требования о приоритете оплачивались в полном объеме, только требование об оплате минимального платежного обязательства, и есть предохранительный клапан для невозможности выполнения минимального платежного обязательства, когда должнику «справедливо прощены» «обстоятельства, которых должник не может разумно избежать». Это дает некоторую гибкость должникам, у которых возникают необычные ситуации, например, чрезвычайно высокие медицинские расходы для себя или иждивенцев. И наоборот, кредиторы защищены возможностью закрыть дело за «явно ненадлежащее использование системы банкротства» — язык, указывающий на намерение отказаться от существующей юриспруденции о «существенных злоупотреблениях»).

Если план предусматривает выплату минимального платежного обязательства, осуществим, не предлагается «недобросовестно», покрывает судебные издержки, а должник имеет текущие обязательства по внутренней поддержке после банкротства, то суд должен подтвердить план.Если возражений нет, слушание для подтверждения не требуется. После подтверждения должник получает немедленное освобождение от ответственности. Это серьезное изменение по сравнению с главой 13, где освобождение от ответственности предоставляется только после завершения плана главы 13, чего не могут достичь многие должники по главе 13. Физическое лицо может получить выписку в соответствии с главой 10 (будь то через план погашения или без ежемесячных платежных обязательств) только один раз в шесть лет.

Обязательства должника по плану погашения подлежат исполнению исключительно конкурсным управляющим, и обязательства обеспечиваются залоговым залогом на все неиспользованные активы должника.Однако невыполнение плана по плану не приводит к прекращению его погашения, и план может быть изменен на основе существенного изменения финансового состояния должника, что приведет к тому, что обязательства плана возложат на должника «существенное бремя» — еще один предохранительный клапан.

Обеспеченный долг обрабатывается по отдельным планам «проживание» и «имущество»

В соответствии с главой 10, обеспеченный долг обрабатывается в соответствии с отдельными планами «проживания» или «собственности» для основного места жительства должника и всего прочего имущества.План проживания или собственности позволяет должнику изменить условия обеспеченных обязательств, но не приводит к их освобождению. Выплата возможна только при сочетании плана с планом погашения или при отсутствии обязательства по минимальной оплате. Это означает, что в главе 10 потребитель может изменить процентную ставку и график погашения ссуды или исправить невыполнение ссуды. Глава 10 также снимает ограничения главы 13 на модификацию ипотечного кредита («подавление») и отменяет (но не отменяет) ограничение на снятие залогового залога по автокредиту.Глава 10 также позволяет потребителям избавляться от «зомби» ипотечных кредитов с помощью права преимущественной покупки.

Планы на проживание и недвижимость работают в основном аналогично, за исключением периода действия плана и соответствующей процентной ставки. Обеспеченный кредитор сохраняет свое право залога, и должник должен выплатить обеспеченному кредитору стоимость залога на дату вступления в силу плана на основе процентной ставки, установленной для ипотечных кредитов и автомобилей (это означает, что Till v. SCS Credit Corp. будет применяться только на другой, необычный залог).Ставки рассчитываются относительно средней ставки основного предложения. Платежи могут производиться в течение более 15 лет или 5 лет после указанной даты погашения для проживания. Для автомобилей и другого имущества план может быть более 5 лет или заявленной даты погашения долга. Платежи по плану проживания или недвижимости обрабатываются непосредственно должником, но обеспеченному кредитору не разрешается предпринимать какие-либо действия, за исключением случаев неисполнения обязательств по плану, который требует просрочки в 120 дней для ипотечных кредитов и 90 дней для всего остального.

Limited Proceedings — разделение финансовых обязательств должника

Одно из основных нововведений главы 10 состоит в том, что она разделяет различные финансовые обязательства должника. В настоящее время потребитель, заявивший о банкротстве, сталкивается с днем ​​расплаты со всеми кредиторами — эмитентом кредитной карты, деликтным кредитором, ипотечным кредитором, автомобильным кредитором, студенческим кредитором, налоговым органом и т. Д. Не имеет значения, если потребитель есть проблема только с ипотекой или с задолженностью по кредитной карте.Все долги втягиваются в банкротство. Согласно действующему законодательству, нет возможности иметь дело с долгами а ля карт. Глава 10 меняет это, вводя понятие «ограниченное производство». Должник может выбрать во время подачи заявки проведение «ограниченного судебного разбирательства», которое состоит исключительно из плана проживания или собственности — с учетом только обеспеченного долга — что означает отсутствие погашения. Это особенно полезно, поскольку позволяет исправить ипотеку или автокредит без полномасштабного банкротства.

Прочие положения CBRA

Следует отметить ряд других положений CBRA.Во-первых, исключение главы 7, посвященной потребителю, означает, что BAPCPA «тест на средства» больше не используется. То же самое можно сказать и о разовом выкупе неиспользованного имущества (разрешен выкуп в рассрочку). Повторных подтверждений тоже нет.

Во-вторых, CBRA создает положение об оплате гонораров адвокатам в главе 10. Это ключевой момент, потому что это означает, что должники могут платить своим адвокатам с течением времени, если у них нет денег сегодня (а они, в конце концов, банкроты).

В-третьих, CBRA позволяет арендаторам сохранять свои дома.Согласно действующему законодательству, арендатор должен выплатить всю арендную плату, чтобы сохранить арендуемое жилье. Обычно это невозможно, если задолженность по арендной плате превышает месяц или два — иначе должник не подавал бы заявление о банкротстве. CBRA позволяет арендаторам оставаться в своих договорах аренды, не выплачивая задолженность за несколько месяцев. Эта задняя арендная плата рассматривается как любой другой необеспеченный долг. Нет причин, по которым домовладельцы должны быть особенными в этом отношении.

В-четвертых, CBRA возлагает на Бюро финансовой защиты потребителей роль в деле банкротства потребителей.CFPB имеет право выступать и быть заслушанным в любом деле о банкротстве и будет иметь полномочия обеспечивать соблюдение своего запрета на несправедливые, обманчивые и злоупотребления действиями и практиками в делах главы 10. Кроме того, CBRA создает «Уполномоченного по делам о банкротстве потребителей» в CFPB, что является параллелью существующей должности омбудсмена по студенческим ссудам. Это означает, что в CFPB будет постоянный офис, отвечающий за банкротство потребителей. На омбудсмена по делам о банкротстве потребителей возложен ряд обязанностей: анализ данных, рекомендации по политике, а также создание неформальной системы разрешения споров.

В-пятых, также изменяется объем того, что подлежит или не подлежит погашению. В раздел 523 внесены поправки, позволяющие полностью погасить некоторые ранее не подлежащие погашению долги (в первую очередь, студенческие ссуды и определенные виды долгов, связанных с уголовным правосудием, такие как расходы на государственную защиту или тюремное заключение). В то же время некоторые виды долгов, например, связанные с нарушением гражданских прав, не подлежат погашению. Выделения имеют гораздо более острые зубы под CBRA — нарушения выделений теперь являются отдельной причиной действий.

В-шестых, CBRA расширяет отказ в удовлетворении исков, включив в него основания «плохого парня» — нарушения федеральных законов о защите прав потребителей. Система банкротства — это система взыскания долга, управляемая на федеральном уровне, и кредиторы, желающие получить помощь в системе, должны иметь чистые руки.

В-седьмых, CBRA обновляет положения о возмещении убытков в федеральных законах о защите прав потребителей. В некоторые из этих законодательных актов с 1970-х годов не вносились поправки в положения о возмещении ущерба, которые не корректировались на инфляцию. Они стали беззубыми.CBRA дает им набор измельчителей, которые отражают их первоначальный прикус и обеспечивают корректировку инфляции в будущем.

В-восьмых, CBRA действительно закрывает лазейку миллионера для самоокупаемых трастов.

В-девятых, CBRA исправляет множество плохих решений Верховного суда (на самом деле, трудно представить себе дело о банкротстве потребителей, в котором SCOTUS все сделал правильно!). Это вещи, о которых заботится только адвокат по делам о банкротстве, но приятно видеть, что ущерб, нанесенный десятилетиями, устранен.

Наконец, CBRA создает надежную систему сбора данных о банкротстве. Хорошая политика требует данных.

Политика

Я не хочу вдаваться в обсуждение политики законопроекта, если не отметить три вещи. Во-первых, основой CBRA является план банкротства потребителей из президентской кампании Уоррена, который избранный президент Байден принял как свой собственный. Во-вторых, законопроект уже одобрен впечатляющим кругом организаций потребителей, гражданских прав и трудящихся, и среди его первоначальных соавторов выступили председатель судебного комитета палаты представителей, председатель подкомитета судебного антимонопольного, коммерческого и административного права Палаты представителей и возможный председатель судебного комитета Сената.Это означает, что законопроект может быть внесен в комитет. В-третьих, также возникнет реальная потребность в обеспечении доступа к эффективным средствам защиты от банкротства, поскольку в 2021 году мы столкнемся с приливной волной финансовых проблем потребителей, связанных с COVID-19, когда истечет мораторий на выкупы права выкупа, выселения и сборов. CBRA предлагает законодательный путь для улучшения доступа к правосудию для потребителей, находящихся в тяжелом положении, и обеспечения того, чтобы система банкротства предлагала им все инструменты, необходимые для решения финансовых проблем.

Daily Chart — В 2020 году меньше американцев объявили о банкротстве, чем в 2019 году | Графическая деталь

Но причины, по которым рассказывается удручающая история


Сказать, что пандемия была тяжелой для американской экономики, мягко говоря. Уровень безработицы, который в феврале составлял всего 3,5%, сейчас составляет 7,9%; сегодня рабочих мест на 10,7 млн ​​меньше, чем было шесть месяцев назад; четверть рабочей силы работает из дома.Можно было ожидать, что такие мрачные экономические условия будут сопровождаться всплеском банкротств. Но пока в этом году количество заявлений о банкротстве снизилось на 27%.

В новом документе исследователи из Университета Иллинойса, Бригама Янга и Гарварда собрали данные из онлайн-судебных документов, чтобы оценить влияние пандемии covid-19 на банкротства. Они обнаружили, что, в отличие от прошлых экономических циклов, когда ухудшение экономических условий приводило к большему количеству банкротств, этот спад на самом деле принес меньше.За первые восемь месяцев 2020 года количество поданных заявок сократилось почти на 140 000 по сравнению с тем же периодом 2019 года. Количество личных банкротств снизилось на 28%; банкротства предприятий на 1% (см. график).

Хотя на первый взгляд это кажется обнадеживающим, детали не столь радужны. Возьмите банкротство бизнеса. Авторы отмечают, что количество заявок в соответствии с главой 7, частью американского кодекса банкротства, используемой в основном небольшими фирмами, желающими произвести полную ликвидацию и продать свои активы для выплаты кредиторам, сократилось на 13% в годовом исчислении. Но уменьшение количества заявок по главе 7 было в значительной степени компенсировано скачком на 35% в соответствии с главой 11, формой банкротства, освещаемой на деловых страницах американских газет с участием более крупных компаний, стремящихся реструктурировать свои долги и продолжить работу. Заявки, поданные по главе 11 компаниями с активами более 50 миллионов долларов, выросли почти на 200%.

Авторы утверждают, что небольшим компаниям было труднее обеспечить доступ к системе банкротства во время пандемии, из-за которой подача заявок задерживалась.Меры социального дистанцирования вынудили суды по делам о банкротстве проводить слушания по телефону или видеоконференцсвязи, а не лично. Некоторые суды полностью закрылись. Пандемия также затруднила доступ владельцев бизнеса к юридическим услугам. И в то время как крупные компании обращаются к банкротству как к источнику защиты, мелкие фирмы рассматривают это как последнее средство.

Число банкротств потребителей снизилось более чем на четверть по сравнению с прошлым годом. Количество заявок, поданных в соответствии с главой 13 кодекса, которая позволяет физическим лицам сохранять свою собственность и брать на себя обязательства по плану погашения, уменьшилось на 41%.Глава 13, как это часто бывает, используется в основном более обеспеченными людьми и домовладельцами. Авторы утверждают, что эти домохозяйства, возможно, в меньшей степени пострадали от спада, и им помогло вмешательство правительства, такое как мораторий на ипотеку, предусмотренный Законом о CARES (пакет помощи от коронавируса в размере 2,2 трлн долларов был принят в марте). Потребительские заявки в соответствии с главой 7, обычно используемые людьми с более низкими доходами и меньшими активами, упали на 20% с января по август. Подача документов обоих типов упала больше в штатах с высоким уровнем безработицы, чем в штатах с низким уровнем безработицы: еще одно свидетельство того, что во время кризиса те, кто уже находятся в наиболее тяжелом положении, часто страдают сильнее всего.

COVID предполагалось увеличить число банкротств.

Вместо этого они ушли.
Ожидалось, что во время экономического спада этого года, вызванного COVID-19, в США вырастет

заявок о банкротстве. Вместо этого в августе они упали на 27% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года из-за неожиданного падения на заявок потребителей и малого бизнеса на .

Выводы противоречат современным экономическим моделям. Банкротства потребителей обычно растут вместе с уровнем безработицы, поскольку заявители стремятся погасить долг и начать все сначала, пишут авторы нового рабочего документа «Банкротство и кризис COVID-19».

«Исторически главной причиной банкротства потребителей является потеря работы. В этом году мы наблюдали самый высокий уровень потери работы со времен Великой депрессии », — говорит соавтор Раймонд Клуендер, доцент отдела управления предпринимательской деятельностью Гарвардской школы бизнеса. «В то же время мы наблюдали снижение количества заявлений о банкротстве потребителей, а не несущественное снижение».

«Это было очень удивительно для многих. И я думаю, что это вызывает много вопросов », — говорит Клуендер, изучающий причины финансовых затруднений среди американских домашних хозяйств и то, как государственные, частные страховые и кредитные рынки должны функционировать, чтобы застраховать эти риски.

Среди авторов статьи также есть Цзялан Ван и Джеюль Ян из Университета Иллинойса, Урбана-Шампейн, и Бенджамин Айверсон из Университета Бригама Янга.

«Снижение числа банкротств предприятий особенно поразительно, учитывая сообщения о повсеместном постоянном закрытии предприятий».

Авторы составили индивидуальные документы о банкротстве с января по август, используя судебные записи через федеральные базы данных Public Access to Court Electronic Records (PACER) и Федерального судебного центра (FJC).PACER регистрирует заявления о банкротстве в течение 24 часов, а FJC хранит исторические данные.

Исследователи рассмотрели заявки по трем основным категориям: Глава 7, используемая потребителями и малым бизнесом для погашения долгов; Глава 11, используемая для реорганизации, как правило, более крупными корпорациями для выплаты кредиторам с течением времени; и Глава 13, которая позволяет заявителю сохранять собственность и возвращать долги в течение трех-пяти лет.

Банкротства по номерам

Частные или потребительские банкротства снизились на 28% по сравнению с прошлым годом.Количество банкротств предприятий по главе 11 выросло на 35% по сравнению с прошлым годом и на 194% для корпораций с активами более 50 миллионов долларов. Однако с учетом малых предприятий общее количество банкротств упало на 1 процент.

«В то время как сообщения СМИ сосредоточены на рекордном количестве заявок среди корпораций с активами более 1 миллиарда долларов и резком росте заявок среди предприятий розничной торговли и общественного питания, общее количество заявок о банкротстве сокращается», — пишут авторы.

С середины марта по апрель количество заявок от потребителей по главе 7 упало более чем на треть и по август оставалось на уровне от 20 до 30 процентов ниже, чем в прошлом году.Авторы сообщают, что более низкие уровни свидетельствуют о том, что это не типичная рецессия.

Историческая взаимосвязь между заявками на пособие по безработице и заявками о банкротстве предполагает, что только во втором квартале было подано более 200 000 дополнительных заявлений о банкротстве потребителей. Вместо этого их стало на 81 000 меньше. С января по август их было на 139 000 меньше, чем ожидалось.

«Тот факт, что многим людям не приходилось делать такие заявления, можно считать обнадеживающим.Но в то же время могут быть причины, по которым люди не имели доступа к судебной системе в это время или не могли позволить себе подавать документы », — говорит Клуендер.

По словам Клуендера, сокращение числа банкротств потребителей по главе 7 можно объяснить двумя большими силами.

Один может быть гонорар адвокату. Подача заявки в соответствии с главой 7 стоит примерно 2000 долларов — ценник, который потенциально не позволяет потребителям и малому бизнесу, когда им больше всего требуется списание долгов. Еще одна проблема может заключаться в доступе к самой судебной системе, поскольку пандемия усугубляется, и большинство судов переносят судебное разбирательство в онлайн в качестве меры общественной безопасности, считает Клуендер.

Федеральная помощь из пакета стимулов на сумму 1,2 триллиона долларов, известного как Закон CARES, также, вероятно, помогла многим безработным предотвратить банкротство. Авторы отмечают, что правительства штатов и местных органов власти, федеральные агентства и компании приняли политику, которая временно приостанавливала выселение, отчуждение права выкупа закладных и другие меры, направленные на снижение финансового напряжения.

Заявки на регистрацию

Consumer Chapter 13, предназначенные для сохранения таких активов, как дома, в апреле не увеличились. Исследователи обнаружили, что в течение августа эти заявки были на 55-65% ниже уровня 2019 года.Авторы указывают на надвигающуюся потерю права выкупа и выселение в качестве общего повода для подачи заявок по главе 13, что может указывать на важность моратория на эти процедуры для помощи потребителям во избежание банкротства.

Даже количество бизнес-заявок оказалось меньше, чем обычно ожидали исследователи. Например, во втором квартале было на 645 банкротств меньше, чем 5 500 дополнительных заявок, которые, по подсчетам исследователей, были поданы на основе исторических норм.

«Снижение числа банкротств предприятий особенно поразительно, учитывая сообщения о повсеместном постоянном закрытии предприятий», — пишут авторы. Они ссылаются на около 73000 предприятий, перечисленных на сайте обзора Yelp, которые навсегда закрылись во время пандемии.

Не бойтесь защиты от банкротства

Итак, что должны делать потребители и политики сейчас, когда выгоды от Закона о CARES истощаются, а второй пакет федеральных стимулов приостановлен в Конгрессе?

Не бойся.Клуендер считает, что банкротство — это еще одна часть системы социальной защиты.

«Крупные корпорации не боятся воспользоваться преимуществами щедрого списания долга или реорганизации, которые мы предоставляем через систему банкротства США», — говорит Клуендер. «Я не думаю, что малые предприятия и потребители должны бояться пользоваться этими преимуществами, если они им подходят».

По словам Клуендера, директивным органам может потребоваться упростить процедуру подачи документов по главе 7.В процедурах по главе 13 заявителям разрешается финансировать выплаты адвокатам через одобренный судом план погашения. Это помогает избежать проблемы с оплатой гонораров адвокатам.

«Если вы измените способ работы Главы 7, чтобы вам не приходилось платить адвокату по банкротству в то время, когда вы остро нуждаетесь в заявлении о банкротстве, [заявитель] вместо этого может оплатить регистрацию и гонорары адвокату. со временем », — говорит Клуендер. «Это может быть очень выгодным и позволит людям, которые в настоящее время не могут позволить себе воспользоваться преимуществами, на которые они имеют право, в результате банкротства потребителей.”

Об авторе

Рэйчел Лейн — писательница из Бостона.

[Изображение: iStock Photo ]

Ссылки по теме

Поделитесь своим мнением об этой истории ниже.

заявок о банкротстве упали на 11,8% за год, заканчивающийся 30 июня

Несмотря на резкий рост безработицы, связанный с пандемией коронавируса (COVID-19), количество заявлений о банкротстве физических и юридических лиц сократилось 11. 8 процентов за 12-месячный период, заканчивающийся 30 июня 2020 года, согласно статистическим данным, опубликованным Административным управлением судов США. Ежегодные заявки о банкротстве составили 682 363 дела по сравнению с 773 361 делом в году, закончившемся в июне 2019 года.

Количество бизнес-заявок осталось практически таким же, как и годом ранее — 22 482. Тем не менее, количество заявок о банкротстве, не связанных с коммерческой деятельностью, снизилось на 12,1 процента до 659 881 за год, закончившийся 30 июня 2020 года, по сравнению с 750 878 за год, закончившийся в июне 2019 года.

Количество заявлений о банкротстве, как правило, увеличивается постепенно после начала экономического спада.После Великой рецессии количество новых заявок на регистрацию росло в течение двух лет, пока не достигло пика в 2010 году.

На некоторую деятельность по регистрации документов также могли повлиять сбои в работе судов по делам о банкротстве, связанные с пандемией, многие из которых с середины марта имеют ограниченный доступ к общественным зданиям.

Деловых и некоммерческих заявок,
лет до
30 июня 2016-2020 гг.
Год Бизнес Non-Business Всего
2020 22 482 659 881 682 363
2019 г. 22 483 750 878 773 361
2018 г. 22 245 753 333 775 578
2017 г. 23 443 772 584 796 037
2016 г. 25 227 793 932 819 159
Всего заявок о банкротстве по главам,
лет, закончившихся
30 июня 2016-2020 гг.
Год Глава .
7 11 12 13
2020 440 593 7,355 580 233 644
2019 г. 479 043 7 007 535 286 635
2018 г. 479 151 7 141 475 288 741
2017 г. 489 011 6 999 482 299 398
2016 г. 509 769 7 928 459 300 858

Доступны следующие таблицы статистики заявлений о банкротстве:

Для получения дополнительной информации о банкротстве и его главах просмотрите следующие ресурсы:

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *